Название. Что за тень в твоей душе?




НазваниеНазвание. Что за тень в твоей душе?
страница6/33
Дата публикации26.02.2013
Размер4.53 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Гарри устало вздохнул и разлегся прямо на крыльце.

- Вот, блин, придумали! Я же так и убить кого-то мог! – грустно сказал он.

- Хе-хе, не сомневаюсь, сынок. Как по мне, Малфой должен был в штаны наложить от того шоу, что ты сегодня устроил. Ремонт Хогвартса обойдется в копеечку. – Засмеялся Муди. Его все происшедшее здорово развлекло.

- Ага, и платить буду я. Сразу как выйду из Азкабана, – апатично сказал Гарри. В голову лезли нехорошие мысли – как он будет теперь людям смотреть в глаза. А про Дамблдора вообще не мог спокойно думать – вся школа слушала его, эм-м-м, критику умственных способностей директора. Самое время его выставить отсюда, от греха подальше.

Муди заинтересовано смотрел на подростка, страдающего от угрызений совести.

- Могу предложить выход – парень посмотрел на него, - иди просить прощения.
Гарри зажмурился. Он это не представлял. Но надо. С трудом поднявшись, он встал на ноги и обреченно посмотрел на аврора. Тот светился от чего-то победного.

- Хорошо! Пойду к Дамблдору! Но если встречу по пути Малфоя или Снейпа – замучаю обоих! – твердо сказал Поттер и целенаправленно двинулся вперед.
Муди засмеялся, а Тонкс тут же вылезла из кустов.

***

Расстояние от хижины Хагрида до входных дверей школы Гарри преодолел в шесть раз медленнее, чем до этого. Ноги его просто не несли туда.
Он умирал от стыда за сегодняшний поступок, пардон, поступки. Глупый подросток, эгоист, хам, наглец. Этими словами он сам себя наградил. Еще бы - он мог сорвать план Дамблдора по выуживанию важной информации из Люциуса. Видите ли, его глупое самолюбие было задето! Кретин! Да кто он такой? Пацан, глупый пацан! А Дамблдор – великий волшебник, на нем работа всей оппозиции, Орден Феникса, и Бог знает еще что. Он делает все, чтобы уничтожить Темного Лорда, чтобы защитить людей от Пожирателей, чтобы положить конец кошмару по имени Воландеморт.
Но тут же Поттера охватила обида. « Он должен был мне все рассказать, предупредить, я имею полное право, особенно после того, как на меня взвалили эту ответственность, это чертово пророчество. Он относится ко мне как маленькому мальчику, которому излишняя правда может принести непоправимый вред».
Черт, опыт показал обратное – не зная всей правды, как раз, Гарри и причинял этот вред себе и людям. Сириус… Седрик… «Ну почему все так сложно. И как тут не взбесится?»
Дойдя до входной двери, Гарри собрался с духом. Парень уже успел понять все и разобраться в своих чувствах. Его ожидал тяжелый разговор с директором, и он к нему приготовился. Гарри не отступит с выбранного им пути, потому что это его Путь, его Выбор, и тому придется или смериться, или…

***
В замке было тихо. Ученики уже расползлись по норам, только Филч бродил по коридорам и подсчитывал убытки, нанесенные мальчишкой, поминая всю его родословную не самыми красивыми словами. Услышав кое-что из критики в сторону Джеймса Поттера, Гарри решил вмешаться – он тихо подкрался к смотрителю Хогвартса и почти по змеиному прошипел тому в ухо: «Скажешь это еще раз, и твое тело навечно останется в Тайной комнате».
Филч заверещал от ужаса и бросился наутек, следом за ним полетела миссис Норис, которой существенно помог в этом Гаррин ботинок.
А после, прямо за ближайшим поворотом, где собственно и находился вход в кабинет директора, Гарри наткнулся на двух самых горячо любимых преподавателей – Снейпа и Малфоя (ну что поделаешь). Мимо них только что пробежал Филч с воплем, что «он чудовище», и они решали между собой, кого тот имел в виду. А тут это самое чудовище и вылезло.

-О-о-о, - утробно произнес Гарри, и замер на миг. –У-у-у – в предвкушении закусил он губу, и начал медленно, по-кошачьи надвигаться на мужчин. Те смотрели на него с удивлением.
Гарри понял, что больше всего на свете волшебников пугает парселтанг, он им сразу же напоминал одного очень плохого дядю, и они обычно просто уписывались от страха. Поэтому он стал разбавлять свою следующую речь соответствующими звуками:
- К черту с-с-с Азкабан с-с-с. Не с-с-смею отказать с-с-себе в таком удовольс-с-ствии. Так, наверное, чувс-с-ствует с-с-себя Нагини, когда Том разрешает ей укус-с-сить новую жертву. Обещаю, это будет больно, очень с-с-с.
Его глаза в свете факелов светились безумным огнем,а в сочетании с его грациозной походкой, они просто наводили ужас.

Удивление учителей сразу же сменилось шоком, потом он плавно перерос в желание убежать подальше. Волосы на затылке у мужчин зашевелились, а по спинам пробежал холодок. Это был не Гарри Поттер, которого они так хорошо знали. И обижали. И издевались. И хотели убить. Это было что-то сильно напоминающее их Хозяина в гневе, и оно надвигалось на них, желая не то покусать, не то сожрать, не то разорвать на кучу маленьких Северусов и Люциусов.
Их могло спасти только чудо, но, увы, никак не волшебство, так как от неожиданности они забыли, как палочки держать в руках. К их счастью появился Дамблдор.
– Гарри! - громко сказал он, и все присутствующие аж подпрыгнули от удивления.- Зайди ко мне.

Поттер замер и стал бешено раздумывать - на кого лучше броситься в первую очередь, так как обоим прикурить дать он не успеет, Дамблдор его остановит. Но тот, похоже, прочитав его мысли, схватил его за шиворот и стал заталкивать в проход, где раньше была горгулья. Гарри стал яростно упираться, сверля глазами врагов, поскольку палочку Альбус уже успел у него отобрать. Наконец-то Горгулья задвинулась на место.

- Что это было, с-с-с ним? – еле отошел от происшедшего Малфой, и посмотрел на Северуса. Тот вытирал лицо платком.

- Припадок бешенства. Он теперь всегда такой. Видел бы ты, что он со своим кузеном сделал и домовым эльфом, который достался ему от Блека. Кажись, парня переклинило, и он решил, что убивать и мучить, это не так уж и плохо. – Пояснил изумленному коллеге Северус. Он еще был в шоке – чего-чего, а такого Поттера он и представить себе не мог. Наверное, Альбус прав, полагая, что тот может стать вторым темным Лордом. Ух, ну и тяжелый же год будет у него.

- Что? – зашипел Люциус, грозно надвигаясь на Снейпа. – И ты молчал? Ты уговорил меня согласиться на это предложение, давая понять, что я смогу сбить спесь с этого щенка. А теперь спокойно говоришь, что он, по сути, второй Темный Лорд и я ему нужен лишь мертвым и желательно на части разорванным.

- Я этого не говорил. И вообще, я и сам этого не знал. - Стал отодвигаться от него Снейп. - Ладно, успокойся. Что мы, два взрослых волшебника, не справимся с пацаненком. Тебе не стыдно? - взял себя в руки Снейп.

Но Люциус продолжал подавленно на него смотреть: Северус не знал о его путешествии в Хогвартс. Он уже понял, что вступил в такое дерьмо! Мерлин спаси его.

***

Финеас Найджелус сладко дремал в своей раме, когда его разбудил грохот открываемой двери и безумный вопль ребенка, которого тащил Дамблдор. Первое что пришло ему в голову, это была мысль: «Педофил!». Потом, конечно, он понял, как ошибался и обрадовался, что не сказал это вслух – коллеги по портретам его б заклевали.

Дамблдор швырнул несчастного ребенка в кресло, зыркнул на того взглядом баньши и едва сдержал себя, чтобы не дать ему оплеуху. Мальчик понял, что директор на грани и стал успокаиваться.
Старый волшебник некоторое время стоял над Гарри, смотря тому прямо в глаза, затем подошел к столу и налил из графина два стакана воды. Один протянул мальчишке, второй стал пить сам, усевшись в кресло напротив. Спустя минуты две он привел в порядок свои чувства и эмоции. Со стен на них вопросительно смотрели десятки лиц.

Гарри, также немного успокоившись, смотрел выжидательно на директора. Желание признать свою вину и просить прощение умерло еще на пороге кабинета. Он первым решил нарушить молчание.

- Куда мне ехать? – спросил он, глядя в лицо Альбуса. Дамблдор удивленно поднял брови:

- В смысле?

- Куда ехать: к Дурслям или на площадь Гриммо? Я так понимаю, что я исключен. – Сухо объяснил Гарри.
Дамблдор устало закатил глаза под лоб.

- Никуда. Ты остаешься в школе. – Ответил он. Гарри от неожиданности выпрямился. Дамблдор продолжал:

- Но за твое поведение с Гриффиндора будут сняты баллы, ты будешь месяц отрабатывать наказание и часть убытков от разрушения коридоров школы ты покроешь за свой счет.

Гарри посмотрел на того с сочувствием.

- Знаете, кто вы? – язвительно сказал он.

- Уже да. Ты в полной мере сегодня известил меня об этом. Я даже не догадывался, что всеми этими качествами может быть наделен один человек. - Грустно, и в тоже время оскорблено, посмотрел он на Гарри.

- Зато чистая правда! – огрызнулся Гарри, чувствуя, как в груди зашевелилась совесть. Дамблдор закрыл глаза и стал тереть виски. Похоже, в этом году он умрет от головной боли. Потом он принялся рассматривать мальчика.

Ничего общего с тем Гарри Поттером, который пришел в эту школу пять лет назад. От милого доброго ребенка не осталось и следа. Теперь его место занял подросток-садист, пылающий лютой ненавистью ко всем, кто прямо или косвенно виновен в его несчастьях.

«Неужели я виновен в этом?» - спрашивал себя Дамблдор. Макгонагалл сегодня упоминала о плохой наследственности мальчика, мол, Джеймс хоть и был хорошим человеком, но все же отличался некоторыми склонностями к жестокости и насилию. Снейп радостно это подтвердил – он же всегда был жертвой. Не стоит забывать, что весь прошлый учебный год, разум Гарри подвергался вторжению со стороны Лорда Воландеморта. Трагедия, произошедшая в Министерстве у него на глазах, также повлияла на мальчика. И если добавить в этот список счастливое детство у Дурслей, постоянные неприятности, в которые тот попадал, высмеивание его на всю страну с помощью Пророка и пророчество, которое он открыл ему несколько месяцев назад, то вот они причины его сегодняшнего состояния. От этого можно с ума сойти взрослому человеку, не говоря уже о хрупком подростке.

«Нет, таки он виноват во всем этом» - заключил Альбус Дамблдор. – «Пора спасать мальчика».

- Гарри, я хочу извиниться перед тобой - начал было Дамблдор, но его прервал неопределенный звук, издаваемый подростком. Тот сполз с кресла на пол, закрыв лицо руками. Дамблдор кинулся к Гарри, думая что тому плохо. Но тут же отскочил. Так как мальчик, весь перекошенный от гнева, бросился на него. Схватил директора за мантию, он со всей силы тряхнул старика и толкнул того в кресло.

Портреты хором ахнули. Феникс заверещал от испуга. Директор не издал ни звука. А далее из мальчишки полилось все, что у него накопилось в душе за это лето. Кабинет подвергся такому же тотальному разрушению, что и после возвращения из Министерства. Дамблдор, все также молча, за этим наблюдал и слушал.

На этот раз мальчик изъяснялся более связно, чем вначале лета, к тому же серьезности его монологу придавала целая связка слов «непристойного» характера. Подросток, что еще скажешь.

Когда он выговорился, то просто повалился в кресло, допил воду из стакана и уже абсолютно спокойно добавил:
- Я понимаю, что вы видите меня насквозь и у вас терпение просто ангельское, но может, хватит выставлять себя дураком в глазах окружающих. Вас же уважать перестанут.

Дамблдор счастливо заулыбался. Он был прав на счет мальчишки. Что же не все так плохо. И вполне исправимо.

- Господи, Гарри, да я такой всю свою жизнь, и ничего, до Великого волшебника дожил, так что мне простительно. – Засмеялся он.

Гарри закусил обреченно губу. «Двинуть ему, что ли, между глаз» - пронеслась мысль. Потом он обратил внимание на то, что портреты не двигались на стенах. ХА-ХА, те онемели, и их парализовало. Таких разборок тут не было с прошлого года, когда Дамблдор удрал из-под носа Фаджа. Гарри усмехнулся.

Дамблдор принял это как сигнал.
- Вот и отлично. Вижу, ты успокоился. Теперь ступай в свою башню, отдохни, поспи, а завтра все образуется. Малфой пусть себе выпендривается. Из моей идеи может что-то и получится, если ты, конечно, не будешь его на переменах пытать, а то он просто сбежит. – Хитро посмотрел на Гарри директор.

Тот довольно покраснел.

- Не обещаю. Вы же знаете, какой я неуравновешенный, а он и Снейп, да-да знаю, профессор Снейп тем и живут, чтобы унизить или оскорбить меня. Я буду защищаться. Непростительные постараюсь не применять. Это я обещаю! – торжественно поклялся Гарри Поттер.

Конечно, он имел в виду, что будет использовать все остальные заклинания, выученные им этим летом. Пожелав спокойной ночи, гриффиндорец вышел. Позади он расслышал тихий голосок, обращенный, скорее всего к Альбусу: «Ты больной!»

7 ГЛАВА.

Ленивые солнечные лучи проникли сквозь занавески на окнах и заставили Гарри Поттера открыть глаза. Еще на Тисовой улице он привык просыпаться с восходом солнца. Он знал, что время – это золото, и глупо тратить его на всякие сновидения.

В комнате все еще спали. Тишину нарушал лишь негромкий храп Невила. Рон обычно храпел первую половину ночи, а Невил – вторую. Сговорились что ли? Гарри тихо отодвинул красный полог и встал с постели. Пока честной народ спит, он займется собой. Контрастный душ – то, что надо.

Вернувшись в комнату через полчаса, уже полностью одетым и причесанным, он на цыпочках подошел к кровати Рона. Тот самозабвенно обнимал подушку. Решив, что Рыжий точно не примет его распорядок дня, Гарри решил его не тревожить, хотя хотелось… жутко. Не торопясь, он спустился вниз, в гостиную Гриффиндора.

Так хотелось сейчас прогуляться по свежему воздуху, побродить у озера, пройтись босиком по траве, но, увы, все входы-выходы в замке были еще запечатаны. Что делать? Он открыл окна в гостиной, впуская свежий утренний воздух в помещение. «Надо будет попросить Добби, чтобы он делал это каждое утро», - подумал Гарри. Кстати, о домовиках. Пора Кикимеру в коллектив. А то уже с людьми разучился общаться. «Мамаша Блек, да Мамаша Блек». А здесь он будет учиться у других эльфов культуре общения, и ему помогать – «в учебе». При этой мысли парень хищно улыбнулся. Надо будет перетереть это с директором.

Гарри удобно устроился в кресле с очередным томиком, посвященным тем заклинаниям, которые в Хогвартсе станут изучаться, только если Воландеморт станет его директором и наколдовал себе бокальчик… Ну не любил он кофе, а другого просто не умел. Коньяк как-то уж слишком для утра в первый учебный день. На досуге он попробует трансфигурировать сухари в пироги, а пока ему сильно это не нужно.
Книга была интересной. В ней детально описывалось создание различных магических защитников. Патронус был одним из них и служил для отпугивания дементоров, а также для передачи информации. «Блин, - подумал Гарри, - а мой Сохатый-то еще не говорит. М-м, надо исправить сей дефект», и он начал практиковаться, согласно инструкций. За каких-то два часа его Патронус, бегающий по гостиной, научился реагировать на его приказы и говорить некоторые слова. Под конец занятия Гарри решил научить своего оленя кричать «Подъем». Что из этого вышло, Мальчик-который-выжил будет вспоминать до старости лет.

Без чего-то семь Гарри Поттер отправил Сохатого в свою спальню, чтобы разбудить одного рыжего соню. Тот «просветил» в указанном палочкой направлении и через пару секунд башню Грифиндора, а не только спальню, как предполагалось, взорвал его в сто крат усиленный голос: «Подъем!». Отовсюду стали разноситься вопли, сулящие жестокую расправу шутнику. Гарри понял, что перестарался с громкостью, и его сейчас будут убивать всем факультетом. Так и вышло.

Первой в гостиную влетела Гермиона Грейнджер. У Гарри отпала нижняя челюсть, когда он увидел ее ночную рубашку. У Гермионы, в свою очередь, тоже, но при виде блистающего Гарри Поттера в кресле с бокалом явно не компота. С противоположной стороны гостиной показался Невил в пижаме в клеточку с перекошенным от страха лицом:
- А у нас в спальне олень кричит!

Через портретный проход влетела Минерва Макгонагалл в халате, разъяренная как тигр. Гарри закусил губу.
Та быстро обвела глазами комнату, наткнулась на неприлично одетую старосту, на перепуганного Невила, а потом на Гарри, с подозрительным сосудом в руках. Она переводила взгляд с Гарри на бокал, с бокала на книгу, с книги на бокал, с бокала на Гарри. Кто не проснулся от «Подъема Сохатого», проснулся уже от вопля декана.

Через пятнадцать минут Гарри Поттер уже стоял в кабинете директора. Тот был сказочно рад его видеть. Над парнем возвышалась злая, как соплохвост, Минерва с вещественными доказательствами его преступления. Нет, не с оленем. С бокалом и с книгой подмышкой. А Мальчик-которого-хотят-уже-все-убить с самым невинным видом улыбался директору. И не только ему. В этот ранний час в кабинете сидел еще один человек, которого Гарри рад был видеть больше всего на свете. Хагрид.
- Гарри, что случилось, опять? – поразился столь раннему визиту Дамблдор.
- Альбус, это уже не в какие ворота не лезет. Мальчишка совсем от рук отбился. Мало ему вчерашнего безобразия, так он и сегодня с самого утра решил мир мучить. А главное, его даже совесть не мучает. Да ты только глянь, чем Герой занимается по утрам, – вопила разгневанная декан, передавая директору в руки бокал и книгу. Гарри заметил, что портреты опять шевелятся, а те, кто поближе к нему, спешат покинуть рамы.
Альбус изумленно рассматривал предметы у него на столе.
- Что ты с ними делал?
Минерва фыркнула:
- Что-что, Альбус, не строй из себя тролля. Пил это, при этом практикуя на однокурсниках черную магию.

- Э, это вы загнули, – вмешался Гарри. Так, Альбус его точно попрет со школы, прямиком в Азкабан. – Я просто хотел научить своего Патронуса говорить. Я не думал, что он будет так орать. - Гарри обиженно надул губки.
«Началось» - послышалось со стены. Портреты еще от вчерашнего шоу не отошли, а тут с утра пораньше снова Поттер.

Книгу у него забрали, мораль прочитали, новые отработки назначили, и отфутболили из кабинета, приказав идти на завтрак. К счастью, к нему присоединился Хагрид. Тот никак не мог поверить в происходящее. Когда на заре он вернулся в Хогвартс и зашел внутрь, то первой его мыслью было то, что на замок напали Пожиратели Смерти. Но встречающий его в коридоре Альбус успокоил лесничего. Это было все дело рук Гарри Поттера. А когда ему еще и пересказали, коротко конечно, монолог мальчика, он вообще офигел. Правда, узнав, что послужило поводом для такого поведения его самого любимого ученика, тут же встал на защиту последнего. Альбус Дамблдор ни капли не сомневался, что так оно и будет.

Гарри Поттер радостно слушал друга, который полностью его поддерживал относительно Малфоя. В самом что ни наесть приподнятом настроении он вошел в Большой Зал, где его уже ждал разъяренный факультет. Остальные три с интересом наблюдали за гриффиндорцами и предвкушали новое шоу. Особенно слизеринцы.
Гарри понял, что лучшая защита – это нападение.

- Чего уставились? Что пробуждение на пару минут раньше сильно травмирует вашу психику? – нарочито грозно заявил Герой Волшебного Мира, дав понять, что он ничего не боится. Те, кто был помладше его, сразу же стушевались. Те, кто постарше, все еще сердитые, пристально смотрели на него. Их главным представителем, естественно, была Гермиона Грейнджер. ( Рон хоть и был старостой, но обладал некой долей мозгов, чтобы не переходить дорогу Поттеру. Да и, друзьями они были). Похоже у нее на языке вертелась целая лекция. Гарри не мог позволить, чтобы его «сделали» свои же в присутствии врагов. С гордо поднятой головой он направился к ней, гневно сверкая глазами.
– Хм, Гермиона, совет друга – не выходи больше в белье, а то и желания могут возникнуть, не те, что надо.
Зал встал на уши, довольно вскрикнув. Гермиона тут же сникла, покраснела и уставилась в тарелку. Гриффиндорцы, те что постарше, поняли, что битва проиграна. Гарри Поттер вновь победитель! Кто б сомневался.

За всем этим не без интереса наблюдал учительский стол, а вернее, сидящие там Флитвик, Снейп и Малфой-старший. Те заворожено смотрели на то, как строит свой легион Мальчик-который-выжил. И никак не могли понять, что он еще тут делает после вчерашнего. Похоже, Дамблдор, старый козел, опять все тому спустил с рук.
Хагрид, который стоял у двери, наконец-то решил, что можно и позавтракать – его любимый мальчик не нуждается в защите.

Гарри Поттер удобно устроился между своих друзей и приступил к завтраку. На его мордахе играла такая лыбища, что весь зал понял, что вчерашнее всем им просто приснилось. Малфои заскрипели зубами в унисон. У Снейпа испортилось настроение, на месяц вперед. А тут и Альбус Дамблдор подошел и Минервой, о чем-то весело шушукаясь.

- Рон, ты в порядке? Я тебя не сильно напугал? Я не хотел честно, это был неудачный эксперимент, – тихо прошептал другу Гарри, чтобы Гермиона не услышала. Тот хрюкнул с полным ртом.
– Нет, не сильно. Я просто подумал, что война началась, раз твой Патронус орет так, и упал с кровати. А потом Невил завизжал и бросился наутек, Симус и Дин под кровати залезли – не представляю, как они смогли это так быстро проделать. Эти двое нигде не пропадут, – тоже тихо шептал Рон, давясь смехом и рыбой. Гарри тоже засмеялся.

- Слышь, а научишь меня так? – попросил он умоляюще друга. Гарри вопросительно на него посмотрел. – А кто твой Патронус?

Рон покраснел:
- Ну, он еще в проекте, пока он только облачко, но кажется, будет каким-то четвероногим животным. Гарри закатил глаза: «Слава Мерлину, что не червяком». Потом, оглянувшись по сторонам, Рон прошептал: - Что тебе было за вчерашнее?
Гарри молча жевал, потом глянул на друга и сказал:
- Скандал! Я разгромил два коридора, не видел еще? Сейчас увидишь. Потом напал на Снейпа и Малфоя, но Дамблдор успел их спасти. За это я разнес ему кабинет и повторно высказал в лицо все, что о нем думаю. Гермиона ахнула.

- И что Дамблдор? – с ужасом представил реакцию директора Рон.

- В своем стиле. Попросил у меня прощение. – Констатировал Гарри. В радиусе пяти метров возникла тишина.
Ясное дело, подслушивали все, даже привидения. Гарри еще поразился своим однокурсникам. Им бы на Слизерене учиться. Кстати, о последнем. Там у всех шеи на сантиметров двадцать стали длиннее за время завтрака. А про ушные раковины молчу вообще. Неизвестно, каким Макаром они уговорили Кровавого барона подслушивать вместе с остальными привидениями, но тот впервые в жизни парил над гриффиндорским столом. Гарри никак не мог дожевать какой-то коржик.

- Ладно, что у нас по расписанию, - спросил он соседей.

- Защита от темных сил, вместе со слизеринцами. – Наконец-то подала голос Гермиона. Гарри в упор посмотрел на нее. Ее ехидная ухмылка говорила, что это таки правда. И Гарри повернулся лицом к учительскому столу. И тут же встретился с пожирающим его взглядом нового преподавателя. Ну, как тут не взбесится опять.

- Ладно, успокойся ты уже, – понимающе посмотрел на него Рон. Гарри тем временем дарил новоявленному педагогу свои лучшие проклятия, мысленно, надеясь, что они будут иметь эффект. Дамблдор умоляюще косился на него. Герою ничего не оставалось, как признать поражение. «Ну, только попробуй из него ничего не вытянуть, Альбус Дамблдор».

И тут прибыла совиная почта. Гарри захотелось поскорее убраться из зала – ему не от кого ждать писем. И этот факт причинял ему немалую душевную боль.

- Ой, я совсем забыл. Мама наверняка что-то и отправила. Заберу письмо, и пойдем на экскурсию, – радостно сказал Рон. Гарри вопросительно на того уставился.
– По коридорам! – рассмеялся Рон. Гарри понял.
Да не тут то было.
На гриффиндорский стол спикировала стая сов. И все они направились к небезызвестному мальчику, глаза которого сразу же округлились. Минут с десять ему пришлось отгребаться от писем и посылок, жуя перья и чихая. Это было ужасно! Стол Слизерина при виде этого помирал от смеха.
Когда от Гарри отвалила последняя сова, он пораженно окинул взглядом кучу на столе, за которой невидно было соседа напротив. Рон присвистнул.
Как вы думаете от кого все это? Конечно от девушек! Наверное, от всей женской половины Хогвартса, ну от тех, кто свободен. С чего это взяли? Да все письма и посылки были кремового и розового цвета, с цветочками и розочками, щедро политы духами. По залу летало глупое хихиканье тех, чьи письма были в этой куче. Гарри взвыл. Так неудобно он в жизни не чувствовал себя.

- Я хочу домой. - Прошептал он.

- Ты что, дурак?! Столько внимания, столько девушек! Мне бы столько, – завистливо уставился на кучу Рон.

- Забирай! – махнул в ее сторону Гарри широким жестом. Да, с Мускулио он перестарался. И вообще, он же хотел, чтобы его боялись и уважали, особенно боялись, а вышло что? «Надо было себе морду как Воландеморта сделать». - Подумал про себя новый-секссимвол-школы.

- Гарри что ты собираешься с этим делать? – обратилась к нему Гермиона. Девушке явно понравилась комическая ситуация, в которой оказался ее друг. Гарри зыркнул на нее, желая придушить.

- Что-что, сушить на зиму буду или печку топить. Что еще можно делать с такой кучей бумаги?! – зло прошипел Гарри, понимая, что подруга с него прикалывается.

- Читать, конечно. Читать и отвечать. – Победоносно заявила та, улыбаясь на все 32 зуба

- А не проще вывесить транспарант с именем счастливицы? – вступился за друга Рон. Гарри плохо это представлял, но идея ему понравилась.

- А как же Гарри выберет ее, если он не знает, кто и что ему написал, – Гермиона посмотрела на них, как на придурков.

- Чтобы выбрать, необязательно читать всю эту чушь! Гарри может выбрать по внешним качествам… - продолжал перепалку Рон, совсем позабыв спрашивать мнение Гарри, но того устраивал его «личный секретарь» - он пока рылся во всей этой куче в надежде найти нормальное письмо. И он его нашел!
Голубой конверт (по спине сразу прошел холодок: розовый – это девушка, голубой - ой-ой-ой). Но тут же успокоился – оно было из Министерства. С интересом он его открыл и начал читать. Через минуту в зале раздался вопль Гарри Поттера, от которого подавилась половина студентов.

- Дамблдор, это что за сумма такая?! – вопил он как резанный.

Альбус спокойно объяснил ребенку:
- Это счет за убытки, которые ты причинил Хогвартсу. Кстати, скажи спасибо, что я не включил туда моральный ущерб, – подмигнул он Гарри. У того отпала челюсть.

- Но-но, послушайте, эти побитые молью шторы никак не могут стоить таких денег, картины тем более. – Рычал мальчик.

- Гарри, они были живыми, двигались, говорили. А знаешь, как тяжело нарисовать такую картину, – продолжал объяснять директор.

- Не знаю, и знать не хочу. Пора быть современными. Колдофотографии намного круче и дешевле. И ковры не фиг стелить на лестницах, это пережиток древности! – не унимался Гарри.

- Когда я надумаюсь менять интерьер школы, то позову тебя, а пока молча расписывайся в чеке. – Подытожил невозмутимым тоном директор.

Гарри не знал что и сказать. Первое желание, которое у него возникло, было идти и дальше разрушать школу, но потом он понял, что денег на ремонт у него не хватит, даже если он пойдет сейчас на работу.

- Но я же не совершеннолетний… - с надеждой сказал он.

- Министерство магии, как ты знаешь, сделало для тебя исключение этим летом. Ты совершеннолетний! Так что пора принимать на себя ответственность за свои поступки. - Довольный гул в зале.
Гарри почувствовал себя вновь преданным. Так нечестно. Нет, он не был жадным, но все же …

- Что ты теперь на это скажешь?– с плохо скрываемой радостью спросила Гермиона. Гарри ее тут же возненавидел.

– Умри! – ответил ей Гарри и вылез из-за стола. Одним взмахом палочки отправив кучу макулатуры к себе в комнату, он пошел к выходу. Рон попрыгал за ним, полностью поддерживая его позицию. Девушка чуть не плакала.
Студенты балдели – это точно самый веселый учебный год в их жизни. Ну, они надеялись на это.
За учительским столом рассуждали о конце света, который точно будет в этом году. Снейп ободряюще похлопал по спине коллегу, которому предстояло проводить свой первый урок со злющим Поттером в классе. Тому захотелось в Азкабан.
***

«Вам весело? О, это хорошо, потому что мне нет! Я злой! И хочу убивать!» С такими мыслями Гарри Поттер выходил из Большого зала.

Утро было какое-то сумасшедшее, а что же будет дальше? До первого урока оставалось полчаса, а у него желание учится аж перло через край. К тому же у Малфоя. И чему он научит детей, за каких то две недели? Хорошо, что две недели, а не два месяца. Настругал бы тут новых Пожирателей, козел облезлый. Как Дамблдор будет его контролировать? Его самого надо сиделкой снабдить.
Иногда Гарри казалось, что среди волшебников разумные люди встречаются крайне редко. Вот посмотрим на всех его знакомых через лупу.

Мистер Уизли и его любовь к магловским штучкам. Гарри не понимал, как в конце 20 века, когда в мире каждый день создается что-то грандиозное, можно не знать таких мелочей, как электричество, полеты в космос и даже резиновые галоши. Даже не слышать. Механизм существования волшебного мира, параллельно обычному, он не мог понять до сих пор.

Миссис Уизли. Ой, лучше молчать и не думать. Тот, кто считает ее милой женщиной, не попадал к ней под горячую сковороду, как Фред и Джордж.

Дамблдор. Тут мнение Гарри расходилось. С одной стороны это сильнейший колдун, мудрейший человек, справедливый и терпеливый, но с другой - полный придурок, прости Господи.

Снейпище. Редкое сочетание всех человеческих недостатков – урод, неряха, злюка, садист. Дальше можно не продолжать – все равно ничего хорошего в этом списке не встретишь. Но ведь должно же быть хоть что-то, иначе б Дамблдор не доверял ему. Интересно что? Надо будет устроить соцопрос.

Малфои и прочие. Эту чушь про чистую кровь он уже не мог слушать. Где логика? Как эту кровь проверить на чистоту? К тому же, вот вам пример – Гермиона, Том Ридлл и он сам. Такие же чистые, как собака Хагрида, а, между прочим, самых чистокровных переплюнули. Каждый на своем уровне, конечно. Он бы на месте Воландеморта выбирал себе сторонников по уму и способностям, а не по родословной. Хм, интересная мысль! Надо будет ее обдумать. А еще созвать Отряд Дамблдора вновь. Нельзя, чтобы самые сильные ученики… Додумать ему не дали.

- Не хрена себе! – выразился на весь коридор Рон Уизли.

- Чего? А, это? Да. Это все я могу, а главное, совсем не помню как, – усмехнулся Гарри. Чек, который он должен подписать, тянул мертвым грузом. 6 тысяч галеонов – это вам не шутка! Он и Рону не скажет, тот таких цифр просто представить не может.
- Ну, ты даешь, пацан! – восхищался тот – Мы вчера просто офигели. Нет, мы, конечно, представляли, что ты тоже можешь выходить из себя, на 5 курсе были случаи, но чтобы аж так! Видел бы ты лицо Дамблдора. А самое смешное, что половина львиных храбрецов нашего дома отказались идти спать в башню, боясь, что ты туда ворвешься. Ха-ха. Им бы на Пуффендуй, самое место. А когда ты вернулся? Я не выдержал и пошел дрыхнуть. Гермиона еще сидела, хотела мораль тебе читать, но, похоже, ее надолго не хватило. Блин, она со своей правильностью уже достала – вторая Макгонагалл…

Теперь Гарри понял, почему летом не хотел видеть Рона и Гермиону. От морали подруги хотелось повеситься, а от болтовни Рона утопиться, или проделать это с ними. Уже сейчас у него закипает все внутри.

Так они и дошли до класса, в котором будет проходить первый урок по ЗОТС. Около дверей толпились студенты. Кто-то из девушек рассуждал, какое убранство будет у комнаты.
- Ну, у Локонса портреты, у Амбридж – кошечки в розовом, у Муди железяки какие-то. А Малфой – это аристократ со вкусом и чувством стиля. - И понеслась вселенная. Девушкой была Пенси Паркинсон.

- Все будет белое, стерильное, а по углам клетки с хорьками, – не выдержал Гарри. Все ахнули. Послышалось шипение, и на него из-за угла выпрыгнул Драко Малфой.

***

Люциус Малфой стоял посреди своего рабочего места, т.е. класса, где ему предстоит преподавать Защиту от темных сил. Было дико как-то. Сразу после школы он пошел работать в Министерство магии (спасибо связям папаши), в его подчинении было целый отдел из 20 человек, не сразу конечно, но все же взрослых, а не детей. А потом он стал одним из попечителей школы, а спустя пару лет и главой попечительского совета. Короче, вся его жизнь была связана с этой чертовой школой, но он никогда, даже в страшном сне, не мог представить, что будет в ней преподавать. Пусть даже всего две недели.
Он был одаренным волшебником, кто скажет что-то против – умрет на месте. Драко он смог обучить кое-чему нужному. Но как учить других? Особенно если добрая половина из них его боится до обморочного состояния. Ну и не будем забывать про Поттера, который дал ему понять, что сдохнет, но жизнь сделает ему кошмаром наяву. Многие ему помогут, как они там называются… а, Отряд Дамблдора. И как Северус с ними справляется? Может причина кроется в страшной внешности последнего?

- Ладно, прорвемся, и не таких мочили, – пытался подбодрить себя Малфой-старший и пошел открывать класс для партии имбицилов.

Лучше б он этого не делал.
Перед его глазами открылась страшная картина: его сын лежал в объятьях Гарри Поттера и на глазах у всех детей обнимал того за талию.

- Какого Темного Лорда вы тут делаете? – заревел он как сигнализация. Мальчишки повернулись в его сторону, а остальные студенты полезли на стены.
- Ох, - сказал Мальчик-который-был-сверху, – наконец-то мы узнали тайну происхождения Лорда Воландеморта. А я думал, что его родила какая-то дура ненормальная. Оказывается, этот монстр - продукт взаимодействия двух гомосексуалистов. Спасибо, мистер Малфой, за информацию. Я ему при встрече передам.

При этом Гарри засветился от радости как неоновая лампочка. А Драко, что был под ним, наоборот, красным цветом. У Малфоя-старшего поплыло перед глазами, потому что он живо представил реакцию упомянутого Лорда на сие заявление. Но он быстро взял себя в руки. Это ж не он сказал, а проклятый мальчишка. Ему и держать ответ за свои слова.

- 50 баллов с Грифиндора! За бесстыдные речи, за драку, и за разврат в коридоре на глазах у всего класса. Все по местам! – рявкнул Пожиратель смерти, мысленно проклиная мальчика на полу. Не своего, конечно.

Гарри встал на дыбы. Драко тем временем, как змея, тихо уполз из-под него и спрятался за спиной отца, победно улыбаясь. Вы можете представить его счастье? Я нет.

- СКОЛЬКО? ЗА ЧТО? – проревел Гарри, глаза которого заволокло пеленой. ( Справка – из-за него факультет Грифиндора за последние 12 часов лишился 200 баллов, которых у них еще не было, т.е. их надо было как-то заработать, потом их снимут, и все сначала.) Количество его врагов в собственном доме стремительно росло вверх. И все из-за белобрысого хорька!

- Еще 5 за пререкание с учителем! – радостно констатировал Малфой и вошел в кабинет. Гарри так и остался сидеть на полу. Из класса послышалось:
- За опоздание тоже снимать?
Гарри нехотя встал и вошел в класс, мысленно отрывая голову горе-учителю, его отпрыску и директору Хогвартса. Урок начался.

***

К огромному неудовольствию Гарри Поттера Люциус Малфой умудрился продемонстрировать такой профессионализм в проведении урока, что даже гриффиндорцы заслушались. (Участь Драко была решена.)
Первой темой урока были дементоры. Люциус начал с легенд их появления, плавно перешел к тому, как они встали на службу к волшебникам, и закончил тем, как они ее покинули и почему. Между строк его лекции явно читалось восхваление политики Темного Лорда, но бараны-студенты, ясное дело, этого не заметили. Не смотря, что не слушать было невозможно, Гарри всем своим видом показывал, что этого языка он не знает и соответственно не понимает о чем речь.

Люциус ясное дело заметил бойкот мальчишки и решил его опустить, еще раз, перед всеми его воздыхателями. Такой шанс выпадает раз в жизни!

- Что вы знаете о дементорах, мистер Поттер? Похоже, я не рассказал вам ничего нового. Может, вы что-то поведаете нам доселе неведомое? – встал над головой мальчишки новый Учитель по ЗОТС с презрительной улыбочкой. Слизеринцы засмеялись.

- Они классно целуются! – выдал Поттер, показывая змеям, что не на того нарвались. - Вам бы очень понравилось. Советую! Неземное наслаждение обеспечено. Другими словами, умрете от радости!

Класс задохнулся. Люциус буравил взглядом нахала со шрамом, а тот в ответ мило улыбался. Милее не бывает.

- Судя по вашему заявлению, с вами это уже произошло, только вместо души у вас мозги высосали. 5 баллов с Гриффиндора! – ответил хорек-переросток, ставший учителем по ЗОТС. Гарри скрипнул зубами. Слизеринцы зааплодировали мистеру Малфою-старшему.

- Теперь поговорим о заклинании, способном защитить вас от дементора и не дать ему подарить вам «Неземное наслаждение», - передразнил на последних словах Гарри Поттера. Класс захихикал. Внутри Гарри началась борьба двух желаний: убить Малфоя и мучительно больно убить Малфоя.

- Это заклинание Патронуса. Магия высшей категории, которую не изучают в школе в виду особой сложности заклинания. Оно бывает не под силу даже опытным волшебникам. Так что мы лишь слегка коснемся данной темы.

Класс разочарованно вздохнул.
«Ага, щас, ждите, что этот прихвостень змеезадого вас учить будет защищаться от них», - ехидно подумал Герой. До него донесся тихий ропот некоторых учеников, которые уже умели создавать Патронуса, и им ужасно хотелось это продемонстрировать – баллы были бы обеспечены.

И тут как всегда подняла руку Гермиона Грейнджер.

- М-да? – удивился Люциус Малфой.

- Почему Патронус долгое время причисляли к черной магии, когда как он – вид положительной силы, воплощение добра.

Класс пораженно уставился на Гермиону, включая Драко Малфоя. Люциус в это время судорожно соображал над поставленным вопросом.

Гарри впервые за весь урок захотел послушать лекцию. Его самого этот вопрос мучил. Когда сегодня утором он открыл книгу по магическим защитникам, первым в списке был, почему-то, Патронус. И тут Малфой насоображал ответ.

- Заклинание Патронуса было создано известным в древности темным магом и явно его целью было не защита от дементоров. Как и в случае с Авада Кедавра, на практике это заклинание изымало другой эффект. Считается, что Патронус может не только защищать, но и атаковать других существ, включая волшебников. Но я пока не слышал, что у кого-то это удалось, – закончил он.

В классе наступила тишина. Все, включая Поттера, переваривали услышанное. Правда, большая часть детей просто не могли смириться с мыслью, что Экспектро Патронус – черная магия, чудом посветлевшая. А вот Мальчик-который-выжил строил планы, как вернуть одну книжечку из кабинета директора. Там ведь должно что-то быть об этом. Сцена, где Люциус Малфой вылетает из окна подкинутый рогами Сохатого, стала его заветной мечтой №101. Представляя это, Гарри расцвел довольной улыбкой, от которой Кикимер обычно падал в обморок.
Люциус Малфой не был хорошим легимелентом, но и так смог прочитать мысли Мальчика-у-которого-не-все-дома.
«Да, перспектива радует» - подумал Пожиратель смерти, которому второй раз за это утро захотелось в Азкабан. Надавав ученикам домашнего задания выше крыши, по совету Северуса конечно, он велел всем убираться.

***

- Знаете, а он не такой уж и плохой учитель. Мне понравилась его лекция. – Начала хвалить нового преподавателя Гермиона Грейнджер.

Рон от возмущения перестал смотреть под ноги и растянулся на полу под громкий хохот слизеринцев. Гарри, тем временем обдумывая план вторжения в директорский кабинет, сначала не придал ее словам должного внимания, но, когда он споткнулся об Рона и растянулся поверх того, смысл сказанного подругой дошел.

- ПРЕДАТЕЛЬНИЦА! – прохрипел Рон под тяжестью друга. Гарри же посмотрел на девушку взглядом-убийцей, быстро поднялся и презрительно добавил:

- Книжный червь влюбился в змея–искусителя. Мечтаешь пробиться в высшее общество? Зря! Ты забыла, что для Малфоев важна чистота крови. -
Гермиона растеряно смотрела на друзей.
Бывших друзей, потому что Гарри дал понять, что она ему сильно не нравится, а Рон, которому она нравилась, решил, что мужская дружба важнее первой любви. У девушки навернулись слезы от несправедливого обвинения. Она же имела совсем другое в виду, но сказать она ничего не могла. Ребята, окинув ее брезгливым взглядом, удалились. Остальные студенты были шокированы.
Новость, что Гермиона Грейнджер в немилости у Гарри Поттера мигом облетела Хогвартс. Женская половина школы ликовала.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

Название. Что за тень в твоей душе? iconНазвание. Лорды Темной Стороны (сиквел к «Что за тень в твоей душе?»)
Главные герои: Гарри Поттер, Лорд Воландеморт, Новый персонаж, Северус Снейп, Драко Малфой, Люциус Малфой, Беллатриса Лестрейндж,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconКнига уже хорошо знакома моим читателям под названием «Красавица и чудовище»
И, видимо, пришлась им по душе, поскольку даже стала бестселлером. Но к ней всегда были нарекания Мой издатель, например, считает,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconКнига уже хорошо знакома моим читателям под названием «Красавица и чудовище»
И, видимо, пришлась им по душе, поскольку даже стала бестселлером. Но к ней всегда были нарекания Мой издатель, например, считает,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconСев, прости, что накричал на тебя. Я не ожидал этого. Тем более от...
Ты должен понимать, что все наши отношения были лишь забавой, веселым времяпрепровождением. И с твоей стороны было глупо надеяться,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconО, Амон Ра; Бог, Терпеливый, благословенный и щедрый; Тот, Кто дарует...
Таинство Твоего Великодушия и Сокровища Твоей Божественной мудрости. Очисти все, что есть во мне, чтобы я стал достойным общения...
Название. Что за тень в твоей душе? icon«И воздасться тебе по вере твоей…»
Я его только и успел, что пакетом с буханкой хлеба по капоту садануть, да обложить конкретно, а потом летел, помню, вверх тормашками,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconЧак Хиллинг – Семена для души или жизнь как источник твоей сущности
Любовь подсказывает мне, что я — все. Разум подсказывает, что я — ничто. Между ними протекает моя жизнь
Название. Что за тень в твоей душе? icon«Тяжёлое дыхание с хрипом вырывается из уст… Кровь стекает из всех...
«Он знал, что тот учился у Орочимару, знал, что стал сильнее, но даже представить себе не мог, что настолько.»
Название. Что за тень в твоей душе? iconТы проснулась от жуткой боли во всем теле. Похоже, ты единственная...
Ты изнываешь от жажды, а твое тело от ожогов. Кругом разбросаны останки разбитого корабля, вынесенные на берег, у ног плещется море,...
Название. Что за тень в твоей душе? iconУже более 2х суток Тинки твой котенок не возвращался домой. Ты знала,...
И сегодня шел 3ий день. Новый, очередной рассвет. Ты дремала под деревом, когда тебе на голову упало что-то увесистое и мягкое
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница