1. Гражданское общество, государство и государственная измена




Скачать 368.65 Kb.
Название1. Гражданское общество, государство и государственная измена
страница2/4
Дата публикации16.06.2014
Размер368.65 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Право > Документы
1   2   3   4
^

2. Русское право — право свободы воли


Юридическая система России, созданная в рамках библейского проекта порабощения человечества от и имени Бога, как показывает жизнь, переживает кризис. Но этот кризис, — в силу того, что библейский проект — глобально-политический проект, — не только внутрироссийский, но также и глобальный, т.е. так или иначе затрагивающий юридические системы всех стран Запада и в несколько меньшей степени затрагивающий государства, в которых юридическая система основана на иных мировоззренческих традициях.

В «Российской газете» от 12.03.2014 опубликована очередная1 статья председателя Конституционного суда РФ (в 1991 — 1993 гг. и снова с 2003 г.) В.Д.Зорькина «Цивилизация пра́ва. Если пра́во погибнет, то мир окажется у края бездны».2 Эта статья даёт представление о том, как кризис юридической системы, обслуживающей библейский проект, видится одному из наиболее высокопоставленных её представителей3; кроме того — одному из наиболее эрудированных и к которому, как показал ряд событий прошлого, не зазорно обращаться — «Ваша честь»4.

Но прежде чем, комментировать его оценки происходящего и ви́дение перспектив, необходимо указать на различие его и нашего мировосприятия и миропонимания.

Для нас законодательство — разновидность обобщённых средств управления третьего приоритета. Как уже неоднократно отмечалось в материалах КОБ, функция любого законодательства — обслуживать управление по господствующей над обществом концепции вне зависимости от того, подчинено общество чужеродной для него концепции либо же господствующая над обществом концепция рождена в нём самом; осознаётся ли в обществе обусловленность законодательства концепцией либо же нет.

Практически это означает, что над всяким законодательством на уровне третьего приоритета обобщённых средств управления стоит концепция, некоторым образом (прямо или косвенно) выраженная в культуре общества. А над третьим приоритетом обобщённых средств управления находятся ещё два — историко-хронологический (по существу — матрично-алгоритмический) и методологический (методология познания и творчества). Все обобщённые средства управления шести приоритетов работоспособны в каждом обществе настолько, насколько они согласованы с объективными закономерностями бытия человеческого общества всех шести закономерностей1.

Для В.Д.Зорькина всё изложение в двух предыдущих абзацах — за пределами его понимания, т.е. субъективно для него не существует. И соответственно для него безальтернативно истинно следующее: «Никакому принципу нельзя подчинять право. Право и есть высший принцип». Эти слова помещены под портретом В.Д.Зорькина в названной публикации в «Российской газете» и являются своего рода если не эпиграфом, то одним из подзаголовков. Они взяты из следующего контекста (мы выделили их жирным):

«ХХ век прошел через разного рода диктатуры. Он довел до предела принцип подчинения всего на свете некоей руководящей идее. Не буду приравнивать эти идеи — ведь и впрямь коммунистическая идея не чета фашистской. Дело в другом. В том, что практика ХХ века основывалась на чем-то более высоком, чем право. И подчиняло право этому более высокому принципу.

А потом люди поняли, что никакому принципу нельзя подчинять право. Что право и есть высший принцип. И понятно, почему люди это поняли. Даже не потому, что высшие принципы скомпрометировали себя той или иной политической практикой. А потому, что выяснилось: любое общество в конечном счете не может быть синхронизировано никаким высшим принципом.

Что кто-то будет этот принцип исповедовать, а кто-то будет его отвергать. И те, кто будет его отвергать, уйдут во внутреннее подполье в случае, если им этот принцип будут навязывать в качестве обязательного. И в подполье создадутся гнойники. И гнойники разложат страну. Невозможность подчинить высшему принципу не только все человечество, но даже отдельные народы — плюс ослабление высших принципов. Вот что окончательно поставило право во главу угла.

И большинство человечества договорилось о следующем.

Проводим честные выборы. Принимаем в качестве лидера того, кому доверяет большинство. Ограничиваем этого лидера рамками закона. И живем до следующих выборов. Человечеству, уставшему от двух мировых войн, напуганному перспективой третьей мировой войны, уставшему, возжелавшему элементарного покоя и радостей частной мирной жизни, показалось, что можно добиться стабильности на основе такого простейшего общественного договора. Какая-то часть человечества его, конечно, не приняла. Но большинство-то смирилось с тем, что за неимением лучшего и это, можно сказать, приемлемо и желанно. (…) Так в итоге была построена — на основе огромных жертв, методом кровавых проб и страшных ошибок — цивилизация права1. Та самая цивилизация, частью которой я всегда себя осознавал, которой я служил верой и правдой. И которая рушится на моих глазах».

В действительности рушится не глобальная «цивилизация права», как это представляется В.Д.Зорькину, а в глобальных масштабах рушится юридическая система, обслуживающая библейский проект порабощения человечества от имени Бога. Но это — следствие того, что сам библейский проект, который обслуживает и защищает созданная в его рамках юридическая система, проявил свою жизненную несостоятельность. Эта несостоятельность выражается в форме разнообразных тенденций к самоубийству Западной региональной цивилизации, построенной на основе библейских идей, в которое она норовит вовлечь и все прочие региональные цивилизации, заявляя свои претензии на глобальное лидерство и попирая международное право при продвижении библейского проекта военной силой и тайными, заведомо незаконными операциями, проводимыми спецслужбами и дипломатическими миссиями на территориях других стран, в полном соответствии с «конституцией пра́ва силы»1, но не в пределах какого-то одного государства, а в делании глобальной политики.

О том, как в «цивилизации права» вопреки всем декларациям о законности и правовой защищённости личностей, социальных групп и народов (якобы защищаемых международным правом и ООН) действует именно право силы, В.Д.Зорькин пишет, но в его понимании это – антисистемная ошибка, а не системообразующий принцип, цинично прикрываемый кодифицированным правом:

«В 1993 году я спрашивал тех, кто воспевал стрельбу из танков по Верховному Совету, могут ли они себе представить что-либо подобное в западных странах. Теперь я могу повторить этот вопрос. Могут ли мои высокопоставленные западные коллеги представить себе, что полицейские Парижа или Нью-Йорка будут безропотно сносить удары толп, захватывающих ключевые столичные административные здания, забрасывающих их бутылками с напалмом и так далее?

Все ревнители западных ценностей понимают, насколько однозначен ответ на этот вопрос. Но реальный высокий политический юридический Запад аплодирует насилию. Этому Западу не хватает верности духу цивилизации права для того, чтобы признать очевидное. И сказать про черное, что оно черное, а по поводу белого, что оно белое.

Но ведь именно эта неспособность давать оценку, исходя из верности духу права, духу цивилизации, на этом праве построенном, — породит крушение самой этой цивилизации. Жертвами же этого крушения станут все. Не только граждане Украины и России, но и граждане Германии, Франции, Великобритании. Всей Европы и всего мира.

На крушение этой нашей цивилизации права будут иронически смотреть те, кто строит свою общественную жизнь на иных основах. Неужели и в тот момент, когда они, смеясь, начнут аплодировать нашему краху, нам всем не станет стыдно? Между тем те, кто будет аплодировать этому краху, недолго просуществуют. Цивилизация права потянет за собой в бездну и все остальные цивилизации, являющиеся сейчас, увы, по сути реликтовыми структурами».

Но в понимании В.Д.Зорькина всё описанное им — антисистемная ошибка, совершаемая теми или иными политиками и обслуживающими их юристами персонально или теми или иными корпорациями политиков, а не системообразующий принцип региональной цивилизации Запада, всего лишь цинично прикрываемый разглагольствованиями о законности и правопорядке в пределах «цивилизованных» демократических государств и разглагольствованиями о необходимости соблюдать нормы международного права.

В действительности, если действует право силы, то кодифицированное право внутренне противоречиво, поскольку его первейшая задача — узаконить результат, достигаемый силой. Внутреннюю противоречивость усугубляет «прецедентная составляющая»1, если она узаконена в кодифицированном праве. Поэтому в такой внутренне противоречивой юридической системе взаимно изолированными ссылками на разные статьи законов (а в международном праве — ссылками на договорённости разных лет и эпох) можно доказать как законность, так и незаконность одного и того же решения, даже если не следовать антинормальному порядку применения законодательства; а если следовать антинормальному — то можно обосновать законность всего, чего угодно.

Кроме того, описанное В.Д.Зорькиным — только видимая извне составляющая процесса саморазрушения библейской цивилизации, в сопоставлении с которой все прочие региональные цивилизации планеты представляются В.Д.Зорькину «реликтовыми структурами», т.е. утратившими право на существование, если смотреть на них с точки зрения «цивилизации права», хотя в действительности саморазрушается именно она: если «реликты» и гибнут, то только в результате проникновения в них «западных ценностей» и разрушения под их воздействием их самобытного жизненного уклада. В отличие от них библейская цивилизация гибнет под воздействием её собственных системообразующих принципов, а не в результате агрессии других региональных цивилизаций Земли. О причинах саморазрушения библейской цивилизации права силы В.Д.Зорькин всё-таки сказал, хотя и не понял того, что это и есть главная причина её саморазрушения:

«Для меня обрушение этой цивилизации не менее горько и болезненно, чем для жителя позднего Рима обрушение его великой империи. Я всегда боролся за то, чтобы право восторжествовало. Именно этим была обоснована моя позиция осенью 1993 года. Я не могу сказать, что я в восторге от высказываний великого философа: "Пусть погибнет мир, но восторжествует правда". Но я твердо убежден, что если право погибнет, то мир окажется у края бездны (выделено нами курсивом при цитировании: здесь вследствие атеизма кодифицированное право неоправданно отождествлено с правдой — Правдой-Истиной, проистекающей от Бога). И я не вижу той великой идеи1, которая может заменить собою право, спасая мир от низвержения в бездну. Я бы хотел, чтобы такая идея существовала. Но пока что на горизонте не маячит ничего подобного. А право рушится. Рушится стремительно. Я говорил об этом тогда, когда международное право рушилось и подменялось грубой силой в Ираке, Югославии, Египте, Тунисе, Ливии, Сирии.

И было ясно, что когда-нибудь это приобретет совсем губительный характер. Теперь такой момент наступил. На Украине произошла катастрофа права, чреватая гибелью всей цивилизации права, которую человечество выстрадало в кровавых войнах и революциях ХХ века. И все мы понимаем, что есть одна и только одна сторона, нарушившая право, поправшая его и продолжающая наращивание бесправия.

Можно что угодно говорить о президенте Януковиче. Но я прошу всех, кто сжигаем страстями по его поводу, посмотреть даже не на самого президента, а на феномен Януковича глазами юриста. Янукович был избран законно. Никто не оспаривал законности его избрания. Цивилизация права требует, чтобы избранный глава государства либо исполнял доверенные ему функции, либо был законным образом отстранен от власти. Отстранен ли Янукович от власти законным образом? Лишен ли он власти сообразно законам Украины?

Люди, ставящие во главу угла идейные ценности или ценности иного порядка, могут страстно обсуждать недостатки этого человека. Но для юриста человека не существует. Есть совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом»1.

В последнем абзаце мы выделили при цитировании часть текста жирным. То обстоятельство, что в юридической системе, созданной в рамках библейского проекта, — человека не существует, а есть только ПОДМЕНЯЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом, — это главная причина начавшегося краха «цивилизации права». Но этот начавшийся процесс краха юридической системы, созданной в рамках библейского проекта порабощения человечества от имени Бога, — следствие того, что его главная цель — становление глобального фашизма1, т.е. цивилизации, в которой достижение человечного типа строя психики людьми должно быть гарантированно исключено. Если это — цель проекта, то юридическая система, обслуживающая проект, не может рассматривать человека никак иначе, как объект манипулирования2, как зомби-биоробота, представляющего собой только и исключительно конечную (ограниченную) совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом. То, что функциональные характеристики могут в жизни приобретаться и теряться помимо узаконенного образа, — об этом В.Д.Зорькин не сказал, хотя в жизни такое неизбежно.

И одна из таких функциональных характеристик — стремление состояться человеком, т.е. стать носителем человечного типа строя психики. Эта характеристика генетически заложенная и поддерживаемая Свыше в жизни каждого. Но если в библейской цивилизации кто-то претендует на её реализацию, то он с точки зрения юриспруденции библейского проекта — «экстремист» и должен быть подавлен. Стремиться к тому, чтобы стать человеком, и быть человеком состоявшимся и жить по совести и по уму-разуму, а не по прописанному кем-то закону, задающему «функциональные характеристики» для всех и каждого, — это не допускается библейским проектом, и потому в его юридической системе расценивается как тягчайшее преступление: именно в этом был состав преступления Христа перед синедрионом и его хозяевами.

Иначе говоря, библейская «цивилизация права» — это попытка дать равенство всем людям, через запрет человечности (со всем разнообразием каждой индивидуальности, в пределах данной Богом вариативности), путем низведения человека к конечному набору функций с целью «синхронизации общества» (если пользоваться терминологией В.Д.Зорькина). Действительно, на основе конечного набора функций можно построить конечную и непротиворечивую систему юридических законов, следование которым якобы должно обеспечить спокойствие и гармонию в жизни общества. Якобы должно, но не сможет.

Дело в том, что при таком подходе некоторым образом строится формально-логическая (математическая) юридическая модель человека и общества, в основе чего лежит упрощение реальности до конечного набора функций человека и их взаимосвязей друг с другом и объемлющими общество системами, которые тоже должны быть представлены как некие конечные наборы функций. Такой подход в естественных и технических науках — норма, поскольку позволяет решать многие практические задачи. Однако, если учёный или инженер не видит разницы между формальной моделью и реальностью, — он профессионально несостоятелен, как минимум, и общественно опасен, как максимум. Причём в практических приложениях главное требование, предъявляемое к моделям, следующее: параметры реальности, которая может быть построена на основе модели, должны быть не хуже, нежели те, которые были ожидаемы на основе моделирования.

Но юридические «науки» противоречат этому принципу, настаивая на том, что жизнь должна протекать в «рамках закона», т.е. реальность не должна выходить за пределы построенной ими юридической модели; а принцип «что не запрещено законом — разрешено» может действовать только в рамках модели, но не должен выходить за её границы. Поэтому юридические «науки» настаивают именно на том, что человек в реальной жизни для них только и исключительно «совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом».

Соответственно «профессиональная деформация личности» в юридическом сообществе — явление массовое, и многие юристы сами выродились в ходячий набор функций, прописанных в законодательстве, утратив человеческое достоинство или так и не сумев обрести его. Как следствие все разговоры о законности и правопорядке со стороны юристов в этом случае неизбежно покрывают порицаемый всеми принцип, действующий по умолчанию:
1   2   3   4

Похожие:

1. Гражданское общество, государство и государственная измена icon1. Гражданское общество, государство и государственная измена
Эта тема такова, что начинать её освещение придётся с определения значения терминов
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconДля более глубокого понимания политического режима и правового государства...
Без гражданского общества нет и правового государства, ибо правовое государство должно выражать и отражать интересы гражданского...
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconВопрос №49 Гражданское общество и правовое государство
Модель Гражданского общества(пишу то что он говорил,об этом нигде не нашла больше)
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconГражданское общество и государство
И сейчас эта проблема находится в основе глобальных общественных изменений, которые происходят во многих странах мира и будут определять...
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconРешение по результатам проверки 16 Консультации нп «Юристы за гражданское...
Консультации нп «Юристы за гражданское общество» по подготовке к проверкам нко 17
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconЛекция «Электронное правительство, электронное государство, информационное...
Различия в терминах «электронное правительство», «электронное государство», «информационное общество» 8
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconВопросы к экзамену по дисциплине «право»
Государство и право. Социальная роль права в жизни общества. Социальное назначение и роль государства в обществе. Государство, право,...
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconГражданское право как система правовых норм
Поэтому гражданское право, а чаще науку гражданского права нередко по традиции называют цивилистикой. В известном смысле гражданское...
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconГражданское право как система правовых норм
Поэтому гражданское право, а чаще науку гражданского права нередко по традиции называют цивилистикой. В известном смысле гражданское...
1. Гражданское общество, государство и государственная измена iconГражданское общество
Идея гражданского общества появилась в новое время, в противовес всевластного государства

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница