Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание




НазваниеСпецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание
страница3/6
Дата публикации13.04.2013
Размер0.68 Mb.
ТипУчебный курс
litcey.ru > География > Учебный курс
1   2   3   4   5   6

^ II.5. Финансовые инструменты региональной политики.

Основными финансовыми инструментами для реализации программ регионального развития служат структурные и другие регионально ориентированные фонды.

Ведущим фондом для финансирования программ региональной поддержки является Европейский фонд регионального развития. Он был создан в 1975г. для уменьшения дисбалансов и разрывов в промышленном и экономическом развитии государств-членов и регионов в их составе и призван финансировать программы конверсии и реструктуризации, а также территориального сотрудничества. Он также отчасти финансирует профессиональную подготовку и переподготовку граждан ЕС. Помощь осуществляется, главным образом, исходя из ВВП на душу населения16. Поэтому он наиболее ценен для беднейших государств-членов ЕС.

Другой важнейший для осуществления программ региональной политики фонд – это Фонд сплочения. Он был создан в 1993 г. для усиления экономического и социального сплочения европейского сообщества в условиях устойчивого развития (art.1,1). Достижение сплочения осуществляется, главным образом, через поддержку и развитие трансъевропейской транспортной сети (art.II, 1). Ассигнования фонда направляются на конкретные проекты и затрагивают государства, в которых ВНП на душу населения составляет менее 90% от среднего уровня по ЕС17.

Другие фонды (Европейский социальный фонд, Европейский фонд ориентации и гарантий сельского хозяйства, Финансовый инструмент ориентации рыболовства) призваны финансировать решение конкретных проблем в региональном развитии.

Европейский социальный фонд с 1960 г. осуществляет поддержку социальной сферы в регионах через социальную интеграцию отдельных категорий населения, которые находятся в наиболее уязвимом положении, например, инвалидов, иммигрантов и т.д., через развитие человеческого потенциала и реформирование образовательных систем18.

Европейский фонд ориентации и гарантий сельского хозяйства был создан в 1962 г. Он призван диверсифицировать сельскохозяйственное производство и разрешать структурные проблемы сельскохозяйственных регионов государств-членов ЕС19.

Финансовый инструмент ориентации рыболовства поддерживает структурные преобразовании в области рыболовства и аквакультуре20.

Определенную роль в региональной политике играет Фонд солидарности, созданный в 2002г., который обеспечивает финансовую поддержку регионам, столкнувшимся с проблемами, вызванными природными катастрофами21.

Также в настоящее время все большую роль в достижении сплочения играют Инициативы Сообщества (например, Urban, Leader, Equal) и Инновационные акции (например, технологические инновации на региональном уровне). Кроме того, существует Европейский инвестиционный банк, осуществляющий долгосрочные инвестиционные проекты. Банк действует согласно статьям 129 и 130 Договора об Учреждении Европейского экономического сообщества. Однако он функционирует вне рамок общего бюджета, а основной источник средств для его деятельности – это вклады государств и международные займы, поэтому он финансирует проекты, которые отбирает сам. Тем не менее, данные проекты имеют отчетливо выраженное региональное измерение22.

Главными критериями оказания помощи регионам через структурные фонды служат уровень ВВП и ВНП на душу населения, производственная структура, географическое месторасположение и социально-экономические факторы (например, уровень долгосрочной безработицы). Однако помощь может быть не представлена в условиях значительного бюджетного дефицита и если правительство не выполняет рекомендаций и требований Совета и Комиссии.

^ II.6. Финансирование программ региональной политики.

Финансирование программ, разрешающих структурные проблемы, осуществляется за счет общего бюджета. Основной и наиболее важный принцип, который используется при формировании бюджета, – единство государств-членов и институтов в принятии решений. Тем не менее, разногласия и активные дискуссии всегда предшествуют формированию бюджета, который подвергался неоднократным реформам. Одной из первых важнейших реформ стала реформа бюджета 1988г., связанная с появлением понятия «финансовой перспективы» и изменением схемы отчислений от государств в соответствии с их уровнем ВНП. Реформа повлияла на деятельность структурных фондов. Так, ЕФРР, ЕСФ и ФЕОГА в качестве единого структурного образования были обязаны согласовывать свои позиции при проведении программ поддержки регионов для максимального достижения поставленных целей. Для этого было предусмотрено и повышение ассигнований для фондов (в начале 90-х гг. они были в 2 раза больше, чем в конце 80-х гг. XX в.). Однако, несмотря на постоянный рост бюджета, финансовых средств в целом не было достаточно для финансирования всех расходов интеграционной группировки, что ставило задачу искать еще более эффективные пути гармонизации расходов и доходов (это длительное время делало их практически одинаковыми). Однако развитие интеграции предполагало, в первую очередь, изыскание дополнительных ресурсов. Это приводило и к проблемам в отношении размера отчислений, осуществляемых странами-членами. Особую позицию по этому вопросу традиционно занимают Великобритания, вступающая в споры с Францией, а также Нидерланды. В 1992 г. была проведена другая бюджетная реформа, также касавшаяся деятельности структурных фондов. Принятое решение о расширении расходов на структурные операции потребовало увеличить отчисления от ВНП государств-членов ЕС.

В 1999г. вновь встал вопрос об увеличении средств бюджета в связи с подготовкой значительного числа государств-кандидатов на вступление в состав ЕС. Однако эта задача вступала в противоречие с необходимостью смягчить существующие между государствами-членами разногласия в отношении увеличения отчислений. Это серьезно повлияло на оптимизацию целей региональной политики, способствуя концентрации помощи и повышению ответственности в осуществлении совместной работы региональными, национальными и наднациональными институтами, притом, что величина бюджета была сохранена на прежнем уровне.

Таким образом, все проводимые бюджетные реформы подчеркивали существенную важность региональной политики для социального и экономического сплочения, обеспечивающего интеграционное движение. Поэтому неудивительно, что в ходе развития интеграции, постепенно все большее значение уделялось региональной политике.

В ходе реформ были закреплены четыре принципа деятельности структурных фондов:

1) концентрация (финансирование приоритетных для всего Сообщества целей);

2) партнерство (совместная работа всех акторов, начиная с регионального/локального уровня и заканчивая наднациональными институтами);

3) дополнительность (финансовые средства, выделяемые структурными фондами, дополняют финансирование, осуществляемое государствами-членами);

4) программный характер (средства направлены на комплексную реализацию конкретных проблем регионального характера);

5) эффективность (высвобождение средств для реализации конкретных проектов).

В целом региональная политика Европейского союза являет собой пример построения безопасного пространства внутри объединения, способствуя социально-экономическому развитию отдельных регионов государств-участников, развивая уверенность граждан ЕС в деятельности коммунитарных органов, формируя общеевропейскую идентичность. Инструменты европейской региональной политики (структурные фонды) направлены на развитие эффективности территорий, поощрение низовых акторов, как ключевой способ для демократизации и координации в проведении общеевропейской политики в государствах. Экономическая интеграция в Европейском союзе всегда отвечала вопросам стабильного и эффективного развития стран-участниц. Вместе с тем, в последнее время определилась четкая зависимость интеграционных процессов от экономической региональной политики, а последние несколько лет засвидетельствовали как качественные, так и количественные изменения в региональных интеграционных планах.

Во-первых, получила признание идея, что эффективная интеграция требует от государств-участников большего, чем просто сокращение тарифов и квот. Это означает, что государства согласны с фактом отказа от части своего суверенитета, чтобы достичь необходимого результата, что позволяет снимать многие препятствия на пути к ней. Отдельно взятое государство в условиях глобализации более уже не способно преодолевать последствия сегментирования рынков или замедление свободного потока товаров, услуг, инвестиций и т.д. Необходимы общие установления, т.е. разработка критериев на уровне ЕС, что предполагает переток влияния на европейский уровень в определенной сфере. Только это может стабилизировать существующее положение. «Упорство» национального государства - препятствие для стабилизации и, соответственно, интенсификации интеграции. Речь идет о так называемой глубокой интеграции для преодоления барьеров. О ней впервые заявили в Единой Рыночной Программе ЕС и элементы этой программы сейчас находят применение во многих аспектах региональной политики. Во-вторых, произошел переход от «закрытого регионализма» к более открытой экономической модели23.

Эти процессы поставили вопрос о позиции низового уровня европейского управления и, соответственно, о разнообразии форм и механизмов финансирования региональной политики через структурные фонды.

В отношении их деятельности сложились две точки зрения. Согласно одной из них, структурные фонды существуют по соглашению с государствами и направлены на реализацию интересов конкретных государств. Согласно другой, они учитывают, в первую очередь, автономность регионов и, в той или иной степени, нацелены на изменение их статуса24. Кроме того, поощрение региональной компетенции - это официальная позиция ЕС, 1/3 бюджета которого – это структурные фонды25. С нашей точки зрения, и то и другое верно, поскольку принципом их деятельности становится достижение компромисса между наднациональными, национальными и региональными уровнями власти.

Помимо этого, создание и последовательные реформы структурных фондов подчеркнули роль регионов в эффективном функционировании политики ЕС. В связи с тем, что ЕС переживает новый период институциональных и политических реформ, региональный вопрос остается весьма важным, а сама региональная политика становится стратегическим приоритетом для деятельности институтов ЕС. Два принципа, введенные в 1988 г. и 1993 г. в деятельность Европейского фонда регионального развития - партнерство и программирование - подчеркивают эту точку зрения 26.

Концепция партнерства, обозначенная в 1988 г., требовала от Комиссии принимать во внимание региональных акторов, проводить трехсторонние консультации между Комиссией, государствами-членами и региональными властями при разработке планов развития. Несмотря на то, что ключевые позиции при этом сохранялись за центральным правительством, принцип партнерства поощрял вовлечение регионов и способствовал созданию новой, регионально ориентированной политики.27 Концепция программирования требовала партнерства для разработки многолетних планов сотрудничества. Именно понимание эффективности подталкивало и будет подталкивать государства к более высокой степени интеграции и повлияет на изменение суверенитета и передачу власти. Центробежные тенденции уже привели к делегированию некоторых экологических, политических и социальных функций национальных государств региональному уровню, связанному напрямую с надгосударственными органами власти. Возникающая в результате данных процессов новая структура – это, еще не вполне четко оформленное, федеративное супер-государство с сохранением центральных и периферийных идентичностей28. В целом региональная политика в области экономики отражает гибкость всей организационной структуры ЕС, как коммунитарных органов, так и правительств стран-членов.

^ II.7. Система принятия решений в области региональной политики: проблема формирования мультиуровневой системы управления.

Проекты региональной политики разрабатываются при участии значительного числа акторов, начиная от региональных институтов и заканчивая наднациональными органами. Однако поскольку региональная политика – важнейшее направление деятельности для всей интеграционной группировки, то ключевым значением в процессе выработки ее принципов и приоритетов обладают наднациональные институты.

Главным институтом, осуществляющим разработку программ регионального развития и определяющим ее приоритетные цели на наднациональном уровне, является Комиссия ЕС, а в ее рамках, - Генеральный секретариат по региональной политике (Directorate General for Regional Policy). Его миссия состоит в усилении экономического, социального и территориального сплочения путем смягчения дисбалансов в развитии между государствами-членами и регионами в их составе. Деятельность Комиссии, поэтому, подчеркивает, что региональная политика обладает максимальной ценностью с точки зрения вклада в развитие солидарности, сплочения и развития конкурентоспособности регионов в переделах ЕС.

Согласно Договору о ЕС (ст. 159), Комиссия выступает с докладом перед Европейским парламентом и Советом, Экономическим и социальным комитетом и Комитетом регионов каждые три года, сообщая о достижениях региональной политики в отношении социального и экономического сплочения государств-членов ЕС. Доклады Комиссии ЕС – инструмент для контроля над выполнением приоритетных для всего Сообщества в целом программ и оказанием помощи регионам29. Под контролем Комиссии для этого находятся финансовые ресурсы и аудит.

Каждый план регионального развития оценивается независимыми экспертами. На основе их отчётов проводятся совещания среди представителей Комиссии, государственных и региональных представителей, прежде чем одобренные программные документы принимаются Комиссией. Программные документы должны содержать большую часть информации в отношении ранее принятых и реализованных в регионах проектов, а также определение прогресса, который будет достигнут за определённый период, по сравнению с существующей ситуацией.

Различные службы Комиссии внесли весомый вклад в оценочную методологию реализации программ. В результате этой деятельности была создана Техническая рабочая группа по оценке, включающая в себя специалистов по мониторингу и оценке эффективности выполнения программ региональной поддержки из соответствующих служб Комиссии и государственных администраций с привлечением регионального уровня.

Решения, принимаемые Комиссией, нуждаются в обсуждении и утверждении Советом и Парламентом, на рассмотрение которых поступают уже конкретные проекты развития региональной политики с определением приоритетных задач на следующий программный период и указанием необходимого объема финансирования. Совет и Парламент высказывают мнение относительно направления развития региональной политики и размера инвестиций. В случае согласия, проекты и программы утверждаются и поступают на реализацию под ответственность Комиссии.

Начиная с 1994г., схема принятия решений в отношении региональной политики на наднациональном уровне была несколько усложнена благодаря появлению нового института – Комитета регионов Европейского союза.

Комитет регионов принимает активное участие в формировании принципов и основных направлений региональной политики на наднациональном уровне. Несмотря на совещательный характер, деятельность Комитета важна, так как это институт, представляющий все регионы Европы, что гарантирует учет мнения регионального/локального уровня при принятии решений. Комитет регионов дополняет структуру принятия решений, разрабатываемых Комиссией и подтверждаемых Советом и Парламентом. Комитет регионов важен и по той причине, что именно данный институт способствует укреплению на практике концепции «Европы регионов» (в отличие от концепции «Европы государств-наций»). Кроме того, данный институт вносит весомый вклад в усиление конкурентоспособности различных регионов и постепенной «мягкой» трансформации их статуса на общеевропейской арене. В этом смысле важным для деятельности Комитета стал Амстердамский договор, зафиксировавший его право иметь собственные процедурные правила без утверждения их Европейским советом, и расширивший сферу его деятельности, включив в нее существенные вопросы социального характера, экологии и транспортной инфраструктуры. Деятельность Комитета очевидно подтверждает принцип субсидиарности при разработке программ регионального развития и укрепляет идею совместного принятия решений, что важно для достижения лояльности граждан (уже само существование Комитета отчасти можно рассматривать как основание для достижения более четкого разделения компетенций в различных областях для различных институтов и уровней интеграционной группировки).

Вместе с тем, необходимо отметить, что деятельность регионов во многом зависит от их положения и компетенций на уровне своего национального государства, так как представители Комитета назначаются центральным правительством государств. Поэтому, чем выше статус регионов в государстве (например, в федеративном государстве), тем активнее и эффективнее их деятельность в составе Комитета. Поскольку распределение мест, так или иначе, зависит от региональной структуры государств, «независимость» его членов можно подвергнуть сомнению. Данное положение затрудняет эффективную деятельность института в целом. Поэтому перспективным является дальнейшее усиление субнационального (регионального) уровня для развития всей интеграционной группировки в целом. Несомненно, что управление программами регионального развития может быть улучшено именно благодаря мультиуровневому управлению.

Так, Г. Маркс доказывает, что анализ политики ЕС должен выходить за пределы наблюдаемой политики межгосударственных сделок. Он исследует структурную политику ЕС и «находит» там мультиуровневое управление, вовлекающее в процесс переговоров, которые поэтому могут быть довольно длительными и напряженными, несколько уровней: собственно коммунитарный, национальный и региональный/локальный.

С нашей точки зрения, наиболее точное и функциональное определение мультиуровневой системы управления дал именно Г. Маркс. Он представляет ее как систему длительных переговоров между институтами власти на нескольких уровнях, которая в настоящее время уже характеризует структурную политику ЕС30. Однако необходимо подчеркнуть, что постепенно она становится одной из определяющих характеристик всей коммунитарной политики ЕС.

Концепция мультиуровневого управления предполагает передачу власти как субнациональным, так и супранациональным институтам. По сути это означает стремление создать эффективные инструменты управления, которые оперативно реагируют на возникающие политические и экономические вызовы.

Новый порядок управления связан, прежде всего, с изменениями в международных отношениях, влиянием глобализации, интеграции и стремлением сократить трансакции31. Так, под воздействием глобализации пространство сжимается, наступают процессы «детерриториализации», которые означают разрыв с прежней системой государственного центризма. Безусловно, сейчас государства уже не являются своеобразными «закрытыми ловушками» в принятии решений и проведении политики32. Глобализационные и интеграционные процессы вызывают эрозию территориального государства, при этом государства сами являются его участниками («географическими компонентами»)33. Под воздействием глобализационных и интеграционных процессов возникло большое число новых форм территориальной организации – от региональных государственных институтов до транснациональных экономических блоков. Поэтому следует говорить скорее даже не столько о государственной эрозии, сколько о «ретерриториализации» на суб- и супранациональном уровнях34. С точки зрения Р. Вайряйнена, который ввел в научный оборот концепцию «регионность» (regionness) процесс регионализации продвинулся вперед уже достаточно для того, чтобы регион приобрел ярко выраженные самостоятельные политические позиции. В тоже время изменения внешнеполитических отношений, международные факторы фрагментаризации и маркетизации вызвали новые механизмы политического контроля, заставив центральные правительства передать часть функций регионам35.

Многие исследователи рассматривают отдельные компоненты мультиуровневой системы, исследуя институциональную структуру ЕС и результаты политики ЕС. Например, А. Сбрагия исследует федеративные черты в устройстве ЕС, лежащие в основе формирования мультиуровневой системы36. Вместе с тем, большая часть литературы по мультиуровневому управлению делает акцент, прежде всего, на распределении денежных средств Европейского фонда регионального развития и исследованию возможностей выстраивать прямые отношения между регионами и Европейской Комиссией, в обход национальным правительствам37.

В целом мультиуровневая система означает функционирование трех уровней (трех элементов) в управлении. И именно они создают надежное и эффективное устройство управления. В рамках данной системы рассматривается принятие решений и осуществление реформ в той или иной области.

Однако необходимо подчеркнуть, что хотя влияние регионов и неоспоримо, их реальное участие в принятии общеевропейских решений часто становится опосредованным. Поэтому существенным является вопрос усиления регионального уровня, т.е. анализ стратегии организации мультиуровневого управления.

Так, Л. Хуг и Г. Маркс рассматривают два пути формирования такой системы управления: через распределение юрисдикций, которые жестко закреплены за каждым уровнем и не могут пересекаться, и через определение довольно гибких и возможно пересекающихся компетенций, разрешающих конкретные задачи управления. Соответственно, Л. Хуг и Г. Маркс полагают, что в Европе возможна организация двух типов управления. Для первой модели основанием служит федерализм, при этом власть распределена между ограниченным числом правительств, работающих на нескольких уровнях с ограниченным числом юрисдикций. Для второй модели характерны скорее широкие и гибкие, нежели ограниченные юрисдикции, действующие по примеру Швейцарии38.

И если в первом случае число акторов, участников политического процесса, жестко ограниченно, то во втором, чтобы решить проблему координации требуется вводить уже ограниченное взаимодействие между акторами, благодаря разделению компетенций между ними39.

На этом пути возможны, как указывают исследователи, трудности, связанные с тем, что необходимо выработать общие компетенции для институтов ЕС, и они должны их применять в равной степени для разных государств, например, Словакии и Швеции.

Но именно поэтому, как нам представляется, и необходимо развитие регионального/локального уровня, который может адаптировать все принимаемые решения для более эффективного развития собственного региона. Вместе с тем, вероятно, выработка общих принципов коммунитарной политики и жесткое закрепление компетенций, хотя и является наилучшим вариантом для развития ЕС, на практике трудноосуществимо. В большинстве случаев национальные государства не желают отказываться от собственных позиций по наиболее уязвимым для ЕС вопросам, например, внешней политики, безопасности и миграциям. Если же в некоторых областях достижим прогресс, то, в любом случае, принимаемые решения будут означать совместное действие наднациональных и национальных институтов.

Большинство исследователей, например, Б.Колер-Кох и Р.Эйзинг, а также Дж.Петерсон говорят о пересечении и перекрывании компетенций, что сейчас наблюдается в рамках европейской политической системы40. Например, Д.Лоуэри рассматривает различные стороны юрисдикций, которыми обладают локальный и центральный (метрополия) уровни, и возможности формирования совместной политики41. А проблема функционирования национального правительства и его юрисдикций в новой системе управления исследуется в работе Дж. К.Блаттера42.

Однако возможные последствия формирования мультиуровневой системы управления могут носить различный характер для разных участников, в первую очередь, для национальных государств. Так, с точки зрения Д.А.Камерона, мультиуровневое управление вызывает затруднения в деятельности национального государства и, в первую очередь, приводит к потере так называемой «ясности своей ответственности», которой оно должно обладать, что означает долговременные тенденции развития децентрализации политической власти в пользу субнационального управления. Поэтому, мультиуровневая концепция отражает взгляд исследователей на то, что традиционное государство-нация стало в одних случаях слишком маленьким, а в других слишком большим, чтобы оставаться эффективным институтом принятия общественных решений по важнейшим вопросам43, в частности, именно мультиуровневое устройство является адекватным способом решения проблем этнического, лингвистического и религиозного характера современного общества.44

Таким образом, формирование мультиуровневого управления в настоящее время связывают с регионами, становлением сильной региональной власти, отстаивающей свои политические, социальные, экономические, культурные, этнические и т.п. приоритеты и традиции.

Неудивительно, что Д.Дж.Пучала описывал мультиуровневую систему принятия решений как продукт процесса интеграции на супранациональном уровне и деволюции (регионализма и регионализации) на субгосударственном уровне, приводящих к взаимопроникновению всех существующих политических систем45. Европейские институты построили логичные взаимоотношения с национальными акторами и стали частью возникающей системы мультиуровневого управления. Исследователь доказывает, что политическая власть существует на нескольких уровнях, а каждый из них устанавливается культурными и историческими факторами.46 Поэтому каждый уровень вносит свою лепту в принятие решений, что является существенным для их эффективности. Действительно, планы регионального развития разрабатываются на принципах партнерства и субсидиарности государствами-членами с привлечением властей регионального уровня, агентств по развитию и различных экспертов. Проекты подлежат обязательному согласованию с Комиссией ЕС для выработки среднесрочных программ развития, которые могут получить финансирование. И в этом смысле региональная политика выгодно отличается от других направлений коммунитарной политики, что можно продемонстрировать на примере сложившейся практике в управлении и принятии решений в ЕС.

Так, ответ на вопрос «что», т.е. определение общих стратегических целей и задач коммунитарной политики, – основная ответственность наднациональных органов. Ответ на вопрос «какой», т.е. разработка программ, удовлетворяющих и реализующих данные цели и задачи, - обязательства, прежде всего, национальных государств-участников, зато вопрос «как», под которым мы подразумеваем конкретные шаги и механизмы реализации подготовленных программ, - главным образом, лежит в пределах ответственности регионального/локального уровней управления.

Однако, пожалуй, только в рамках проведения региональной политики стало возможным совместить цели всей интеграционной политики с целями государств-участников и регионов в их составе, ведь принятие решений в области региональной политики – это сфера диалога трех участников уже изначально на наднациональном уровне, благодаря деятельности Комиссии, Европейского совета, Комитета регионов. Это также диалог между тремя уровнями: наднациональным (главным образом, выраженный в деятельности Комиссии), национальным (государства-участники ЕС) и региональным (региональные политические силы и органы власти государств-членов ЕС). Однако определенным образом «слабым звеном» в этой конструкции оказываются отношения центральных правительств со своими регионами.

В практической деятельности, несмотря на декларации Комиссии и Комитета регионов о необходимости укреплять региональный уровень в системе принятия решений47, необходимо подчеркнуть, что влияние регионов не является достаточным, чтобы расценивать их в качестве полноправной стороны в рамках мультиуровневой системы управления. Так, согласно «Стадиям в разработке программ», государство определяет свои приоритеты (и/или регионов) самостоятельно, что не предусматривает, в принципе, и необходимость консультаций центрального правительства с региональными властями. Таким образом, именно от того, каким объемом полномочий обладают регионы в рамках государственного управления, оказывает решающее влияние на их участие в разработке совместных программ. Но выполняют данные программы центральные правительства государств совместно с регионами48, оставляя функции главного контролера за собой49. Финансирование региональных программ основано на системе «разделенной ответственности» между Европейской Комиссией и правительствами стран-членов. Однако государства со своими регионами должны совместно подготавливать программы, реализовать цели политики, определяемые наднациональными органами, самостоятельно выбирая проекты, осуществляя контроль и оценку их имплементации. Для реализации каждой принятой программы государство назначает: 1) управляющий орган (национальный, региональный или локальный); 2) орган сертификации (национальный, региональный или локальный, которые осуществляют контроль за расходами и выплатами перед подачей отчета Комиссии); 3) орган аудита (он состоит из национального, регионального и локального уровней и способствует эффективной реализации программ и осуществляет контроль за сложившейся системой управления)50.

Это означает, что мультиуровневая система не является окончательно сформированной, но созданы отчетливые ее контуры и организация в определенных областях политики ЕС. Существуют несколько путей укрепления регионального уровня: в рамках государства (через политику децентрализации) и на наднациональном уровне (через региональную политику, вовлекающую регионы и способствующую росту их благосостояния, самостоятельности, развивающую кооперацию между регионами, не входящими в состав одного государства). Различные программы, вырабатываемые Комиссией, заключающиеся в продвижении именно территориального сотрудничества и развития, непосредственно связаны с необходимостью тесной кооперации между регионами/локальными акторами, национальными центрами и наднациональными органами.

Таким образом, региональная политика, ее эффективность и даже будущее европейской интеграции, хотя и не находятся вне влияния государства, но зависят не столько от него самого, сколько от решений, принимаемых в равной степени «снизу», «сверху», и на уровне самой государственной системы, т.е. от формирования и действия мультиуровневой системы управления. И именно в рамках региональной политики ЕС наиболее очевидны черты мультиуровневого управления.

^ II.8. Заключение.

Несмотря на то, что Европейский союз благодаря программам региональной поддержки действительно значительно способствовал росту уровня жизни своих граждан и сплочению между регионами, многое еще предстоит сделать. Недостаточно развитые регионы являлись постоянной проблемой для интеграции, а теоретики так называемых полюсов роста предупреждали о необходимости формирования региональной политики как отдельного направления коммунитарной политики.

В поле региональной политики действуют зачастую конфликтующие, разнонаправленные силы. Такие силы, как, например, свободный рынок, человеческая мобильность, деятельность структурных фондов, политические и экономические стремления регионов, внедрение инновационных технологий и др., оказывают содействие в решении проблем регионального неравенства. Однако существуют силы, такие как разногласия между государствами-членами, незначительное влияние регионов, которые не имеют достаточного голоса в ЕС, общая, но противоречивая сельскохозяйственная политика, которые нередко только обостряют региональные проблемы.

Учитывая тенденции развития интеграционной группировки, можно говорить том, что в период с 1950 г. по середину 70-х гг. региональные проблемы разрешались благодаря функционированию общих институтов и договоренностям между государствами, что в тот период времени было достаточно эффективно. Вместе с тем, по мере расширения группировки, появлялись новые социально-экономические, политические и институциональные вызовы. Изменившаяся ситуация потребовала организации региональной политики как самостоятельного направления коммунитарной политики и отдельного достаточного финансирования. Именно период 70-х – 80-х гг. продемонстрировал значение региональной политики для сохранения интеграционного движения. 90-е гг., которые стали знаковыми с точки зрения глобальных изменений в мировой экономике, появлении новых типов экономических взаимоотношений, вновь поставили вопрос о региональном неравенстве. Тем не менее, интеграция продолжалась, и каждый шаг вперед приводил к изменениям с точки зрения региональной политики. Новые государства, вступавшие в ЕС, привносили с собой свои специфические проблемы в региональном развитии и свои особенности в государственной региональной политике. И сегодня, изменения, вызванные глобализацией, демографическими и климатическими изменениями на фоне кризиса свидетельствуют о необходимости изменения роли Сообщества и его усиления для развития инноваций, конкурентоспособности, занятости и своевременного решения многих проблем.

В соответствии с докладом Европейской комиссии «Четвертый отчет о прогрессе в сфере сплочения», изданного в 2007г., в ЕС наблюдается отчетливое сближение национальных и региональных уровней социально-экономического развития. Количество регионов, чей душевой показатель на четверть ниже от среднего по ЕС, сократилось за десять лет с 78 до 70 (из 268 регионов), что в современных условиях экономического развития можно считать весьма продуктивным результатом. Благодаря программам региональной политики особенно большой шаг вперед сделали экономики стран Южной Европы, за исключением Португалии. Так, в Греции уровень ВВП на душу населения вырос с 74 % до 88 % от среднего по ЕС-27 за период с 1995г. по 2005г., а в Испании – с 91% до 102 % за этот же период времени51. Кроме того, необходимо отметить постоянный рост инвестиций в программы региональной поддержки. Так, из бюджета ЕС на период 2007-2013гг. около 350 млрд. евро предназначены для финансирования трех приоритетных целей региональной политики. Более 51% этих средств предназначены для стран Центральной и Восточной Европы, хотя они представляют менее ¼ всего населения в ЕС52.

Тем не менее, следует иметь в виду, что эффективность региональной политики определяется выполнением трёх условий:

  1. общий характер региональной политики, т.е. правильно избранные приоритеты;

  2. механизмы реализации программ, т.е. эффективные способы внедрения инноваций на региональном уровне;

  3. объем ресурсов, направляемых на проведение политики и рациональное распределение этих ресурсов между государствами-членами для выполнения поставленных задач.


1   2   3   4   5   6

Похожие:

Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconСанкт-петербургский государственный университет факультет международных отношений
Цель курса «Экономическое пространство Европейского Союза» изучение пространственной составляющей экономического развития регионального...
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание icon«экономическое пространство европейского союза»
Учебно-методическое пособие по дисциплине "Экономическое пространство Европейского Союза". – Спб., 2011. – 26 с
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconРегионоведение и региональная политика. Региональная политика как часть национальной стратегии
Территория (геотория), по совокупности насыщающих ее элементов отличающаяся от других территорий и обладающая единством, взаимосвязанностью...
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconДиректива 97/66/ec европейского Парламента и Совета Европейского...
Европейский Парламент и Совет ес, исходя из положений Договора об образовании Европейского содружества и, в частности, статьи 100a...
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconСовета Европейского Союза от 24 октября 1995 года о защите прав частных...
Договор об учреждении Европейского Сообщества и, в частности, статьи 100а этого Договора
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconFirma (per I minori, firma del titolare della potestà genitoriale/tutore legale)
Личные данные члена семьи, являющегося гражданином Европейского Союза, Европейского Экономического Пространства или Швейцарии
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconDer Botschaft/dem Konsulat vorbehalten
Личные/анкетные данные этого гражданина. Заполняется только в том случае, если заявитель является членом семьи гражданина из Европейского...
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconПоэзии сладостный мир в библиотеке имени Горького Рязанская региональная...
В библиотеке имени Горького Рязанская региональная организация Союза литераторов России отметила свое восьмилетие
Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconОсновные направления развития рынка нефти и газа Европейского союза и их последствия для России

Спецкурс «Региональная политика Европейского союза». Содержание iconДиссертация на соискание степени магистра: 74 стр., приложение
Екатерина коровина: Проблема интеграции стран Балтии в единый энергетических рынок Европейского Союза
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница