А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие




НазваниеА. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие
страница6/9
Дата публикации05.03.2013
Размер0.97 Mb.
ТипУчебное пособие
litcey.ru > Право > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9
§ 4. Гидронимы финно-угорского происхождения
Принадлежность гидронимов к пласту финно-угорской топонимии определяется в основном по двум признакам: во-первых, по условным корневым морфемам слов и целым лексемам, для которых находятся соответствия в современных и древних языках финно-угорской семьи (для рязанских названий это прежде всего языки мокшанский, эрзянский, марийский и его предшественник — древний мерянский язык), во-вторых, по типичным топоформантам и условным корневым морфемам.

К гидронимам первой группы, которые рассматриваются как финно-угорские с достаточно высокой степенью надежности, можно отнести, например, такие гидронимы, как речное и озерное наименование Вокша, которое допустимо мотивировать словами из мокшанского языка акша «белый», акшу «разновидность ветлы». Начальное В- в данном случае является приставным (протетическим), что характерно для рязанских говоров, ср., например, с диалектным вариантом слова ольхавольха. Сами гидронимы в этом случае указывают либо на цвет воды (ср. с русскими названиями оз. Белое, р. Белая), либо на характер прибрежной растительности. Озерный гидроним Ижевское, по-видимому, восходит к мокшанскому эши «колодец, родник», эше «прохладный»
и указывает на то, что озеро питается от родников. Данное название можно мотивировать этими апеллятивами, поскольку в русском языке они могут принимать вид иж-, иш- и т.п. (ср. также удмуртские названия р. Иж, г. Ижевск).

Наименование озера Большая Кардань точно соотносится с мордовскими лексемами карда, кардо, кардаз, калдаз «двор, загон для скота». Данное название аналогично русскому Подворное, так как мордовский суффикс -нь образует отыменные относительные прилагательные.

Сразу несколько соотносимых лексем с достаточно высокой степенью топонимичности значений находится в марийском языке для названия озера Кокша (мар. кукшо «сухой», кокша «лысый, плешивый», какши «тощий, худой, бледный», кокша оланге «ерш»); параллели в марийском языке имеются и для названий озер Румба, Румка (мар. румбык «муть», румбыкан «мутный»).

Озерный гидроним Кужихи (вариант Кужехта) мотивируется мордовским словом кужа, гуша «поляна» (суффикс -хт в мордовских языках является показателем множественного числа), то есть это название указывает на особенности расположения озера и на русский язык его можно перевести как Полянки.

В Рязанской Мещере имеются два озера с названием Сильма, которое допустимо мотивировать мокшанской лексемой сельме «глаз», при условии развития у нее метафорического значения «озеро, источник», чему есть примеры во всей мировой топонимии, в том числе и в угро-финской (ср. карельское silma, саамское calme «глаз», диалектное севернорусское чильма «чистое болото, окно на болоте» и севернорусские гидронимы Цылма, Усть-Цилма, Чилма).

Наименование крупного левого притока р. Оки — Пры, как правило, возводят к эрзя-мордовскому слову пря, которое имеет значения «голова» и «исток, верховье реки».

Финно-угорское происхождение, установленное по корневым морфемам, имеют также такие речные гидронимы, как Вянка (эрз. ванькс «чистый» или морд. вянь «ночной»), Инкаш (морд. ине «большой» и кужа «поляна»), Лея (эрз. лей, мокш. ляй «река»), Мушка (мокш. мушка «волокно, кудель», по-видимому, данное название указывает на то, что речка использовалась для вымачивания льна при изготовлении волокна) и др.

Из озерных гидронимов этимологизируются на финно-угорском материале такие, как Кулома (мокш. кулома «смерть, смертельный»), Курмушка (вариант Курмыши) (мокш. курмыш «отдельно стоящая группа домов», апеллятив заимствован и русскими говорами), Лушман (варианты Лушмен, Лушмадь) (эрз. лушмо, мокш. лашма «низина, отлогий овраг, сырое низкое место»), Мукарь (морд. мукорь, мокорь «пень»), Муштки (морд. мушка — «конопля, волокно, кудель»), Пяша (мокш. пяше «липа», пяшень «липовый»), Шуя (мар. шуя «половодье»), Шаище (мокш. шяй «болото», «камыш», шяйнь «болотный») и др.

Вторую группу финно-угорских по происхождению водных наименований составляют гидронимы, которые, помимо соответствующих субстратных корневых морфем, имеют и типичные финно-угорские топоформанты. Наиболее распространенными и прозрачными среди них являются речной формант -ляй (-лей, -ля), который мотивируется словом мокшанским ляй, эрзянским лей «река», и озерный — -ерха, -ерхи, который представляет собой передачу мокшанского эрьхке, эрзянского эрьке «озеро». Адаптируясь к русской топонимической системе, озерный формант может также принимать вид -ерга, -ерка, -ерки, -ирка, -ирки,
-орки, -орха
. В некоторых случаях как искаженные варианты данного формантного типа допустимо трактовать и гидронимы на -ери, -риха,
-рихи, -урка, -урки
и некоторые другие.

Среди гидронимов с речным формантом отметим следующие: Карля (морд. кяр (кер) «лыко, кора» или кярь (керь) «поселение на отшибе, одинокий домик»), Кашеляй (мокш. кяше «деготь», каш «тихо», кош «шалаш»), Кевля (мокш. кев «камень»), Кужля (морд. кужа «поляна»), Пурля (мокш. пора «роща, лесок») и др.

К наименованиям с финно-угорским озерным формантом можно отнести, например, такие, как Вечерки, Вещурки, Вичерки (эрз. вишка «маленький», мокш. «сильный, быстрый»), Ночирки (мокш. начка «мокрый»), Сунтриха (мокш. сюнет, сюнерь «пасмурный»), Тюмерха (морд. тума, тумо «дуб»), Усерхи (эрз. усия «залив, остров»), Ушерхи (морд. уша, ушо «наружное пространство, улица, погода», ужа «дальний угол, клин леса», ушь «чертополох»), Шатерга (мокш. шада «половодье»), Шустерха (мокш. шушь «жито», эрз. шукш «сорный, захламленный») и др.

Здесь приведены лишь некоторые названия, зафиксированные на современных крупномасштабных картах, но, к примеру, в каталоге Г.П. Смолицкой «Гидронимия бассейна Оки» на территории Рязанского Поочья отмечается гораздо больше подобных речных и озерных гидронимов (Шевырляй, Ащурка, Вастырка, Вашерка, Вищерга (вариант
Высчирхи), Вознерхи, Енгерхи (варианты Енгери, Генгерхи), Ичерхи, Качерка, Мачерка, Мушерки, Носерхи, Перхи, Писмерки, Понгерхи (варианты Понгеры, Пончерги), Потерха, Пумерки, Сумерхи, Cутерки (вариант Сучерки), Умериха (вариант Умерха), Шатерга, Шиверхи, Шиморха, Шумерха и др.).

Как уже говорилось выше, к финно-угорским по происхождению названиям традиционно также относят гидронимы с другими достаточно часто встречающимися формантами -кса, -кша (-кш), -ма, -ур (-ор,
-ар), -ус (-ос), -мар
. Имеются даже приблизительные трактовки значений этих формантов. Так, финаль -кса, -кша соотносят, как уже отмечалось, с марийским iksa «речка, ручей»; -ма — с финским, эстонским maa, коми, удмуртским му, марийским мю (земля); -мар — с эрзянским мар (холм, бугор); -ур считается древнемордовским топоформантом со значением «возвышенное место» и мог иметь, по-видимому, значение «низкое место, овраг», что для гидронимов более актуально (ср. русское диалектное верх «возвышенное место» и «овраг»). Предполагают, что
-ус также древний финно-угорский топоформант, который использовался для обозначения водных объектов. Среди наименований с такими формантами можно отметить следующие рязанские гидронимы: речные названия — Байдур, Дондур, Летор, Мунор, Нектор, Писарь, Писур, Свестур, Тикор, Тынор, Умор, Унгор, Ункор, Ушар, Чинур, Шатор; Водакш, Экса; Вашмар; Лукмос, Милчус, Пиндрус; озерные названия — Большие Саурки, Вокша, Ерус, Комгарь, Кочма, Пошма, Селюкша, Ушмар, Шилма. Отметим, однако, что точное значение многих из этих наименований неясно и чаще всего они трактуются как названия неясного происхождения.

§ 5. Гидронимы балтийского происхождения
В ряде случаев возможна этимологизация рязанских гидронимов на балтийском материале, хотя достаточно сложно многие названия однозначно этимологизировать как балтийские, поскольку они, скорее всего, попали в русскую топонимическую систему через посредство финно-угорской, где уже могли претерпеть значительные изменения при адаптации, вплоть до деэтимологизации.

Приведем некоторые гидронимы, которые могут быть балтийскими по происхождению. Так, явные балтийские параллели имеют место для такого речного гидронима, как Хупта (вариант Упта) (правый приток р. Рановы), сопоставимого с литовским Upyte и латышским J|rupīte (лит. ùpė «река»), причем балтийскими могут быть и названия двух притоков Хупты: Стабенка (ср. с лит. Štabinas, др.-пр. Stabingen, Stabinotilte и др.-пр. stabis «камень», а также с гидронимами из Верхнего Поднепровья Стабница, Стабна) и Лакоток (вар. Лапоток) (ср. с др.-пр. Lukte, Lukten, лит. Lukstas и др.-пр. *luktis, лит. lukštas «камыш», а также
с днепровскими Локчь, Локна, Локоть). Речное название Аксень может мотивироваться географическими латышскими апеллятивами-термина-
ми akacis, akace, akacs («окно, яма в болоте; прорубь; глубина в реке, озере»), aka («прорубь, колодец»), akas («заводь»), литовскими akacajs («болотистое место, где много ям с водой»), akìs («незамерзающее место»). Некоторые исследователи к этим лексемам возводят и название Ока. Наименования небольших речек из бассейна р. Цна Апушка и Вопша можно сопоставить с литовским ùpė, балтийскими *up-, *ap- «река» (ср. с лит. upokšnis «речка») или с литовскими apuše, epuše «осина». Точное соответствие в балтийской топонимии находится для рязанских речных гидронимов Прыс (ср. с балт. Prys и лит. prausti «мыть»), Пилис (ср. с лит. pilis — «замок, крепость, город» или upelis «речка»), Улас (ср. с балт. Улла, Ула и лтш. ōla «галька», лит. uolà «скала»). Добавим также, что и для известных речных гидронимов Вожа, Проня, Цна возможна балтийская этимология.

Ряд озерных и болотных рязанских гидронимов с достаточной степенью надежности допустимо трактовать как имеющие балтийское происхождение. Среди них можно отметить: Дриселово (соответствующие этому гидрониму подмосковные названия Дриса, Дрисенка, Дрисела В.Н. Топоров относит к балтизмам; такое же происхождение пред-
полагается и у белорусского речного названия Дрисса), Орос (вар. Ариса) (анализируя подобные поднепровские гидронимы Ореса, Оресса, В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев признают их несомненное балтийское происхождение, хотя и не указывают мотивирующего апеллятива; нам кажется, в качестве такового возможно привести лтш. ārējs «внешний, наружный», ara «на улице, на дворе» с вполне топонимическими значениями), Раштянево (это название возможно сопоставить с поднепровским Рышты, которое В.Н. Топоров и О.Н. Трубачев рассматривают
в одном ряду с Реста, Ректа, Рехта, Рихта и возводят к лит. riešutas, лтш. rieksts «орех, лесной орех», др.-прус. bucca-reisis «буковый орешек»,
а также сравнивают с лит. raĩstas «болото» и древнепрусскими названиями Raystopelk, Raispelkiai, Reisten, Reysitiein); Толас (этот гидроним может восходить к балтийским апеллятивам лит. tólus «далекий», лтш. tāls «дальний, далекий», tālums «даль» (ср. с лтш. Tals, Talsi) и др.
§ 6. Ранние славянские гидронимы
Славянская топонимия на территории Рязанского Поочья появляется с самого начала колонизации славянскими племенами данного географического ареала. О.Н. Трубачев, чтобы отнести географические названия к группе раннеславянских наименований, сформулировал следующие критерии: 1) отсутствие для них четких апеллятивных связей, 2) нерегулярность и непродуктивность структуры, 3) обнаружение среди них элементов, которые ведут к другим группам известных славянских языков. Конечно, сложно установить точное время появления того или иного топонима, однако сочетание указанных критериев все же позволяет выявить группу ранних славянских наименований.

Анализируя топонимию междуречья рек Осетра и Прони, Ю.П. Чумакова, например, выделяет две группы древних наименований: структурные архаизмы и названия с раннеславянскими топоосновами. К первой группе она относит: названия на -ичи (Любичи); названия с суффиксом -j(ь), особенно образованные от двучленных славянских антропонимов (Переяславль), названия, образованные от древних славянских антропонимов с помощью других суффиксов (Канев, Нездина); сложные названия с компонентами -город и -поль (Вышгород, Треполь); образования на -ля (по сути, тоже произведенные с помощью -j(ь) от основ на губные согласные — Радомля); образования на -иж, -еж (Требиж, Трубеж); образования на -ынь (Волынь, Белынь) и на -ва (Пониква, Смедва). Среди наименований с раннеславянскими топоосновами Ю.П. Чумакова указывает такие, как Болонь, Бохот, Музга и др. Необходимо отметить, что среди рассматриваемых ею названий достаточно много гидронимов, хотя некоторые из них в настоящее время либо расположены за пределами Рязанской области (левобережье Осетра), либо не представлены на современной топографической карте, так как исчезли, были деэтимологизированы и переименованы или перешли в разряд микротопонимов и фиксируются лишь во время полевых опросов, причем часто также в искаженном, деэтимологизированном виде.

Из указанных групп на сегодняшний момент фиксируются на карте несколько гидронимов, которые образованы от двучленных антро-
понимов с помощью суффикса принадлежности -j(ь). Наиболее пока-
зательны в этом отношении названия на -гощ/-гоща: р. Катагоща, р. Летогоща, оз. Сологоща. Традиционно второй компонент таких топонимов возводят к древнему гость «чужестранец, приезжий купец, купец». По мнению Ю.П. Чумаковой, этот компонент был частью реконструируемых древнерусских личных имен (*Хoтогость (от *хоtěti); *Лhтогость (от *lěto) или *Лютогость (от корня *lut- с широким спектром значений); *Сqлигость (ср. со старославянским cqëèè — «лучший, сильнейший»). Однако в отличие от древнеславянских двучленных имен с другими типичными компонентами (-мир, -слав, -буд, -мысл
и др.) имена на -гость практически не зафиксированы, хотя в топонимии достаточно широко представлены образования на -гощ/-гоща. Поэтому, как, например, предполагает Э.М. Мурзаев, наиболее вероятна связь этих гидронимов с наименованиями постоялых и гостиных дворов, находившихся около рек и озер (ср. со словом погост, которое
в древнерусском языке имело не только значение «место около церкви
и кладбище», но и «стан, становище, поселок вокруг становища»). В этом случае суффикс -j(ь) приобретает уже не посессивное, а общетопонимическое значение под воздействием закона аналогии.

Гидронимы Радбища (левый приток р. Казачья, левого притока
р. Истья, правого притока Оки) и Радочь (левый приток р. Истья, правого притока Оки), расположенные неподалеку друг от друга, даются в каталоге «Гидронимия бассейна Оки» в виде Радобеж (Радубеж) и Радуча (Радуга) и рассматриваются Ю.П. Чумаковой в качестве производных
от антропонима Радобуд, который сохраняется в сербохорватском языке и восходит к основам рад- и буд- (от *byti или *buditi). Естественно, что двучленные антропонимы возникли еще в общеславянскую эпоху, и поэтому их отражения в топонимии имеются на всех современных тер-
риториях, заселенных славянами, что отмечается многими исследова-
телями.

Гидронимы р. Меча, р. Непложа, оз. Велье также можно рассматривать как производные с помощью суффикса -j(ь) (-j(а), -j(е)) с посессивным или общетопонимическим значением. Так, название Непложа возможно мотивировать антропонимом-прозвищем Неплод (Неплода), хотя нельзя исключить и того, что он указывает на прежний характер местности, где протекала река («неплодящая, бесплодная, с бедными почвами»). Для озерного наименования Велья, несмотря на всю сложность и разнообразие трактовок топонимов с корнем вел-/вол-, возможна мотивировка антропонимической основой *Вел (*Вела), которая может быть сокращенной формой какого-то двучленного личного имени, например Велемир. Кроме того, это название соотносится с древнерусским словом велий «большой, великий», что также позволяет отнести его в группу раннеславянских топонимов.

Речной гидроним Меча относится к двум рязанским рекам — левому притоку Вожи, правого притока Оки, и правому притоку Истьи, правого притока Оки. Кроме того, такое название встречается несколько раз в верховьях Дона (ср.: р. Красивая Меча, упоминаемая в «Записках охотника» И.С. Тургенева). По-видимому, гидроним можно интерпретировать как производный от глагола метить с помощью суффикса
-j(a). В этом случае реки с названием Меча обозначали границы каких-либо угодий или владений. Имеются и другие версии происхождения этого названия: от мордовского меш, мекш «пчела» или древнерусского мечка «медведица», но они оцениваются как ненадежные.

Суффикс -еж/-ож возможно выделить в речных гидронимах Трубеж и Нетрош (вар. Нетрож). Наименование Трубеж традиционно трактуют как перенесенный в древнерусский период в Поочье вторым (в отличие от первого, вятичского) славянским колонизационным потоком из Киевской земли (ср.: р. Трубеж в бассейне Днепра). Считается, что название образовано от географического апеллятива-термина труба
в значении «протока».

Для гидронима Нетрош, видимо, первичным и наиболее древ-
ним можно считать вариант с суффиксом -ож (*-og-jь) — Нетрож, который структурно сопоставим с названиями Трубеж, Требеж. В книге Г.П. Смолицкой «Гидронимия бассейна Оки» даются также такие варианты этого гидронима, как Неторож, Нетроша. Кроме того, такое же название (Нетрош, варианты Неторош, Неторша) указывается для левого притока Оки в районе бассейна р. Солотчи. По-видимому, в основе этих наименований лежит местный географический (смоленский, белорусский) апеллятив-термин нетра «топь, болото, непроходимое место». Н.И. Толстой и М. Фасмер связывают слово нетра с корнем *ter-, который входит в состав терминов подсечного земледелия (теребить, тереть) (ср. с др.-рус. нетреный «неторный, нехоженый»). Н.И. Толстой считает, что первоначальным его значением было «место, где не теребили лес под пашню». Однако оно могло обозначать и заболоченное, непроходимое (а следовательно, непригодное для земледелия) место. Значение гидронима можно определить как «речка, протекающая по заболоченному месту». Следует также отметить, что присутствие гидронима Нетрож на Рязанской земле можно рассматривать как еще одно подтверждение связи части рязанских говоров со смоленскими и белорусскими полесскими говорами.

Как искаженные наименования на -ынь и -ва Ю.П. Чумакова рассматривает гидронимы Галина, Мокрая Галина и Паника. Первые два наименования указываются в одном ряду с Голынь, Голынка, Голин-
ка, отмеченными в каталоге «Гидронимия бассейна Оки». Мотивируются они географическими апеллятивами-терминами голынь «пустое место, выжженный пожаром лес», галина (голина) «поляна, голое место, голая земля». Название Паника является искаженной формой от Пониква, которое образовано от слова пониква (вар. пониковец, поникша), Э.М. Мурзаев отмечает, что все разновидности термина обозначают тип рек, вода которых «поникает», иссякает вниз по течению, что свойственно карстовым районам, где обычно вода проваливается в воронки, трещины и уходит под землю. Сам термин связан с глаголом поникати в значении «опускаться, скрываться».

Среди гидронимов, в составе которых выделяются ранние славянские топонимообразующие основы, можно выделить такие, как р. Брусна (общеславянское *brusъ «камень, скала» или *brusiti с широким спектром значений), оз. Бельское (бель «болото с березняком»), оз. Калище, оз. Кальное (общеславянское *kalъ «грязь, тина, слякоть»), р. Жрака (праславянский корень er- «пожирать, горло, жерло» при развитии семантической модели «пожирать» > «источник, родник»
и «горло, устье», то есть гидроним может характеризовать реку, питающуюся от многочисленных родников или ручьев), р. Лыбедь (традиционно это название, совпадающее с названием летописной киевской реки, считается перенесенным, как Трубеж и Переяславль, хотя при множестве трактовок этимология гидронима до конца не прояснена), р. Лютик, р. Лютовка (праславянское *lut- < и.-е. *leu- «отрезать, отделять», если иметь в виду развитие различных топонимических значений: «крутой», «стремительный, быстрый» и даже «грязный, болотистый» (ср. с диалектным западно-полесским лють «болотная местность» и лит. liutynas «болото»), р. Рака (праславянское *raka «яма, впадина, глубокое место в реке, ср. с укранским черниговским раковина «глубокое место в реке»), р. Треботинка, оз. Триботино (праславянское *terbiti «очищать участки земли под пашню вырубкой леса с дальнейшим корчеванием», ср. с апеллятивами белорусское церабiць «прорубать, прочищать лес»; словенское trebiti «корчевать», от этого глагола образовались и другие термины подсечного земледелия, например, тереб, тереба «место, очищенное под пашню от леса», украинское обл. теребiвля «место, очищенное от зарослей», ср. также с топонимами из Поочья (Теребленка, Теребовка, Теребуш, Теребушка, Требеш, Требушка) и других славянских территорий (болгарское Требежа, сербо-хорватское Trebež, чешское Třebište, польское Trzebawa).

Совершенно очевидно, что круг ранних славянских гидронимов не ограничивается только теми, у которых не проявляются четкие апеллятивные связи с современной лексикой. Не менее древними могут быть
и этимологически прозрачные наименования, такие, например, как
р. Алешинка, р. Вязовка, р. Горелая, р. Гремячка, р. Дегтярка, р. Плетенка, оз. Безберегое, оз. Борное, оз. Глушица, оз. Дубское, оз. Тишь, бол. Горель, бол. Студенник, бол. Толстый Мох и др. Причем отсутствие апеллятивных связей часто связано не с архаичностью гидронимов, а с тем, что они мотивируются диалектной лексикой, хотя, как уже было сказано, местная гидронимия была сформирована, по-видимому, по край-
ней мере, несколько столетий назад и по сравнению с ойконимами представлена более архаичными образованиями. Однако нельзя не отметить того факта, что система местных водных наименований в ХХ столетии претерпела значительные изменения, которые связаны с такими экстралингвистическими факторами, как утрата культурного и экономического значения водных объектов, коренная перестройка сельского образа жизни, исчезновение традиционных ремесел (артельного речного и озерного рыболовства, кустарного ткачества, изготовления изделий из луба и др.), которые часто были связаны с гидрографическими объектами, вымирание русской деревни в целом, утрата диалектов. Кроме того, исчезли и сами многие речки, озера и болота в связи с мелиоративными работами и по некоторым другим причинам естественного природного характера. Все эти изменения хорошо заметны при сопоставлении каталога «Гидронимия бассейна Оки» Г.П. Смолицкой, составленного в основном по историческим документам, и перечня современных гидронимов, отмеченных на довольно крупномасштабных картах (1 см : 1 км).

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие Москва 2009 дк 614. 88-051 «3635»
Учебное пособие предназначено для медицинских работников области, специалистов Территориальной службы медицины катастроф Московской...
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие Москва 2009 дк 614. 88-051 «3635»
Учебное пособие предназначено для медицинских работников области, специалистов Территориальной службы медицины катастроф Московской...
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие
Педагогическая антропология: Учебное пособие / Авт сост. Б 61 б м. Бим-Бад. М, Изд-во урао, 1998. 576 с
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие Издательство
Н 191 Экология: учебное пособие / О. Б. Назаренко – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2007. – 100 с
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconНа учебное пособие И. М. Юсупова
Данное учебное пособие актуально как дидактический материал, которое заполнит существующую нишу в учебной литературе
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconТеория чисел. Учебное пособие. 3-е изд. Isbn 978-5-8114-0847-4
Учебное пособие предназначено для студентов университетов и педагогических вузов
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие Составил д-р Леонид Позин
Словарь представляет собой учебное пособие и будет полезен широкому кругу читателей, изучающих иврит
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconУчебное пособие
Г82 Противодействие организованной преступности: Учебное пособие для вузов / Под ред. А. И. Гурова, B. C. Овчинского. М.: Инфра-м,...
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconА. А. Никольский Рязанские топонимы в художественной литературе Материалы и комментарии
Печатается по решению редакционно-издательского совета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
А. А. Никольский, Л. А. Кононенко, И. Н. Хрусталев Топонимы Рязанской области Учебное пособие iconСукачева Т. Г. Математическая логика. Курс лекций. Задачник-практикум...
Учебное пособие предназначено для студентов университетов и педагогических вузов, изучающих математическую логику

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница