Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005




НазваниеАндрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005
страница5/15
Дата публикации24.02.2013
Размер2.15 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

^ Проведите инвентаризацию своих жизненных сил

Какой же жизненной энергией мы обладаем? Оказывается, что у нас два источника энергии — один внешний, другой внутренний. Все, конечно, начинается со «стартового капитала», которым является сама наша жизнь, благополучно с щедрого плеча судьбы нам выданная. Но дело этим не закончилось, дальше нас, что называется, «посадили на зарплату». В нас постоянно вырабаты вается физическая и психическая энергия, которая позволяет нам жить дальше, т. е. под держивать в себе жизнь и организовывать ее. Желающие могут этим и ограничиться — это действительно очень неплохой куш. Тот же, кто воспринимает как угрозу сакраментальное советское проклятье: «Что б тебе всю жизнь жить на одну зарплату!», должен обратиться за «внешними источниками финансирования».

Что включают в себя эти «источники»? В самом общем смысле — это все то, что нас окружает, но если быть более конкретными — это, во первых, другие люди, а во вторых, дела и проекты, в которых мы участвуем. Но здесь нужно всегда помнить об одной детали: оба указанных «источника внешнего финансирования» сами по себе являются инвестиционными проектами, т. е. это то, во что мы должны вложиться, чтобы получить прибыль. Иными словами, все ваши отно шения с другими людь ми, все, что связано с вашей профессиональной деятельностью, мо жет быть, образно выражаясь, очень прибыль ным мероприятием, при условии соответствующего подхода к делу. Прежде чем к этому перейти, рассмотрим небольшую схему.

Из этой схемы вытекают, по крайней мере, два очень важных вывода. Во первых, если мы ничего не будем делать, это не катастрофа. Пусть и кривая дорога, но куда то, да выведет. Это очень важный вывод, поскольку позволяет нам перейти ко второму без ужаса и тревоги. Чаще всего мы постоянно «боремся» за свою жизнь, воспроизводя в сознании доисторический уже лозунг: «Вся наша жизнь — борьба!» Подобный подход, как мы уже говорили, сам по себе неконструктивен, ведь к работе нужно относиться с легкостью, как к флирту, и только тогда она начнет спориться и приносить удовольствие; а к флирту надо относиться как к работе, но вовсе не как к тяжелому труду, а просто как к объемному мероприятию.



^ Если же от тревоги и предчувствия неми нуемой катастрофы мы избавлены, то эффек тивность нашей «инвестиционной политики» (когда мы вкладываем себя и свои силы в других людей и в какие то важные для нас дела) оказы вается существенно выше, нежели при невро тических формах «борьбы за выживание».

Второй вывод, логично вытекающий из этой схемы, состоит в оправданности «инвестиционной политики». Мы можем, конечно, тупо просадить весь свой «жизненный капитал» вместе с «пожизненной рентой» — беды не будет. Но мы можем и целенаправленно заняться управлением своим «имуществом» и «активами», т. е. жизненными возможностями и энергетическими ресурсами.

Большинству из нас, конечно, кажется, что мы и так управляем своими ресурсами, что мы и так в полной мере используем свои воз можности, просто того и другого нам недоста точно. Однако поверьте мне, все это не более чем серьезное заблуждение. В действительности же мы чрезвычайно консервативны и все время катаемся, как заведенные, по одним и тем же рельсам, будучи не в силах вырваться из круга обыденности. Кроме того, мы, в лучшем случае, снабжены некими целями, т. е. отдаем себе отчет в том, чего именно хотим достичь (впрочем, и это редкость), но многие ли из нас понимают зачем?

То, что мы считаем обычной и нормальной жизнью, на деле оказывается хождением по кругу. С одной сто роны, мы недостаточно мобильны, т. е. не готовы изме нять свою жизнь, отступать от привычных стереотипов. С другой стороны, мы заняты погоней за некими целями, не осознавая при этом смысла производимых нами дей ствий, не задумываясь над оправданностью собственных вложений и трат. Если эти ошибки не будут устранены, мы окажемся заложниками своей жизни, а вовсе не ее устроителями.

^ Замените «цели» на «задачи» и «смыслы»

Если вы помните знаменитые советские фильмы, то, верно, вам знакома пафосная фраза, которая вкладывалась в уста «положительных героев»: «А у тебя есть цель в жизни?» или «А ты знаешь, какая у тебя цель?» Вспомнили? Теперь аккуратно запишите эти вопросы на листочке бумаги с тем, чтобы потом нещадно его разорвать и выбросить в мусорную корзину. Жизнь — это крайне переменчивая штука, а потому мы со своими «целями» походим на рыбака, который пытается снарядить свои снасти в девятибалльный шторм. У всех нас, кто вошел в пору сознательности к моменту начала «перестройки», были цели. И где они теперь? Иных уж нет, а те далече…

Разумеется, жить без «цели» нельзя. У нас всегда есть «цели», правда, получается с ними странная штука. Вот вспомните сейчас свои цели, которые были у вас, скажем, десять лет назад. Впрочем, это мое предложение содержит в себе некоторую закавыку. Вы сможете вспомнить те «цели», которые более или менее осуществились, а вот те, которые не осуществились, благополучно и безвозвратно вами забыты. На самом деле этих — забытых — «целей» было в несколько раз больше. Они существенно влияли на нашу жизнь, определяли направление наших действий, но все это оказалось пустой тратой времени и сил. «Цель» бестелесна, ее трудно взять в производство, она всегда манит, но очень редко пригревает.

Если мы хотим быть успешными, нужно отказаться от этого «идеологического релик та», разделив его на два конструктивных, зна чительно более удобных в использовании по нятия — «смысл» и «задачи». Да, на жизнь надо смотреть как на набор «задач». Перед нами всегда стоят какие то задачи, которые требуют своего решения. Причем, отмечаю это особо, не «проблемы», а «задачи».

Но «задачи» эти надо различать и решать исходя из понимания «смысла» того, что вы делаете, проще говоря, с пониманием того, ради чего вы это делаете. Если вы ощущаете: то, что вы делаете, — важно, то в этом случае зада чи будут решаться пра ктически сами собой, поскольку процесс про дуктивного инвести рования ваших сил и возможностей будет происходить автомати чески.

Очень важно понимать «смысл» собственных решений и поступков, в этом случае мы всегда можем пожертвовать собственными амбициями, переступить через собственные эмоции и сделать то, что нам, нам самим, нужно. Не нашим эмоциям и амбициям, не нашей лени и нашим страхам, а нам, лично нам. Ощущая «смысл» своих действий, вы становитесь виртуозным игроком на пространстве жизни, игроком, который всегда готов пожертвовать тактической победой, отдав ее кому и чему угодно ради достижения стратегического выигрыша, который, поверьте, при подобной тактике не заставит себя ждать.

Если вы хотите быть успешными, помните, что перед вами всегда стоят «задачи», решение которых имеет для вас определенный «смысл». Не делайте ничего, в чем бы вы не ощущали присутствие этого «смысла». Даже самое маленькое действие, даже самые никчемные, на первый взгляд, поступки и события могут быть исполнены ощущением «смысла». А это ощущение способно сделать вас счастливыми.

Каковы эти «смыслы»? Хотите чувствовать себя счастливыми? Хотите быть востребованными, нужными? Хотите быть активными и деятельными? Хотите разнообразить свою жизнь? Хотите узнавать новое, интересное, важное? Хотите быть созидательными? Хотите ощущать себя любимыми? Хотите любить? Хотите жить? Хотите хотеть жить? — все это наши истинные, глубокие, подлинные «смыслы», заручившись которыми нам вполне по плечу любая жизненная «задачка».
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Что может быть нужно, если все есть?»

То, что можно без всяких натяжек назвать «смыслом жизни», всегда лежит на поверхности. Искать его, этот смысл — значит совершать исключительную глупость. Мне кажется это вполне очевидным, ведь любой найденный таким образом «смысл» обязательно будет надуманным, неестественным, а потому ошибочным.

У нас есть истинные желания, которые зародились еще в нашем детстве. Мы хотим быть востребованными, только по настоящему, и мы хотим восхищаться, только искренне, всей душой, т. е., проще говоря, мы хотим любить и быть любимыми. К сожалению, часто эту простую мысль очень трудно донести до сознания определенных «трудящихся».

Эти «трудящиеся» не вложили своих сил, своего труда в это «дело», а потому потерпели фиаско и разочаровались в возможности такого простого человеческого счастья. Нас не будут любить просто так, «просто так» в нас могут только влюбиться, а вот любить просто так нас не будут. Любовь, сколь бы прискорбно это ни звучало, нужно заслужить. Любовь — это восхищение, но восхищаться можно лишь чем то, нельзя восхищаться «ничем». Кто то, конечно, может восхититься нашей внешностью, но в этом случае и любить он будет именно нашу внешность, а не нас самих

Вот почему Поступок (именно с большой буквы!) — это то, чем мы можем заслужить настоящее восхищение, а проще говоря, любовь. Если мы хотим быть любимыми, мы должны совершать Поступки, а если мы хотим любить, мы должны замечать Поступки других людей. Все достаточно просто, но, как оказывается, у кого то все получается куда сложнее…

Максиму на момент нашей встречи было 37 лет — роковой по российским меркам возраст. К этому времени он уже успел жениться и развестись, родить ребенка (если подобное выражение может быть применено в отношении представителя «сильного пола»), но наиболее существенные достижения Максима лежали в плоскости профессиональной деятельности. На заре появления в России Интернета он окунулся в эту деятельность с головой, создал свою фирму, которая занималась обеспечением этого «спрута» и быстро завоевала свою нишу на рынке. Посредством своего бизнеса Максим на свое же несчастье заработал достаточное количество денег, чтобы не думать о хлебе насущном, и начал думать бог знает о чем.

В какой то момент Максим задался вопросом: зачем он живет, какой смысл его жизни? К решению этого вопроса, как и ко всем подобным проектам в своей жизни, он подошел с исключительной серьезностью: накупил книг по философии и психологии, стал ходить на разнообразные курсы, заниматься по различным «системам» — йогой, парапсихологией, голоданием и т. д. Количество свалившейся на него информации было огромным, авторы книг и методов обещали ему «просветление», «познание смысла бытия» и т. п. В голове Максима воцарился настоящий хаос, ему стало казаться, что «просветление» где то рядом, надо только «ухитриться ощутить это».

Тем временем его бизнес стал приходить в упадок. Это было связано и с «субъективными», и с «объективными» факторами. С одной стороны, он сам отошел от дел, его флирт с работой закончился. С другой стороны, на рынке изменилась конъюнктура, надо было приспосабливаться, менять тактику; но, не «флиртуя» со своей работой, быть эффективным управленцем невозможно. И чем менее успешным был бизнес Максима, тем с большей настойчивостью он пытался проникнуть в мир «непознаваемого». Казалось, он нашел смысл жизни — ему надлежало «познать истину» и приобщиться к сонму «святых». С точки зрения буддизма, в этом нет ничего богохульного, даже напротив; однако стратегию своего личностного роста Максим избрал «прозападную», а никак не восточную: «пришел, увидел, победил». Так буддийское «просветление» днем с огнем не найдешь.

Что же на личном фронте? Женщина, с которой он сошелся во время строительства своего бизнеса, теперь перестала его интересовать. Их дороги разошлись, и хотя Марина (ее звали Мариной) из кожи вон вылезала, чтобы вернуть Максима в прежнюю колею — и личную, и профессиональную, — результативность ее потуг была минимальной. Максим тем временем познакомился с другой девушкой, которая была значительно моложе его и с юношеским простодушием слушала излагаемые им «теории». Близость их была очень условной, и хотя они жили как муж и жена, понимание на деле было лишь поверхностным. Ей было интересно, а он искал «единомышленника», «соратника», чего эта юная особа, воспитанная в другой жизни (как и все те, кто взрослел вместе с «перестройкой»), конечно, дать ему не могла.

В результате Максим превратился в настоящую «философскую развалину», свалку теорий и мировоззрений, являя собой пример человека, который знает «что», «где» и «как», но не знает «зачем». И действительно, ради чего он предпринимал все эти свои поиски? Зачем он осваивал эти теории, мировоззренческие системы, техники и практики? Именно на этот вопрос Максим и не мог мне ответить. Он пытался отвечать, но его ответы выглядели странными и нелепыми. Он говорил, что хочет «обрести покой», «узнать истину», «стать просветленным». И я снова спрашивал его: «Зачем?» «Ну как… — терялся Максим, — чтобы было».

«Но что ты будешь делать со своей просветленностью? Зачем она тебе нужна?» — повторял я из раза в раз, стараясь продемонстрировать ему одну простейшую вещь. Какую? На самом деле таким странным образом Максим искал возможность почувствовать себя счастливым, ему хотелось, чтобы то, чем он занимался, приносило ему удовольствие, чтобы люди, с которыми он общался, были близки ему, дорожили им, чтобы, наконец, он мог любить их. При этом все его действия, все, что он делал, не приближало его к искомому, а, напротив, лишь удаляло от этого. Любое занятие, в свете его мировоззрения, казалось Максиму бессмысленным и неинтересным, отношения с другими людьми не складывались, поскольку вместо подлинной заинтересованности в них он требовал от них понимания некой «истины», которую сам он искал и найти не мог.

Вот, собственно, на этом мы и сосредоточили свои усилия. Максиму нужно было сформулировать свои подлинные «смыслы», то, ради чего стоит жить, то, во что стоит инвестировать жизнь. И только когда Максим смог признаться себе в том, что главным для него является не некое «абстрактное счастье», дарованное ему «абстрактной истиной», а живые, по настоящему ценные отношения с другими людьми, возможность ощутить себя в деятельности, только тогда этот порочный круг и был преодолен.

Всю жизнь он работал, боясь оказаться вторым, боясь обвинений в неполноценности, несостоятельности, а не потому, что его работа ему нравилась. Именно поэтому, достигнув хороших результатов, он потерял к ней всякий интерес. Всю жизнь он строил свои отношения с другими людьми, не рискуя им доверять, боясь открыться им и положиться на них. Именно поэтому эти отношения с окружающими никогда не приносили ему действительной сердечной радости.

Что ж, оказывается, вопрос — «Что может быть нужно человеку, если у него все есть?» — отнюдь не лишен смысла. Это «все есть» — достижение «целей», но далеко не все достигнутые нами «цели» служат тому, что насыщает нашу жизнь «смыслом». Иногда, напротив, наши достижения оказываются препятствием к тому, чтобы чувствовать, что ты знаешь, зачем и ради чего ты живешь.

Жить ради достижений — значит мучиться. Жить, ощущая радость от того, что ты делаешь, и радуясь тому, что ты любим и любишь, — вот тот «смысл» жизни, от которого ни один нормальный человек в ясном уме и твердой памяти не откажется. Но чтобы быть в этом ясном уме и твердой памяти, нужно, как оказывается, проделать непростой путь.
^ Умейте сосредоточиться на «задаче»

Не знаю, как вам, но лично мне неоднократно приходилось встречать людей, которые были чрезвычайно одарены от природы, но, к сожалению, так и не смогли реализовать свой потенциал. С другой стороны, я встречал и таких людей, которые в прямом смысле этого слова всего добились сами. Природа, родители, воспитание, условия жизни, казалось, не были на их стороне, но, несмотря на это, они смогли не только выстоять, но и состояться как в личной, так и в профессиональной жизни. Когда сталкиваешься с подобным парадоксом, всегда хочется спросить: «Как?!» Ответ, который сразу же приходит на ум в этом случае, достаточно прост: чем больше препятствий тебе приходится преодолевать, тем больше сил тебе при ходится тратить, а чем больше ты тратишь, тем больше к тебе возвращается, и ты стано вишься богаче.

Впрочем, как я уже сказал, это лишь один ответ. Другой ответ заключен в психологической особенности, свойственной второй группе людей и недостающей первой: они умели сосредоточиться на «задаче». Когда ты сосредоточиваешься на какой то «задаче», то все прочее уходит в тень, и ты занят только тем, что решаешь эту задачу. Следовательно, все твои силы сосредоточены, а все твои знания работают сообща и целенаправленно.

Просто «цель» — это что то неопределенное,  что маячит на горизонте, что то, к чему никогда не знаешь, как подступиться. А «задача» должна решаться, значит, нужно думать о вариантах решения. Когда ты думаешь о вариантах решения «задачи», то пересматриваешь свой взгляд на мир, думаешь о том, как то, что ты имеешь, можно приспособить к тому, чего ты хочешь добиться.

Ситуация очень напоминает знаменитую сказку про «кашу из топора». Солдат поступает в этой сказке просто, он перестает преследовать цель — наесться, и предлагает своим спутникам решить задачу: «как приготовить кашу из топора?». Ну, очень просто: разводишь костер, ставишь на него котелок, потом заливаешь его водой, воду кипятишь, потом кладешь в воду топор, потом этот «бульон» нужно посолить, потом добавить в него маслица, потом немножко крупы… И, глядь, каша из «топора» готова!

^ После того как вы начинаете видеть перед собой задачу, то оказывается, что в жизни есть масса разнообразных средств, позволяю щих вам эту задачу решить. Но до тех пор, пока вы намереваетесь удовлетворить собственное желание, т. е. достичь какой то «цели», ваши действия будут натыкаться на «непреодолимые обстоятельства ».

Необходимо заставить себя думать «специальным образом». Если вы решаете задачу своего трудоустройства, нужно думать не о том, что вы можете, и не о том, какую работу вам предлагают, нужно думать о том, что такое «работа», какой она вообще бывает, где ее «дают», кто и какой «работой» занимается, в какой «работе» испытывают потребность. Иными словами, нужно разбирать варианты, прокручивать варианты, пробовать варианты. В этом случае вы используете все ваши знания и весь ваш опыт. И если раньше вы думали только о том, что непосредственно вы в своей жизни делали, то теперь начинаете думать о том, что другие люди вообще в подобных случаях делают. В этом случае вероятность того, что вы наткнетесь теперь на подходящее решение, оказывается куда более существенной.

Умейте сосредоточиться на задаче. Для этого нужно не фиксироваться на «цели» (на том, чего вы хотите достичь), а нужно понять, какая перед вами стоит «задача» (т. е. то, что вы должны сделать). Дальше проду майте последовательность шагов, т. е. то, с чего нужно начать, далее собирайте информацию и произвольно ее компонуйте — складывайте элементы этой картинки так и иначе, добавляйте в нее новые элементы. Это дело затянет вас по настоящему, поскольку в жизни масса вещей, которые так или иначе приложимы к решению этой вашей «задачи». Теперь вы начинаете думать об этом не абстрактно, а так, словно бы все вокруг вас об этом думают, и ваша задача заключена только в одном: не пропустить правильного решения.

Зарисовка из психотерапевтической практики: «Я б в рабочие пошел, пусть меня научат!»

Надо сказать, что умение сосредоточиться на задаче — это общий биологический принцип, принцип, получивший, с легкой руки великого русского физиолога А. А. Ухтомского, название «доминанты». Вкратце суть этого принципа состоит в следующем. Мы сталкиваемся с огромным количеством самых разнообразных жизненных ситуаций, вовлечены во множество процессов, заняты бездной дел, и если в нас нет сосредоточенности, если мы не способы отделить главное от второстепенного, то никогда не сделаем ничего существенного. Мы будем плыть по течению, нас будут толкать волны, мы будем натыкаться на препятствия, садиться на мели, но не добьемся желаемого. И только в том случае, если мы сможем сосредоточить все свои силы на чем то одном, то выплывем туда, куда хотим, а не туда, куда нас вынесет.

Итак, первая черта принципа «доминанты» заключена в целенаправленности деятельности.

Вторая черта этого принципа состоит в концентрации сил и средств. Приведу простой пример. Многие родители не могут заставить ребенка думать о своем будущем. Они приводят ему самые разнообразные аргументы, они пытаются добиться своих целей путем поощрений и наказаний, но ребенок совершенно не понимает, «чего они хотят». Здесь, конечно, необходим авторитет, причем настоящий, в противном случае ребенок к вам никогда не прислушается. С другой стороны, даже если вы с вашим ребенком совместными усилиями нашли некую «цель» — это еще отнюдь не гарантирует того, что он на ней сосредоточится. Иными словами, найти цель это еще не значит ею загореться. А «зажечь» целью, «увлечь» ею современного подростка практически невозможно — не из того они теста, что мы, бывшие пионеры и комсомольцы. Вот почему я говорю таким подросткам:

— Перестаньте думать об избранной вами профессии как о цели. Давайте будем рассматривать всю эту ситуацию как задачку, обычную задачку по математике. Что нужно для того, чтобы решить задачу?

— Предложить варианты решений, — говорят дети.

— О'кей! Допустим, вы хотите стать юристом. Что для этого нужно?

— Нужно поступить в вуз, — дети начинают рассуждать.

— Стоп! Для того чтобы поступить в вуз, нужно подготовиться к поступлению, ведь так? — я хочу, чтобы дети рассматривали поступление в вуз не как обрушившееся на них несчастье, а как просто один из этапов решения задачи. Кроме того, если мы хотим, чтобы задача была решена успешно, то пропускать этапы, конечно,

нельзя, а подготовка в вуз — это этап.

— Да, надо подготовиться к сдаче экзаменов в вуз, — ребята соглашаются.

— Но по каким дисциплинам вы будете готовиться, чтобы поступить на юридический факультет?

— Литература, история…

— Но разве юрист — это литератор или историк? — я задаю провокационный вопрос.

— Нет, юрист — он юридические дела решает, — говорят дети.

— А вы сталкиваетесь с юридическими делами в своей повседневной жизни?

— Нет, мы еще не сталкиваемся…

— «Неправда ваша!» Все мы живем по общему закону — по Конституции, которая, например, дает вам право на образование. Вы же в школу ходите? Ходите. А по какому праву? По праву, которое вам дано Конституцией. Вы живете в своих квартирах, как вы думаете, вы это по праву делаете?

— По праву! — догадываются дети.

— Правильно, эти вопросы регламентируются жилищным законодательством. И так все в нашей жизни — на все есть какие то законы. Вы смотрите рекламу по телевизору — на тот случай есть закон о рекламе, который запрещает вас обманывать. Если изготовитель рекламы вас обманет, он нарушит закон и его можно привлечь к ответственности. Вы заходите в магазин и сразу попадаете под защиту закона о правах потребителя. Причем этот магазин арендует помещение, что тоже делается по определенным законам. Лицензию на работу он тоже получает по закону, который реализуется специальным органом, — лицензионной палатой. Владелец магазина нанимает работников — это тоже происходит по закону, который определяет права и обязанности работника и работодателя. Все работающие платят налоги — это определяет Налоговый кодекс.

И дальше я рассказываю еще множество вещей такого рода, о которых дети даже не задумываются. Кажется, что ничего сверхъестественного в моей «лекции» нет, но на самом деле я пытаюсь перестроить все мировосприятие ребенка таким образом, что он начинает видеть мир, условно говоря, под юридическим углом зрения. Все, на что ребенок смотрел прежде без всякого энтузиазма, теперь преображается, ему становится интересно. Одна большая задача распадается на множество взаимосвязанных друг с другом задач, ребенок начинает думать над ними, а в результате думает о решении основной, главной задачи. Так у нас и получается «доминанта».

Потом родители приводят своих «непослушных» и «ленивых» детей на следующую консультацию, и эти «непослушные» и «ленивые» дети спрашивают меня, какой закон регулирует мою деятельность? А в следующий раз они рассказывают мне о том, как они придумали законы, которые регулируют работу транспорта или милиции. Теперь уже наступает очередь спрашивать родителей, и они спрашивают: «Что вы ему такое сказали, что он стал заниматься?!» А я ничего не говорил ему о том, что «он должен» заниматься, я просто научил его видеть задачи и концентрироваться на них. Задачи увлекают сами по себе, на них нужно просто сконцентрироваться, а дальше все решается само собой — один ход тянет за собой другой.
^ Противопоставьте своей растерянности конструктивность

Итак, перед нами большие, можно сказать, гигантские задачи: нам предстоит освоить фантастические средства и, даст бог, реализовывать умопомрачительные возможности. Что ж, учитывая это, введем «законы военного времени». Вот первый из них: мы не имеем права чувствовать себя растерянными, в противном случае у нас ничего не получится.

Всякий раз, когда мы испытываем чувство растерянности, нам кажется, что единственным средством спасения является бегство. Если же мы поддадимся этому искушению и сбежим, то в следующий раз в подобной ситуации иного способа реагирования у нас уже не будет. Наше подсознание, очень довольное нашим прежним бегством, спасшим его от необходимости идти вопреки собственному страху, станет уверять нас, что иного выбора у нас просто нет. Потворствуя своим страхам, мы делаем их сильнее, а себя слабее. И только научившись преодолевать собственные страхи и собственную растерянность, мы обретаем подлинные силы.

Как же справиться со своей растерянностью? Здесь есть только один способ: мы должны заменить ее на конструктивность. Растерянность — это чувство, переживание, а конструктивность, напротив, продукт здравого смысла и сознательного рассуждения. Впрочем, если нами овладело чувство страха, то здравый смысл вполне может нас подвести; в подобных ситуациях он склонен подчиниться и даже сыграть на стороне чувства. Вот почему здесь категорически нельзя терять инициативу! В первые же мгновения, когда вы сталкиваетесь с тем, что вам приходится принимать решение, взять на себя ответственность, встретить что то новое и необычное в своей жизни, необходимо включить механизм конструктивного решения задач. Этот механизм заключен в трех вопросах: «что?», «где?», «как?»

Вам необходимо ответить себе на вопрос, что представляет собой предмет задачи или ситуация, с которой вы столкнулись, что требуют от вас обстоятельства. Если вам удастся сепарировать данную задачу от всего прочего, вы непременно убедитесь в том, что она отнюдь не так тяжела и тягостна, как может показаться на первый, слишком эмоциональный взгляд. К сожалению, мы очень редко даем себе труд определить содержание ситуации прежде, нежели бросимся в бой или наутек. Если же делать это заблаговременно, то перед вами будет даже не «задача», а «задачка», с которой грех не справиться.

Далее вы определяете где, в какой плоскости лежат средства решения этой задачи. Поскольку безвыходных ситуаций не бывает в принципе, то вам абсолютно не нужно паниковать. Нужно лишь выяснить, где лежит, располагается этот выход. Возможно, для решения стоящей перед вами задачи необходимо привлечь какие то дополнительные силы, знания, возможно, понадобится чье то участие. Наконец, в ряде случаев необходимо банальное изменение тактики, например с наступательной на примиренческую или с оценивающей на исследовательскую. Так или иначе, после того как вы определили то, где сокрыто решение стоящей перед вами задачи, где расположились средства ее решения, можно считать, что полдела сделано. Остался третий вопрос: «как?» Вы должны ответить себе, как добиться вовлечения в решение задачи тех средств, ресурсов или возможностей, которые были выявлены вами при ответе на вопрос «где?» В ряде случаев мы находим средства решения задачи, однако не задумываемся над тем, как «подтащить» эти средства к этой задаче. Получается совершенно дурацкая и нелепая ситуация: решение есть, а задача не решается.

Мы не задумываемся, что на этом этапе также может потребоваться привлечение каких то новых элементов, введение в действие каких то дополнительных сил и возможностей. Мы говорим себе: «Я знаю, что нужно делать, но как?» Вот над этим «как?» и нужно покумекать, а не разводить руками, поскольку, как уже было сказано, безвыходных ситуаций не бывает, решение всегда отыщется. Зачастую же мы отчаиваемся, только приступив к делу, полагая, видимо, что оно должно решаться лишь оттого, что мы соизволили за него взяться. Разумеется, подобная тактика редко оказывается продуктивной.

Если же не робеть, если не позволить себе растеряться, а взять себя за грудки и последовательно ответить себе на три указанных вопроса — «что?», «где?» и «как?» — оказывается, что задача эта лишь дело техники!

Алгоритм решения любой задачи достаточно прост: необходимо ответить себе на вопрос, «что?» представля ет собой эта задача, потом определиться с тем, «где?» находятся средства ее решения. И наконец, определить ся, «как?» свести одно с другим, добившись тем самым желаемого результата. Для абсолютного облегчения про цесса поучитесь сначала отвечать на эти вопросы при решении конкретных задач письменно — это замечатель но дисциплинирует и оттачивает мысль.
^ Победите своего главного врага — «драматизацию»

Еще один злейший наш враг — это «драматизация». Мы склонны преувеличивать тяжесть наших «проблем», кстати, именно поэтому мы называем стоящие перед нами задачи этим словом — «проблемы». Мы склонны впадать в отчаяние, в страдание, начинаем заламывать руки, кусать локти и параллельно выть на луну. Как часты в нашем репертуаре восклицания: «Это ужасно!», «Это катастрофа!», «Как жить дальше?!», «Все пропало!» По сути же, это самые настоящие инструкции, буквально вменяющие нам пассивность и бездеятельность. Но при подобной жизненной политике далеко не уедешь. Мы любим искать виноватых, рассказывать о том, почему что то невозможно, определять и пестовать «причины» наших бед и несчастий. Разумеется, после того как мы на все 100% объясним себе, почему «все плохо», почему «жизнь кончилась», почему «трагедия неизбежна», жизнь, и вправду, оказывается такой. Впрочем, и в этом случае «трагедия» — это только название. В действительности, трагедия — это театральное действо, в котором, впрочем, все мы преуспели, причем очень и очень профессионально.

Но что значит это «все плохо»?.. Уж прямо так и все! А что значит «жизнь кончилась»? Знаете, когда она кончится, то вы этого даже и не заметите, а уж восклицать что либо точно не будете. Да и «неизбежность трагедии» или «катастрофы» — это чистой воды иллюзия. Конечно, не приятности в нашей жизни встречаются, ник то этого отрицать не будет, но называть или не называть эти неприятности «трагедиями» и «катастрофами» — это сугубо личное дело. Назовете «катастрофой» — будет катастрофа, а назовете «жизненным обстоятельством» — будет жизненное обстоятельство, причем ря довое, в числе других.

То, что мы называем «несчастьями», «трагедиями» и «катастрофами», — это просто события, которые разрушают нашу картинку будущего, наше представление о нем, но вовсе не само наше будущее. Разрушить будущее невозможно, потому что его еще нет. Некоторые события способны существенно изменить наши планы, возможно, нам придется скорректировать траекторию своего жизненного пути, но, может статься, это и к лучшему! Быть может, засиделись мы в своем нынешнем состоянии, вот судьба и дает нам пинка, чтобы начали двигаться. Зачастую других средств преодолеть нашу нерешительность у нее просто нет.

Впрочем, драматизироваться можно и совершенно на пустом месте. Кто то драматизирует вопрос собственной несостоятельности; кто то переживает из за высказанных кем то на его счет оценок; кто то недоволен собственным образованием и клянет судьбу; кто то болезненно обеспокоен своей внешностью, стройностью, фигурой и т. п.; кто то полагает себя неизлечимо больным, тогда как на самом деле действительных причин для беспокойства нет никаких.

Короче говоря, у каждого, как говорится, свои «тараканы», но все они откормлены самым выдающимся образом, причем нами же самими и откормлены. Мы взращиваем собственные проблемы так, словно бы они наши близкие и дорогие родственники. Мы их пестуем, вместо того чтобы гнать поганой метлой.

Помните, если вы хотите быть успешными, то делать из мухи слона категорически запрещается! Мы, как пра вило, существенно преувеличиваем тяжесть тех или иных трудностей и неприятностей, что лишает нас конструк тивности, что делает нас неэффективными управленцами собственных психологических ресурсов. Просто уберите от греха подальше из своего словарного запаса такие слова: «трагедия», «проблема», «катастрофа», «ужас», и вы даже не заметите, как вам сразу станет легче жить.

Корней Иванович Чуковский даже написал по этому поводу сказочку. В ней рассказывается о том, как «рыжий и усатый та ра кан» одним своим появлением «задраматизировал» всю уважаемую звериную общественность. Слоны и носороги — и те «по канавам, по полям разбежалися» и тряслись в указанных местах, готовые пойти на все, даже самые чудовищные требования террориста. А тот восклицал: «Принесите мне своих детушек, я их за ужином скушаю!» То, что проблема (в смысле — этот таракан) и выеденного яйца не стоит, мы узнаем лишь при появлении воробья, который «вот и клюнул таракана, вот и нету великана, даже усов от него не осталося». Но для этого необходимо отказаться от драматизации, перестать преувеличивать тяжесть «обрушившихся» на вас проблем.

Как это сделать? Просто перестать драматизировать! ^ Никаких катастроф не происходит, а трудности — это только трудности. И на то они и трудности, чтобы с ними справляться, а впадать в эмоциональный параличдело и глупое, и бессмысленное. Сам этот эмоциональный паралич и создаст нам настоящую проблему!

Зарисовка из психотерапевтической практики: «Происшествия на дорогах»

Служители закона достаточно часто оказываются на приеме у психотерапевта. Работа у этих людей непростая, кому то приходится участвовать в «локальных боевых действиях», а кто то воюет с «внутренним врагом». Постоянные стрессы сказываются на психологическом состоянии людей не лучшим образом, вот, собственно, и предмет для нашей встречи. Так или иначе, но я не сильно удивился, когда в мой кабинет вошел молодой человек, представившийся, если мне не изменяет память, оперуполномоченным в делах борьбы с «организованной экономической преступностью». Он с ходу поведал мне цель своего визита: «Доктор, я испытываю чувство тревоги, когда сажусь за руль». Что ж, в этом симптоме нет ничего особенного, он часто возникает у людей, которые оказались однажды в аварии. Воспоминания о пережитой тобой аварии могут сильно испортить удовольствие от езды на автомобиле.

— Вы были в аварии? — спросил я у своего нового пациента.

— В какой аварии? — искренне удивился он.

— А вы не были в аварии? — теперь настала моя очередь удивляться.

— Нет, не был… — протянул оперуполномоченный.

— Я вас правильно понял, вы испытываете тревогу, когда ведете машину?

— Да, испытываю, — сообщил он без доли сомнения.

— И не были в аварии? — я подумал, может быть, он не правильно меня понял.

—Нет.

— Но вы боитесь попасть в аварию? — я блеснул «догадкой».

— Нет, аварии не боюсь. С чего вы взяли?

— А чего вы тогда боитесь? — правда, это становилось интересным.

— Я… ну как вам сказать… — оперуполномоченный смутился.

— Говорите, как есть, там разберемся.

— Ну… в общем… — мялся он, а потом вдруг выпалил:— Я боюсь, что меня изобьют.

— Изобьют?! — мои брови совершили странный танец, изогнувшись от состояния изумления к состоянию недоумения.

— Ну… в общем, да, — мой собеседник решился не менять признательных показаний.

— А почему вас должны избить?

— Ну… понимаете, на дороге подрезают… — казалось, он думает, что я знаю, о чем идет речь. Он ошибался.

— Подрезают, и что?
— Ну… что. Я потом еду за ним…  И?

— Прижимаю его к обочине…

— Дальше?

— Он выходит из машины…

— Тот, который вас подрезал, а вы его догнали и прижали к обочине?

— Совершенно верно! А комплекция то у меня… — оперуполномоченный замялся. — Я всего 56 килограммов вешу при росте 175! Он может меня избить…

— А зачем вы его тогда догоняете? — я совершенно запутался.

— Ну, а как? — вспылил мой собеседник. — Это что же получается? Я — офицер милиции, я работаю сутками, понимаете вы? А эти барыги меня подрезают!

Да, понять эту логику сразу мне не удалось, хотя, как оказалось, она была совсем несложной. Молодой человек, напитавшийся «милицейской» или, я уж не знаю, какой там романтики, разделивший мир на «наших» и «ненаших» — на «борцов с экономическими преступлениями» и «экономических преступников», ощутивший свою «униженность и оскорбленность», хотел заставить окружающих, в особенности этих «преступников», его «уважать». Да вот только одна проблема, неувязочка вышла: габаритами он не вышел. Он очень стесняется своей астенической комплекции (даже в баню из за этого не ходит — «неловко перед товарищами таким показываться») и, по сути, драматизировал этот вопрос. Ничего сверхъестественного в такой комплекции нет, у его психотерапевта вес даже меньший, но это нисколько его не беспокоит, даже напротив.

Впрочем, возможно, это обстоятельство — астеническая конституция — не было бы для этого молодого человека столь серьезной проблемой, если бы в дело не затесалась еще одна, вторая драматизация, а именно: недовольство собственным положением при явном преувеличении своей социальной роли, «места под солнцем». Оперуполномоченный полагал, что его статус должен быть признан всеми, и в особенности теми, с кем он собрался бороться. Разумеется, рассчитывать на это в высшей степени странно. А вынуждать других людей уважать себя такими методами — «погонями» и «разборками» — это уже настоящее безумие.

Конечно, можно самозабвенно гипнотизировать себя таким образом: «Я санитар общества!», «Я страдаю за общее благо!», «Я великий и могучий, а вынужден жить на одну зарплату!» Но что это изменит? Не нравится зарплата — устраивайся на другую работу, где

платят больше, сам, в конце концов, зарабатывай. Хочешь быть «санитаром» — ну, будь, только не нужно грести всех под одну гребенку, помни о презумпции невиновности, ведь заповедь «Не навреди» еще никто не отменял. Хочешь, чтобы тебя уважали, — сделай так, чтобы тебя было за что уважать, а уважение к «милицейским погонам» в нашем обществе подорвано самими же этими «погонами». Что на зеркало пенять? Да и кто знает о том, кого он подрезает?! Это наша общая, российская культура автовождения, как говорится, «ничего личного».

Итак, молодой человек драматизирует по следующим пунктам: во первых, «меня не уважают», «я заслуживаю уважения», «я не потерплю унижения»; во вторых, «я выгляжу хилым», «я не произвожу грозного впечатления», «я хочу, чтобы все меня боялись». И что получается? Получается, что сам он садится за руль и начинает бояться, причем самого же себя! Своих собственных абсолютно бессмысленных, безрассудных и некультурных поступков, которые порождены его невротическими драматизациями!

Этот пример, быть может, кажется необычным, но все мы имеем в своем арсенале подобные драматизации. Мы рассматриваем как «трагедию», «проблему», «драму» то или иное обстоятельство, а в результате сам подобный подход к данному обстоятельству и создает «трагедию», «проблему» и «драму»!
^ Настройтесь на «позитив»

«Вбеде не растеряться — вот главная задача!» — пел барон Мюнхгаузен в замечательном мультфильме прежних времен. Впрочем, «беда» — понятие относительное. Мы иногда способны впадать в настоящую депрессию из за сущих мелочей, что, конечно, никуда не годится. Жизнь так устроена, что о своей расточительности ты понимаешь только в момент финансового краха. То, что ты был когда то счастлив, осознаешь, лишь переживая тяжелые душевные потрясения. Наше счастье всегда где то впереди, в будущем, или где то позади, в прошлом. И днем с огнем его не сыскать в настоящем, тогда как это настоящее и есть единственное место его пребывания.

Народная мудрость гласит: что имеем — не храним, потерявши — плачем. Воистину так! По этому поводу есть даже психотерапевтический анекдот. Приходит пациент к психотерапевту и говорит: «Тяжело и мучительно стало мне жить, доктор!» «Такова жизнь, — отвечает ему врач, — полоса белая, полоса черная». Через полгода на пороге психотерапевтического кабинета снова появляется этот же пациент: «Господи, доктор, как вы были правы! Только почему вы не сказали, что та полоса была белой?!»

Что ж, нужно срочно менять тактику! Продолжать в том же духе — значит обрекать себя на постоянную тревогу и, в итоге, на хроническую депрессию. Психика наша устроена в каком то смысле очень примитивно, она занята проблемой выживания, постоянно нацелена на поиск потенциальной угрозы и на попытки от нее предохраниться.,

Получается, что мы по самой природе своей как бы нацелены на негатив, именно он для нас актуален. А позитивное, напротив, наше внимание к себе не приковывает. Что ж, если так, придется приковать насильственными мерами.

Задумаемся о том, что у нас хорошо. Руки, ноги есть? Хорошо! Глаза видят, уши слышат, сердце стучит? Замечательно! Семья есть, друзья есть, работа есть (какая никакая)? Прекрасно! Впрочем, это мы по большому счету, а если еще и мелочи к этому присовокупить… Вот вы читаете книгу — это возможность получить информацию. Скажете плохо? Неправда, хорошо. Вот вы сидите сейчас, лежите или стоите — это что, тоже плохо? Отнюдь! У вас еще сегодня дела есть? Хорошо. Нет дел, можете отдыхать? Еще лучше! Иными словами, если провести инвентаризацию всего, что есть в вашей жизни, то получится, что вы просто наисчастливейший человек! Вы этого не замечаете? В том и беда, что не считаете это существенным? Что ж, когда отнимется это «несущественное», тогда узнается, что способность ходить, видеть, слышать и т. п. — это самое существенное, что вообще может у человека быть. Хотите проверить? Завяжите себе глаза, посидите так с часок другой, а потом представьте, что это навсегда…

Мы хронически игнорируем позитивные моменты в своей жизни, следовательно, нам нужно изменить эту тактику на противоположную. В то же время, мы не только сосредоточены на поисках негатива, но, кроме прочего, постоянно заглядываем в свое собственное будущее. Если же мы нашли негатив, позитивные моменты своей жизни проигнорировали, а после этого заглянули в будущее, то, понятное дело, ничего хорошего мы там увидеть уже не сможем. Следовательно, нужно и на этот счет подстраховаться. Если сейчас все хорошо, если сейчас все у нас благополучно, то с какой стати дальше должно быть плохо? Нет такого закона, чтобы плодородная почва зерна не родила! А потому примем за аксиому, что дальше будет лучше.

^ Итак, результирующая нехитрая формула приобретает следующий вид: «У меня все хо рошо, а дальше будет лучше». Насколько это соответствует действительности? Ну, не меньше, чем формула: «У меня все плохо, а дальше будет хуже». Но какая из них перспективней? С какой жить легче? Какая из этих двух установок позволяет эффективнее справляться с жизненными трудностями? Разумеется, первая. Помните: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет»? Ну, так что, «Победа» или «Беда»?

Если вы хотите быть успешными, не позволяйте себе рассматривать какую либо ситуацию как негативную или убыточную. Помните, какими бы ни были обстоятель ства, вы всегда сможете извлечь из них прибыль, если займетесь не бегством от ситуации, а ее освоением. Всякая ситуация — это кладезь опыта и информации, а ничего дороже этого в современном мире просто не существует. Если вы хотите, что называется, «быть в цене», вы должны обладать опытом и информацией, причем разным и разной. Подходя к жизненным обстоятельствам таким образом, вы всегда можете извлекать из жизни прибыль или, по крайней мере, повышать собственную «рыночную стоимость».

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconАндрей Владимирович Курпатов средство от депрессии
Андрей Владимирович Курпатов — руководитель Санкт-Петербургского Городского психотерапевтического центра, врач-психотерапевт Клиники...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconАндрей Курпатов Средство от бессонницы Об
Андрей Владимирович Курпатов — руководитель Санкт-Петербургского Городского психотерапевтического центра, врач-психотерапевт Клиники...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconГосподи, как не хочется просыпаться! Как не хочется вырываться из...
Господи, как не хочется просыпаться! Как не хочется вырываться из теплых объятий сна, (точка) что меняется со временем? Ничего… Часы...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconЧудо-валентинка из спичечной коробки День Валентина
Как же сильно в этот День хочется получить подарок от любимого человека! А еще больше — сделать приятное своей половинке, подарив...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconПривет дорогие ребята!!! Здравствуйте уважаемые учителя!!!
И когда учились наши мамы и папы, ба­бушки и дедушки. И сейчас всегда есть, то о чём хочется сказать и что показать своим одноклассникам...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconМиллион роз из гофрированной бумаги
Наверное, многим хотелось бы получить в подарок миллион роз. И мы можем порадовать близких людей, смастерив для них эту мечту. Можно...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconПервая: речевой голос
Санкт-Петербурга и в скором времени, на что хочется надеяться, будет принята к производству. Вторая часть посвящена певческому голосу...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconИнструкция: на приведенные ниже вопросы можно ответить «да», «нет», «не знаю»
Кому не хочется получить ответ на этот вопрос! Именно поэтому мы предлагаем вам данный мини-тест
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconАндрей Владимирович Курпатов 21 правдивый ответ. Как изменить отношение к жизни mcat78
Эти иллюзии скрыты в нашем подсознании и обходятся нам слишком дорого. Так что если мы действительно хотим быть счастливыми, нам...
Андрей Владимирович Курпатов 27 верных способов получить то, что хочется «27 верных способов получить то, что хочется»: Нева; 2005 iconВик-Автор. Окончательный адьёс
Например, во имя того, чтобы забыть, получить – потратить и снова забыть. И снова получить-потратить. Как идеалист, верящий во все,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница