Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как




НазваниеРоуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как
страница1/23
Дата публикации24.02.2013
Размер5.42 Mb.
ТипУрок
litcey.ru > Биология > Урок
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Миллер Б.Л.

Случайная любовь
Часть 1

Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как она купила ее на распродаже. Девушка не сомневалась, что первый же порыв холодного ветра сорвет капюшон с ее головы, однако в данный момент, ничего лучше из одежды у нее не было. Роуз посмотрела на ярко освещенную стоянку Money Slasher, огромного супермаркета, в котором она работала неполный рабочий день. Вообще-то, она надеялась устроиться на весь день, но в связи с непростой экономической ситуацией, это оказалось невозможным. В часы пик постоянных работников всегда не хватало, и руководство, принимая на неполный рабочий день добровольцев, таким образом, снижало напряженность. Роуз не могла упустить такой шанс, обходя все магазины по всему Олбани в поисках хоть какой-нибудь работы.

Как и предсказывали синоптики, утром пошел снег, когда она только заступила на свою смену, сейчас же на улице разразилась настоящая метель, снега выпало около 30 сантиметров, и он все еще продолжал падать. Роуз опустила взгляд на свои поношенные кроссовки и застонала. Но самое худшее заключалось в том, что ее квартира находилась в двух милях от работы. Это точно гарантировало ей обмороженные ноги, не говоря уже об остальных частях тела. Иногда ей везло, она просила Ким, менеджера магазина, подвезти ее до дома, но только не сегодня. Ким уехала с работы час назад, а у Роуз не было никакой возможности попросить ее подождать.

Глубоко вздохнув, девушка спрятала свои рыжевато светлые волосы под капюшон и, наклонившись вперед, вышла навстречу неумолимой стихии.

***

Вероника Картрайт уже в десятый раз взглянула на свои дорогие часы, украшенные бриллиантами. И почему она из всех вечеров, выбрала именно этот, чтобы выбраться в Сэмс, ресторан, где собирались самые богатые и влиятельные слитки общества Олбани. Каждый вечер там можно было встретить губернатора, сенаторов и людей, которые готовы тратить больше ста долларов за ужин. Здесь всегда знали, кто есть кто, и рассаживали гостей соответственно их положению. Такую женщину как Веронику, возглавляющую одну из крупнейших семейных корпораций, никогда не посадят рядом с тем, у кого нет даже собственного дома. Правда, она никогда не любила туда ходить, пусть даже их кухня была очень популярна и всемирно известна. Сегодня, однако, у нее не было выбора. Марк Грейс, земельный апелляционный комиссар, выступал против внесенных ее компанией изменений, и она должна была переубедить его, задобрить, тем самым, протолкнув их проект. Ее семья начала свое дело с малого, постепенно превратившись в огромную корпорацию, автомойки Картрайт. Вначале их бизнес приносил не такие уж большие доходы, однако постепенно тридцать автомоек разбросанные по всему штату и сопутствующая телевизионная реклама с лозунгом «Помой машину в Картрайтс» стали приносить прибыль, и вскоре в глазах общественности, особенно среди финансовых олигархов, их фамилия стала нарицательной.

Джон и Фрэнк, ее двоюродные братья, отвечающие за расширение, хотели построить новую автомойку на углу улиц Лейк и Стейт, в самом центре жилого района, что было очень выгодно. Они даже выкупили магазин и прилегающие к нему соседние дома в надежде получить одобрение комиссара. Однако Грейс был против уничтожения трех «величественных старинных зданий» Олбани, ради еще одной «глупой автомойки». Никакие встречи и переговоры не смогли изменить его мнение, даже предложение о благотворительном пожертвовании городу, даже прямая взятка, ничего не прокатило. Когда братья исчерпали все свои способы и идеи, так и не сумев склонить комиссара на свою сторону, в дело подключилась Вероника, уладить этот конфликт. Комиссар с радостью ухватился за возможность встретиться с одной из самых завидных женщин города и настоял на ужине.

В результате чего ей пришлось покинуть свой прекрасный дом в этот вечер, когда на улице разразилась одна из самых страшных метелей, что случалась в ближайшие годы, и угощать комиссара ужином, чтобы протолкнуть их проект. Конечно, это было частью ведения бизнеса, и Вероника уже давно привыкла к этому, но проблема заключалась в том, что Грейс хотел от темноволосой красавицы, владеющею Картрайт Корпорэйшн, намного больше, чем просто одна встреча. Из-за его настойчивости, встретиться именно сегодня вечером, шансы сделать предварительный заказ были ничтожно малы. Вряд ли кто другой смог бы попасть в престижный Сэмс, но специально для Вероники, владелец ресторана провел их в бар, пока его люди предпринимали отчаянные попытки найти свободный столик для президента Картрайт Корпорэйшн и ее гостя.

Пока они ждали, голубоглазая женщина вынуждена была выслушивать стенания мужчины, который рассказал ей о своем положении, какой он умный, и что она должна всерьез задуматься над тем, чтобы проводить с ним больше времени. Единственный хороший момент вечера заключался, когда официант наполнял ее бокал лучшим из вин вином. По крайней мере, это помогало ей сносить нудное жужжание под ухом дальше.

Спустя полтора часа они сидели за своим столиком, ужин принесли несколько минут назад.

— Итак, Вероника... Вы знаете, у вас такое красивое имя. Красивое имя для красивой леди. — Марк потянулся вилкой взять кусок печеного омара с ее тарелки. — Я не понимаю, зачем женщине вашего уровня и красоты заниматься какими-то автомойками. Вы можете себе представить, какой трафик будет там проходить? Люди постоянно будут просыпаться от громких звуков и шума машин. — Мужчина снова воткнул вилку в другой кусочек ее омара, хвост. — Вы бы сами хотели, чтобы одна из них была по соседству с вашим домом?

Голубые глаза пристально смотрели, как самая вкусная часть ее омара исчезает в чужом рте. Вероника была вежливой и милой весь вечер, теперь пришло время преподать этому маленькому засранцу урок. Она слегка дотронулась до губ льняной салфеткой.

— К вашему сведению, автомойки работают с восьми утра до десяти вечера. Я уверена, что ничей сон не будет нарушен, и если вы себе позволите еще что-нибудь стащить с моей тарелки, я проткну вилкой вашу руку, вам ясно? — спокойно сказала она, поднимая бокал к губам. — Нам обоим известно, что на этих улицах и без того интенсивное движение, кроме того, жителям нравится идея автомойки, потому что помимо всего прочего, это также означает, десять новых рабочих мест. Как вы думаете, что произойдет на следующих выборах, если мы поддержим демократов и дадим им немного информации о вас? Что тогда случиться с вами и вашим положением, если новый мэр решит навести порядок в «доме»?

— Не надо пускать мне пыль в глаза, мисс Картрайт, — сказал Грейс, садясь обратно и закуривая сигарету.

Курение, конечно, было запрещено в этой части ресторана, но Марк, видимо, считал, что его положение выше глупого закона.

— Картрайтс всегда поддерживал республиканцев, все это знают, — он сделал еще одну затяжку, выпустив дым в сторону Вероники.

— Правда? — она осушила свой бокал и поставила его на стол, подавляя улыбку при мысли о той бомбе, что она собиралась сейчас сбросить на несчастного комиссара. — Позвольте мне рассказать вам кое-что, мистер Грейс. Картрайтс финансировал более чем одного демократа на протяжении многих лет и теперь, когда я у власти, их станет еще больше, — ее голубые глаза прожигали его насквозь, она наклонилась чуть вперед и, выхватив сигарету из его руки, грубо потушила ее о его омар. — Этот проект не имеет для меня никакого значения, всего лишь попытка сбросить двоюродных братьев со своей шеи. Ваша должность ничего для меня не значит. Я с радостью потрачу 100 тысяч на следующих выборах, если это будет означать, что вы исчезнете, и ваше место займет тот, для кого его работа будет важнее, чем борьба за власть. Решение за вами. Вы можете стать хорошим парнем, который даст десять новых рабочих мест в этом районе, или можете стать полным идиотом и потерять свое собственное насиженное место, решение принимать вам.

Вероника для себя решила, что сделает все возможное, чтобы в следующий раз разговаривать уже с новым комиссаром.

— Полагаю, наша встреча подошла к концу. Надеюсь, вам понравился мой ужин, — увидев его пораженный взгляд, она добавила, — Что? Вы рассчитывали подвезти меня сегодня, мистер Грейс? — ее глаза сверкнули синим пламенем. — Простите, но я не сплю с собаками. Никогда не знаешь, есть ли у них блохи.

Она взяла свою сумочку и вышла, оставив в дыму, потушенной сигареты, загнанного в угол комиссара, расплачиваться по счету.

***

Роуз перешла улицу и вошла в Парк Вашингтона, прекрасный уголок зеленого мира в центре города.

Из-за царившей ночью внутри парка преступности и разбоев, он пустел и закрывался уже с наступлением сумерек. Обычно Роуз шла домой в обход, делая круг — это дополнительно шесть лишних кварталов, но сегодня был другой случай, сильный ветер и мороз на улице вынудил ее пойти домой коротким путем через парк.

Уже, будучи в пяти кварталах от супермаркета перед входом в парк, уши Роуз покраснели от холода, а нос помокрел. Она практически перестала чувствовать свои пальцы в карманах куртки. Поскольку ветер и летевший снег заметал ее следы на земле, плюс минусовая температура, Роуз решила, что с ней ничего не случится, если она пройдет здесь. Девушка медленно плелись мимо огромной заснеженной статуи Моисея, стоящей перед входом, которая своим видом как будто предупреждала ее: «Не входи сюда ночью».

Сильные порывы ветра постоянно срывали капюшон с ее головы, она устала с этим бороться. Теперь волосы свободно трепетали на ветру, ударяя ее по лицу. Девушку всю трясло. Все о чем, она могла думать, это побыстрее добраться до дома и погрузиться в горячую ванну. Девушка была в самом центре парка, в пределах видимости Мэдисон-авеню, когда услышала, как захрустел снег под чьими-то быстрыми шагами, приближающимися к ней.

— Ну, ну, ну, что мы тут имеем?

Она резко повернула голову, чтобы увидеть, как четверо мужчин стремительно направляются к ней, очень быстро сокращая расстояние между ними.

— Иди сюда, сладенькая, у нас для тебя кое-что есть.

— Да, почему бы тебе не составить нам компанию?

От холода Роуз совсем не чувствовала своих ног, они словно налились свинцом, но мысль, быть пойманной в центре темного парка четверыми мужчинами, заставила ее задвигать ногами еще быстрее. Она попыталась проигнорировать незнакомцев и продолжала идти, но мужчины следовали за ней.

— Иди сюда, сука, дай Дэнни повеселиться, — услышала она голос совсем близко, заставивший ее сердце чуть не выпрыгнуть из груди.

Ей нужно было выбираться отсюда, при чем выбираться прямо сейчас. Она побежала, часто спотыкаясь о снег, в сторону ярких огней Мэдисон-авеню.

***

Вероника мчалась по ночному спящему городу на своем Porsche 911, поднимая за собой клубы снега. В такой поздний час на улицах никого не было. Она пролетела Ларк-стрит, пропустив нужный ей поворот, и громко выругалась. Теперь ей придется обогнуть парк, чтобы на соседней улице свернуть на перекрестке. Пустынная дорога позволила ей переключиться на вторую передачу. Не обращая никакого внимания на заснеженную улицу, плохую видимость из-за метели и нарушение скоростного режима, она, не сбавляя скорости, летела к следующему перекрестку, который находился в полу миле от нее. Как вдруг прямо перед ней мелькнула вспышка синего и золотого, возникшая из-за припаркованных машин. Вероника обеими ногами нажала на тормоз и резко дернула руль влево, но было уже слишком поздно. Как в замедленной съемке в звенящей тишине, наполняющей воздух, она смотрела, как ее машина, скользящая по снегу на полной скорости, сбивает пешехода и подбрасывает беспомощного человека вверх на лобовое стекло. Красный спортивный автомобиль, наконец, остановился, и бесчувственное тело упало с капота на заснеженную улицу.

В течение долгих нескольких секунд Вероника, словно в ступоре, смотрела на разбитое в паутинку лобовое стекло, со всей силы сжимая руль руками, ее сердце бешено колотилось в груди. Наконец, вся реальность случившегося, обрушилась на нее, и она трясущимися руками открыла дверь. Женщина посмотрела по сторонам, в поисках хоть каких-нибудь свидетелей, но, видимо, в 00:30 во вторник все уже давно спали. Она не заметила группу мужчин, гнавшихся за своей жертвой, которые осторожно развернулись и скрылись в темноте парка.

На земле под человеком уже образовалась лужица крови, но все-таки из-за мороза кровотечение было не таким сильным. Вероника опустилась на колени рядом с застывшей фигурой и рукой в перчатке перевернула ее к себе лицом. Она ахнула, когда увидела перед собой разбитое лицо молодой девушки.

— О, мой Бог.

Вспышка зеленого света, заставила темноволосую женщину повернуться и посмотреть вверх. Светофор. Она посмотрела на перекресток улиц. Нью-Скотленд-авеню. Она была всего в трех кварталах от медицинского центра. Быстро открыв пассажирскую дверь, женщина нажала на рычаг, опустив сиденье в лежачее положение. Вероника знала, что необходимо было зафиксировать девушку, поскольку у нее мог быть поврежден позвоночник, но сделать это в данных условиях она не могла, к тому же лужа крови неуклонно росла. Больница была слишком близко, чтобы думать о вызове Скорой и терять драгоценные минуты. Приняв решение, Вероника, взяв бессознательную женщину под мышки, потащила ее к машине. Менее чем через минуту они уже мчались в сторону медицинского центра.

Она уже подъезжала к зданию с табличкой «Неотложная помощь», как вдруг ее осенило. Мало того, что она превысила скорость, сбила женщину, но если полицейские решат провести тест на содержание алкоголя, а они его обязательно проведут, в этом можно было даже не сомневаться, он окажется положительным, учитывая количество выпитых ею бокалов вина в Сэмс. Вероника развернула автомобиль в самый последний момент и припарковалась на стоянке, предназначенной для врачей. В темноте разбитое стекло было не так заметно, и плюс стоящий здесь Porsche вряд ли вызовет у кого-нибудь подозрения. Женщина вышла из машины и направилась к входу в здание, отчаянно пытаясь придумать, что ей делать.

Ответ пришел, когда она заметила каталку прямо у стеклянных дверей. Вероника схватила ее и направилась обратно к своей машине. Часы, проведенные в тренажерном зале, не прошли даром, она с легкостью перетащила бессознательную девушку на каталку. В процессе перетаскивания, из заднего кармана жертвы выпал небольшой бумажник и приземлился на заснеженную стоянку. Вероника, подобрав, сунула его в карман своей кожаной куртки и побежала так быстро, как только позволяла ей каталка, к главному входу больницы.

— Эй, мне нужна помощь! Эту женщину сбила машина! — закричала она, как только входные двери открылись перед ней.

Дежурящая медсестра и ночной интерн бросились к ней.

— Пострадавшая с многочисленными травмами, найдите свободную палату и вызовете сюда доктора, — сказала светловолосая женщина-интерн.

Администратор тот час же бросился исполнять ее приказ, в то время как медсестра начала измерять кровяное давление бессознательной девушки. Отойдя чуть в сторону, Вероника в ужасе наблюдала, как интерн осторожно начала снимать с пострадавшей куртку и остальную одежду. Все было в крови, особенно штаны. Вскоре к ним присоединился доктор, чьи волосы были растрепаны от сна.

— Что у нас здесь?

— Автомобильная авария. Перелом обоих большеберцовых и малоберцовых костей, доктор Мейс, — объяснила интерн. — Вероятно, есть и повреждения внутренних органов. Тот, кто ее сбил, должно быть ехал на запредельной скорости.

— Пусть они приготовят вторую операционную. Выясните ее группу, необходимо шесть единиц донорской крови, мне будут ассистировать доктора Гэннон и Маркс.

Остальной разговор потерял для Вероники значение, как только она, засунув руки в карманы, почувствовала спрятанный в одном из них холодный бумажник. Женщина достала тонкий кошелек и, открыв его, очень удивилась отсутствию в нем содержимого. Никаких фотографий, кредитных карт, не было даже водительских прав, только синий библиотечный билет на имя Роуз Грейсон с адресом Моррис-стрит. Также там оказались карточка безопасности и пробитый чек из Money Slasher. Она открыла отделение на липучке и обнаружила: два автобусных жетона, один ключ от дома и двенадцать центов. Больше ничего. Ну, по крайней мере, теперь ей известны имя и адрес, думала Вероника, идя к стойке медсестры. Когда она приблизилась, то услышала разговор двух женщин.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconПерсонажи: Гарри Поттер, Регулус Блэк
Он как будто вырос из под земли. На нем была довольно-таки странная мантия, расшитая красными и золотыми нитями, на голове был капюшон,...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconУильям С. Берроуз. Джанки. Исповедь неисправимого наркомана
Один из самых скандальных писателей нашего времени Уильям Сьюард стал рок-н-роллом задолго до того, как был
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconБ, п, в, ф, г, к, д, т, Х
Кукушка кукушонку купила капюшон. Надел кукушонок капюшон. Как в капюшоне он смешон
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconРассказ сакраментальной фразой «всё началось с того »
Мне не хочется начинать рассказ сакраментальной фразой «всё началось с того», поэтому я с удовольствием начну его по-другому: всё...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconРанее утро марта. Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной...
Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и голову в плечи, я приближался к базару. Еще за неделю до этого...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconСамостоятельная работа по курсу «Специальная психология»
Задолго до того, как ребенок сам научится гово­рить, он усваивает значение многих слов и словосочетаний, обращенных к нему или произносимых...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconТа книга долгое время оставалась закрытой для меня. Я прочла ее впервые...
Эта книга долгое время оставалась закрытой для меня. Я прочла ее впервые задолго до того, как уверовала
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconКогда девушка, наконец, добралась до дома, то с неё просто коркой...
Ша, Мелена вышла лишь с полотенцем в руках. Раньше, воспитанной в нравственной семье девушке и в голову не пришло бы, выйти в открытое...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconПодарок брата Автор Nesabj Перевод: Серебряный ветер Взято отсюда
Нормально он не спал с того, как начался кошмар на Деневе. Сейчас кризис миновал, но гора отчетов грозила лишить его сна в обозримом...
Роуз Грейсон застегнула темно-синюю куртку и набросила на голову капюшон. Но затянуть его у нее не получилось, поскольку шнурок был утерян задолго до того, как iconКак защититься от интернет-зависимости
Родители вполне в состоянии избавить своего ребенка от возникновения интернет-зависимости причем задолго до того, как это придется...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница