Спасибо Kuka Bazeda за коллаж




НазваниеСпасибо Kuka Bazeda за коллаж
страница1/3
Дата публикации02.03.2014
Размер385 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3


Chi cerka – trova

Автор Elika
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж


Ветер мчался по равнине, свободно раскинув крылья, как птица… Птица… Птица… Птица…
Седой ковыль гнулся и волновался, подобно океану, горьковатый, знакомый запах чуть кружил голову. Простор, пологие холмы, высокое чистое небо - и тишина - гнетущая, до звона в ушах. Только ветер бился в лицо как птица…

…Птица…
Худенький подросток стиснул колени и уставился невидящим взглядом на бесформенный комок перьев. Совсем недавно, только что, это было свободной гордой птицей. Она парила в воздухе, послушная воле ветра. Она была жива. Она была самой жизнью.

Ровно до того момента, когда он решил испробовать новое оружие. Отец рассказывал ему, что их предки охотились на животных, чтоб выжить. Отчего же не попробовать и ему? Это должно быть весело – затаиться, выслеживая добычу, ждать удобного момента, а потом нанести удар. И вот уже у тебя в руках трофей. И можно будет им гордиться, как воину, как добытчику, и похвалиться перед другими мальчишками.

Он отправился в степь на рассвете. Лучевую пращу – своеобразный гибрид фазера с древним индейским орудием он сконструировал самостоятельно. Главное, не шевелиться. Ждать, ждать удобного момента…

Время шло, нет, тянулось, нескончаемо долго – и никого, даже самой крошечной полёвки. Три часа, четыре, шесть часов, перевалило за полдень.

Мальчишка выбрался из укрытия, обиженно топнул и закусил губу. Это несправедливо! Он уже рассказал отцу о том, что собирается сделать. И как теперь возвратиться домой? Как посмотреть ему в лицо? Тёмные глаза полыхнули гневом. И в этот момент он увидел её – свою добычу.

Распластав крылья, прямо над головой кружила гордая птица. Он даже не вспомнил её названия. Это было совершенно не важно. Мальчишка вскинул оружие и выстрелил, почти не целясь. Хриплый крик разорвал тишину. Мокрый комок перьев и костей рухнул к его ногам. Ощутимо несло гарью – тошнотворный сладковатый запах смерти.

А потом он увидел глаза – остекленевшие и удивлённые. Казалось, она не поняла, что произошло. Откуда пришла боль и смерть. Он взглянул в эти мёртвые глаза и отшатнулся.

Ужас, тоска и запоздавшее раскаяние затопили его. Что он наделал?! Зачем? Кто позволил ему отобрать жизнь? Он с отвращением отшвырнул оружие и упал на песок рядом со своей ненужной жертвой. Не убежать, не спрятаться. Мёртвый взгляд, кажется, сверлит мозг.
^ Что я наделал? За что? Кто дал мне право?
- Чакотай! Чакотай! – голос отца едва пробился из запредельной дали.
Он попытался поднять голову – в мозгу, словно мокрая вата, сознание мутилось…
…-Чакотай! Коммандер Чакотай – на мостик, - коммуникатор гремел, словно ритуальный бубен. Он процарапал глаза. Сон уплывал, таял, оставив после себя пакостное чувство вины и головную боль.

- Коммандер Чакотай – на мостик, - настойчиво звучало в ушах.

- Уже иду.
Корабль содрогался, словно по нему вели беспорядочный огонь. Едва он ступил на мостик, палуба ушла из-под ног, и он, нелепо взмахнув руками, растянулся на полу.

- Отчёт! – это уже автоматически, ещё не успев подняться.

- Я регистрирую гравиметрические искажения. Прямо перед нами формируется какой-то пространственный разлом, - невозмутимый, как всегда, голос Тувока, - Щиты на пятьдесят процентов, сорок шесть. Щиты упали до тридцати восьми процентов

- Том, полный назад, - Чакотай прыгнул в кресло и позволил себе оглянуться.

- Я пытаюсь, сэр, - Пэрис стиснул зубы. Пальцы летали над приборами, кажется, на варп-скорости.

- Где капитан? – Чакотай ни к кому конкретно не обращался.

- Я вызвал её, так же как и вас, - тотчас откликнулся Тувок.

- Чакотай – капитану Джейнвэй. – Нет ответа. – Кэтрин? – Тишина.

Коммандер встретился взглядом с офицером по тактике только на мгновение.

- Компьютер, определить положение капитана Джейнвэй.

- Капитан Кэтрин Джейнвэй отсутствует на корабле, - мелодичный женский голос заставил офицеров оцепенеть. Только на секунду.

- Том, наше положение?

- Я удерживаю позицию. Но надолго нас не хватит. Мне нужна дополнительная мощность.

- Инженерный. Б’Эланна, ответь, – та же тишина в ответ. – Компьютер, где находится главный инженер Торрес?

- Б’Эланна Торрес отсутствует на корабле.
Том Пэрис на мгновение отвлёкся от приборов и бросил растерянный взгляд на коммандера. Тувок, кажется, проглотил аршин и приник к приборам. Чакотай непроизвольно обернулся к станции сенсоров и только сейчас сообразил, что пост занимает рядовой Вахнер.

- Компьютер, определить положение Гарри Кима, - автоматически произнёс он, уже ожидая, что услышит в ответ.

- Энсин Гарри Ким отсутствует на корабле, - послушно откликнулся компьютерный голос.

- Сколько членов экипажа отсутствует?

- Двадцать восемь. Капитан Джейнвэй, главный инженер Торрес, энсин…

- Достаточно. Тувок, что происходит? – в голосе прорезался металл.

- У меня нет ответа, сэр, – и тут же. – Нас вызывают.

- Кто?

- Не известно. Я не регистрирую кораблей в обозримом пространстве.

- На экран, - он вскочил с места и сделал несколько шагов. – Надеюсь, мы сейчас узнаем, что творится.
Он ожидал увидеть кого угодно: ведиан, кейзонов, какого-нибудь инопланетного монстра... С экрана на них смотрел лейтенант-коммандер Звёздного Флота Маттиас Фрост – его первый инструктор в Академии. Смотрел чуть насмешливо и улыбался знаменитой фростовской ироничной улыбкой.

- Рад видеть тебя, Чакотай. А ты, смотрю, изменился. Что это за странные знаки у тебя на лице? Татуировка? Она имеет какое-то значение?

Замешательство длилось всего пару мгновений.

- Кто вы такой?

Фрост засмеялся:

- Неужели ты не узнаёшь старого друга? Ай-ай-ай, Чакотай, дружище. Вот не думал, что ты будешь задирать нос.

Коммандер сузил глаза и сделал шаг к экрану:

- Я ещё раз повторяю свой вопрос: кто вы такой? С какой целью атаковали Вояджер? Каковы ваши намерения?

- Мои намерения? – улыбка стёрлась с лица. – Ты всегда был нетерпеливым парнем. Отлично. Я скажу, что мне нужно.

Фрост внезапно замолчал. Безмолвная дуэль продолжалась несколько секунд.

- Итак? – коммандер сделал вид, что не понял намёка.

Фрост пожал плечами и буднично заявил:

- Ты должен будешь принять участие в игре. Сам понимаешь, на кону корабль и жизни экипажа.
^ Игра? Какая игра? Не важно. Главное, выиграть время.

Возможно, Тувоку удастся что-нибудь засечь, пока он будет вести переговоры с инопланетным существом. В том, что это инопланетный разум, никто из офицеров не усомнился ни на секунду. Вот, только что ему нужно, почему их атаковали? Они показались лёгкой добычей, либо это один из извращённых способов первого контакта? Они это выяснят, без сомнения, а сейчас главное заговорить чужаку зубы. И выяснить что-нибудь о пропавших членах команды.
- Где мои люди? - Он понял, что сделал правильный вывод.

- Какие люди? – человек с той стороны экрана довольно натурально удивился.

- Двадцать восемь членов экипажа, похищенные вами с неизвестной целью.

- А, так ты имеешь в виду материал? Нет, брат, извини. Они не рассматриваются в качестве ставки. Это пройденный этап. Но, корабль может быть отличным кушем.

- Не выйдет, - с расстановкой произнёс Чакотай. – Вы вернёте всех похищенных людей и отпустите корабль, или никакой игры не будет.

- Ты не в том положении, чтоб ставить мне условия! – взвизгнул Фрост. Человеческое лицо на миг потеряло очертания, исказилось, потекло, как перегретый пластик.

Чакотай неуловимо расслабился и усмехнулся:

- А мне кажется наоборот. Вы почему-то весьма заинтересованы в том, чтобы я принял участие в этой игре. Значит, оговаривать ставку – моё право.

- Отлично, - прорычал «Фрост» через пару секунд. – Расходный материал будет ставкой. Но в этом случае игра усложниться.

Чакотай усмехнулся.

- Каковы бы ни были правила, я сыграю с тобой.

- Коммандер, я готов принять участие… - начал, было Тувок.

Но инопланетянин перебил его:

- Вулканец не будет играть. Только ты.

Чакотай пожал плечами:

– Отлично. Я готов к игре. Ставка принята, окончательная и пересмотру не подлежит.

Лицо инопланетянина исказилось в гримасе.

- Как бы то ни было, материал и корабль останутся на своих позициях до окончания игры.

- Ставка оговорена. Теперь я хочу знать, каковы условия игры.

- Ты их узнаешь. В своё время, - «Фрост» вновь изобразил самую искреннюю, добрую улыбку. – Не волнуйся, Чакотай, тебе не придётся скучать.

Коммандер стиснул зубы, и обернувшись к вулканцу, бросил:

- Тувок, корабль ваш.
*** *** ***
В глазах потемнело, а когда туман рассеялся, он обнаружил себя стоящим посреди пустынной холмистой местности. Сердце дрогнуло и перестукнуло не в такт. Дом. Его родная планета. Во всяком случае, что-то очень похожее.

Он огляделся и вдруг сообразил, что с ним что-то не тек. Вместо униформы Звёздного Флота он был облачён в просторную полотняную рубаху, узкие брюки и невысокие сапоги – типичную наряд для его колонии. Коммуникатор исчез без следа. Вот только на поясе висело совершенно нетипичное оружие.

Чакотай внимательно рассмотрел лучевой пистолет архаичной конструкции: рычажок подачи энергии, регулятор мощности, режим оглушения отсутствует в принципе. Он прицелился и нажал на спусковой крючок. Узкий луч пробил пространство, оплавил и выжег дотла островок травы на ближайшем холме диаметром сантиметров пятнадцать. Лазер. Смертельное оружие, от которого на Земле отказались сто пятьдесят лет назад.

Он ещё раз огляделся, силясь определить, где всё-таки оказался. Вокруг не было ни души. Ковыль, зелёные холмы, да низкое закатное солнце на багровом небе. Он невольно передёрнул плечами – вспомнился вчерашний сон. Вот только в этот раз он будет скорей всего не охотником.
Странно. Он находится здесь, где бы то ни было, уже несколько минут, и до сих пор не получил даже намёка на то как нужно действовать. В чём заключается эта «игра».

Но стоять в растерянности, ожидая инструкций от инопланетного разума, было не в натуре Чакотая.

Он поглубже вздохнул, одёрнул рубаху, сунул пистолет в кобуру и зашагал навстречу светилу. То, что это не Солнце, не приходилось сомневаться. Слишком маленькое, багрово-красное, и цвет закатных облаков иной, нежели на Земле.

Где он находится, Чакотай решил, что сообразит позже, когда стемнеет, и на небе появятся звёзды. Тогда он сможет экстраполировать астрометрические карты и сориентироваться в пространстве.

И если до сих пор загадочный чужак не объявил свои правила, значит, ожидает, что он будет действовать самостоятельно.
^ Отлично. Разберёмся по обстановке.
Трава пружинила под ногами. Иногда то там, то здесь шуршали какие-то мелкие зверьки. Горячий ветер овевал разгорячённое лицо и не приносил облегчения. Сколько времени он уже шагал вот так, куда глаза глядят? Двенадцать часов, четырнадцать, или больше?

Солнце, кажется, застыло в одной точке – вечном закате, разливая по небу все цвета багрянца. Местность оставалась удручающе однообразной: один пологий холм сменял другой. Ни деревца, ни кустика, только бесконечное море ковыля. Но хуже всего было то, что за все эти часы он не нашёл ни одного ручья, ни озера, ни даже лужи. Жажда мучила всё сильней. Ему казалось, что язык распух и прилип к нёбу, а горло будто продрали наждачкой. Но он не останавливался. Упорно шёл вперёд. На какой-то миг у Чакота мелькнула мысль отдохнуть, собраться с мыслями, помедитировать. Но почти тотчас он её оставил. Для видений ему необходимы были талисманы и акуна. А терять время, пытаясь сконцентрироваться, он не стал. Не известно, сколько ещё ему потребуется, чтоб выбраться из холмов.

- Если игра в этом и заключается, то я не вижу в ней смысла, - пробормотал он.
Прошло ещё несколько часов, прежде, чем он потерял счёт времени. Чакотай брёл, автоматически переставляя ноги. Неподвижное солнце слепило глаза, мешая разглядеть путь, ноги подкашивались. Он не заметил яму, споткнулся и растянулся на земле, ткнувшись лицом в траву. И решил, что немного отдыха ему не повредит. А в следующую секунду сознание померкло, и он погрузился в забытьё.
*** *** ***
Первыми ощущениями были ужасная слабость, как будто он, по меньшей мере, потерял пару-тройку литров крови с одной стороны, и приятная прохлада с другой. Потом он ощутил своё тело, боль в каждой мышце и жажду. Облизал пересохшие губы и прохрипел:

- Пить…

Тотчас почувствовал у рта круглый край чашки и принялся жадно глотать живительную влагу. Кто-то поддерживал его голову: он чувствовал жёсткую ладонь в перчатке.

- Ну, вот, и славно, - незнакомый молодой голос, который в равной мере мог принадлежать и девушке, мальчику – подростку.

- Спасибо, – это вышло уже более членораздельно.

Он попытался разлепить ресницы, что ему блестяще удалось с третьей попытки, и, наконец, смог рассмотреть своего спасителя.

Молодое, безусое лицо (ещё сохранилась детская округлость щёк), тёмные глаза и длинные чёрные волосы. Мальчик, лет тринадцати, может, чуть меньше.

Увидев, что человек пришёл в себя, парнишка отставил чашку, и участливо спросил:

- И какая нелёгкая понесла тебя в Гиблые холмы?

- Гиблые холмы? – он попытался приподняться, но мальчик с силой уложил его обратно в постель и объяснил:

- Я нашёл тебя в двенадцати стадиях отсюда, на территории Гиблых холмов. Это такая местность заколдованная, выбраться из которой практически невозможно. Судя по всему, ты был без сознания уже несколько часов, потому что кровососы…

- Это кто ещё такие?

- Червяки, которые там живут и поджидают таких неразумных путников. Они уже успели добраться до тебя и присосаться.

Только сейчас Чакотай почувствовал, что шея и руки перетянуты тряпицами в нескольких местах.

- Ты очень тяжёлый, - продолжал мальчик. – И если бы не Гилла, Я ни за что не смог бы тебя приволочь, - он с отвращением поморщился и плюнул. – Кровососы – мерзкие твари. Они пожирают пищу богов, а сами не пригодны в качестве еды. Их нельзя есть даже варёными, даже, если ты умираешь от голода. Запомни: люди никогда не ходят в Гиблые холмы – это запретное место.

- Но ты же пошёл, - Чакотай уже пришёл в себя настолько, что смог чуть-чуть приподняться и оглядеться кругом.

Он находился в маленькой полутёмной пещере (на стене коптел маслянный светильник). Кроме топчана, на котором он лежал, здесь был только кривоногий стол, сооружённый из каких-то металлических листов, два ржавых бака, да табурет, на котором сидел его спаситель.

- Да, пошёл, - кивнул мальчишка, - потому что иногда там можно найти какую-нибудь еду. Если крупное животное заблудиться и упадёт, а кровососы не до конца его выпьют, можно прокормить половину посёлка.

- Значит, сегодня, вместо добычи ты нашёл меня, - невесело усмехнулся Чакотай.

- Не сегодня. Три дня назад. Кровососы постарались на славу. Мне пришлось звать Гиллу, чтоб притащить тебя, - повторил он.

- Кто такая Гилла.

- Моя сестра. Она обрадуется, когда узнает, что ты очнулся.

- А самого тебя как зовут? Мы беседуем уже довольно давно, и до сих пор не познакомились. Я – Чакотай, а ты?

- Эрсей. Можешь звать меня Эр.

- Расскажи мне, что это за место? Кто вы такие, давно ли живёте в этих местах?

- Сколько вопросов, - прищурился мальчик. – Ты хитрый. Ты у меня в гостях, если можно так выразиться, поэтому ты должен первым рассказать о себе. Кто ты такой, как попал в Гиблые холмы, что там делал?

Коммандер задумался только на мгновение. Судя по первому впечатлению, народ его спасителя принадлежал к до-варповой культуре, а на этот счёт Первая директива был однозначна.

- Знаешь, Эр, я и сам толком не знаю, кто я такой. Я внезапно неведомым образом оказался посреди местности, которую ты называешь Гиблые холмы, и всё, что помнил о себе – только имя. Кто я такой, что это за земля, зачем я здесь – мне не ведомо.

Он почти не солгал мальчику, просто не сказал всей правды.

- А что за оружие было при тебе? – продолжал расспросы маленький абориген.

- Оружие?

- Да, вот это, - мальчик вытащил из-за пояса лазер.

- Я не знаю, - Чакотай невольно отвёл глаза.

- А я думаю, что ты врёшь, - недобро прищурился парнишка. – Такое оружие есть у аворта. Я видел, как они убивают.

- Так почему же ты спас меня?

Эр повертел в пальцах пистолет и осторожно положил его на стол.

- Ты не похож на аворта. Ты такой же как мы. И я подумал, что возможно, ты пришёл из другого посёлка, или с дальней Базы воинов, а оружие добыл в пути. Убил аворта и взял себе его трофей. Но сейчас я сомневаюсь в этом. Кто ты на самом деле?

Мальчик уставился на него требовательным взглядом. Чакотай вздохнул и попытался подняться. От этого движения лицо мальчика закружилось перед глазами. Он зажмурился, чтоб остановить это вызывающее тошноту кружение, и сказал:

- Я не могу сейчас ответить на твой вопрос, Эр, прости. Но уверяю тебя, что к аворта не имею никакого отношения. Быть может, ты расскажешь мне о вас и о них?

Мальчик покусал губы и проговорил.

- Ладно. Но не сейчас. Ты должен спать и поправляться. А когда выздоровеешь, узнаешь всё.

Мальчик поднялся со своего ненадёжного табурета, нажал на стене неприметную кнопку и шагнул в открывшийся проём. Тотчас стенная панель с чавкающим звуком заняла своё место, без следа скрыв дверь.

Чакотай остался один. Он дотянулся до жестяной кружки на столе и сделал несколько глотков.

Он разберётся во всём, как только немного придёт в себя. Необходимо будет попытаться каким-нибудь образом попытаться связаться с чужим разумом, который устроил ему эту весёлую жизнь и узнать, наконец, что он от него хочет.

Но это позже.

Он приказал себе спать и закрыл глаза.
*** *** ***
С тех пор миновало ещё несколько дней. Во всяком случае, Чакотай думал, что дней. Он несколько раз просыпался, но теперь у его кровати никого больше не было, зато каждый раз он находил на столе миску со свежей похлёбкой и кружку воды. Силы довольно быстро стали к нему возвращаться.

Когда в очередной раз Чакотай пришёл в себя и почувствовал себя достаточно хорошо, чтоб задуматься о своём положении, он сообразил, что понимает мальчика Эрсея так, словно они говорили на одном языке. А коммуникатора с встроенным универсальным переводчиком у него не было. Оставалось только два объяснения: либо аборигены говорили на Стандарте Федерации, что маловероятно, либо это были игры инопланетного разума.

Ещё одна загадка к череде необъяснимых явлений.

Наконец, он почувствовал себя настолько хорошо, что смог подняться и обследовать свою неожиданную тюрьму. В том, что это тюрьма, он уже не сомневался. Дверь была наглухо закрыта, и все попытки её открыть не увенчались успехом. Зато он обнаружил в пещере маленький закуток с санитарным блоком. Что ж, по крайней мере, эти люди знакомы с гигиеной.
Однако, неизвестность с каждым часом становилась всё мучительней. И в один из дней, притворившись спящим, он, наконец, дождался удобного момента.

Дверь с лёгким шорохом отъехала в сторону, и порог преступил человек – тоненькая фигурка с миской похлёбки в руках. Чакотай, выждав секунду, когда девушка повернулась к нему спиной, в два прыжка преодолел расстояние до выхода, загородив дверь.

Девушка вскрикнула и выронила миску, расплескав еду.

- Не бойтесь меня, - он протянул руку и медленно стал приближаться к перепуганной аборигенке. – Я не сделаю вам ничего плохого. Не бойтесь. Так, хорошо.

Он сделал ещё шаг навстречу девушке. Та вжалась в стену и только беззвучно открывала рот, как рыба, выброшенная на берег.

- Не бойтесь, - снова повторил он тихим голосом, - Я не причиню вам вреда. Только скажите, почему вы держите меня здесь взаперти?

- Потому что ты – аворта, - наконец выдавила она.

Чакотай оторопело моргнул.

- Нет. Я уже говорил мальчику Эру, он был здесь несколько дней назад, что я не знаю, кто такие аворта. Я вообще ничего не знаю ни о вашем мире, ни о себе.

- У тебя было оружие аворта. И из него недавно стреляли, - упрямо возразила девушка.

- Да, я стрелял из него. Только в холм, чтоб понять, как оно действует. Ты ведь, Гилла – сестра Эра, правильно?

Она кивнула в ответ.

- Скажи, разве я похож на аворта?

- Нет. Ты такой же, как мы, ольны. Но, говорят, аворта умеют обманывать. Они используют любую возможность, чтоб нас уничтожить.

- Я пытался вас уничтожить?

- Нет.

- Я сам едва не погиб, заблудившись в Гиблых холмах. Поверь мне, Гилла, я не причиню вам вреда. Позволь мне выйти из этой камеры и понять, что происходит.
Она поколебалась ещё немного, а потом сказала:

- Идём.
Посёлок ольнов прятался в сети пещер в горном массиве. Здесь жили чуть больше сотни человек. В основном, женщины, старики и дети.

- Все наши мужчины воюют, - говорила Гилла. – Эр тоже скоро достигнет возраста воина. Он уже сейчас хотел бы примкнуть к отцам и братьям, но нужно кому-то заботиться о посёлке. Он самый старший из подростков. Герсий, наш отец, оставил его командиром защитников. Когда подрастёт Тул, Эрсей сможет уйти воевать с аворта. Но Тулу только десять, он ещё не может командовать. – Гилла вздохнула. – Знаешь, Чакотай, ты только не говори Эру, но я бы желала, чтобы никогда не уходил к воинам. Три моих брата, двое из которых были моложе меня, уже пали в этой войне. Если Эрсей уйдёт, он тоже погибнет. Тогда не останется никого, кто бы смог продолжить наш род.

- А ты?

- Я? Я уйду в другой род и потеряю связь со своим, – она невесело усмехнулась. – Только скорей всего не найдётся такого человека, с которым я смогла бы уйти.

- Вы давно воюете с авота? – спросил Чакотай.

- Мы с ними не воюем, - с расстановкой произнесла она. – Это они задались целью нас уничтожить. Они пришли на нашу землю три поколения назад и с тех пор мир для нас закончился. Они отбирают наши жилища и убивают наших людей.

Неожиданно она остановилась и требовательно взглянула ему в лицо:

- Чакотай, ты поможешь нам? Ты сильный. У тебя оружие аворта, значит, ты сможешь их победить.

- Я… Я попытаюсь, Гилла.
*** *** ***
Скоро он познакомился со всеми жителями посёлка. Жизнью здесь заправлял старик Ольтий, слишком немощный, чтоб держать в руках оружие и сражаться. Полтора десятка мальчиков и девочек – подростков ежедневно патрулировали окрестности. Как объяснила Гилла, из-за того, что мальчиков осталось слишком мало, им пришлось изменить традициям и дать оружие в руки женщин.
Первое впечатление не обмануло Чакотая. Ольны не знали антиматерии. Когда-то, до прихода аворта, лет сто пятьдесят назад (по словам Гиллы) они делали попытки подняться в космос. Но с началом войны технологии были утеряны, и ольны скатились почти к первобытности.
- Аворта, кто они такие? Они пришельцы или вы делили с ними одну планету?

- Мы не знаем, кто они и откуда пришли, - развёл руками старик. – Во времена моего деда, когда на земле было гораздо больше пригодных для жизни мест, а ольны даже строили города, аворта появились как горстка беженцев и попросили у нас убежища. Мы приняли их, как друзей. Но, откуда они взялись, мы так и не узнали, потому что вскоре появились летающие машины с новыми аворта, и большинство ольнов был уничтожено в первые месяцы оккупации. Те, кто уцелел, вынуждены были бежать в горы, чтобы сохранить жизнь своим детям. Но аворта настигали нас везде. Тогда наши предки нашли убежище в древних пещерах, появившихся здесь в доисторические времена. Враги не смогли проникнуть сквозь горную породу. Эти убежища позволили ольнам выжить, а потом и начать сопротивление. Но наши силы слишком малы. А этот посёлок скорей всего, нам придётся скоро покинуть. Генератор, который давал нам энергию и саму жизнь, вышел из строя. Среди моих людей нет того, кто смог бы его починить. Эти знания давным-давно утеряны. Без энергии посёлок умрёт. Ты видишь, мы уже вынуждены пользоваться факелами и лучинами для освещения помещений, а если остановятся фильтры, мы все задохнёмся от недостатка кислорода. Я думаю, что через несколько дней, когда вернуться разведчики, мы снимемся с места и попробуем добраться до соседнего посёлка.

- Ольтий, я мог взглянуть на это генератор. Возможно, я попытаюсь что-то сделать, - тут же предложил Чакотай.

- Ты говорил, что ничего не помнишь о себе, - подозрительно прищурился старик.

- Да, но слово «генератор» мне знакомо. Может быть, увидев механизм, я сумею что-нибудь вспомнить.

Ольтий всё ещё недоверчиво покачал головой.

- В конце концов, что вы теряете? По твоим словам, вам всё равно придётся уходить, а я, возможно, сумею помочь.

- Хорошо. Гилла, - кивнул он девушке. Та подхватила фонарь и пошла вперёд, указывая дорогу.

Они долго шагали по запутанному лабиринту коридоров и галерей, всё дальше удаляясь вглубь пещер. Чакотай пытался запомнить направление, но поворотов и ответвлений было столько, что скоро он оставил свои попытки. Часа через полтора все трое оказались перед герметичными металлическими воротами. Рядом на стене коммандер заметил пульт управления. Гилла набрала какую-то комбинацию символов, и створки медленно поползли в стороны, открыв полутёмное пространство.

- Генератор находится здесь, - произнесла девушка и первой переступила порог. Чакотай последовал за ней.
Это был довольно обширный зал, по первому впечатлению, около ста пятидесяти квадратных метров. Стены, пол и потолок облицованы квадратными плитами из какого-то металла, под потолком (на десятиметровой высоте) и по стенам тревожным багровым светом горели длинные светильники. Аварийное освещение, понял Чакотай.

В центре зала возвышалось прямоугольное сооружение с несколькими цилиндрами по краям, вероятно, сам генератор, а у одной из стен находился пульт управления с сенсорной консолью и несколькими мониторами. Четыре из них мёртво чернели пустыми глазницами, а на одном мелькали какие-то символы и знаки.

Чакотай немедленно направился к пульту. Он внимательно осмотрел консоль, пытаясь разобраться с чужими технологиями. И если с пониманием устной речи аборигенов проблем не возникло, то здесь была совершенно другая ситуация. Определённо эти символы и обозначения он видел в первый раз.
- У вас есть какие-нибудь сенсоры, анализаторы, оборудование, чтоб я смог провести диагностику?

- Оборудование? – Ольтий покачал головой. – Мы никогда не приближались к генератору. Он работал сам по себе, обеспечивая нас энергией и не требуя ухода. Единственное, что оставили нам предки – путь сюда и код, позволяющий проникнуть внутрь.

- Ясно.

- Тебе нужна помощь? – это уже девушка.

- Пока нет. Я попытаюсь, по крайней мере, понять, что это такое.
… Спустя почти пять часов Чакотай устало разогнулся и вытер лоб. Ему всё-таки удалось разыскать приборы и разобраться с компьютерным терминалом.

- Что ж, могу вас уверить, что генератор находится полностью рабочем состоянии. Единственное, что ему нужно – это топливо. Насколько я могу судить, это термоядерный реактор, работающий на тории. Но сейчас он практически заглушен. Для нормального функционирования просто необходимо подкинуть в печь дров. Ну, и для успешного запуска реакции нужен обогащённый уран. Имеется ли где-нибудь в ваших погребах стержни… эээ… нужное топливо?

Ольны переглянулись.

- Наверное, запасы тория есть в хранилище рядом с залом генератора, - неуверенно произнесла Гилла. – Я могу тебя туда проводить.

Чакотай взял один из анализаторов, которые нашёл в ящике под пультом управления и кивнул девушке:

- Показывай дорогу.
На этот раз они прошли совсем немного. Гилла замерла перед ещё одними герметичными воротами и уже подняла руку, чтоб набрать код, когда Чакотай остановил её.

- Подожди. Возможно, в этом помещении радиация. Ты знаешь, что это такое?

Она кивнула:

- Да. Радиация убивает людей. Её нельзя увидеть, но она как ночной зверь подкрадывается и нападает. Если ты не защищён.

- Правильно. Поэтому туда я пойду один.

- Но радиации всё равно: мужчина ты или женщина, сильный или слабый. Она поразит тебя также как любого другого.

Чакотай ободряюще улыбнулся, взял её за плечи и развернул лицом к выходу.

- Вот, поэтому, я и не хочу, чтобы ты пострадала. Назови мне код и уходи. Не бойся, со мной ничего не случится. Я достану топливо, заправлю генератор, и у вас снова будет энергия.

- А ты сможешь выбраться обратно в жилые пещеры?

- Нет, я не настолько хорошо запомнил дорогу. Возвращайся через два с половиной часа. Я буду ждать вас у ворот генераторного зала.

Он вновь улыбнулся и легонько подтолкнул её к выходу.
*** *** ***
Вечером того же дня, когда Чакотай остался один в своей пещере (теперь она уже не казалась ему тюремной камерой, Гилла показала, как открывается дверь, а благодаря вновь заработавшему генератору, из-под потолка лился мягкий желтоватый свет) он услышал как кто-то тихонько скребётся у двери.

- Войдите, - крикнул коммандер и поднялся навстречу вошедшему.

Это была Гилла. – Можно? – девушка робко переступила порог.

- Конечно, заходи. Ты прекрасно выглядишь, - улыбнулся Чакотай.

Она, в самом деле. Принарядилась. Поверх обычной серой курточки накинула на плечи длинную лиловую накидку с прорезями для рук. Черные волосы, перетянутые хайратником, ниспадали до поясницы, а на шее позвякивало ожерелье из металлических кружочков. Она неловко потопталась у порога, словно не решаясь начать разговор.

- Я очень рад тебя видеть, - Чакотай сделал шаг навстречу и взял её за руку.

- Я…пришла поблагодарить тебя, за то, что ты вернул нам нашу жизнь…

- Ну, что ты. Я просто вновь пустил генератор, вот и всё.

- Ты не понимаешь! – она подняла на него глаза, - Если б не ты, нам пришлось бы уйти из посёлка, а переход через горы пережили бы далеко не все. Теперь мы можем остаться. И когда вернётся мой брат, и другие защитники, они будут очень-очень рады. Чакотай, хочешь, я покажу тебе наш мир. Сейчас снаружи должно быть очень красиво.

- Конечно. Мне кажется, я уже целую жизнь не видел неба над головой.
Они около часа шли по туннелям, а потом ещё столько же времени поднимались по металлическим лестницам и переходам.

- Глубоко же вы спрятались, - выдохнул Чакотай, когда они остановились на одной из площадок, чтоб передохнуть.

- Аворта вынудили нас забраться под землю. Но я верю, что когда-нибудь наши воины одержат победу, и мы снова будем жить на поверхности.
Наконец, повеяло свежим ветром, показался широкий зев пещеры, а в лицо брызнул яркий свет. После полумрака пещер, он показался нестерпимым. Чакотай зажмурился и с наслаждением вдохнул колючий холодный воздух. Он обжёг лёгкие и закружил голову, как молодое вино.

- Идём, - Гилла потянула его к выходу.

Чакотай следом за девушкой ступил на узкий карниз и, окинув взглядом открывшуюся картину, едва не задохнулся. Они находились на высоте около двух тысяч метров, а прямо под ними расстилалась изрезанная ущельями, загромождённая каменными глыбами горная долина. Слева вздымался скальный массив. Горные склоны почти до вершин покрывали непроходимые леса. Только острые пики, как драконьи зубы, торчали, грозно ощетинившись. По дну долины змеилась речка, казавшаяся отсюда узкой лентой. Но даже с такой высоты Чакотай разглядел мириады крошечных радуг, висевших над водой.

А на небе полыхал закат.

Он невольно поёжился, вспоминая этот бесконечный закат во время своего пребывания в Гиблых холмах. Он повернулся к Гилле и вопрос невольно замер у него на губах. Закатное солнце пламенем полыхало в чёрных глазах, на щеках играл румянец, волосы развевались от ветра…

- Ты прекрасна, - выдохнул он.

Гилла рассмеялась.

- Я знаю, что красивая. Воины, в те редкие часы, когда приходят в наш посёлок, тоже говорят мне об этом, Ольтий, мой брат Эр и даже маленький Тул. Только красота ничего не значит в моём положении.

- Отчего же, - он взял её за плечи и притянул к себе. – Значит, и очень многое…

Гилла отстранилась и покачала головой.

- Ты ведь о чём-то хотел меня спросить, не так ли?

Он кашлянул, провёл рукой по глазам и кивнул.

- Почему закат? Я провёл в Гиблых холмах больше суток, и всё это время солнце оставалось в одном положении. Сейчас я вижу ту же самую картину.

- Всё просто. На нашей планете день никогда не сменяет ночь. Для жизни пригодна довольно узкая полоса терминатора. С одной стороны, обращённой к светилу, поверхность планеты раскалена так, что камни плавятся и образуют огромный океан огня и лавы, с другой – вечный мрак и стужа.

- Но как при таких условиях здесь могла зародиться жизнь?

Девушка вздохнула и подошла к самому краю пропасти. Она обвела взглядом просторы, помолчала несколько секунд, и, наконец, произнесла:

- Знаешь, Чакотай, наши легенды говорят, что ольны когда-то пришли сюда в поисках нового дома. И обрел его здесь. А потом пришли аворта и решили изгнать нас отсюда. Но нам некуда идти. – Она вновь обернулась к коммандеру. – Даже если наши предки прилетели сюда на небесных кораблях, мы забыли их умения, утеряли их технологии. Эта планета – наш дом. Чакотай, помоги нам справиться с врагом.

- Но что я могу сделать один, без друзей, без оружия, без приборов, - он растерянно посмотрел на Гиллу.

- У тебя есть оружие.

- Один лазерный пистолет.

- Ты не хочешь нам помочь?! – глаза девушки полыхнули недобрым огнём.

- Успокойся, - он вновь притянул её к себе. – Я хочу, но пока не знаю, как. Поэтому не могу ничего обещать.

- Но ты хотя бы обещаешь попробовать.

- Да, обещаю.
Они пробыли на карнизе ещё какое-то время, а когда решили, что пора возвращаться, Чакотай увидел прямо под ногами круглый сплющенный камушек. Он поднял камень и невольно замер. На одной из сторон была выдолблена неровная спираль, перечёркнутая прямой линией.

- Посмотри, Гилла…

Она бросила мимолётный взгляд на серый камень и пожала плечами:

- Наверное, это Эр развлекался. Ему тоже нравится сюда приходить, когда он не на дежурстве. Идём, Чакотай, уже поздно.
*** *** ***
Через несколько часов, оставшись одни в своей комнате – пещере, Чакотай глубоко вздохнул, опустился на колени, сжал в руках камень со спиралью и нараспев произнёс:

- А-Ку-Чи-Мойя.

Мы вдали от священных мест наших предков.

Мы вдали от могил моего народа.

Но я прошу в этот день неуверенности,

Чтобы мудрость моего отца явилась ко мне

И помогла понять мою дилемму.

Отец, кого Ветер называл Колопак,

Поговори со мной…
Ему пришлось несколько раз повторить ритуальную фразу, прежде, чем удалось достичь нужной концентрации и вызвать видения.
  1   2   3

Похожие:

Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconАвторы: Kuka Bazeda, Elika
Ей всё ещё хотелось спать, и надо было чем-то взбодриться. Уже допивая кофе, Кэтрин ткнула кнопку монитора в надежде успеть послушать...
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconКоллаж – 3 Социально-философский и философско- антропологический альманах
К 60 Коллаж – Социально-философский и философско-антропологический альманах. — М., 2000. — 000 с
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж icon"Возвращение домой" автор: Christie Golden перевод: Kuka Bazeda Посвящается...
Посвящается отважной команде U. S. S “ Вояджер”: Кэйт Малгрув, Роберту Белтрану, Тиму Расу, Роберту Пикардо, Роберту Дункану Мак...
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconКонкурс сочинений «Спасибо, мама!»
...
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconНижеследующий текст-коллаж из нескольких источников, в первую очередь, аудиозаписей
Нижеследующий текст—коллаж из нескольких источников, в первую очередь, аудиозаписей
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconКогда появилась одежда?
Задачи: развивать творческие способности детей; учить разгадывать ребусы, анализировать пословицы; воспитывать культуру ношения одежды,...
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconОгромное спасибо моей альфа-группе, тем, кто поддерживал, кто помогал,...
Ордена Феникса. Дамблдор предоставляет им временное убежище, а Драко Малфой, во избежание неприятностей, переводится на Гриффиндор....
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconДелаем мозаику из квадратиков в Photoshop
В  этом фотошоп уроке мы собираемся узнать, как превратить фотографию в коллаж из квадратиков.  Это очень интересный, который к тому...
Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconСпасибо вам за то,что не поленились,и закачали мой зборник простите за калиграфию

Спасибо Kuka Bazeda за коллаж iconМастер-класс этого замечательного беретика Мотылёк с Осинки,спасибо ей огромное!!!!

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница