Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1




Скачать 494.54 Kb.
НазваниеРозенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1
страница1/4
Дата публикации14.05.2013
Размер494.54 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > История > Документы
  1   2   3   4
Розенберг Маршал

Как ясно сообщать о своих

наблюдениях, потребностях, чувствах1
Ясное выражение результатов наших наблюдений

Используя методику ненасильственной коммуникации, мы четко отмечаем, что человек сделал такого, что привнесло положительный или отрицательный оттенок в наше существование, но при этом мы заботимся о том, чтобы это не звучало как критика. Другие люди скорее смогут откликнуться и помочь нам, если мы ясно скажем, какие их действия улучшили бы нашу жизнь. Напротив, когда люди слышат критику, их энергия направляется на самозащиту или ответную критику, и их забота о нашем благополучии уменьшается. Это не означает, что, используя методику ненасильственной коммуникации, мы отказываемся от оценок действий других людей, мы только подчеркиваем необходимость разделения результатов наблюдений и их оценок. На Иллюстрации 5 показано, что я понимаю под этим разделением. Наблюдая, мы можем видеть, слышать, трогать. Результаты наших наблюдений описательны. Оценка же включает в себя некоторые выводы из того, что мы наблюдаем.

Многие из нас находят, что это не так просто — наблюдать за тем, что делают люди, не включая в результаты наших наблюдений критику, осуждение или другие формы анализа. Дж. Кришнамурти писал, что наблюдение без оценки есть высшая форма человеческого интеллекта. Используя методику ненасилия, высказывание о другом человеке мы можем сделать только в форме описания результатов наших наблюдений на языке определенных действий. Все остальное в нашем общении относится к тому, что происходит в нашем сознании, в связи с описанными действиями партнера, и к тому, что бы нам хотелось, чтобы было сделано.

Когда мы разделяем результат наблюдения и его оценку, мы уменьшаем те трудности, причиной которых является наша обычная речь. “Наш язык — это несовершенный инструмент, созданный древними и невежественными людьми. Это анимистический язык, который побуждает нас говорить о стабильности и каких-нибудь постоянных, о сходствах, обычных вещах и их классах, о волшебных превращениях, быстродействующих лекарствах, простых проблемах и окончательных решениях. Однако мир, который мы пытаемся описать этим языком, это мир процесса, изменений, различий, аспектов, зависимостей, отношений, роста, взаимодействий, развития, овладения опытом, завершения, неоднозначности. Несовместимость нашего сверхизменчивого мира и относительно статичного языка является частью нашей проблемы” (Венделл Джонсон, 1972).

Следующие примеры показывают разницу между утверждениями, в которых оценки включаются в описание результатов наблюдений, и высказываниями, в которых эти две вещи разделены.

Таблица

^ Наблюдения и оценки смешаны

Наблюдения отделены от оценки

Ты поступаешь, не подумав.

Ты переключила программу, не спросив, смотрю ли я телевизор.

Ты наивен.

Ты подписал контракт, не спросив мнения других.

Я застенчивый человек.

Когда я прихожу на вечеринки, я молчу.

Она тщеславна.

Она рассказывает про свои успехи, но не спрашивает других, что сделано ими.

Он — женоненавистник.

Он сказал, что женщины предназначены для того, чтобы сидеть дома и растить детей.

Она слишком эмоциональна.

Она плачет, когда я говорю ей, что я зол.

Он пытался манипулировать мной.

Он сказал мне, что я — самый великодушный среди всех, кого он знает, а затем спросил, не могу ли я одолжить ему денег.

Она слишком много жалуется.

Вчера она более часа говорила о своих физических недомоганиях.


Трудности, которые многие из нас испытывают при попытках отделить результаты наблюдений от их оценок, стала для меня особенно очевидной, когда я работал с преподавательским составом одной начальной школы. Учителя и директор школы не могли работать вместе, и районный руководитель образования попросил меня помочь разрешить этот конфликт. Было решено, что я сначала встречусь только с учителями, а затем будет совместная встреча с директором.

Я начал встречу с учителями, спросив их, что делает директор такого, что входит в конфликт с их потребностями. Мой вопрос относился к результатам их наблюдений, но первый же отвечающий высказал оценку: “У него язык без костей”.

Я объяснил, что выражение “язык без костей” дает мне информацию о том, как этот учитель оценивает директора, но не дает ответа на вопрос, что директор делает такого, что противоречит потребностям этого учителя. Теперь я спросил этого учителя, не мог ли бы он мне сказать, что именно директор говорил или делал, благодаря чему он пришел к заключению, что у директора “язык без костей”.

“Я знаю, что он имеет в виду”, — сказал второй учитель, — “директор слишком много говорит”. Я объяснил этому учителю, что выражение “слишком много говорит” является оценкой того, сколько директор говорит, но оно не было четким описанием поведения. Вновь я поощрил учителей к такому описанию поведения директора, беспокоящего их, в котором бы не было смешения результатов наблюдений и оценок.

Третий учитель сказал: “Он думает, что только ему есть что сказать”. Я объяснил, что делать заключения о том, что думал другой человек, совсем не то же самое, что фиксировать в наблюдении то, что он делал. Затем сделал попытку четвертый учитель: “Он постоянно хочет быть в центре внимания”. Я сказал, что делать вывод о том, что человек хотел, не означает отмечать, что он делал.

Тогда два учителя в один голос выпалили: “Да, но это слишком трудно”, — и один из них добавил — “Все, что приходит мне в голову, это осуждения”.

С моей помощью учителя постепенно смогли выделить раздражающие их проявления директора без смешивания их с оценками. Одним из них было то, что директор на общих собраниях рассказывал случаи из своего детства и делился своим военным опытом. В результате собрания иногда заканчивались на 20 минут позже, чем было предусмотрено.

Я спросил учителей, говорили ли они директору, что эта его привычка раздражает их. Они ответили — пытались, но теперь они видят, что выражали свое мнение в форме, которая легко давала возможность директору сделать вывод, будто на него нападают, а не обратить его внимание на его привычку, которая их раздражала. Они согласились поговорить с ним об этом, во время нашей общей встречи.

Почти сразу же, как только началась встреча директора с учителями, я смог увидеть, что они имели в виду. Что бы ни обсуждалось, директор говорил: “Это напоминает мне...”, — и затем он начинал историю о войне или о детстве. Я ждал; что учителя скажут директору о своем дискомфорте в связи с этим. Однако вместо того, чтобы выразить свои переживания на языке ненасильственной коммуникации, они своими позами явно демонстрировали осуждение. Некоторые учителя закатывали глаза, показывая изнеможение, другие зевали, а один постоянно поглядывал на часы.

Понаблюдав некоторое время эту тягостную сцену, я спросил: “Не собирается ли кто-нибудь что-то сказать?” После неловкой паузы, учитель, который говорил во время нашего первого собрания, собрался с духом, посмотрел на директора в упор и сказал: “Эд, у тебя язык без костей”. Иногда не так то просто перейти от смешения результатов наблюдений с оценками к их разделению. С моей помощью учителя смогли описать директору те его действия; которые их раздражали. Директор слушал с готовностью, а затем сказал: “Почему же вы не сказали мне об этом раньше?” Затем он сказал, что ему не приходило в голову, что его привычка противоречит потребностям слушающих его людей, и начал рассказывать историю, связанную с этим, не отдавая отчет, что продолжает делать то же самое. Я перебил его и добродушно заметил это. Все вместе мы обсудили, как можно в мягкой форме давать знать Эду, что его истории не встречают благодарности у слушателей.

В Таблице 1 обобщены некоторые наиболее частые способы смешения результатов наблюдений с оценками, которые мне встречались.

^ Таблица 1.

Наиболее часто встречающиеся способы смешения результатов наблюдений с их оценкой



Примеры смешения

Примеры разделения


1. Использование по отношению к людям существительных, обозначающих тип или группу людей, без ясной демонстрации того, что имеет место субъективное оценивание:

^ Ты слишком великодушен.

Когда ты отдаешь все свои обеденные деньги другим, я думаю, что ты слишком великодушен.


2. Использование глаголов с оценочными значениями:

^ Дауг медлит.

Дауг не готовится к экзаменам до последнего дня.


3. Высказывание своего мнения о мыслях, чувствах, намерениях, желаниях других людей в такой форме, как будто оно единственно возможное:

^ Он так и не начнет работать.

Он не начал работать (или: Он сказал; “Я не начну работать”)


4. Смешивание (субъективного) предвидения с (объективной) определенностью:

^ Если вы не будете есть сбалансированно, вы испортите свое здоровье.

Я беспокоюсь, что если вы не будете есть сбалансированно вы испортите свое здоровье.


5. Отсутствие точности в высказывании об описываемых лицах:

^ Китайцы не заботятся об устройстве своего быта.

В 1979 году я не видел ни одной китайской семьи, которая бы подстригала лужайку перед домом или чинила крышу.


6. Использование слов, отрицающих какую-то возможность, без указания на то, что дается оценка:

^ Ханс Смит — плохой игрок.

Ханс Смит за 20 игр не забил ни одного гола.


7. Использование прилагательных и наречий без указания на то, что это — оценивание:

^ Джим уродлив.

Вид Джима не нравится мне.


Замечание: Слова “всегда” и “никогда” и их синонимы являются результатами наблюдений, когда используются следующим образом: “Всегда, когда я видела Джека разговаривающим по телефону, он говорил как минимум 30 минут”; “Я не могу припомнить, чтобы ты когда-нибудь написал мне”.

Иногда эти слова используют как преувеличения, для того, чтобы что-то усилить. В этих случаях имеют место смешения результатов наблюдений и их оценок. Например: “Ты всегда занята”. По моему опыту при использовании преувеличений, они чаще провоцировали защиту, чем то понимание, на которое рассчитывает говорящий.

Слова “часто” и “редко” и их синонимы являются наречиями, в которых смешаны результаты наблюдений и их оценки. Вот примеры того, как это может звучать, когда результаты наблюдений и оценка разделены:


Ты редко делаешь то, что хочу я.

^ Вот уже третий раз подряд на мое предложение что-либо сделать вместе ты отвечаешь отказом.

Он часто к нам заходит.

^ Он к нам заходит как минимум три раза в неделю.



Ясное выражение того, что я чувствую

<...>

Когда мы открыто и ясно показываем свои чувства, мы облегчаем для окружающих людей давать нам от всего сердца. Наши чувства свидетельствуют о нашем состоянии. Такая информация необходима для увеличения доверия и безопасности. Иллюстрация 6 дает несколько примеров чувств, переживаемых нами в разное время.

Используя методику ненасильственной коммуникации, мы подбираем слова, точно описывающие наше эмоциональное состояние, и избегаем неопределенных выражений. Возьмем, например, выражения: “Я чувствую себя хорошо” или “Я чувствую себя плохо”. Слово “хорошо” может означать “я счастлив”, “я испытываю удовольствие” или “облегчение”. Или оно может означать и многие другие чувства. В этом и проблема. Слово “хорошо” затрудняет для другого человека понимание того, что мы в действительности чувствуем. “Плохо” также затрудняет для других людей присоединение к нашим переживаниям и легко приводит их к неправильным толкованиям наших слов. Оно не проясняет, чувствуем ли мы страх, гнев, печаль или что-нибудь еще.

Когда мы используем методику ненасильственного общения, мы видим разницу между мыслью и чувством. Человек может употреблять глагол “чувствую”, но не выражать чувства. Заметьте в следующих предложениях, что когда глагол “чувствую” предшествует словам “что”, “подобно”, “как если бы”, “что я/ты/он/она/они”, то данное выражение не описывает с достаточной ясностью, что говорящий чувствует: “Я чувствую, что вам следует знать лучше”; “Я чувствую, что мне следовало бы заняться чем-то более лучшим”; “Я чувствую, что чуть не влип в нечестное дело”.

Целью методики ненасильственной коммуникации не является исключение мыслей из процесса общения. Скорее, наша цель — убедиться, что наши мысли не отделены от чувств и потребностей. При использовании Модели ненасильственного общения мы различаем слова, описывающие наши мысли о действиях других людей по отношению к нам, и наши чувства. Например, если субъект говорит: “Я чувствую себя неправильно понятым”, это утверждение скорее является его оценкой степени его понимания другими людьми, чем выражением его чувств. Этот человек мог чувствовать досаду, обескураженность или другие чувства.

Или возьмите утверждение; “Я чувствую, что меня проигнорировали”. Я готов поспорить, что временами, когда у вас была мысль о том, что вас проигнорировали, вы чувствовали облегчение, потому что вы не хотели быть включенными. В других случаях, когда вы думали, что вас игнорируют, вы чувствовали обиду, потому что вы хотели быть вместе. Это показывает, что такие слова скорее говорят о том, как мы видим вещи, чем о том, что мы чувствуем. Здесь приведен список слов такого рода:

^ Я чувствую (себя)...

покинутым

оскорбленным

преданным (кем-то)

забытым (кем-то)

третируемым

обманутым

принужденным (кем-то)

загнанным в угол

потерявшим доверие

проигнорированным

запуганным

униженным

обведенным вокруг пальца

непонятым

пренебрегаемым

перегруженным

управляемым

раздавленным

подавленным (кем-то)

отверженным

угрозу (со стороны кого-то)

неоцененным

неуслышанным

незамеченным

нежеланным

использованным


Когда мы пользуемся методикой ненасильственной коммуникации, мы различаем слова, описывающие наши мысли о себе, и наши чувства. Например, если я сказал: “Я чувствую, что я плохой игрок на гитаре”, то это выражение означало бы, как я оцениваю свою способность играть на гитаре, но не передавало бы мои чувства. Подобным образом, если бы я сказал: “Я чувствую себя малозначимым для людей, с которыми я работаю”, в этом выражении больше бы отражались мои мысли о том, как меня оценивают другие люди, чем мои переживания в этой ситуации.

Ролло Мэй, американский психолог, утверждает, что эмоционально зрелые люди имеют настолько широкие возможности выражать свои эмоции, что их можно уподобить симфоническому оркестру. Большинство из нас, к сожалению, говорит Мэй, в этом отношении подобны горну.

Довольно часто оказывается, что наш словарь для выражения чувств более ограничен, по сравнению с нашим словарем в навешивании на людей ярлыков. Это опасный сигнал, согласно Эндрю Шмуклю. В своей книге “За пределами слабости” он пишет, что насилие, будь то между народами или членами семьи, более вероятно, когда люди научены думать о том, что “не так, как надо” у других, чем когда они склонны думать о том, что происходит в них самих.

Случай, произошедший со мной, когда мне было 9 лет, показывает, как может начинаться изоляция от собственных чувств. После того, как закончился школьный день, я спрятался в одной из комнат, так как несколько мальчишек ждали меня у школы, чтобы побить. Учительница увидела меня и сказал, что я должен покинуть школу. Когда я сказал ей, что боюсь уходить, она ответила; “Мальчики не боятся”.

Я получил аналогичный урок в отделении от собственных чувств спустя несколько лет, во время занятий спортом. Для тренеров было типичным подзадоривать нас “играть до боли”. Это означало, что они ценили тех спортсменов, кто хотел продолжать “отдавать всего себя” и продолжать играть, независимо от того, какую физическую боль они испытывали. Однажды я продолжал играть в бейсбол в течение месяца после того, как сломал кисть.

Отсутствие контакта с нашими чувствами может иметь серьезные последствия в нашей профессиональной и личной жизни. Когда мы не выражаем наши чувства, люди часто неправильно понимают наши переживания, рассматривая их проявление как критику или нападение, и поэтому уменьшается возможность для сотрудничества и взаимной поддержки. Например, однажды администраторы больниц, с которыми я работал, испытывали беспокойство в связи с приближающейся встречей с врачебным персоналом. Они собирались попросить врачей поддержать их проект, против которого те ранее проголосовали с перевесом голосов в 17 к одному. Администраторы были заинтересованы в том, чтобы я продемонстрировал (или проиграл), как они могут использовать методику ненасильственной коммуникации, когда будут говорить с врачами по этому вопросу.

Я взял на себя роль одного из администраторов и начал говорить: “Мне страшновато говорить об этом”. Я начал так, потому что чувствовал, как они боятся вновь обсуждать этот вопрос с врачами. И прежде, чем я смог продолжить, один из администраторов остановил меня, говоря: “Вы слишком нереалистичны. Мы не можем говорить врачам, что боимся”.

Мне было интересно, почему этот человек верит в это, и попросил его объяснить, почему это кажется ему невозможным. Без колебаний он ответил: “Если бы мы сказали, что боимся, они бы разорвали нас на кусочки”. Его ответ не был для меня неожиданным, так как я уже слышал подобные высказывания других людей, касающиеся их места работы. Многие люди не могут представить себя выражающими какие-либо чувства, когда находятся на работе.

Тем не менее я рад сообщить, что один из администраторов решился-таки и рискнул выразить свои чувства на злополучном собрании. Он рассказал мне, что он описал свои чувства и раскрыл причины, почему ему бы хотелось, чтобы они изменили свою позицию. Он заметил, как отличалась их реакция от той, которая бывала, когда он действовал в своей обычной манере — абсолютно логично и рационально, без какого бы то ни было проявления того, что было у него на душе. Он сказал мне о том, что был удивлен и испытал облегчение, когда вместо того, чтобы “быть разорванным на куски”, он получил поддержку, о которой просил. Врачи пересмотрели свою предыдущую позицию и проголосовали 17 против 1 в поддержку проекта. Этот драматический поворот помог администраторам понять и оценить положительные стороны открытого выражения собственной уязвимости даже на работе.

Зная, как часто мужчины говорят мне о том, что считают свою работу местом, где небезопасно открывать себя, демонстрируя свою уязвимость, не удивительно, что я часто слышу от их жен высказывания типа: “Маршалл, я не хочу, чтобы вы меня неправильно поняли; мой муж — прекрасный человек, но я никогда не знаю, что он чувствует”. Затем эти женщины признаются, что они испытывают состояние одиночества и крушения надежд, которое всегда бывает, когда вы хотите быть в очень близких отношениях с человеком, а он не умеет выражать свои чувства. Благодаря этим женщинам я понял, какое испытываешь одиночество, когда живешь с человеком, работающим в таком месте, где боятся искренних отношений, а обман и увертки являются нормой поведения. Такое отделение от чувств особенно часто наблюдается среди юристов, инженеров, полицейских, военных и менеджеров акционерных обществ.

Одна такая женщина, неудовлетворенная способностью своего мужа выражать свои чувства, привела его на семинар. И в какой-то момент она сказала ему: “Я чувствую, что как будто живу со стеной”. Он же продемонстрировал превосходную имитацию стены — он сидел, не отвечая на это ее утверждение. Затем она посмотрела на меня и произнесла: “Посмотрите, это происходит постоянно. Он сидит и ничего не говорит. Это все равно что жить со стеной”. Я сказал ей, что, похоже, она чувствует себя одинокой и хочет быть в более близком эмоциональном контакте с мужем, чем это получается сейчас. Она подтвердила это. Я также помог ей понять, что высказывания типа: “Я чувствую, что живу как будто со стеной” не являются эффективным способом привлечения внимания мужа к ее чувствам и желаниям. Я показал, что, когда мы после слов “я чувствую” употребляем слова “как будто” и “что”, другие люди скорее всего услышат критику и не соединятся с нашими переживаниями. Далее я показал, как часто такие утверждения приводят к самосбывающимся предсказаниям. Например, муж, слыша, что его критикуют за то, что он ведет себя как стена, чувствует обиду и растерянность, и не может ничего сказать, подтверждая тем самым то, как жена его воспринимает.

Другой случай, демонстрирующий отрицательное влияние запрятывания своих чувств, произошел однажды, когда меня попросили провести курс ненасильственной коммуникации с группой учащихся в негритянском районе города Сент-Луиса. Когда я в первый день вошел в комнату, ученики, непринужденно болтавшие перед этим, внезапно замолчали. Когда я сказал “Доброе утро”, ни один не ответил. Я чувствовал сильный дискомфорт, но боялся в этом признаться. Вместо выражения своих чувств, я продолжил в своей наиболее профессиональной манере: “Мы будем изучать процесс коммуникации, который, я надеюсь, поможет в ваших взаимоотношениях дома и с друзьями”.

Я продолжал давать информацию о методике ненасильственной коммуникации, но, похоже, ни один не слушал. Одна девушка достала лак и стала красить ногти. Студенты у окна смотрели, что происходит внизу на улице. Я чувствовал себя все более неуютно, но не сказал ничего. Наконец, один из студентов, обладающий большей решимостью, чем я, начал: “Вы терпеть не можете находиться среди чернокожих, не так ли?” Я сразу же понял, как мое старание скрыть свой дискомфорт повлияло на мнение студентов. Я ответил: “Я нервничаю, но не потому, что вы чернокожие. Это связано с тем, что я никого из вас не знаю, и тем, что я не почувствовал, что принят вами, когда вошел в эту комнату”. Это выражение моей уязвимости произвело колоссальный эффект. Студенты начали задавать вопросы обо мне, рассказывать кое-что о себе и выражать заинтересованность в изучении методики.

Ниже приводится список слов, которые помогут вам выражать чувства более грамотно.
  1   2   3   4

Похожие:

Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconМожно ли, наверное, утверждать, что даже у взрослого речь всегда...
Но примем ли мы то или другое объяснение ясно, что здесь функция речи отклоняется от сво­его назначения: индивидуум, говорящий сам...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconОтчетный период представления сведений 2
Что делать, если супруг/супруга отказывается сообщать сведения о своих доходах, либо получение таких сведений невозможно по объективным...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconВильям Гершель
Англию, где стал музыкантом педагогом. В 35 лет Гершель увлекся астрономией, изучил ее самостоятельно и посвятил ей всю остальную...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconКнига не диалог: я не могу слышать вашу реакцию, пока пишу ее. Но...
Я бы рада была слышать ваши ответы, принимаясь за книгу, знание ваших нужд помогло бы мне. Может быть, прочитав ее, вы обнаружите,...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconЛекция первая. Шестое сентября 2007г. Структурно функциональный подход...
Маршал ??? «родство для востока таково, каковы деньги для запада». По социальной значимости
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconРоман Гуль Котовский, Анархист маршал
Нея. Еще более темна и страшна смерть в застенке генерала Пишегрю. Русская революция дала своих красных маршалов Ворошилов, Каменев,...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconВойна романовых с пугачевым 1773-1775 годов как последняя война
Первый раздел настоящей главы основан на материалах и личных наблюдениях Г. К. Каспарова, чемпиона мира по шахматам
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconРассказ о Владимире Ивановиче Дале
Ведущий. Родной язык надо любить, как мать, как музыку, и надо уметь хорошо говорить, чтобы при случае передать свою мысль другому...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconСистема скидок как инструмент стимулирования продаж
Тем самым фирма-производитель реально экономит средства своих дилеров на рекламу ими своих торговых названий, что по экономической...
Розенберг Маршал Как ясно сообщать о своих наблюдениях, потребностях, чувствах 1 iconВитамины для глаз: капли, комплексы и народные средства для глаз....
Чтобы сохранить хорошее, острое зрение, о здоровье своих глаз надо позаботиться, однако нам, как правило, не до того: нужно работать,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница