1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев




Название1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев
страница1/6
Дата публикации10.07.2013
Размер0.61 Mb.
ТипЛекция
litcey.ru > История > Лекция
  1   2   3   4   5   6

1. Вводная лекция.

Роль лисы в традиционных представлениях китайцев


Люди и твари принадлежат к разным породам,

а лисы находятся где-то посередине.

У живых и мертвых пути различны,

лисьи пути лежат где-то между ними.

Бессмертные и оборотни идут разными дорогами,

а лисы между ними.

Поэтому можно сказать, что встреча с лисой –

событие удивительное,

но можно сказать и так,

что встреча с лисой – дело обычное.

Цзи Юнь (XVIII в.) [i]

Артур Смит в своей работе “Китай и его жизнь” заметил: “Три религии Китая: конфуцианство, буддизм и даосизм так сливаются друг с другом, что их можно рассматривать как одно целое. Китайцу почти невозможно объяснить, что одно верование исключает другое. Он не понимает противоречия между ними, так как он “совершенно инстинктивно привык сливать их вместе” [ii] . Такое слияние, по мнению Смита, ведет, в частности, и к искажению нравственного учения, к затемнению его различными суевериями. Рядом с возвышенными правилами Конфуция, пишет он, существует вера в чертей и злых духов и масса всевозможных суеверий. Так, например, даже богатые и ученые люди, пишет автор, не стесняются выражать свое почтение два раза в месяц различным священным животным, как то: лисице, ласке, ежу, змее и крысе [iii] ! В самом деле, три великих учения Китая мирно сосуществовали на протяжении веков, существуют и поныне. Однако не нужно китайцу объяснять, что “одно верование исключает другое”, потому что для жителя Срединной Империи Три Учения ведут к единому. Европейцы, открыв для себя Китай, и начав его изучение, при рассмотрении вопроса веры всегда переносили китайские традиционные представления на свою, более близкую и знакомую религиозную почву, поэтому в книгах европейских синологов (особенно конца XIX - начала XX века) мы нередко встречаем такие слова, как “Бог”, “религия” и пр. На самом деле, у китайцев нет ни того, ни другого.

Г.А. Джайльс в своей работе “Китай и его жизнь” пишет, что характер китайца не религиозный. Из всех буддистских угроз и обольщений, которые в значительной степени оставляют его непоколебимым, китаец подчиняется только влиянию буддийских угроз перерождения, например, в виде женщины, или, что, по выражению Джайльса, “еще хуже”, в виде животного [iv] . В этой же работе автор подчеркивает, что Конфуций уклонялся от обсуждения сверхъестественного в какой бы то ни было форме, и его единственной целью было совершенствование человеческого поведения в этой жизни, без всяких попыток анализировать то состояние, от которого человек отделяется смертью [v] .

“Чудесное”, которое, по выражению Пу Сунлина, “рождается от самих же людей” [vi] , существовало в Китае всегда. Культ лисы, лисы-демона, лисы-монстра получил необычайное распространение. Можно даже говорить о том, что поклонение лисе является одной из важнейших черт китайской ментальности. Проделкам лис, “лисьим чарам” в Китае посвящена целая литература, которую может возглавить “лисий эпос” Ляо Чжая [vii] . В своем особенном отношении к лисе китайский народ не оригинален.

“Кто из нас не знает, какими качествами наделял Лису Патрикеевну русский человек?”, - писал В.М. Алексеев [viii] . Китайцу, также как и русскому человеку, равно как и другим народам, лиса представляется хитрым и лицемерным существом, которое водит за нос не только сильных и свирепых зверей, но и людей. Эти мотивы встречаются в фольклорах многих народов. Среди китайского же, можно, прежде всего, вспомнить басню “Ху цзя ху вэй” (“Лисица обманула тигра”) из эпоса “Сражающихся царств”, по сюжету которой лиса не только избежала участи быть съеденной тигром, но и заставила его поверить в то, что она послана на землю самим небесным владыкой, в доказательство чему предложила ему пойти вслед за ней и посмотреть, как будут в страхе разбегаться от нее звери. Тигр, конечно, не догадался, что звери боялись его самого, а не лису, которая шла вместе с ним.

В сознании китайцев с образом лисы часто связывается зло и, как следствие этого, возникающее к ней отвращение. Об этом можно судить прежде всего по такому выражению, как “лисий запах”, означающий противную вонь, идущую от больных и неопрятных людей [ix] . Однако, как отмечает В.М. Алексеев, китайцу, не в пример прочим народам, лиса представляется и полезным существом: “Китайская медицина знает весьма полезные свойства лисьего организма, части которого, например, печень, могут исцелять злую лихорадку, истерию, внезапные обмороки, а мясо ее, вообще, может, как говорят солидные китайские медицинские трактаты, если его приготовить должным образом, - исцелять случаи “крайнего испуга, обмороков, бессвязной речи, беспричинных, безрассудных песен, скопления холода во внутренностях, злостного отравления” и других подобных болезней.

Лисья кровь, как говорит в своем знаменитом сочинении один из китайских мыслителей первых веков до нашей эры, сваренная с просом, дает способность избегать опьянения” [x] .

Начало культа лисы в Китае уходит в далекую древность.

Лис обычно считался мистическим воплощением души мертвеца, поскольку лисьи норы нередко находились по соседству с могилами. Лисам приписывалось искусство перевоплощения и обольщения. Попасть в лапы к лисе, поддаться “лисьим чарам”, как пишет Л.С. Васильев, было “последним делом в глазах каждого китайца” [xi] , тратившего обычно немало времени и средств, чтобы обзавестись амулетами, призванными обезопасить его и его семью от “лисьего наваждения”. Даже иероглиф лисы нередко избегали писать, заменяя его другим, сходным по звучанию [xii] . Страх перед лисой всегда был очень велик. Казалось бы, этот своеобразный “царь демонов” - китайская лиса походит на свой западный аналог – европейского черта. Однако, это не совсем так. Та же самая лиса являлась и объектом ритуального почитания – по всей стране ей воздвигались кумирни и приносились жертвы. Нередко женщины оставляли у входа в лисью нору свою туфельку, веря в то, что это может помочь лисе превратиться в девушку, и, желая тем самым, отвратить оборотня от собственной семьи [xiii] . Кроме того, лиса считалась существом, которому ведомы все тайны природы и которая поэтому может вылечить от болезни, избавить от беды и посодействовать в обогащении [xiv] .

^ 2. Источники и историография

по традиционным представлениям китайцев

Поскольку представления китайцев о лисе являются традиционными суевериями, необходимо сначала обратиться к первоисточникам, из которых мы могли бы черпать сведения о таких представлениях. П.В. Добель отмечал, что ему “не случалось встретить китайца, коего поступки управлялись бы постоянными правилами веры, подобно тому, как правила веры христианской, проистекающие из уверенности в известных божественных истинах, действуют на ум и душу европейцев” [xv] .

В.М. Алексеев считал, что для китайцев очень характерно небрежное отношение к религии вообще. “Это отношение – одно из самых разнообразных: от дикого суеверия вплоть до атеизма” [xvi] . Как писал В. Грубе, китайцы не имеют особого термина для понятия религия, точно также они не имеют собрания религиозных первоисточников (буддистские тексты индийского происхождения в счет не идут). Китайская литература носит исключительно светский характер [xvii] . По текстам, по преданию собранным и отредактированным Конфуцием, которые являются старейшими памятниками китайской письменности и почитаются так же, как у всех других народов религиозные первоисточники, мы не можем составить себе, считает В. Грубе, “полное представление о содержании религии или о духовных представлениях китайского народа [xviii] ”.

Как справедливо отметил Л.С. Васильев: “Пиетет перед древностью, преклонение перед высказываниями мудрецов, стремление к полной и тщательной фиксации всех событий – все это за долгие тысячелетия привело к появлению огромного, поистине необъятного количества первоисточников, содержащих самые разнообразные сведения о жизни страны и народа” [xix] .

Действительно, в десятках специальных трактатов, в 24 династийных историях, в многотомных энциклопедиях, в собраниях канонических книг, в комментариях к ним и в неисчислимом количестве других сочинений, включая художественную литературу и фольклор, содержатся различные сведения и материалы о культах, обрядах, философских представлениях и примитивных суевериях, об образцах морали и добродетели, о божествах и мудрецах, монахах и сектантах, правителях и чиновниках, о семейно-клановых связях и административно-политическом устройстве страны и других сторонах образа жизни. Васильев пишет, что наиболее ценной частью всех первоисточников принято считать канонические собрания с комментариями, династийные истории и трактаты, в первую очередь, древние, составленные еще до нашей эры. Также в разряд высшего класса можно поставить материалы археологии и эпиграфики XX века, аутентичность и достоверность которых ни у кого не вызывает сомнений [xx] .

Многочисленные трактаты неконфуцианского толка, идеи и теории которых заложили основы онтологических и натурфилософских представлений практически не дают сведений по теме данного курса, исключая, пожалуй, трактат “Шаньхайцзин” (“Книга гор и морей”) [xxi] , который, предположительно, относится к ханьскому времени. Исследователь Б. Карлгрен проводил специальный анализ текстов, который показал, что этот трактат был составлен в эпоху Хань [xxii] , однако его датировка еще порождает массу споров. В трактате мы находим лишь упоминания о девятихвостых лисах, что, впрочем, дает нам основания полагать, что в древности китайцы уже наделяли это животное особенными свойствами.

О распространенности суеверий в сверхъестественные способности лис предоставляют нам информацию источники нарративного характера.

Есть упоминание о дурных свойствах лисиц в “Шицзин” [xxiii] . Много сведений о лисах мы находим в официальных исторических сочинениях, а именно в династийных историях. По объему, сумме сообщаемых сведений, по структуре и жанру это особая и очень ценная категория источников. Широта охвата материалов и проблем придает им энциклопедический характер. Главная ценность сведений – в их документальности. Свидетельства о распространении суеверий в сверхъестественные возможности лис имеются в следующих исторических сочинениях: “История поздней Хань”, “История династии Вэй” (“Вэйшу”), “История династии Цзинь” (“Цзиньшу”), “Синь Таншу” (“Новая история династии Тан”) [xxiv] .

Основными источниками для данной работы послужили сочинения свободного жанра – произведения художественной литературы и фольклора. Большинство таких произведений, хотя и написаны одним автором, имеют очень сложные, обычно восходящие к бытовавшим в народе сказаниям, преданиям, повествованиям о духах, оборотнях, чудесах, героях, бессмертных, исторические корни. Эта народная фантазия, генетически связанная с древними суевериями и верованиями, воспринималась и обрабатывалась авторами художественных произведений и в новой форме пускалась в широкое обращение, что в свою очередь оказывало влияние на формирование народного пантеона и легендарно-мифологических преданий [xxv] . Наличие всех этих сочинений еще раз свидетельствует о том, что реальная жизнь китайского общества была намного сложнее идеальной схемы и того эталона, по которому должна была строиться жизнь в стране.

Материал, который дает основополагающие сведения по теме данного курса, это, прежде всего, раздел “лисы” в литературной антологии сунского времени “Обширные записки годов под девизом правления Тай-Пин” (“Тай-Пин Гуан Цзи”), которому отведено 83 произведения, взятые из 28 сборников дотанского (до 618 г.), танского (618 – 907 гг.) и сунского (960 – 1127гг.) времени. “Тай-Пин Гуан Цзи” является официальным литературным сводом, поэтому, можно считать, что он доносит до нас официальный взгляд, бытовавший в свое время по отношению к тому или иному понятию. Подавляющее большинство вошедших в раздел “лисы” рассказов относится по времени создания или времени действия именно к танскому времени. В разделе преобладают произведения танского и сунского времени. В большинстве сунских рассказов действия разворачиваются в танское время, чаще всего в годы под девизом правления Тянь-Бао (742-736 гг.). Такая картина, например, в самом “лисьем” сборнике, из которого в раздел “лисы” вошло 33 рассказа – “Обширных записках о странном” (“Гуан и цзи”) сунского автора Цзай Цзюньфу. Ныне эта книга утеряна [xxvi] . Прочие сборники представлены чаще всего одним – двумя произведениями. Так, после “Обширных записок о странном” по числу вошедших в раздел произведений идут “Подробные записки из задних покоев” (“Сюань ши цзи”) танского автора Чжан Ду, представленные восемью фрагментами, а также “Записи слышанного” (“Цзи вэнь”) суйского автора Сюй Ишой, из этого сборника в разделе шесть рассказов.

В общей сложности, в раздел “лисы”, состоящий из 12 глав, литературной антологии “Тай-Пин гуан цзи” вошло 17 произведений из 9 сборников дотанского времени, 24 произведения из 13 сборников танского времени и 39 произведений из 5 сборников сунского времени.

Большой интерес представляют также произведения придворного историографа Гань Бао, который служил при императоре Сыма Яне в эпоху Западной Цзинь. Он является автором “Хронологии Цзинь”, которая охватывает период исторических событий с 265 по 317 гг., сочинения ныне утраченного [xxvii] . Большое значение имеет также и другое его произведение, а именно универсальный, всеобъемлющий сборник фантастических рассказов “Записки о поисках духов”. Однако, ни сам Гань Бао, ни его современники не считали “Записки” фантастикой. Как историк, Гань Бао подбирает материал прежде всего у древних, которые в китайской традиции всегда считались наивысшим авторитетом при разрешении споров. В то же время Гань Бао собирает сведения о всяких фантастических происшествиях среди своих современников и даже приводит два случая, которые произошли в его собственной семье [xxviii] . Необходимо отметить, что в древнем Китае произведение Гань Бао считалось историческим источником, а не литературным произведением. Как отмечает Л.Н. Меньшиков, есть многочисленные свидетельства того, что современники и потомки в ближайшие два – три века рассматривали “Записки о поисках духов” прежде всего, как историческое произведение, а к сведениям, сообщаемым в “Записках”, относились как к достоверным фактам [xxix] .

В отличие от фантастических историй или сказок произведения Гань Бао и его последователей отмечены своей фактологичностью, подкупающей читателя. О самом невероятном случае в них рассказывается так, как будто это имело место в действительности. Впечатление истинности, достоверности происходящего усиливается за счет точной локализации действия и во времени, и в пространстве.

“Записки о поисках духов”, по мнению Л.Н. Меньшикова, имеют значение научного труда, поскольку материалы этого произведения использовались в области философских знаний и естественнонаучных трудов в древнем Китае [xxx] .

“Лисий эпос” Ляо Чжая [xxxi] – новеллиста XVII в. представляет собой наглядную картину материализации практически всех представлений и суеверий, которые связывались с лисой в воображении китайцев. Это колоссально информативный источник, поскольку является компиляцией представлений китайцев о лисе, начиная с эпохи древности, вплоть до XVII века, в котором жил Ляо Чжай (Пу Сунлин).

Роман “Развеянные чары”, авторство которого приписывают Ло Гуаньчжуну и Фэн Мэнлуну [xxxii] , сюжет которого связан с похождениями целой семьи лис-оборотней, также является важным носителем информации о народных представлениях, которые столь богато наделили лису магической силой и сверхъестественными свойствами.

Частыми гостями выступают лисы и в рассказах Цзи Юня. В рассказе (№ 525) Цзи Юнь даже проводит обзор тех исторических источников, где встречаются упоминание о лисе: “Шицзи” Сыма Цяня, “Шаньхайцзин”, Чжуан цзы, династийные истории Хань и Шести династий, “История поздней Хань”, “Чао э цяньчэн” Чжан Чжо, “Тайпин гуан цзи”. В этом рассказе некий Лю Ши-туй задает лису вопросы, которые наиболее интересуют его и всех людей. Можно полагать, что ответы, которые вложил в уста лису автор Цзи Юнь, есть отражение народных представлений того времени о магических свойствах, которыми обладают лисы.

Мы узнаем, какие бывают категории лис, как лисы постигают Дао, почему одни из них живут среди людей, а другие на пустырях, кто ведает запретами, наградами и наказаниями и т.д. [xxxiii]

Работы отечественных и зарубежных синологов представляют большой интерес в свете понимания вопроса возникновения и распространения суеверных представлений о лисе, равно как и понимания причинно-следственных связей таких воззрений с китайским религиозным синкретизмом вообще. Это, прежде всего, работы авторов, представляющих собой время расцвета синологии (вторая половина XIX и начало XX вв.) Это работы английских синологов - Г. Джайльса [xxxiv] , Ю. Дулиттла [xxxv] , Э. Паркера [xxxvi] ; обширное исследование по демонологии Древнего Китая голландского синолога де Гроота [xxxvii] , работы немецких ученых Иоганна Генриха Плата [xxxviii] , В. Грубе [xxxix] , Эберхарда [xl] . Большое значение также имеют труды авторов XX века. Это замечательные переводы новелл Ляо Чжая (Пу Сунлина) академиком В.М. Алексеевым, обстоятельные исследования В.В. Малявина [xli] , работы Б.Л. Рифтина [xlii] , Г.Г. Стратановича [xliii] , переводы произведений Цзи Юня и Юань Мэя О.Л. Фишман [xliv] и др.

Поскольку данный курс напрямую связан с двумя важнейшими религиями Китая – буддизмом и даосизмом, то, вполне естественно, что вся синологическая литература, посвященная проблемам религии и этики, системы взглядов и образа жизни китайцев, основным принципам и нормам китайской цивилизации, является чрезвычайно информативной. Однако она настолько обильна и многообразна, что практически невозможно дать ей полную характеристику. Сведения, касающиеся проблем даосской религии, разбросаны во множестве изданий, которые нередко вообще не имеют прямого отношения к проблемам религиозных верований в Китае.

Среди работ, посвященных системе религиозного синкретизма, следует отметить фундаментальную 18-томную сводку Доре (в данной работе был использован ее перевод с французского на английский, выполненный M. Кеннелли [xlv] ), где собрано огромное количество очень ценных материалов о верованиях, суевериях, магии, мантике, божествах, духах, героях и т.д. Весьма полезными оказались монографические исследования системы религиозного синкретизма – серия статей В.М. Алексеева, К. Дэя, которые представляют собой обстоятельный анализ важных аспектов этой системы и оценку роли ее влияния на жизнь народа.

По проблеме образа лисы в представлениях китайцев можно выделить две статьи И.А. Алимова, одна из которых посвящена вопросу о понятии “лиса” в китайской классической литературе, а другая являет собой очерк на тему культа лисы в Китае, а также статья Ху Куня, посвященная истокам веры в лис в древнем Китае [xlvi] .
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconВводная лекция
Государственный образовательный стандарт, используемая литература, словарь основных терминов
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconЛекция 1 “Вводная”
Безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства – согласно закону РФ 1992 года “О...
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconВводная лекция
В конце семестров — зачеты. Зачет будет состоять из 2 вопросов, первый из которых вы готовите самостоятельно дома, второй же задам...
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconПредмет философии
Первая лекция, как вы сами понимаете, должна быть вводная. Однако она может быть весьма важной и даже определяющей во всем нашем...
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconЛекция №1 (Вводная Часть в боевую магию)
Магия включает человека как частный случай Бесконечности, ибо Магия принадлежит Бесконечности, а Бесконечность являет себя посредством...
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconПервая вводная лекция о микромире
Анонс. Правильное формирование представлений об основных обитателях микромира: фотонах, электронах, протонах, нейтронах, ядрах, атомах,...
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconЛекция «Сущность и проблемы вэд, состояние вэд в России» 1 час. 2...
Лекция «Внешнеэкономические операции и сделки: виды, классификация, организация» 1 час
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев iconЛитературоведческие термины
В баснях, сказках: хитрость в образе лисы, жадность в обличии волка: коварство – в виде змеи
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев icon-
Коран у мусульман. Ригведа -у индусов. Книга Перемен -у китайцев. А что у Русских
1. Вводная лекция. Роль лисы в традиционных представлениях китайцев icon«Семья в представлениях российской молодёжи»
Введение 3

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница