Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма




НазваниеДоклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма
страница1/9
Дата публикации23.02.2013
Размер1.33 Mb.
ТипДоклад
litcey.ru > Экономика > Доклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


ДЛИННЫЙ КРИЗИС XXI ВЕКА: ПРЕДПОСЫЛКИ И ОЧЕРТАНИЯ

Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма

ВВЕДЕНИЕ

I. ДЕГРАДАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА ЗАПАДА

ДОСЬЕ-ОТСТУПЛЕНИЕ: ФАКТОР ВЫРОЖДЕНИЯ

II. ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ, ДИКИЕ ДЖОКЕРЫ….

ИНТЕРМЕЦЦО: ОБЛАДАЕТ ЛИ ЭЛИТА США УГОЛОВНЫМ СОЗНАНИЕМ?

III. ЕВРОПА – ПОЧТИ НЕ В СЧЕТ

IV. ИТАЛЬЯНСКАЯ «БОМБА»

V. СЦЕНАРИЙ «СУПЕР-ЮГОСЛАВИИ»

VI. АМЕРИКАНСКАЯ РАЗВИЛКА

VII. ВОЙНА КАК УСКОРИТЕЛЬ РАЗВИТИЯ

^ ОТСТУПЛЕНИЕ ПО ТЕМЕ: ЭКОНОМНАЯ МЯТЕЖЕВОЙНА. СЦЕНАРИЙ ДЛЯ РОССИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



ВВЕДЕНИЕ

Впервые в своей истории капитализм достиг своих физических пределов, охватив все населенные регионы планеты. В отличие от прошлых веков далее расширяться ему некуда. И только одно это предопределяет конец данной социально-экономической формации.

Капитализм не может без расширения своих пределов, причем в силу нескольких своих особенностей. Еще в позапрошлом веке экономисты установили: работники и капиталисты в совокупности производят товаров и услуг больше, чем могут потребить сами. Им нужны все новые и новые рынки сбыта. Это диктуется и стремлением капитализма к прибыли в как можно более сжатые сроки, так и кредитным характером производства. Сама система ссудного процента (ростовщичество) требует экспансии.

В 1990-е годы чисто географические пределы были достигнуты: на планете капитализм распространился на все населенные земли (Антарктида и другие безлюдья – не в счет). Затем были выбраны временные пределы: надуты кредитные пузыри – домохозяйства и государства выбрали спрос на годы и десятилетия вперед. Точно так же до предела довели недолговечность товаров. Попытки придумать искусственные потребности, создав столь же придуманный спрос, мало к чему привели.

Теперь капитализм задыхается и пожирает сам себя. Ибо смена экономической парадигмы означает смену социально-экономического строя. Капитализм не может жить при замкнутом рынке. Да и технологии новой волны (Шестого и Седьмого техноукладов), будучи сверхэффективными (заменяя собою десяток нынешних работников на одного-двух или вовсе на безлюдные производства) и ресурсосберегающими, разрушают целые цепочки прежнего бизнеса и закрывают целые отрасли привычной индустрии. Новая парадигма потребует совершенно иного стиля жизни, отказа от глупого потребительства, совершенно новой философии. Ибо не секрет, что нынешний капитализм («рынок» на современном новоязе) эксплуатирует семь смертных грехов человечества.

А новый строй – это угроза потери власти и привилегий прежней капиталистической элитой, высший эшелон коей – финансовая «аристократия».

Достижение географических и временных пределов, произошедшее впервые в истории, делает системный кризис капитализма неотвратимым. Все нынешние нарушения капиталистических законов (усиленная эмиссия денег, раздувание государственных долгов, перекладывание убытков корпораций на плечи государств, национализация банков и прямая бюджетная помощь властей терпящим бедствие компаниям) – только оттяжка финала.

Долгие годы современный капитализм мог сокращать издержки производства и уменьшать налоговые выплаты, перемещая реальный сектор с Запада (с его высокими налогами и дорогой рабочей силой) в страны Востока – где и налоги минимальны, и рабочая сила дешева. Дешева за счет низких социальных гарантий и возможности черпать рабочие руки из огромной восточной Деревни, казавшейся неисчерпаемой.

Теперь процесс «перелива» тоже приходит к концу. Двадцать лет форсированной индустриализации Востока (КНР, Индии, Индонезии, Малайзии, Таиланда и т.д.) привели к «дерурализации» (раздеревниванию) в теплых дешевых странах. Правительства стран Востока, сталкиваясь с экологическими бедствиями и социальными издержками (эксплуатация рабочей силы дошла до предела, грозя революциями), отныне взяли курс на повышение налогов и реальных зарплат работников. Это, с одной стороны, развивает внутренний рынок самого Востока, с другой – делает его страны менее зависимыми от экспорта в страны ядра капиталистической системы (на Запад). Да и на самом Западе дальнейшая деиндустриализация грозит взрывами в среде рядового электората, остающегося без рабочих мест и вынужденного конкурировать с дешевыми китайскими рабочими. Запад вплотную подошел к возрождению коммунистического, фашистского и национал-социалистического движений.

И в этом смысле предел современного капитализма близок.

* * *

С 2009 года Запад заговорил о необходимости собственной реиндустриализации, тем самым признавая провал курса на «постиндустриализм» и глобализацию по неолиберальным лекалам. О необходимости строительства новой промышленности у себя дома заговорили сначала в США и Великобритании, а затем и в Евросоюзе.

Кризисы последнего времени показали, что уход реального сектора на Восток подрывает налоговую базу стран Большой Семерки, разрушая саму возможность существования социально ориентированного государства и вызывая к жизни призрак нового тоталитаризма. Блестяще подтвердился старый вывод футуролога Элвина Тоффлера: куда уходит промышленность – туда с неким лагом начинают перемещаться и наука, и образование, и финансы. Наивная надежда «постиндустриализаторов» на то, что Запад сможет остаться центром инноваций, дизайна, управления и финансов, рухнула. Отказ от реального сектора, как оказалось, несет деградацию во всех смыслах этого слова.

Но как проводить новую индустриализацию? Она сама по себе рискует стать новым и крайне острым социально-экономическим и политическим кризисом.

Во-первых, проводить неоиндустриализацию на прежних капиталистических принципах неимоверно трудно. В сущности, в мире и так производится бездна дешевых товаров: мощности в Азии и Латинской Америке работают во весь опор. Места на рынке плотно заняты. Собственно говоря, индустриализация-2 на Западе невыгодна и нерентабельна с капиталистической точки зрения. Слишком большие инвестиции и чересчур непомерные издержки, в то время как все уже и так производится. Производить товары дешевле, чем азиатские страны, невозможно. Для этого американцы и европейцы (рабочие с инженерами) должны согласиться на заработки столь же низкие, как и китайские, индийские, малайзийские или мексиканские работники. А западные государства – снизить налоги на корпорации до уровня развивающихся стран. Стоит ли говорить, что это попросту невозможно, что народы Запада взбунтуются?

Во-вторых, можно пойти на похороны глобализации и ввести протекционистские барьеры для возобновления производства в странах Запада.

Но тут же встают другие вызовы. Например, неизбежно социальное недовольство: целые слои граждан стран Большой Семерки привыкли к потоку дешевых азиатских товаров. А тут им придется покупать все гораздо дороже. Здесь неизбежно временное падение уровня жизни, сопряженного с отказом от безудержного потребления. Выдержит ли политическая система Запада это недовольство?

Причем одновременно в ходе неоиндустриализации Запад столкнется с еще одной тяжелой проблемой: необходимостью вновь готовить утраченные кадры рабочих и инженеров. Да и управляющих – тоже.

Параллельно власти так называемых «развитых стран» столкнутся и с противодействием транснациональных корпораций, уже привыкших получать сверхприбыли за счет размещения производства в «дешевых странах». Возрождение промышленности на Западе принудит их к большим затратам, к напряжению управленческих ресурсов и к уменьшению прибылей. Сможет ли и захочет ли власть западных стран сломить сопротивление Большого Бизнеса?

Тем более, что здесь ТНК могут сомкнуться с правительствами и элитами стран Азии и Латинской Америки. Ибо для последних неоиндустриализация Запада и новый протекционизм в его странах означает резкое сужение рынков сбыта (внутренний их рынок далеко не сразу заменит внешние рынки на Западе), острейший социально-экономический кризис, волну безработицы и политические потрясения.

Справится ли власть ядра капиталистической системы с таким испытанием? Ответ неочевиден.

Наконец, новую индустриализацию можно провести за счет технологической революции – применяя трудо- и ресурсосберегающие технологии, которых нет в Азии и Латинской Америке. Строя гибкие роботизированные предприятия или вообще прибегая к чудесам нанотехнологии.

Однако – в условиях капиталистических порядков – это приведет к появлению армии лишних рабочих рук на самом Западе. Куда их девать? Как переучить и как дать занятость стольким людям в условиях капиталистической, а не планово-проектной, «волевой» экономики?

К тому же, и в этом случае Запад вступит в яростный конфликт с бывшими «промышленными площадками» – странами Азии и Латинской Америки. Ведь и в этом случае они лишаются рынка сбыта со всеми вытекающими последствиями.

Но индустриализация на новых технологических принципах несет и «метафизическую» угрозу капитализму: ведь новые технологии уже не вписываются в рамки капитализма как такового. Новые технологии означают конец нынешней капиталистической элиты и приход к власти новых общественных сил. Так же, как когда-то книгопечатание, огнестрельное оружие, паровая машина и железные дороги положили конец власти крупных землевладельцев. Позволит ли классовое чутье капиталистов пойти на это? Или же с помощью новых технологий (объективно делающих ненужными 90% людей) они начнут строить новое кастовое общество, чем-то напоминающее столь яростно обличавшийся либералами тоталитаризм?

Но и это тоже – жесточайший кризис перехода, чреватый крушением системы.

^ I. ДЕГРАДАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА ЗАПАДА

КРИЗИС РАСЧЕЛОВЕЧЕИВАНИЯ

На пути новой индустриализации лежит множество препон. Можно сказать, груз старых грехов Запада, создавших целые завалы. И тут дело не только в индустриализации: целые «связки» проблем и угроз ставят под сомнение существование привычного Запада как такового.

Речь идет о катастрофе самого человека Запада. Самой белой части человечества, живущей в странах Запада. Хомо оксиденталис…

Для индустриализации и выживания демократии нужно молодое, энергичное общество. Полное пассионарности, идей, воли к воплощению амбициозных проектов. При этом молодежь в таком социуме должна быть отлично образована и конкурентоспособна.

Но неолиберальный эксперимент породил безнадежно стареющее, впадающее в маразм и теряющее образованность общество. Не существует отдельно кризисов низкой рождаемости и старения, пенсионной и образовательной систем, кризиса семьи, массового оглупления и аутизма. Есть единый процесс – катастрофы человека. Именно человек оказался тем слабым звеном, которое разрушается либеральным экспериментом скорее, чем инфраструктура. Не нужно тешить себя иллюзиями: уничтожается сам носитель Западной цивилизации. А после присоединения русских к тому же эксперименту – и носитель Русской цивилизации. Мы вправе вести речь о настоящем кризисе расчеловечивания.

Многие века Запад мог развиваться, крепнуть и доминировать благодаря, если выражаться словами Джека Лондона, «неукротимому белому человеку». Человеку христианской культуры. Уверенному в своих силах, правоте и лидерстве. Человеку, который жил полнокровной жизнью: учился, стремился к совершенству, любил, рожал детей, хранил семейный очаг, повелевал техникой. Благодаря такому типу человека была создана и превратилась в великую производительную силу наука, совершены великие географические открытия, начато завоевание космоса. Такой человек жадно читал книги, накапливал знания и умения, создал цельную «экосистему»: «промышленность – наука – образование – культура».

Теперь все это в прошлом. Теперь цельная «экосистема» разрушена. И сегодня Западная цивилизация (в ее американской и европейской ветвях) менее всего готова принять вызов Глобального Смутокризиса. Дело в том, что деградация человеческого капитала – это серьезнейший нарастающий кризис, который как таковой угрожает самому существованию Запада. Но теперь кризис западного человечества складывается с нарастающим кризисом капиталистической системы, с проблемой деиндустриализации и долгового бремени. Кризисы, подобно двум рекам, сливаясь воедино, усиливают друг друга. И это вновь указывает на предел капиталистического эксперимента. Исчезает сам потребный для жизни капитализма и для борьбы с кризисом тип человека: обладающего волей, развитым рациональным мышлением научного типа, компетентностью в науке и технике, трудовой этикой, способностью к концентрации сил и ресурсов на ключевых направлениях, к мобилизации и самопожертвованию. На смену ему приходит тип сексуально озабоченного потребителя-аутиста, с клиповым и хаотическим мышлением, плохо образованного гедониста, абсолютно неконкурентоспособного в нынешних условиях.

^ УДАР СТАРЕНИЯ И НИЗКОЙ РОЖДАЕМОСТИ

Первый и самый злободневный на сегодня симптом человеческой катастрофы – низкая рождаемость государствообразующего белого населения США и Европы, на протяжении последних тридцати с лишним лет приведшее к угрожающему нарастанию доли стариков-пенсионеров в населении. Хотя эта угроза смутно вырисовывалась уже с начала семидесятых, истеблишмент Америки и Европы предпочитал до самого последнего времени закрывать на нее глаза и делать вид, будто проблемы этой вовсе нет. Сегодня угроза старения населения (угроза «седых сумерек», если использовать заглавие книги-предупреждения американского финансиста Питера Питерсона 1999 г.) встала во весь рост.

Попробуем определить, что несут с собою «седые сумерки» для Запада и для всей капиталистической системы.

§ Нарастание доли пенсионеров в населении Запада на фоне низкой рождаемости непременно вызовет социально-экономический крах. Ибо недалек тот момент, когда бюджеты стран и их социальные страховые фонды не сумеют выдержать колоссальное бремя содержания граждан пожилого и преклонного возраста. Старики начнут буквально «обгладывать» свои страны, поглощая средства, нужные для инвестиций в инфраструктуру, в поддержку промышленности, в фундаментальные научные исследования, в космические программы, в оборону. Они лишат свои страны всякой возможности на государственном уровне вести программы поддержки молодых семей, выплаты пособий на рождение детей, программы развития образования, спорта и здравоохранения для молодежи. Настанет момент, когда Западу придется буквально работать на стариков, финансируя прошлое в ущерб будущему. Превращаясь в деиндустриализованный, деградирующий дом престарелых.

§ Это может привести к «войне поколений» на Западе. К столкновениям молодых со стариками.

§ Необходимость покрывать нехватку рабочих рук с помощью низкоквалифицированной и инокультурной иммиграции сделает частыми межнациональные столкновения на Западе, а в перспективе грозит просто этническо-культурным перерождением западных стран.

§ Прогрессирующее старение населения на Западе кладет физический предел существованию государства всеобщего соцобеспечения (welfare state). Ибо налоги и отчисления с заработной платы на сохранение социальных гарантий должны будут увеличиться настолько, что придушат любую деловую активность, сделают нерентабельным любые инвестиции в производство и сферу услуг.

Момент краха социально ориентированной западной экономики только ускоряется тем, что старение населения и низкая рождаемость сливаются с проблемой огромных государственных долгов (ведь наращивать их – крайне опасно), с проблемами падения доходов государств из-за деиндустриализации и из-за износа инфраструктуры (каковая за годы бездумной алчности и погони за скорой прибылью подверглась угрожающему недоинвестированию).

Уменьшенная модель такого кризиса «седых сумерек» уже можно проследить на бедствиях промышленных малых городов немецкого Рура. Сначала из-за повышенного числа стариков городские власти вынуждены тратить на них все больше средств муниципальной казны и залезать в долги. Денег не хватает: ведь промышленность Германии слишком долго уходила в Азию, многие предприятия закрылись, иссякли источники налогов в бюджет. Из-за трат на пенсионеров и на выплату процентов по долгам не хватает средств на инвестиции в общегородскую инфраструктуру. Она начинает ветшать. Молодежь по причине отсутствия перспектив принимается уезжать из городков. Отчего доля стариков в их населении снова растет. В итоге города просто разоряются и переходят под управление властей регионов-земель. Но и у них – те же проблемы, и денег также не хватает. Кризис поднимается выше и выше – сначала с местного на региональный, а затем с регионального – на общенациональный уровень…

Запад столкнется с угрозой падения ВВП и обнищания масс. Падение ВВП – приговор бизнесу и всей социально-экономической системе.

Принцип социального государства (когда следующее, молодое поколение содержит старых из предыдущего поколения за счет выплат из фонда оплаты труда), заложенный еще Бисмарком с 1875-го, пришел к своему концу. Перейти на выплату пенсий за счет госбюджета, как это было в СССР, невозможно: это не позволяет, во-первых, сама капиталистическая система, а, во-вторых, произошедшая деиндустриализация.

Стало быть, придется идти на шоковые преобразования. Придется буквально с кровью, ломая граждан, что называется, через колено, отнимать у западных стариков большие пенсии, заодно ограничивая и траты на медицинское обслуживание пожилых. А затем – вводить новую (накопительную) систему пенсионного обеспечения (работник и работодатель отчисляют в пенсионный фонд оговоренные доли), одновременно вводя государственные материальные поощрения тем, кто заводит не менее двоих детей в семье. Кроме того, необходима будет и энергичная реиндустриализация.

Однако демонтаж welfare state так же неминуемо приведет к социально-политическим кризисам в странах Запада. Ведь электорат воспротивится тому, что у него отнимают социальные гарантии, которые нынче (с 1945 г.) воспринимаются как естественные и неотъемлемые. Кроме того, пенсионеры составляют самую политически активную и сплоченную часть электората (свыше трети избирателей). И даже если западные политики предпочтут действовать не превентивно, а дождутся «естественного» развала систем социально-пенсионного обеспечения, все одно придется действовать вопреки воле значительной части электората.

Это означает не только уличные бунты, но и – вполне возможно – введение жестких диктаторских политмеханизмов для проведения шоковых преобразований. И этот процесс может зайти слишком далеко. Впору говорить о жестоком кризисе демократии нынешнего типа.

Но даже в этом случае демографическая ситуация на Западе долго останется скверной, население будет стареть по инерции. А это предопределяет нарастающую нерешительность во внешней политике Запада. Ведь молодежи государствообразующих народов перестанет хватать для укомплектования вооруженных сил. Да и цена даже малых людских потерь (большинство сыновей – единственные дети в семьях) станет и вовсе неприемлемой. Формирование же армий из иммигрантов (мусульман) чревато варваризацией Запада по образцу поздней Римской империи, а затем – и переходом власти в руки «новых граждан Запада», аналога римских федератов.

При этом черпать немусульманское белое население вне богатых стран Запада затруднительно: и обломки СССР, и страны Восточной Европы (бывшие государства Варшавского договора) сами испытывают острый демографический кризис, отчего их людские резервы будут год от года оскудевать.

Для Европы это означает перспективу исламизации и африканизации, для Соединенных Штатов – и африканизации, и «азиатизации», и латиноамериканизации. Не нужно пояснять, какие политические, экономические и культурные последствия все это возымеет.

Неостановимое старение населения Запада приведет к смещению центра развития и инноваций в Азию.

Вся мировая история показывает нам, что самые эпохальные изобретения, инновации (во всех смыслах) и грандиозные начинания во всех сферах деятельности осуществляются молодыми и энергичными. Молодые к этому наиболее приспособлены даже в силу физиологических, а не только психологических особенностей. Старики всегда и везде – оплот осторожности и консерватизма. Молодые и старые должны составлять гармоничный баланс. Смещение его в сторону пожилых (неуклонное нарастание среднего возраста непришлых жителей США и ЕС) неминуемо ведет к застою в развитии этих социумов, к чрезмерному консерватизму. Все это лишь усугубляется переездом промышленности на Восток, вслед за чем, как вы помните, туда устремляются и наука, и образование, и финансы.

Потому центр инновационной деятельности неминуемо начнет смещение со стареющего Запада в Азию. Туда, где теперь сосредотачивается не только индустрия, но и основная масса молодежи. А это диктует перспективу утраты Западом цивилизационного лидерства, потерю научно-технического и социального преимущества.

Впервые в истории мы сталкиваемся со случаем, когда демографический кризис (переходя в комплексный – экономико-социально-демографический) поражает общество с высокими социальными гарантиями и активно деиндустриализуемое. Проблемы с низкой рождаемостью были и в Риме эпохи Октавиана Августа, и во Франции конца XIX столетия, но тогда не было социального государства. При этом перспективы появления «механических маток» (фабрик по искусственному выращиванию тысяч человеческих эмбрионов) и массового применения технологий киборгизации (нанотехнологизации) человека для получения долгоживущих активных «постлюдей» пока еще весьма далеки. Если не побудить западных белых женщин в самое ближайшее время рожать как минимум двоих-троих детей, Запад ждет настоящая катастрофа. Никакое повышение пенсионного возраста не решит проблемы без повышения рождаемости: в противном случае начнется просто депопуляция с неминуемым падением ВВП.

Но как это сделать, если – и в этом заключается настоящая катастрофа человека на Западе – существующие строй и уклад обеспечивают понижение уровня жизни с каждым новым ребенком в семье? Если сам институт здоровой семьи (непременное условие многодетности) разрушается? Если вся масскультура направлена на культивирование гедонизма и бездетности?

В свое время нас пугали сложностью задач, стоящих перед перестройщиками в СССР. Но они кажутся сущими пустяками перед тем, с чем столкивается Запад.

^ СРОКИ И КРИТИЧЕСКИЕ РУБЕЖИ

Каковы рубежи, которые ставит процесс старения населения Запада?

По подсчетам автора «Седых сумерек» Питера Питерсона, затраты на пенсионные системы в странах Большой Семерки по отношению к ВВП к 2030 году возрастут так (в скобках – цифры на 1995 г.)

Великобритания – 15,5% (10,5%)

США – 17% (10,5%)

Япония – 23,1% (11,5%)

Канада – 22,5% (12,6%)

Германия – 28,8% (17,3%)

Франция – 25,8% (17,6%)

Италия – 33,3% (19,7%)

Для справки: доля консолидированного бюджета в распределении ВВП в развитых странах по состоянию на 2001 год.

США – 34,9%

Япония – 38%

Канада – 42,3%

Германия – 48,3%

Франция – 52,5%

Италия – 48,5%

Если не идти на шоковые и непопулярные меры, то расходы на стариков просто начнут вытеснять в бюджетах «развитых стран» прочие статьи затрат. С самыми катастрофическими последствиями для социума. При этом резерва повышения налогов, по большому счету, нет. Этот резерв будет использован во имя выплаты государственных долгов и процентов по ним, ради сокращения дефицита бюджета.

Обстановка будет еще страшнее, если мы возьмем данные ОЭСР по состоянию на 1990 год: цифры необеспеченных пенсионных обязательств стран Большой Семерки к 2020 году (% к ВВП):

США – 113%

Канада – 121%

Великобритания – 156%

Германия – 157%

Япония – 162%

Франция – 216%

Италия – 242%

Однако все это – цифры без учета ударов нынешнего кризиса, который раздувает долг стран Большой Семерки. Ухудшение ситуации на этом фронте неизбежно. Точно так же непредсказуемые события в ходе кризиса (дикие джокеры по С.Переслегину или черные лебеди по Н.Талебу) – вроде внезапных катастроф, биржевых паник, пандемий или быстрого падения нефтедобычи в Саудовской Аравии – придадут развитию комплексного кризиса просто ракетное ускорение.

Уже только один фактор «седых сумерек» ставит непреодолимый барьер для капитализма нынешнего типа.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconРешение Ученого совета випэ фсин россии от 30 января 2008 г. По первому...
Ученый совет отмечает, что в первом семестре деятельность института была направлена на решение основных задач по совершенствованию...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма icon1 Другие работники неэлектротехнического персонала, для которых должностной...
Эксплуатацию электроустановок должен осуществлять подготовленный электротехнический персонал
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconГоста, международного стандарта, ту, вид сертификата на прибор
Дифференциальный сканирующий калориметр динамического теплового потока для работы в температурном диапазоне от -160 до 600С
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconПроект Положения о научных открытиях, подготовленный по поручению...

Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНастоящим Общество с ограниченной ответственностью «Торгово-производственное...
«Авангард», в лице Генерального директора Сергиеня Максима Сергеевича, действующего на основании Устава, именуемое в дальнейшем «Продавец»,...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНастоящим Общество с ограниченной ответственностью «Торгово-производственное...
«Авангард», в лице Генерального директора Сергиеня Максима Сергеевича, действующего на основании Устава, именуемое в дальнейшем «Продавец»,...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНоу впо «Институт международных экономических связей» Система качества Института Версия 0
«Института международных экономических связей» (в дальнейшем – «Инсти­тут»), созданным для формирования позитивного общественного...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconРешение Ученого совета випэ фсин россии от 2 апреля 2009 г. По первому...
Ученый совет отмечает, что в институте в соответствии с решением Ученого совета от 28 января 2009 г и «Планом мероприятий по подготовке...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconСистема динамического регулирования ширины кристаллизатора для повышения...
Высокая точность и низкая инерционность регулирования с высокими усилиями регулировки, даже при низкой скорости разливки
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconПоложение об отделе информатизации и компьтеризации нижневартовского...
Отдел информатизации и компьютеризации института (далее – Отдел) является административно-функциональным подразделением института,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница