', ^ вания его познаваемости. Правда, вопросы о том, на каком основании та или иная теория познания утвержда­




Название', ^ вания его познаваемости. Правда, вопросы о том, на каком основании та или иная теория познания утвержда­
страница1/11
Дата публикации27.02.2013
Размер1.49 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Глава шестая

*

КРИТИКА НАШИХ „КРИТИКОВ"

(Эпистемология современного неотомизма в борьбе с ленинской теорией отражения)

Ведя борьбу за влияние в современной философии и общест­венно-политической мыши, неотомисты наших дней не могут не обратить особого внимания на одного из основных своих вра­гов— творческий марксизм и его философию. Тем более, что именно марксистская философия является самым 'Последователь­ным и влиятельным атеистическим учением (середины XX в., актив­но борющимся против религиозного католического мировоззрения. В этой борьбе не последнее место занимает критика неотомист-ской гносеологией или, точнее, эпистемологией, ленинской теории отражения. Для философов-марксистов, ведущих критику буржу­азной философии, 'несомненно представляют интерес те аргумен­ты, которые современный неотомизм выдвигает против маркой-стекой теории познания и те приемы, которые используются в борьбе с ней неотомистскими («критиками».

п л™» ВЯшии,г Из 1мн-ожеств-а аспектов теории познания марк-

\9 До У А ВаЖпЫл «11

гносеологических системой философии, подвергаемых критике
вопросах неотоми'ста'ми, мы выделим два аспекта, а
н именно: проблему обоснования достоверности
реальности внешнего мира и проблему обосно-

' ,_- * ^

вания его познаваемости. Правда, вопросы о том, на каком основании та или иная теория познания утвержда­ла или отрицала достоверность существования независимого от человека внешнего мира и его познаваемость являются одними из основных в гносеологии. Практически, как уже отмечалось, они требуют решения огромного количества других вопросов, в том числе и выходящих за пределы теории познания в область онто­логии, и нам придется поэтому заниматься ими. Но эти вопросы будут интересовать нас исключительно в плане рассмотрения ука­занных основных проблем. В данном случае мы не будем рассмат-

271


I
ривать вопрос о том, что же такое представляет собой этот внеш­ний мир, как и почему он существует, развивается и познается человеком, хотя без этого полного решения быть «е может. Более того формально здесь перед нам!И вообще не встает вопрос о том,

существует или не существует независимый от человека мир, по­знаваем он или нет: и философия неотомизма и марксистская фи­лософия исходят здесь из одного: да, он существует, да, он позна­ваем. Как ады видели, современные последователи Фомы прила­гали много усилий в своей эпистемологии, что<бы обосновать до-

стоверность своего исходного тезиса. Наша задача более узкая: выяснить, как критикуют современные 'неотомисты . само обосно­вание марксистской философией реальности независимого от че­ловека внешнего мира и его .познаваемости.

Если сформулировать самое общее решение марксистской философией данного вопроса, то ни для кого не секрет и общий ответ: реальность независимого от человека внешнего мира и его познаваемость, а также соответствующие утвердительные сужде­ния об этом обоснованы (как и любая истина вообще) всей исто­рической практикой человечества. Обоснование же этого тезиса в свою очередь требует решения множества проблем, которые нами уже обсуждались ,и еще будут обсуждаться1. Если также кратко сформулировать основные положения неотомистской кри­тики теории познания марксистской философии, то они предельно ясны: критерия практики недостаточно, чтобы обосновать непре­ходящее (абсолютное) в истине, ее онтологическое начало, и тем . самым ленинская теория отражения не в состоянии обосновать 1 ни достоверность реальности внешнего мира, ни его познавае­мость. Поэтому она, по мнению неотомистов, якобы вынуждена ограничиться общими декларациями, «еще не преодолела точку зрения наивного реализма» (476, 589) и занимает-де позицию «умеренного реалистического эмпиризма» (334, стр. 122, прим.).

Такой вывод о двух важнейших аспектах ленинской теории

отражения, а следовательно, и «критика» марксистской гносеоло­гии неотомистами, опирается, очевидно, на целый ряд общих поло­жений, в анализ которых мы не можем здесь входить и на которые нам остается только указать. Выделим из них три основных довода неосхоластов против марксистской философии вообще. Во-первых, современные неотомисты считают, что определение основного вопроса философии, данное Энгельсом, якобы не­точно и не может отдифференцировать большинство современ­ных философских течений друг от друга, в том числе неотомизм

от марксистской философии. Это связано прежде всего, считают неотомисты, с якобы неразработанностью в марксистской филосо­фии отличия течений «материализма» и «реализма», к последне­му из которых они относят себя. Во-вторых, по мнению католи­ческих философов, диалектика вообще якобы не может быть


272
1 См. настоящую работу, гл. 4, 5, стр. 230—234, 254—259.


III
построена и развита на -базе материализма, и поэтому «диалек­тический материализм», как основа философии, просто попзепз. Иди можно быть диалектиком и стоять на позициях идеализма, или материалистом, но тогда механистическим и плоско эволю­ционистским. В-третьих, полагают современные неотомисты, не­смотря на все, руководствуясь политическими и. социальными сооб­ражениями мессианского характера, именно точку зрения «диалек­тического материализма» марксисты считают истинной и пытают­ся распространить ее на все процессы, которые происходят в об­ществе и природе. Поэтому в силу своей якобы искусственности такая философская конструкция не может не нести в себе эле­мента теологии и телеологизма. Все же, подчеркивают неосхола­сты, «диалектико-материалистическая» теология и телеология не являются истинно религиозным учением, поскольку в качестве основы не признается творческий дух.

Оставляя пока в стороне критику этих произвольных и злоб­ных нападок на марксистскую1 философию2, мы укажем на выте­кающие из выше приведенных основных положений современного неотомизма выводы, касающиеся критики специально теории по­знания философии марксизма. Очевидно, что, с одной стороны, неотомисты будут указывать на невозможность доказать матери­альность мира, на невозможность диалектического рассмотрения процесса познания, на якобы необоснованность и поверхностность соответствующей марксистской аргументации, а с другой — «про­тивопоставлять» по всем этим вопросам свою точку зрения, дока­зывая ее правомерность и убедительность. На основании исследо­вания соответствующих неотомистских работ можно сделать вы­вод, что аргументация эта различна в зависимости от вида крити­ки, который тот или иной автор употребляет и того «компонента» советской философской науки, который подвергается «критике». В том огромном потоке критики, направ-

марк'сис^кой" ленной на марксистскую' философию, в за-
философии висимости от характера и типа аргументации,
можно, пожалуй, выделить некоторые основ­
ные ее виды.

Во-первых, это критика, основанная не столько на знании состояния дел в советской философской науке, сколько на «инту­итивной» неприязни к марксистской философии вообще, как со­ставной части марксизма — теоретическом и практическом оружии коммунистических партий. К критикам подобного рода относится, как правило, наиболее консервативная часть неотомистских фи­лософов, не изучающая противника, не знающая его, допускаю­щая явные ляпсусы, направляющая весь свой пыл не на анализ доводов противника, а на их вульгаризацию, даже иногда на пря­мую фальсификацию. Их аргументы против марксистской фило-

2 В советской философской литературе эти нападки уже неоднократно получали достойный отпор. См., например, работы Б. Э. Быховского (47, 114— 122), П. В. Копнина (120, 117—122) и др.

Ю1/2 М. В. Желнов 273

софии носят обычно памфлетный характер, почти совершенно не мешают врагу, но зато (позволяют марксистам легко разделаться с подобными взглядами, высмеять их. К такого же рода критикам марксистской философии следует отнести и тех неотомистов, ко­торых нельзя, правда, причислить к консерваторам, «о которые тем -«в менее не уделяют борьбе с советской философской .наукой столько внимания, чтобы заняться ее специальным изучением. Сюда следует отнести основной состав представителей умеремно-непосредС'твенного реализма, большинство доминиканцев и всех примыкающих к ним. Здесь окажутся и Э. Жильсон, и Ж. Мари-тан, и К. Фабро и другие3. К этой группе «интуитивных» крити­ков .марксизма относится также большинство современных неотомистов. Тем не менее такая критика марксистской филосо­фии .начинает не удовлетворять и самих современных неотоми­стов, многие из которых осуждают поверхностные, «интуитивные» контраргументы своих собратьев (476, 4).

Во-вторых, часто встречается «злобный антисоветизм» с рез­кими антисоветскими выпадами, основанными, правда, уже на систематическом изучении и некотором знании основных положе­ний марксистской философской .науки в СССР. Сюда относятся труды серии «Зоугетша» и подобных изданий. К подобному роду критиков советской- философской науки относятся и доминиканцы типа и. Бохенского, и иезуиты типа Г. Веттера, находящиеся, как правило, в составе или даже во главе институтов, ставящих своей основной целью борьбу с философской наукой Страны Советов4. Однако именно необходимость давать доступную для среднего обывателя «опровергательную» критику заставляет их всегда не­сколько упрощать взгляды противника, хитрить. И чем сильнее представлен антисоветский мотив в их работах, тем поверхност­нее они оказываются. Добросовестное и глубокое изучение взгля­дов врага и злобная антисоветчина, по-видимому, обратно про­порциональны друг другу5. Все же подобная критика также не удовлетворяет сейчас и некоторых современных неотомистов. По-* является новый вид критики.

Третьим видом критики советской философской науки мож­но считать «объективистскую» критику, пытающуюся при помощи перехода -к так называемой «имманентной критике» (наметившей­ся еще раньше) нащупать «позитивные моменты» в марксистской философии, «приветствовать» их. Иногда объявляется возможным

3 О них обычно пишут как о «ведущих томистских философах», «самых крупных из томнстов». См. у К. М. Долгова (75, стр. 422, 423, 440) и Я. В. Мин-кявичуса (166, 50).

4 См. работу И. Т. Якушевского (253, 200—216), где рассматривается воп­рос об антикоммунистических взглядах и деятельности И. Бохенского.

6 Именно это, вероятно, хотят подчеркнуть, когда говорят, например, о Г. Веттере, как об «одном из самых вульгарных критиков марксизма». См. у К. М. Долгова (78, 432).

274


1
вступить даже в дискуссию ,с марксистскими философами6. К-этой группе относятся наиболее крупные представители уме­ренно-опосредованного реализма в современном неотомизме, осо­бенно иезуиты, такие, как И. де Фриз, X. Огирманн и другие. Их антисоветские выпады наблюдаются лишь изредка, а основная ставка делается на «опровержение» марксистской философии из­нутри, по причине ее якобы логической несостоятельности и про­тиворечий со «здравым смыслом». Внешне иногда не столь яркая эта критика наиболее действенна и заставляет противника тра­тить много сил на подыскание убедительной аргументации в за­щиту своих позиций 7.

Наконец, можно 'было 'бы указать на так сказать «молчали­вую» критику советской философской науки, суть которой сводит­ся к тому, что такая критика вообще, как правило, не содержит никаких резких антисоветских выпадов и может создаться впечат­ление, что критика вообще не ведется, да еще с позиции филосо­фии Фомы Аквинского. Однако при анализе соответствующих рассуждений неотомистов становится очевидным, что вся цепь аргументов направлена на дискредитацию диалектического мате­риализма. К этой группе критиков относятся в основном неотоми-сты-естествен»ики и смыкающиеся с ними, но ,и отличающие себя от них так называемые «критические реалисты». Среди этой группы В. Бюхель, И. Хаас, А. Хаас, 3. Мюллер-Маркус, Н. Лобко-вич; Т. Блекли8 и др. Именно они дали наиболее обстоятельный разбор многих взглядов советских философов на философские вопросы естествознания.

Деление на указанные виды критики марксистско-ленинской философии, конечно, условно, и иногда довольно трудно отнести того или иного неотомиста наших дней к определенной группе. Все же сам факт наличия дифференциации в антисоветской кр*и-

6 Правда, это общая закономерность, приеущая современной буржуазной философии вообще. «В последние годы, — пишет И. С. Нарский, — несколько изменился климат, царящий в .профессиональной буржуазной философии... Неко­торые из неотомистов признают даже наличие «положительных элементов в тео­рии познания диалектического материализма» в сопоставлении с томизмом и «очень высокий уровень» новсйщих советских работ по методологии...» (183, 5).

7 Важной задачей советской философии в настоящее время, пишет И. С. Нарскнй, является «критика и разоблачение современных антикоммуни­стов, яз-тюд пера которых в ФРГ, США и других странах выходит много книг, посвященных будто бы «беспристрастному» разбору советской н вообще марк­систской идеологии, политики, философии и социологии. В таких опусах, как «Философия и идеология» Ц. Иордана', «Материалистическая диалектика» Г. Огирманна, «Теория познания диалектического материализма» И. де Фриза, «Атеизм » диалектическом материализме» П. Элена и других работах, созданных под эгидой Бохепского и Веттера, содержится подчас довольно изощренная фальсификация взглядов советских марксистов и марксизма-ленинизма в целом, и эту фальсификацию нельзя оставлять без отпора. В материалах XXIII съезда КПСС на это обращено специальное внимание» (183, 14).

8 См., например, работы М. Э. Омельяновского (220, 143), М. В. Желнова (87, 150—159), (89, 69—83).

101/2* ' 275


тике становится все более очевидным9. Здесь, вероятно, следует указать, что намеченные, виды критики советской философской науки «е только логически следуют один из другого, но и истори­чески складывались и развивались именно в этом направлении: возникновение нового ти'па вытекало из .недостатков предшествую­щего. В настоящее время все виды неотомистской критики марк­систской философии играют отведенную каждому виду роль и, вероятно, будут культивироваться католической церковью в буду­щем. Ведущую роль постепенно начинает играть «объективист­ская» и «молчаливая» критика, а «злобная антисоветская» крити­ка лишь обобщает и использует результаты этих видов. Что же касается «интуитивной» критики, то несмотря на свое массовое распространение, она все более и более теряет свой кредит. К этому толкает логика идеологической борьбы наших дней и возрастающее влияние на человеческие умы философии диалекти­ческого материализма.

Мы не -будем останавливаться на «интуитивной» и «молчали­вой» критике неотомистами ленинской теории отражения. Когда некоторые католические философы без знания дела начинают «интуитивно» критиковать марксистскую гносеологию, то, несмот­ря на авторитет этих «.критиков» среди неотомистов, для маркси­ста подобная критика 'беспредметна. Поскольку наша задача не может сводиться к выяснению и критике того, как «понимает» тот или иной неотомист ленинскую теорию отражения, то «интуи­тивная» критика неотомистов не представляет для нас особого интереса. Что же касается так называемой «молчаливой» крити­ки неотомистами марксистско-ленинской (Гносеологии, то мы не будем останавливаться на ней по следующим соображениям. Многие из представителей подобной «критики» уже неоднократно подвергались критике советскими философами10. 'Критика окры-

9 Данное явление представляет собой лишь частный случай дифференциа­ции в философии католицизма в целом. Это следствие того, что иногда называют «третьей линией» в структуре католической философии, «которая в последнее время признала «плюрализм» в духовной ситуации католиков и самой церкви». См. у Я. В. Минкявичуса (166, 61). При этом автор ссылается на К. Ранера.

10 Укажем прежде всего на работу Н. А. Киселевой (109, 46—55), где под­вергается критике попытка «сблизить» неотомизм и советскую философскую науку на основе «эпистемологического реализма» и признания познаваемости реальности (109, стр. 46, прим.). Предпринятая в ответ на эту критику Т. Блек­ли и И. Боденского попытка неотомистов защитить их (454, 1970. ('10), № 1, стр. 41—47) безосновательна. Из того факта, что и. Бохенский иногда сам ука­зывает на расхождение некоторых своих представлений с традиционно томист-скими, что философские позиции И. Бохенского и Т. Блекли различны, что Т. Блекли «не чужд» идеям неопозитивизма, не следует невозможность 'их актив­ного участия в реальной деятельности, направленной на защиту и усовершенст­вование определенного течения именно современного неотомизма. При этом не столь важно к какому течению философской мысли причисляют себя И. Бохен-ский и Т. Блекли сами. Куда важнее вскрыть почему у них возникает стремление относить себя к такому-то течению, а не к иному, что это им дает и какую объективную роль они играют в разработке и развитии применительно к задачам сегодняшнего дня неотомистских идей,

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

\Список вопросов к письменному экзамену по “Онтологии и теории познания»...

\Климатическое оружие правда или блеф?
Эти вопросы: Павел Мягких
\Название: Иная жизнь, иная судьба. Часть первая
Саммари: у него есть сын, но никто об этом не знает. Он опоздал и теперь вся его жизнь – это служение ему, своему сыну, и месть магглам,...
\Так не говорят. Но я не исполнила его последнюю волю
Мариш, ни слова о том, что жизнь до этого была не размеренной. Лучше акцент сделать на том, что Крис вступила в права владения/,...
\Об установлении отцовства и взыскании алиментов
Доказательства, подтверждающие признание ответчиком отцовства, в том числе в период беременности матери ребенка (письма и иная переписка...
\Методические указания по выполнению лабораторной работа по дисциплине «Основы менеджмента»
Если наступает момент, когда теория не подтверждается практикой, то уходит теория как несоответствующая реалиям. Вот почему в обучении...
\Программа кандидатского экзамена по специальности 09. 00. 01 «Онтология и теория познания»
Предмет онтологии. Предмет философии. Многообразие определений философии. Система философского знания. Онтология в структуре философского...
\В каком году И. М. Сеченовым был опубликован труд "Рефлексы голов­ного мозга"?
В каком году П. Ф. Лес­гафт опубликовал монографию: "Семей­ное воспитание ребенка и его значение"
\Предмет и метод познания. Конкретность предмета познания
Метод (в широком смысле) — путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов)
\Книга составлена на основании двух брошюр, которые мне довелось написать...
И в том и в другом случаях приходилось писать для людей, чьи познания в области христианского богословия не следовало переоценивать....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница