Процесс познания




НазваниеПроцесс познания
страница1/9
Дата публикации27.02.2013
Размер1.54 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Глава вторая

ПРОЦЕСС ПОЗНАНИЯ

Популярное изложение современным неотомизмом' своего понимания процесса познания внешне похоже на обычную схему изложения этих проблем в марксистской философии2. Одной из причин этого является то, что процесс познания имеет свои спе­цифические объективные закономерности, а всякий его анализ определяется внутренней логической последовательностью, кото­рую неотомизм в ходе своего исторического развития, видимо, нащупал. Конечно, в каждом отдельном понятии и в системе понятий в целом, касающейся анализа процесса познания, каж­дое философское учение закладывает фундамент своей будущей аргументации. До определенного момента у разных учений ход мысли может показаться иногда сходным, а различия в деталях несущественными, мелкими неувязками, которые можно не~~за-мечать. Однако это не так. Каждый нюанс, каждый штрих, который можно заметить при изложении современными неото-мистами своего понимания процесса познания, со временем раз­вернется в тезис, подкрепляющий их теистическую концепцию соотношения веры и знания. При этом следует помнить, что, хотя современные неотомисты постоянно ссылаются на различ­ные оттенки фраз «самого» Фомы, особого значения подобным лингвистическим упражнениям придавать не стоит. Это просто то облачение, в котором предстает исследование вполне совре­менных проблем, а характер подбираемых цитат определяется необходимостью обосновать точку зрения того или иного автора.

1 См. например, работу И. де Фриза « И. Б. Лотца (339, 29—98).

2 См., например (77, 127—159), (156), (221), а также статьи из (125).

78

^ 1. СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ

Как мы уже отмечали выше, одной из важнейших идей в томистской философии является идея о всеобщем порядке (Огйо) в мире, который наблюдается и во вселенной в целом и в отдельных предметах и во взаимоотношениях между ними. Частным случаем взаимоупорядоченных отношений, объединен­ных общим стремлением к общей цели, дайной «Всевышним», является, согласно неотомизму, отношение между человеком и природой в процессе познания, развивающееся в соответствии с общим порядком.

Исходя из подобных общих соображений

Две стороны современные защитники томизма и говорят
порядка познания. о порядке познания, который собственно и

Познавание исследует гносеология, или эпистемология*.

и познание г]ри этом, характеризуя порядок познания,
•^ неотомисты выделяют обычно два момента:
субъективную и объективную стороны. Так, известный исследо­
ватель томизма Ганс Мейер утверждает, что Фома Аквинский
всегда различал познавание и само познание. С одной стороны,
«познавание» (Егкеппеп) — это имманентная деятельность, про­
текающая в субъекте и означающая совершенствование деятель­
ного субъекта (404, 393), пишет Г. Мейер, ссылаясь при этом на
Э. Жильсона и других известных неотомистов. Однако, с другой
стороны, подчеркивает он, «аристотелевски-томистское учение о
познании ориентировано реалистически», поскольку «для него
одновременно существенно отношение к объекту» (404, 394) 4 и

3 Термин «эпистемология» (от греческого еЯ1бтеце — познание и наука) является термином, который неотомисты любят использовать вместо тер­мина «гносеология» — «теория познания». Как мы увидим в дальнейшем, для неотомистов это имеет определенный смысл. Введение в обращение термина «эпистемология» приписывается обычно шотландскому философу Дж. Ф. Ферье («Основы метафизики», 1854), делившему философию на онтологию и эпистемо-логию (470, 9). Известно, что Аристотель выделял четыре элемента, или четыре ступени познания (10, 980а 21— 982а 5): опыт (етре!па), искусство, или уме­ние, ({есппе), подлинное знание (ер1зт.ете) и мудрость (зорЫа) (16, 234), (150, 295). Подлинное знание (ер1з1ете)—это опирающаяся на опыт и искусство способность обосновать то, почему нечто происходит так, а не иначе. Оно пред­ставляет в то же время такой способ обобщения и упорядочения единичных явлений и фактов, который является основой для перехода к мудрости, или «первой философии». Термин «эпистемология» по своему содержанию в неото-мистской философии должен, вероятно, отражать положение определенной сту­пени познания в системе остальных. Тем самым из эпистемологии исчезают опыт, искусство и «первая философия». Строго говоря, «теория познания» в ее научном понимании чужда неотомизму. Неотомисты тяготеют к проблемам «эпистемологии», или «критики познания», лучше даже сказать,— к «метафизике познания».

' Классическая формулировка томизма гласит: «Уегит НаЬе! {ипйатег^ит т ге. Ка!ю уеп {ипсЫиг зирга епз. Отпе МеШдеге ез{ а^шй 1п1е1Н§еге» (460, I, 1 ай 1; 458, I, 14, 4 ай 3). Истина имеет основание в вещи. Истинный рассудок основывается на существующем. Всякое интеллектуальное мышление является в какой-то мере связывающим что-либо между собой.

79

«Фома отвергает феноменализм» (404, 394). Познание, следова­тельно, не сводится к деятельности субъекта, а есть процесс взаимодействия субъекта с объектом. Оно возможно потому, что «существует пропорция, упорядоченность (Нтогйпигщ) субъекта познания на объект познания» (404, 395). В этом смысле Г. Мейер утверждает, что по сути дела для Аквината «познава­ние— это телеологический процесс, а познание — телеологиче­ская взаимосвязь»5, хотя взгляды Фомы Аквинского, по его мнению, и «не свободны от доктринического догматизма» (404, 395) 6.

Чтобы там ни говорил Фома Аквинский, ясно, что само по себе различение субъективной и объективной стороны имеет в гносеологии определенный смысл. Да и выполнение функции субъекта и объекта требует соответствующего «упорядоченного» соотнесения одного с другим в процессе преобразующей мир деятельности человека, без чего субъект и объект перестанут быть субъектом и объектом. К этому мы еще вернемся. В дан­ном случае следует подчеркнуть иное. Выделение неотомизмом процесса познавания как процесса, происходящего в субъекте и имеющего телеологическую окраску, важно для его защитников. Это позволит в дальнейшем указать на присутствующее в субъ­екте духовное начало, обеспечивающее это стремление к совер­шенствованию, т. е. в конечном счете — душу. Даже указание на «реалистическую ориентацию» неотомистской гносеологии не меняет того факта, что самому процессу познавания также уже приписан порядок познания, предполагающий некое регулирую­щее и определяющее начало. И наоборот, все то «телеологиче­ское», что будет обнаружено в субъективной стороне познава-тельского процесса, может быть экстраполировано на объектив­ное и на связь субъективного и объективного (познание — это «телеологическая» связь субъекта и объекта).

Тем самым главное уже совершено: мир наполняется чело­веческим порядком прежде, чем мы стали его постигать, хотя он и объявляется, конечно, объективным порядком7. Эта идея по­лучает свое естественное развитие в неотомистском анализе акта познания отдельного человека.

5 В связи с затронутым вопросом следует отметить некоторую неточность в принятых в советской философской литературе переводах термина Егкепгйшз. Собственно слово сНе Егкепгйшз следовало бы переводить не как познание, а как знание, подчеркивая тем самым некоторую статичность, результат процесса познания в данный момент. Слово йаз Егкепп{тз1:пеопе мы перевели бы как теория знания. Другое дело слово йаз Егкеппеп. Оно-то, собственно, и означает процесс познавания, познания, фиксируя именно динамику процесса овладения новым знанием. В советской литературе такое различение иногда дается с недо­статочной степенью точности.

6 Фома Аквинский писал: «Человеческий разум находится в потенции к ве­щам, а вещи — в потенции к человеческой возможности познания» (458, I, 16, 1).

7 Более подробно о понимании неотомизмом познания как взаимоотноше­ния субъекта и объекта см. работы Б. Ю. Кузмицкаса (132, '474—476) и К. М. Долгова (79, 447—467).

80

Акт познания с точки зрения неотомиетской концепции

и его функции порядка познания в акте познания (как

процессе взаимосвязи субъекта и объекта)

обнаруживается единство чувственного и интеллигибельного, подчиненность первой функции познания второй. «Первым объ­ектом нашего рассудка в этой-жизни, — писал Фома Аквин-ский, — не является само бытие и истина, а бытие и истина в материальных вещах, от которых человеческий дух прогресси­рует к познанию всего другого» (459, II, 96). При этом Фома подчеркивал, что «познает не чувство, познает не интеллект, а человек, опосредствовавший их обоих» (460, II, 6 п. 3).

Вопрос об акте познания и его функциях поставлен неото-мизмом в данном случае в такой абстрактной форме, что к его критике можно приступить, лишь выяснив, что же конкретно понимается под чувственным познанием и духовным познанием, каков механизм процесса познания. Оставив пока в стороне ана­лиз реального содержания этих категорий, отметим лишь одно. Исследуя вопрос о соотношении субъекта и объекта в процессе познания, современные неотомисты с самого начала строят си­стему исходных понятий на основе иерархизма. Субъект и объект не только обладают взаимной предрасположенностью и ' объединены в акте познания, но в процессе познания через них реализуется необходимость низшего подчиняться высшему на телеологической основе. Сам акт познания выполняет поставлен­ную ему цель и подчинен этой цели. Функции акта познания подчинены задаче обеспечить познавательный процесс и нахо­дятся между собой в строгой субординации. Этот факт, по мне­нию неотомистов, с одной стороны, обосновывает, что мир объ­ектов познаваем, а с другой — свидетельствует о самом сущест­вовании цели и целенаправленности познавательного процесса и отдельных познавательных актов.

Дальнейшим развитием идеи о «телеологи­ческом» взаимоотношении субъекта и объек-объективируёмость та является различение современными неото-и необъективируемость мистами понятий «субъект» и «субъективи-руемость», «.объект» и «объективируемость», как это делает, например, Хельмут Огир-манн (414, 120—124).

Понятия «субъект» и «объект» являются, пишет X. Огир-манн, — «всегда коррелятивными» (414, 120) понятиями. В со­временной философии, если исключить «экстремистских теорети­ков познания» (414, 121), считает неотомист, когда говорят о «субъекте», то всегда предполагают и «объект», с которым соот­несен «субъект». Не представляет трудности, .по. его мнению, и объяснение различия между «конститутивной субъективностью», (414, 122), т. е. субъективностью необходимой, определяемой реальной связью субъекта с объектом и «субъективистской субъ­ективностью» (414, 123), т. е. извращенным представлением че-

81


II

II
ловека о действительности, когда объективность приписывается тому, чего нет, хотя функция человека как субъекта состоит в преодолении этого искаженного представления. Однако, пишет К. Огирманн, современная философия не отвечает так опреде­ленно, когда речь заходит о понятии «объект». Дело в том, что «объект», хотя и является коррелятом «субъекта», может и дол­жен пониматься как независимый и могущий существовать без «субъекта». Объект — это «все, что противопоставляет себя субъ­екту, что противится и противоборствует субъекту, что относится к субъекту как нечто определяющее, нормативное. Там, где по­следний момент выпадает, коррелятивность теряет свой полный смысл, так как субъект не просто «относится» к своему «про-тиво-стоящему», а в известной мере должен быть конституиро­ван в своем бытии субъекта» (414, 120—121). У представителей некоторых школ современной философии, полагает X. Огирманн, часто «субъект заглушает объект» (414, 122). Это требует по аналогии с понятиями, производными от понятия «субъект», раз­личения конститутивной объективируемости «как функции кон­ститутивной субъективности» (414, 123) 8, т. е. утверждения о существовании того, что действительно существует, и субъекти­вистской объективируемости как «функции субъективистской субъективности», т. е. утверждения о 'Сущесхвшанчш того, что реально не существует. Соответственно, наоборот, так называе­мая «необъективируемость» знаний человека также бывает двух родов: «конститутивная необъективируемость», т. е. в случае, когда человек сомневается в существовании какого-либо «объек­та», который реально действительно не существует; и «субъек­тивистская необъективируемость», т. е. в случае, когда человек может усомниться в существовании какого-либо объекта, хотя сам по себе объект реально существует. Подобное различение понятий, считает X. Огирманн, необходимо потому, что в совре­менной философии стал усиленно обсуждаться вопрос о якобы «необъективируемости бога», причем" «не без помощи протестант­ской теологии» (414, 120) 9.

Развернув проблему взаимосвязи субъекта и объекта до проблемы объективируемости и необъективируемости бога, нео-томистский философ стремится показать, что говорить о «необъ­ективируемости мысли о боге» — значит путать «субъективистскую

8 «Объективируемость как коррелят конститутивной субъективности, — пишет X. Огирманн, — следует отличать от объективности как воли. Чтобы о данном можно было говорить как о собственно «объективном», должны быть исключены все факторы субъективного пристрастия...» (414, 122).

9 По мнению X. Огирманна, этот вопрос поставлен: «опытными науками, которые стремятся сделать осознание методов всегда более дифференцированным и законченным; современными философами субъективности и экзистенции, кото­рые все предметное подчинили опытным наукам (включая персонализм). Этот вопрос был поставлен также протестантской теологией, которая сознательно или бессознательно ориентируется на указанные философии» (414, 120).

82

необъективируемость» (связанную, например, с желанием про­верить на опыте, верифицировать и т. д.) и «конститутивную необъективируемость», о которой собственно и может идти речь, когда имеют в виду «необъективируемость бога». Другое дело, что из самой сущности понятия бога как безграничного совер­шенства следует, — пишет X. Огирманн, — что речь может идти лишь об «неадекватной объективируемости бога» (414, 140), связанной с применением разных методов и средств исследова­ния в разных сферах знания. Здесь мы находим и трудности, связанные с «эмпирической неконстатируемостью» бога (414, 140), и трудность преодолеть «горизонт специфически духовно-научной методологии» (414, 145), и трудности, связанные с ана­лизом «специфически онтологически-метафизических оснований» (414, 150), а именно: трудность языка метафизики, необходи­мость описать бытие бога посредством налично существующего материала познания, описать его как нечто, охватывающее одно­временно и мир и человека и т. д. (414, 151 —157).

Следовательно, развитие проблематики современной фило­софии заставило современных неотомистов переодеть свои ста­рые тезисы в новые одежды. Весь развернутый перед нами ход мысли от анализа соотношения субъекта и объекта до «неадек­ватной объективируемости» человеком как субъектом идеи о боге должен заставить читателя отказаться от атеизма в пользу теизма. Анализ действительных гносеологических проблем дол­жен замаскировать ложный и ненаучный вывод. Различение понятий «объект» (то, что связано с субъектом, но существует независимо от него как определяющая сторона отношения), «конститутивная объективируемость» (возможность и необходи­мость придать субъективным образам статус предметности), «субъективистская необъективируемость» (невозможность неко­торым субъективным образам придать статус предметности) и других, приведенных X. Огирманном, имеет, конечно, смысл. Но из всех рассуждений неотомиста следует вывод, диаметраль­но противоположный тому, 'который О'Н- пытается сделать. По тер­минологии неотомизма, когда говорят о необъективируемости понятия «бог», имеют в виду именно «субъективистскую необъ­ективируемость» и, таким образом, неотомистские исходные принципы ничем в этом отношении не отличаются от любого другого вида объективного идеализма. Это обосновывается марксистской концепцией диалектики субъекта и объекта, субъ­ективного и объективного.

Проблема диалектики субъекта и объекта,
Субъект субъективного и объективного — одна из
и объект главных в любой теории познания, да и в
в истории философии в целом. Не составляет в этом
философии отношении исключения и марксистско-ленин­
ская философия. Поэтому исследованию
этой проблемы посвящено много работ советских и зарубежных

83

философов-марксистов, к которым мы и отсылаем читателя10. В данном случае наша задача будет заключаться в том, чтобы, указав на исходные посылки проблемы диалектики субъекта и объекта, обратить внимание на отдельные аспекты этой проб­лемы, необходимые для критики неотомистского представления о соотношении субъекта и объекта. Обращаться к отдельным аспектам этой проблемы нам предстоит неоднократно и в буду­щем, так как обоснованную критику многих важнейших неото-мистских гносеологических представлений можно дать только исходя из марксистско-ленинского решения проблемы диалекти­ки субъекта и объекта.

Прежде об историко-философском плане проблемы. Анализ представлений различных философов на соотношение субъекта и объекта показывает, что, хотя сама проблема присутствует в человеческом осмысливании мира давно, ее осознание и выделе­ние в качестве самостоятельной произошло довольно поздно в философии. При этом понимание реального содержания понятий «субъекта» и «объекта» постоянно изменялось. Мы имеем в виду не только тот известный факт, что до И. Канта указанные тер­мины имели диаметрально противоположный смысл, чем вкла­дываемый в них в наше время. На протяжении развития всей истории философии почти каждый видный представитель фило­софской мысли придавал вопросу о соотношении субъекта и объекта специфическое понимание, специфический оттенок. Наи­более ярко проблема соотношения субъекта и объекта прояви­лась в теории познания, заставляя, правда, осмысливать и онто­логические вопросы. Именно «после Канта, — пишет, например, В. А. Лекторский, — в философии закрепилась терминологиче­ская традиция, связывающая термин «субъект» с познающим существом, а термин «объект» с предметом познания, хотя по­нимание субъекта, объекта и их отношения, разумеется, целиком определяется той философской системой, внутри которой ста­вится сама проблема субъекта — объекта» (142, 5). Фома Акзви'Н-ский исторически не мог ставить в такой острой форме эту проб­лему, как это сделала в борьбе со средневековой философией последекартовская философия. Предшественник современного неотомизма занимался преимущественно приспособлением взгля­дов Платона, и особенно Аристотеля к христианским религиоз­ным догматам, что ставит его последователей перед рядом труд­ностей. С одной стороны, их преследует желание осовременить взгляды Фомы Аквинского в духе последекартовского рациона­лизма (в конечном счете и субъективизма), а с другой —они

10 Из множества работ, посвященных указанной проблеме, мы будем опи­раться на работы В. А. Лекторского (142), (141), (140), (139), Т. И. Ойзермана (2/8, 240—265), на коллективный труд болгарских и советских философов «Ле­нинская теория отражения и современность» (148) и на построенную на анализе работы К. Маркса «Экономические рукописи 1857—1859 годов» небольшую статью Фридриха Кумпфа (133, 114—121).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Процесс познания iconПредмет и метод познания. Конкретность предмета познания
Метод (в широком смысле) — путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов)
Процесс познания iconЭволюция теорий атома канарёв Ф. М. Четвёртая лекция аксиомы Единства Анонс
Анонс. Формирование научных представлений о структуре атомов – наиболее сложный процесс познания микромира
Процесс познания iconУтверждено
Психологами доказано, что в младшем школьном возрасте происходит формирование характера, мышления, речи человека, начинается длительный...
Процесс познания icon«Введение в магнитные измерения»
Задачи и методы научного познания. Человек как основной инструмент познания окружающего мира. Роль теории и эксперимента
Процесс познания iconСписок вопросов к письменному экзамену по “Онтологии и теории познания»...

Процесс познания iconЧеловека человеком как научная проблема
Б. Г. Ананьевым ', мы делаем попытку проанализировать процесс познания человека человеком и, привлекая экспериментальные данные,...
Процесс познания iconШифр специальности
Особое значение исследований в области онтологии и теории познания состоит в обновлении курсов философии и теоретической литературы...
Процесс познания iconВопрос 64. Международный гражданский процесс
М/д гражд процесс сов-ть вопросов процесс хар-ра, связан с защитой прав иностр граждан и иностр лиц в суде и арбитраже
Процесс познания iconПроблемно – поисковая деятельность учащихся на уроках химии при работе малыми учебными группами
Послушание подталкивает, цель манит, а увлечение движет. Если дети равнодушны к предмету, учеба становится тяжелой повинностью. Поэтому...
Процесс познания iconМодернизация образовательной системы диктует пересмотр привычных...
Инновации в содержании образования поставили передо мной, как и перед каждым учителем, важные проблемы: как вовлечь ребенка в активный...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница