Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5




НазваниеСтефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5
страница1/24
Дата публикации11.02.2014
Размер3.38 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Стефани Майер: «Полуночное солнце»

Стефани Майер
Полуночное солнце




Серия: Сумерки – 5





Аннотация



Disclaimer: The Twilight Saga books and their characters are the property of S. Meyer. This is just an amateur translation. No infringement is intended, and no money is being made from this story.

Пятая, неоконченная книга серии «Сумерки», в которой история встречи Эдварда и Беллы рассказывается от лица Эдварда.

Стефани Майер

ПОЛУНОЧНОЕ СОЛНЦЕ

Перевод Сонаты




1. С первого взгляда



В это время суток я жалею, что неспособен спать.

Старшая школа.

Или, может быть, лучше назвать её чистилищем? Наверно, эти мучения в школе посланы мне в наказание за грехи. Самым изматывающим страданием была скука, а здесь каждый день был монотонным повторением предыдущего.

Мне кажется, у меня всё же была своеобразная манера спать – если считать сном инертное состояние между периодами активности.

Я пялил глаза на трещины в штукатурке в дальнем углу столовой, высматривая в них разные фигуры, которых там на самом деле не было. Это помогало мне отвлечься от гула сотен голосов, клокочущих в моей голове, как бурный поток.

Все они надоели мне до того, что я их попросту игнорировал.

Всё, что только может прийти в человеческую голову, я уже слышал прежде, и не раз. Сегодня, например, все умы были поглощены одним и тем же малоинтересным событием: в нашем маленьком коллективе школьников ожидалось пополнение. Как мало надо, чтобы все переполошились. В мыслях каждого, кто сидел в столовой, я видел некое новое лицо в разных ракурсах. Всего лишь обычный человек. Девушка. Волнение из-за её приезда было вполне предсказуемо – так дети начинают прыгать до потолка при виде новой сверкающей игрушки. Половина этих баранов-мальчишек уже представляли себя влюблёнными в неё – и это всё только потому, что она была чем-то новым и незнакомым. Я постарался отключиться от их навязчивых фантазий.

Только четыре голоса я блокирую из вежливости, а не из отвращения – голоса членов моей семьи: двух братьев и двух сестёр, которые привыкли к тому, что в моем присутствии не могло быть и речи о сохранении каких-либо секретов, и это их не беспокоило. Я уважал их личное пространство и пытался вмешиваться в него как можно меньше.

Но как я ни старался, всё же я знал, о чём они думали.

Мысли Розали, как обычно, были о себе самой. Она увидела своё отражение в чьих-то очках и теперь сидела и восхищалась своим совершенством. Сознание Розали напоминало мне мелкий заросший пруд, не таящий в себе ничего неожиданного.

Эмметт всё ещё бесился из-за проигрыша в дружеском борцовском поединке с Джаспером прошлой ночью. Теперь требовалось всё его весьма ограниченное терпение, чтобы дождаться конца занятий и потребовать реванша. Я никогда не чувствовал вины за вторжение в мозг Эмметта, возможно, потому, что он из тех, у кого что на уме, то и на языке, а все свои замыслы он тут же претворяет в действия, не откладывая в долгий ящик. Наверно, я потому чувствовал себя виноватым, читая мысли моих родственников, что знал: есть вещи, которые они хотели бы скрыть от меня. Если мысли Розали были мелким прудом, то у Эмметта они были похожи на светлое озеро с кристально прозрачной водой.

А Джаспер… мучился. Я подавил вздох.

«Эдвард», – мысленно позвала меня Элис, чем немедленно привлекла моё внимание.

Это было всё равно, что позвать меня вслух. Хорошо, что в последнее время моё имя стало не слишком популярным: раньше меня страшно раздражало, что всякий раз, когда кто-то думал о каком-нибудь Эдварде, я автоматически оборачивался.

Но сейчас я и бровью не повёл. Элис и я поднаторели в таких тайных разговорах, и окружающие зачастую даже не подозревали, что мы заняты безмолвной беседой. Я по-прежнему прилежно изучал трещины в штукатурке.

«Как он держится?» – спросила она.

Я лишь слегка скривил губы. Ничьего внимания это бы не привлекло: мало ли отчего я морщусь, может, просто от скуки.

Ментальный голос Элис зазвенел тревогой, и я, не глядя на неё, понял, что она боковым зрением наблюдает за Джаспером.

«Есть какая-нибудь опасность?» – Она заглянула в ближайшее будущее, бегло просматривая картины нашего дальнейшего весёленького времяпрепровождения в столовой. Элис необходимо было узнать, почему я кривил губы.

Вздохнув, я медленно повернул голову налево, как будто разглядывая кирпичную кладку стены, а потом обратно, направо, к трещинам на потолке. Только Элис поняла, что я покачал головой.

Она расслабилась.

«Дай мне знать, если станет слишком плохо».

Я сначала посмотрел в потолок прямо над головой, потом перевёл взгляд вниз, в пол.

«Спасибо за помощь».

Хорошо, что мне не надо отвечать ей вслух. Что бы я сказал? «Всегда рад»? Какая там радость! Мне не доставляло удовольствия слушать терзания Джаспера. К чему такие эксперименты? Разве не было б честнее признать, что он, возможно, никогда не будет справляться со своей жаждой так же хорошо, как мы, прочие Каллены? Зачем ему лезть из кожи вон? Зачем играть с огнём?

Прошло две недели с нашей последней охоты. Для всех, кроме Джаспера, этот период воздержания не был чересчур мучительным. Мы только иногда чувствовали себя немного неуютно – когда какой-нибудь человек подходил к нам слишком близко, или ветер дул в нашу сторону. Но люди, как правило, избегали нас. Их инстинкты подсказывали им то, чего они не могли охватить рассудком: мы опасны.

И только Джаспер был сейчас как бомба с взведённым часовым механизмом.

В этот момент невысокая девушка остановилась у соседнего стола поболтать с приятелем. Она запустила пальцы в свои короткие, песочного цвета волосы и взъерошила их. Калориферы понесли её аромат прямо на нас. Мой организм выказал свою обычную реакцию на на запах людей: сухая боль зажглась в горле, в животе заныло, мышцы рефлекторно напряглись, рот наполнился ядом...

Всё это было вполне в порядке вещей, и в другое время я легко бы проигнорировал случившееся. Но как раз сейчас сделать это было очень трудно: чувства усилились, удвоились, потому что я ощущал двойную жажду – и мою собственную, и Джаспера.

А Джаспер позволил своему воображению разыграться. Он представил, как поднимается со своего места возле Элис и подходит к светловолосой коротышке. Как склоняется над нею и, будто собираясь шепнуть ей что-то на ухо, губами касается её шеи. Вообразил, как припадает ртом к бьющемуся под тонкой кожей горячему пульсу…

Я толкнул ногой его стул.

В течение одной долгой минуты мы обменивались неистовыми взглядами. Он не выдержал первым и опустил глаза. Я слышал, как чувство острого стыда борется в нём с желанием взбунтоваться.

– Извините, – пробормотал Джаспер.

Я пожал плечами.

– Не переживай, если бы ты собирался сделать что-то непозволительное – я бы это увидела, – прошептала Элис, пытаясь умерить его недовольство самим собой. – А я ничего не видела.

Я с трудом удержался от гримасы, которая выдала бы ему, что она лжёт. Мы с Элис должны были держаться вместе. Среди наших родственничков, самих по себе из ряда вон выходящих, мы с нею – один, читающий мысли, а другая ясновидящая – были ещё бóльшими выродками. Поэтому мы стояли друг за друга горой.

– Тебе поможет, если ты будешь думать о них, как думают люди о своих знакомых, – продолжала увещевать Элис своим высоким, музыкальным голосом. Из предосторожности она говорила сейчас слишком быстро, чтобы человеческое ухо могло разобрать её слова. Впрочем, поблизости никого, кроме нас, не было. – Её зовут Уитни. У неё есть младшая сестрёнка, которую она обожает. Её мама приглашала Эсме на ту вечеринку в саду, помнишь?

– Я знаю, кто она, – отрезал Джаспер. Он отвернулся и уставился в одно из маленьких окон, расположенных под самым карнизом и опоясывавших всю столовую. На том разговор и закончился.

Ему надо бы поохотиться сегодня ночью. Глупо так рисковать только для того, чтобы испытать себя на прочность. Джасперу лучше бы установить границы своих возможностей и не пытаться прыгнуть выше головы. Его старые привычки шли вразрез с нашим образом жизни, и так легко от них не избавиться. Стоит ли выжимать из себя все соки?

Элис, тихо вздохнув, встала, взяла поднос с едой (маскировка для отвода глаз) и ушла, оставив его в покое. Она знала, когда её подбадривания становились ему поперёк горла. Хотя Розали и Эмметт более откровенно выставляли напоказ свои отношения, именно Джаспер и Элис чувствовали каждое, даже самое малое, изменение настроения своей второй половинки. Как будто они тоже могли читать мысли – но только друг друга.

«^ Эдвард Каллен».

Вот живучий рефлекс. Я обернулся на звук своего имени, хотя меня никто не звал – имя было произнесено только мысленно.

На краткую долю секунды мои глаза встретились с парой больших шоколадно-карих человеческих глаз на бледном, сердечком, лице. Я узнал это лицо, хотя до настоящего момента никогда не видел его собственными глазами. Оно занимало сегодня главное место в головах почти всех школьников. Новая ученица, Изабелла Свон. Дочка шефа полиции, переехавшая недавно от матери к отцу, вынужденная жить здесь из-за какой-то изменившейся семейной ситуации. Белла. Она поправляла каждого, кто называл её полным именем...

Я скучающе отвернулся. Мне понадобилась секунда, чтобы понять: это не она мысленно произнесла мое имя.

«И эта тоже сразу обалдела от Калленов! Ещё бы!» – услышал я продолжение мысли.

На этот раз я узнал «голос». Джессика Стенли. Давненько она не беспокоила меня своей мысленной болтовней. Как я наслаждался покоем, когда её неуместное увлечение мною прошло! Было почти невозможно избежать её навязчивых нелепых фантазий. Временами я очень жалел, что не имею права в подробностях объяснить ей, что произойдёт, если мои губы, а заодно и зубы, окажутся где-нибудь поблизости от её шеи. С надоедливыми фантазиями тотчас было бы покончено. При мысли о её возможной реакции я едва не расхохотался.

«Фиг ей там что-нибудь обломится, – продолжала Джессика. – В самом деле, её и хорошенькой-то даже не назовёшь. Не могу понять, почему Эрик так пялится на неё... Или Майк».

Она мысленно встрепенулась при последнем имени. Её новое увлечение, всеобщий любимец Майк Ньютон, совсем её не замечал. А вот новенькая его, очевидно, заинтересовала. Опять-таки – как сияющая игрушка для малыша. Это обстоятельство придало злобный и сварливый оттенок мыслям Джессики, тогда как внешне она была сама сердечность. Как раз сейчас она рассказывала новоприбывшей все расхожие сплетни о моей семье. Должно быть, её собеседница спросила о нас.

«Ты глянь, я тоже оказалась в центре внимания! – самодовольно думала Джессика. – Как удачно, что мы с Беллой вместе сидели на двух уроках. Уверена, Майк захочет у меня разузнать, что она...»

Я попробовал отгородиться от этой пустой болтовни прежде, чем её мелочность и банальность сведут меня с ума.

– Джессика Стенли вытряхивает перед новой ученицей, Свон, всё грязное бельё клана Калленов, – прошептал я Эмметту, чтобы отвлечься.

Он тихонько усмехнулся.

«Надеюсь, у неё хорошо получается?» – подумал он.

– С воображением у неё плоховато, уж очень как-то всё беззубо. На её месте я бы нагородил всяких ужасов. А у неё – так, только жалкие намёки на скандальчик. Я ожидал от неё большего.

«А новенькая? Она тоже ожидала чего-то большего?»

Я настроился, чтобы услышать, что эта новенькая, Белла, думает о небылицах Джессики. На какие мысли наводит её вид странного, бледного, как мел, семейства, которого все так старательно избегают?

Знать её реакцию входило в круг моих обязанностей. Для моей семьи я служил, если можно так выразиться, локатором. В целях самозащиты. Если кто-то начинал что-то подозревать, я всегда заранее предупреждал остальных, и мы вовремя скрывались. Такое иногда случалось – люди с богатым воображением начинали видеть в нас персонажей книг или фильмов. Обычно они ошибались, но всё же для нас лучше было куда-нибудь переехать, чем осмелиться привлечь к себе слишком много внимания. И очень-очень редко кто-нибудь попадал в точку. Мы не давали им возможности проверить свою гипотезу – просто исчезали, становясь лишь неясным и пугающим воспоминанием...

Я не услышал ничего, хотя и направил свой радар на место рядом с тем, где продолжался нескончаемый идиотский внутренний монолог Джессики. Как будто подле этой сплетницы никто и не сидел. Как странно. Может быть, та девушка незаметно ушла? Скорее всего, нет, потому что Джессика всё ещё что-то щебетала ей. Сбитый с толку, я взглянул в ту сторону. Поверять свой «экстра-слух» другими органами чувств мне прежде никогда не приходилось.

И опять я встретился со взглядом больших карих глаз. Девушка сидела на том же месте и смотрела на нас, что было вполне естественно, поскольку Джессика продолжала щедро осыпать её местными сплетнями о Калленах.

И думала о нас, что тоже вполне естественно.

Но я не мог услышать от неё даже невнятного шелеста.

Она тотчас же опустила взгляд, застыдившись того, что её застали глазеющей на постороннего. Призывно жаркий румянец залил её щеки. Хорошо, что Джаспер все ещё сидел, уставившись в окно, не то страшно вообразить, чтó этот лёгкий приток крови мог сделать с его самообладанием.

Эмоции так ясно отражались на её лице, как будто были написаны большими буквами на лбу: удивление – в то время как она бессознательно подмечала признаки крошечных различий между представителями нашего вида и её собственного; любопытство – при слушании сказок Джессики; что-то ещё… Очарованность? Ну, это мне видеть не впервые. Им, нашим потенциальным жертвам, мы казались исполненными неземной красоты. И, наконец, смущение – когда я поймал её на подглядывании за мною.

И все же, хотя мысли девушки ясно отражались в её странных глазах – странных из-за их глубины, ведь карие глаза из-за своего слишком тёмного цвета часто выглядят плоскими – с того места, где она сидела, я не мог услышать ничего, кроме тишины. Совсем ничего.

Мне стало не по себе.

Это не походило ни на что, с чем я сталкивался раньше. Может, со мной было что-то не так? Да нет, я чувствовал себя, как обычно... Обеспокоенный, я включил свой радар на полную мощность.

Все голоса, которые я прежде блокировал, теперь взорвались в моей голове и принялись кричать наперебой:

«… интересно, какую музыку она любит?.. Может, я мог бы упомянуть в разговоре с ней о том новом CD…» Майк Ньютон за два столика от нас совсем зациклился на Белле Свон.

«…только посмотрите, как он уставился на неё. Мало ему, что половина девчонок в школе только и ждут, чтобы он…» Едкие мысли Эрика Йорки вращались вокруг того же объекта.

«… фу, гадость! Тоже мне звезда сезона. Даже Эдвард Каллен пялится на неё. – Лицо Лорен Мэллори от зависти приобрело, должно быть, цвет нежной весенней листвы. – А Джессика-то как похваляется своей новой лучшей подружкой! Ну и комедия…» Мысли этой доброжелательницы так и источали желчь.

«…наверняка об этом её уже сто раз спрашивали. Нет, надо бы придумать вопросы пооригинальнее, а то так хочется тоже с нею поговорить…» – размышлял Эшли Доулинг.

«…может, мы будем вместе на испанском…» – надеялся Джун Ричардсон.

«…ох, сколько сегодня вечером надо сделать! Тригонометрия и тест по английскому. Надеюсь, что мама…» – Анджела Вебер, тихая девушка, чьи мысли всегда были полны необыкновенной доброты, являлась единственной в этом зале, кто не был одержим этой Беллой.

Я мог слышать их всех, слышать все, даже самые мелкие и незначительные мысли, посещавшие их головы. И совсем ничего не мог уловить от новой ученицы с такими обманчиво выразительными глазами.

Ах да, конечно, я мог просто слышать, ушами, что эта девушка говорила Джессике. Мне не надо было уметь читать мысли, чтобы ясно различать её тихий, чистый голос на дальнем конце длинного зала.

– А кто этот мальчик с тёмно-рыжими волосами? – спросила она, украдкой покосившись на меня, и быстро отвернулась, обнаружив, что я все ещё не свожу с неё глаз.

Если я надеялся, что звук её голоса поможет мне распознать тон её мыслей, которые, может быть, просто потерялись в общем шуме голосов, то меня мгновенно постигло разочарование. Обычно мысли людей звучат в той же тональности, что и их обычные голоса. Но этот тихий застенчивый голос, не походивший ни на один другой в этом зале, был мне совсем не знаком. Я мог утверждать это с абсолютной уверенностью. Совершенно новый голос.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Похожие:

Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Рассвет Серия: Сумерки 4 «Рассвет»: аст, аст-москва; М.:; 2009
Четвертая книга знаменитой вампирской саги, возглавившей списки бестселлеров десяти стран
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Сумерки ocr лариса «Сумерки»: аст, Астрель; Москва;...
Вампирский роман, первое издание которого только в США разошлось рекордным тиражом в 100 000 экземпляров!
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Гостья Стефани Майер Гостья Моей матери, Кэнди, которая...
Он был Душой, а значит, по природе сама доброта: терпеливый, честный, высоконравственный, умеет сочувствовать – и полон любви. Беспокойство...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Гостья Стефани Майер Гостья Моей матери, Кэнди, которая...
Он был Душой, а значит, по природе сама доброта: терпеливый, честный, высоконравственный, умеет сочувствовать – и полон любви. Беспокойство...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Сумерки Он знает, что во мраке, но свет обитает с Ним. Пророк Даниил 2: 22
Раньше я не думала всерьез о смерти, хотя за последние месяцы поводов было предостаточно. Даже когда подобные мысли приходили в голову,...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconДисклеймер: все персонажи принадлежат Стефани Майер, события
Эрик остался с ней. Нам что, идти в кино втроём? Я на секунду представила, как это может выглядеть и поморщилась. Майкл, который...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Новолуние Глава 1 Вечеринка
Форксе, штата Вашингтон, а во-вторых, потому, что смотрела на свою бабушку Мери. Она умерла шесть лет назад, именно это и подтверждало...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconСтефани Майер Ослепленная правдой
И, удивленный тем, что машина не движется, спросил: а почему мы стоим? Красный, был ответ. Ааа, протянул слепец и заплакал еще горше....
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconЗатмение Сумерки Книга 3 Стефани Мейер Моему мужу Панчо
Заледенев от страха, я наблюдала, как он готовился защищать меня. Его напряженная сосредоточенность означала будет бой, несмотря...
Стефани Майер Полуночное солнце Серия: Сумерки 5 iconЗатмение Сумерки Книга 3 Стефани Мейер   Моему мужу Панчо
Заледенев от страха, я наблюдала, как он готовился защищать меня. Его напряженная сосредоточенность означала будет бой, несмотря...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница