Что-то соловьи стали петь слишком громко




Скачать 256.64 Kb.
НазваниеЧто-то соловьи стали петь слишком громко
страница1/2
Дата публикации09.10.2013
Размер256.64 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Астрономия > Документы
  1   2


Глава 5. Ничья


Что-то соловьи стали петь слишком громко;
Новые слова появляются из немоты.
Такое впечатление, будто кто-то завладел моим сердцем -
Иногда мне кажется, что это ты.
Губы забыли, как сложиться в улыбку;
Лицо стушевалось - остались только черты;
Тут что-то хорошее стало происходить с моим сердцем;
Ты знаешь, мне кажется, что это ты.

Кардиограмма, Б. Гребенщиков

Из дневника Драко Малфоя,

24 сентября 1996 года.

"Довольно, довольно, довольно!!! Я довел себя до сумасшествия, я не могу так больше! Кто-нибудь, если существует лекарство от этой боли, дайте мне его!
Я - Малфой. Я - Упивающийся Смертью. Я хочу оставаться тем, кто я есть - я не просил о выборе! Я не просил этой любви! Мне не нужен Поттер!
Я хочу, чтобы мой отец мной гордился. Я хочу, чтобы мой Господин мог на меня положиться. Я хочу, чтобы мы выиграли в этой чертовой войне, чтобы мир стал таким, каким он должен быть, чтобы я стал достойным наследником рода Малфоев. Я хочу семью, жену, детей!..
Я хочу быть тем, кем я должен быть.
Но уж если мне суждено отказаться от всего, что составляет мою жизнь - я хочу получить взамен больше, чем пара поцелуев…"

Солнце светило ослепительно ярко, задувал легкий ветерок, трава пружинила под ногами, синее небо манило… Погода обещала отличную игру, а вечная вражда Слизерина и Гриффиндора, с некоторых пор, казалось, дошедшая до немыслимых пределов, обещала праздник любителям жестких шоу.

Шеймус застегнул протекторы на ногах и выпрямился. В двух шагах от него стоял Гарри и отчаянно боролся с застежками нарукавников. Качнув головой, Шеймус подошел к нему и в два счета застегнул ремешок.

-Гарри, что ты вчера пил? Если у тебя будут так дрожать руки, ты вряд ли поймаешь снитч…

-Что он пялится на меня, не знаешь? - тихо спросил Гарри. Шеймус повертел головой и увидел у выхода из слизеринской раздевалки Малфоя, который действительно смотрел в их сторону. Солнце светило Шеймусу в глаза, и он не мог рассмотреть выражение малфоевского лица.

-А он пялится?

-Да…

-Ну, не знаю, - развел руками Шеймус. - Замышляет гадость, например? Или… он представляет себе, как ты выглядишь без квиддичной формы?

-Финниган…

-Ты спросил - я ответил. Это предположение.

Драко действительно смотрел на Гарри. Он смотрел, как Гарри мучается с застежками, и ему до головной боли хотелось подойти и застегнуть ему этот чертов нарукавник. А потом к Гарри подошел Шеймус и сделал то, что хотел сделать Драко…

Интересно, что он еще делает из того, что хотел бы сделать Драко?

Финниган, проклятый Финниган с его смазливой мордашкой, золотистым загаром, васильково-синими глазами и слегка растрепанной шевелюрой цвета свежей соломы, с его телом, наводящим на мысль о молодом деревце - хорошенький, мерзкая тварь, слишком хорошенький, чтобы находится рядом с Гарри!

Ему казалось, он замечает взгляды, которые Гарри бросает на Финнигана - быстрые, заинтересованные, смущенные; что он видит похоть в ответных взглядах ирландца, и что это нравится Гарри. Он хотел ошибаться, о, как он хотел ошибаться; воспоминания о вкусе губ, языка, кожи Гарри все еще жило в нем, хотя прошел уже почти месяц с тех пор, как они неистово целовались под дверью в кабинет Снейпа.

- Что мне с вами делать? - спросил Снейп, когда парни более или менее привели себя в порядок. Драко не мог точно сказать, был ли профессор зельеделия зол, или изумлен, или и то, и другое… Он переводил взгляд с Гарри на Драко и обратно, отмечая, наверное, про себя опухшие губы, синяки на шее, растрепанные волосы… нет, даже если б на месте Снейпа был профессор Биннз, им бы и то не удалось его убедить, что это была ссора.

-Так что мне с вами делать? Вы то деретесь, то целуетесь… Вы решите все же, кто вы - враги, друзья или любовники, - последнее слово Снейп произнес с нескрываемым отвращением. - Вас страшно оставлять одних. С учетом того, что на каждом из вас уже числится по три взыскания… Даже для Поттера три взыскания за две недели - это чересчур.

Они молчали.

-Вряд ли вам понравится вариант с письмом родителям и опекунам?..

Гарри тихо фыркнул. Драко заскрипел зубами.

- Пожалуйста, сэр…

- Вот что, Малфой! - в голосе Снейпа зазвучала самая настоящая ярость. - Вы полагаете, я намерен вас покрывать? После того, что вы тут вытворяли?

- Вам-то что?! - неожиданно рявкнул Гарри. - С каких пор вы блюдете нрав учеников Хогвартса? С тех пор, наверное, как некоторые из них рыдают по ночам в вашем кабинете?!

Стало тихо. Драко мысленно проклял Поттера и его длинный язык.

- Во-первых, - зловещие интонации в голосе Снейпа не предвещали ничего хорошего, - я декан Слизерина, и моральный облик, если позволите, студентов моего факультета - как раз мое дело. Вы к ним, к счастью, не относитесь, но я, как преподаватель и ваш куратор, обязан рассказать о вашем поведении вашему декану, чтобы он занялся вашим моральным обликом. Во-вторых, не смейте даже думать о том, что можете меня шантажировать!

- Сэр, пожалуйста, - произнес Драко. - Не говорите отцу.

Это было отвратительно - умолять Снейпа на глазах у Поттера. Но Драко пошел бы на что угодно, лишь бы отец никогда не узнал о том, что здесь произошло… что здесь едва не произошло.

Снейп фыркнул.

- Неделю будете убирать в лаборатории. Здесь давно никто не делал генеральной уборки. Под моим присмотром, разумеется. И если хоть что-нибудь разобьется, прольется или испортится - наказание автоматически удлиняется вдвое. Для обоих.

Снейп разбушевался, подумал Драко.

- Это вам в качестве взыскания за сегодняшнее шоу, - продолжал Снейп. - За выходку со Всеэссенцией - получите от меня список трав, которые вам надо будет собрать. Они растут в Запретном лесу, - Снейп прищурился. - Можете идти туда врозь, можете - вместе, до вашего поведения в лесу мне нет дела. А сейчас вам пора вернуться в свои, - он подчеркнул это слово, - спальни. Поттер, свободны. Малфой, задержитесь.

Гарри ушел. Драко стоял перед Снейпом, изучая пол.

- Я хотел вам сказать, - сухо произнес Снейп, - что протестировал вашу кровь. Никаких следов любовных зелий или любовных проклятий. И я ничего не скажу вашему отцу - но это в последний раз. Теперь можете идти.

Осталось только одно средство - избегать. Как только возможно избегать человека, с которым у тебя совпадает половина занятий, с которым ты встречаешься два раза в неделю на дополнительных занятиях по зельям, с которым ты работаешь бок о бок на уроке по Уходу за магическими существами.

Драко казалось, что он намолчится на всю оставшуюся жизнь. Они не разговаривали. Они не смотрели друг другу в глаза. Драко не задирал Уизли и Грейнджер, чтобы только лишний раз не столкнуться с Поттером.

И он сходил с ума, потому что даже когда Гарри не было рядом, он был в голове Драко. Сначала Драко не мог спать по ночам - его грызла тревога, тоска и неутоленное желание. Потом он засыпал и видел сны - все эротические и все с участием Гарри. Тогда Драко поймал себя на том, что засыпает при любой возможности - во время трапез в Большом зале, на уроках по истории магии, в кресле в слизеринской гостиной… Он смалодушничал - он сотворил чары, которые помогали ему вызывать нужные сны. И потому он был страшно рад, что у него отдельная спальня - там, засыпая, он мог не бояться, что его стоны и крики могут быть услышаны…

Он не разговаривал с Гарри, но он смотрел на Гарри, надеясь прочитать по лицу гриффиндорца, думает ли тот о нем. Мечтает ли… Видит ли те же сны…

- У тебя снова такое выражение лица, - сказал Шеймус, когда они вышли из раздевалки и остановились, поджидая остальных.

-Какое? - спросил Гарри.

-Ну, какое у тебя бывает, когда ты сидишь в гостиной и делаешь вид, что занимаешься. Сначала ты просто тупо смотришь в пространство, а потом у тебя заволакивает глаза, и ты закусываешь губу. Потом еще немного сидишь и уходишь. Готов поклясться, что в туалет…

- Шеймус, твои намеки…

- Беспочвенны? Хорошо. У всех бывают эротические фантазии, но нормальные люди немного фантазируют, а потом переходят к делу. Фантазировать все время - это жалко.

- Шеймус, молчи о том, чего не знаешь!

Издалека прозвучал свисток мадам Хуч. Гриффиндорская команда высыпала из раздевалки и двинулась к кромке поля. Впереди шел вратарь - Рон, за ним Отбивалы - четверокурсники Гринн и Эверетт с битами наперевес, следом клин охотников: Шеймус, Джинни и Сьюзи, и замыкал шествие ловец и капитан - Гарри.

- И вот на поле выходит двукратный обладатель Кубка Школы - команда Гриффиндора! - надрывался Дин Томас, сменивший Ли Джордана на месте комментатора. - Уизли, Гринн, Эверетт, Финниган, Уизли, Белл… и лучший Ловец Хогвартса за последние пять лет, гениальный, уникальный, непревзойденный… ГАРРИ ПОТТЕР!!!

Драко прикусил губу. Ты еще забыл "эротичный" и "сексуальный", подумал он.

-На поле - команда Слизерина! - продолжал тем временем Томас. - Команда, известная тем, что в последнее время там есть на кого полюбоваться…

- Томас! - сурово сказала профессор МакГонагалл.

- Шутка. Итак… Забини, Паркер, Лестранг, Бэдкок, Причард, Розье, Малфой… что ни имя, то песня!

МакГонагалл шикнула на Томаса, но не очень строго, а трибуны Гриффиндора, Равенкло и Хаффлпаффа тем временем заливались свистом и презрительными криками.

Рядом с Гермионой отчаянно щелкал фотоаппартом Деннис Криви. Колин, пристроив на коленях пергамент и Принципиарное перо, готовил новый сногсшибательный репортаж для "Хогвартс-сплетни".

-Капитаны жмут друг другу руки! - надрывался Дин. Гермиона краем глаза заглянула в пергамент, по которому бешено плясало Принципиарное перо: "Они сошлись посреди поля, две прекрасных мечты всех девчонок (и не только) Хогвартса: прекрасный и недоступный Гарри Поттер, и порочный, но восхитительный Драко Малфой…"

Гермиона покачала головой. Надо же, всеобщее буйство гормонов коснулось и Криви.

- Там у тебя "прекрасный" два раза в одном предложении, - сказала она Колину, кивнув на пергамент.

- Ничего, выправлю, - отмахнулся Колин.

"Ходят упорные слухи, - продолжало строчить перо, - что Мальчик-Который-Выжил отнюдь не так недоступен, как считают его поклонницы и поклонники. Неофициальные источники подтверждают информацию о том, что отношения между Гарри Поттером и Шеймусом Финниганом (которого за глаза именуют не иначе, как Главный Гей Хогвартса) перешагнули за рамки дружбы. Означает ли это, что Гарри Поттер навсегда потерян для девушек? Любовь ли это или легкое увлечение? Мы не знаем. Однако свидетели потверждают…"

Гермиона отвернулась, поморщившись. Определенно, "Хогвартс-сплетней" придется заняться.

Никаких отношений между Гарри и Шеймусом не было - она знала это наверняка, хотя также была уверена, что Шеймус совсем не прочь завести с ним какие-нибудь отношения, "перешагнувшие за рамки дружбы". Не далее как вчера вечером Гарри вышел из душа через пять минут после того, как зашел туда и раздраженно сказал, что с "этим маньяком" мыться в одном душе в одно время невозможно. Гермиона вытаращила глаза:

- Он - что - пытался?..

- Нет! - еще больше рассердился Гарри. - Но он смотрит!..

Гермиона сочувствующе покачала головой.

- Ну… пароль в ванную старост - "Перечная мята". Только иди попозже, чтобы тебя никто не засек.

Так что какие тут могут быть отношения?!

Гарри никому бы не признался в этом, но его терзал вопрос - у Рона с Гермионой БЫЛО или нет? Похоже, что все-таки было, потому что Гермиона стала гораздо спокойнее и легче относится к миру, в частности, к нарушениям школьных правил… Она без особых нравственных мучений предложила ему воспользоваться ванной старост, когда он пожаловался, что Шеймус пялится на него в душе.

Шеймус действительно пялился, и это малость раздражало. Нет, это сильно раздражало. В ванной старост будет удобней. И ему совершенно безразлично, что Малфой моется в ванной старост! Он пойдет туда поздно вечером, и никакого Малфоя там все равно не будет. Да и не надо. Подумаешь, что он, Малфоя не видел! Да, он не видел мокрого Малфоя. Не видел, как поблескивают капли воды на его обнаженной белой коже, как липнут ко лбу светлые пряди, как струи стекают по лицу, по груди, по животу, на бедра…

Гарри резко развернул метлу, и ветер хлестнул его по лицу, пылающему от желания и стыда. Малфой скользил серебристо-зеленой птицей на другом конце поля. Раздался резкий свист - сигнал к началу матча. Мячи взвились в воздух, и Гарри успел разглядеть золотую вспышку - снитч, - прежде чем тот исчез в яркой синеве неба.

…Он пошел в ванную старост где-то около десяти вечера. В конце концов, он хотел помыться, и ему очень нравилась ванная старост еще с четвертого курса, и ему надоели похотливые взгляды Финнигана (вот, позволь себя один раз поцеловать), и он не думал ни о каком Малфое!

Он прошептал пароль и вошел в большую, украшенную мрамором ванную. Бассейн был наполнен до краев, но Гарри почему-то не придал значения этому факту - он собрался было скинуть плащ-невидимку… и в этот момент услышал, как шлепают по мрамору босые подошвы, а в следующий миг из душевой кабинки вышел Малфой. Из одежды на нем было только полотенце, обмотанное вокруг бедер.

Гарри отступил к стене, забыв, как дышать. Драко неспешно подошел к краю бассейна и медленно, как во сне, размотал полотенце и отбросил его в сторону. Наверное, нельзя было вот так стоять и смотреть на это тело, белое, такое совершенное, такое тонкое и хрупкое… но не смотреть Гарри не мог. Драко стоял спиной к нему, неподвижно, и смотрел на воду в бассейне - по крайней мере, так показалось Гарри, потому что голова Малфоя была опущена. Потом он присел на мраморный бордюр… и вдруг как-то легко, по-змеиному скользнул в воду.

И исчез.

Минута… Две… Гарри вдруг стало невыносимо страшно, захотелось позвать Драко, сказать ему, чтобы он прекратил валять дурака…

Тихий всплеск. Белокурая голова, потемневшая от влаги, показалась над водой. Драко глубоко вздохнул, подплыл к бордюру и выбрался из бассейна.

От него шел пар. Волосы прилипли к шее, у щекам, ко лбу; чуть раздраженным движением он убрал мокрые прядки с лица. От этого движения мышцы прокатились под кожей, мокрой, гладкой, поблескивающей, такой нежной на вид и - Гарри знал точно - на ощупь.

Гарри выдохнул - резко, жарко, - и Драко вдруг вскинулся, и взгляд его заметался по ванной комнате.

-Поттер? - тихо спросил он, и Гарри задохнулся во второй раз - от ужаса и еще от того, что услышал в голосе Драко - легкую, едва уловимую - надежду. Подойди к нему сейчас, сказал себе Гарри. Невидимый - подойди к нему, прикоснись губами к нежной шее, к бьющейся жилке, запусти руки в его мокрые волосы…

^ О чем я думаю?! О чем я думаю?!

-Поттер, - повторил Драко, отвернувшись. В этот раз в голосе его не было ни удивления, ни надежды - была усталость и насмешка, но не над Гарри - над самим собой. - Поттер… Поттер, Поттер, Поттер! - выкрикнул он вдруг и с силой ударил кулаком по бордюру. Странный, неожиданный звук услышал Гарри - короткий судорожный всхлип, словно Драко всеми силами пытался не разреветься.

Потом он запел - тихо; голос его, высокий, мягкий, не подводил своего хозяина, и Гарри подумал, что ему и в голову не могло придти, что Малфой может петь. Странно, почему? Как будто он никогда не воспринимал Драко Малфоя как человека - такого же человека, как и он сам. С другой стороны, он сам как раз таки не умел петь…

Когда ты был здесь раньше,
В глаза не мог смотреть,
Ты - просто как ангел,
И кожа - моя смерть.
Пушинкою легкой
Плывешь в небесах…
Ты так невозможен…
Хотел бы я тоже…
Но кто я? - Червь.
Кто я? - Странность.
Что мне, на фиг, надо здесь?
Я не отсюда…

Он замолчал и вдруг рассмеялся - коротко, зло. Встал - гибкий, блестящий, теплый, - обошел бассейн и остановился у огромного зеркала, висящего на дальней стене. Он вертелся перед зеркалом, совсем как Парвати или Лаванда, демонстрирующие новый наряд. Он любовался собой, и Гарри не мог его осуждать. Гарри и сам любовался им - почти не дыша, с пересохшими губами и бешено стучащим сердцем. Драко Малфой был совершенен.

Это была пытка.

Потом Малфой оделся и ушел.

Гарри вернулся в гриффиндорскую башню заполночь. Ему понадобилось больше времени, чем он мог себе представить - в основном для того, чтобы снять напряжение…

"Что он вытаращился на меня? - раздраженно думал Драко, в который раз ловя на себе взгляд Гарри. - Ну что он вытаращился на меня своими глупыми зелеными глазищами?! А впрочем, пусть пялится, идиот гриффиндорский, пусть смотрит, может, проглядит, наконец, чертов снитч!" Драко заложил крутой вираж, так, что ветер засвистел в ушах, и едва не попал под бладжер.

-Малфой! - Сольвейг сердито посмотрела на него сверху, свесившись с метлы. - Если ты решил свести счеты с жизнью, пожалуйста, не суйся под МОЙ бладжер - я не хочу пасть жертвой мести Пенси Паркинсон.

Драко пожал плечами и поднялся повыше.

- Эта игра начала меня раздражать, - сообщил он Сольвейг. Девушка слегка скривила губы - гримаса, заменяющая ей улыбку, - и резко рванула к гриффиндорским голевым шестам - на помощь атакующему трио слизеринцев.

Весь этот год был неправильным. Взять, к примеру, Паркер. Разве он когда-нибудь прежде общался с Паркер? Драко никогда не заблуждался на счет своих так называемых друзей, но одно он знал точно - и Крэбб, и Гойл, и Паркинсон были из чистокровных волшебных семей, и потому они входили в его окружение, как их родители входили в окружение его отца. О матери Паркер он знал, что она была Упивающейся Смертью, хотя и не чистокровной волшебницей, что она умерла в Азкабане, и что Паркер - это ее фамилия. Об отце Сольвейг Драко не знал ничего; она могла быть дочерью маггла, но даже если ее отец был волшебником, она в любом случае была незаконнорожденной. Но, похоже, Сольвейг постепенно становилась его другом - мало ему тех странных чувств, которые он испытывает к Поттеру.

Ищи снитч, приказал себе Драко. Ищи долбанный снитч, обыграй Поттера хоть раз в жизни! И не отвлекайся.

…Он все-таки поборол искушение и пошел в Запретный лес за травами один, без Поттера. В холле его нагнала Сольвейг.

-Малфой! Идешь в лес, да?

-Да.

-Не возражаешь, я пойду с тобой?

Он не возражал. Ему, правда, было очень интересно - неужели Блэйз права, и девушка с суровыми глазами действительно влюблена в него? Ему нравилось, когда в него влюблялись; тех, кто ему нравился, он подпускал к себе - в прошлом году вся школа гудела от разговоров о том, как хорош Драко Малфой в постели.

Он посмотрел на Сольвейг. Она была недурна. Он подумал о Блэйз. Забини и вовсе красавица. Сольвейг или Блэйз? А почему или? Сольвейг и Блэйз! Черноволосая и рыжая. И он сам - блондин. Восхитительное зрелище как с эстетической, так и с эротической точки зрения. Какой парень откажется оказаться в постели с двумя симпатичными девушками, одна из которых наполовину лесбиянка?

Драко бросил быстрый, но внимательный взгляд на лицо Сольвейг. У нее темные глаза - карие или черные. А какие глаза у Блэйз? Он нахмурился, пытаясь припомнить, какие глаза у Блэйз… Зеленые… Зеленые? Почему зеленые?!

- Ты знаешь, что это? - спросила Сольвейг, показывая Драко знакомое на вид растение с широкими листьями.

- Каннабис? - удивился Драко. - Почему он растет в лесу?

-Колдовской каннабис, - усмехнулась Сольвейг. - Мне рассказывал Северус. Результат эксперимента. Он, правда не сказал, чьего эксперимента, но я думаю, его собственного. Колдовской каннабис - некоторые свойства усилены. Хорош для приготовления любовных зелий, зелий, подчиняющих волю… ну, и прочей подобной дряни.

-Кто он тебе? - спросил Драко.

- Северус? - Сольвейг метнула на него чуть насмешливый взгляд. - А ты разве не знаешь? Я полагала, весь Хогвартс в курсе - здесь же не хранятся секреты.

- Вы любовники? - в лоб спросил Драко. Сольвейг прищурилась.

- А вы с Поттером?

- Я первый спросил.

Девушка рассмеялась.

-Одна из тайн Хогвартса. Или даже единственная. Северус - мой опекун.

Драко приподнял брови.

-Честно. Он был другом моей матери со школы. Кажется, у меня есть еще какие-то родичи с ее стороны, но они не захотели со мной связываться. Я не жалуюсь, - она улыбнулась. - С Северусом весело.

- Никогда бы не подумал.

- Так и есть. Теперь ты должен мне вопрос.

- Как так? - удивился Драко.

- Я честно ответила на твой вопрос. Теперь ты должен ответить на мой - тоже честно.

Драко поморщился - ему совсем не хотелось отвечать на этот вопрос.

- Спрашивай.

Сольвейг покачала головой.

- Нет, я у тебя пока ничего спрашивать не буду. Пусть это будет твой долг мне.

Вернувшись в слизеринские подземелья, они расстались - Сольвейг, кивнув в сторону апартаментов Снейпа, сказала: "Пойду, пожелаю спокойной ночи", и ушла. Драко направился к студенческим спальням один.

В одном из боковых коридоров что-то привлекло его внимание. Раньше он никогда не замечал этого ответвления; сейчас же ему померещились красноватые отблески света, какие бывают, когда в темном помещении горит камин. Драко свернул на свет; вскоре он уже стоял у неплотно прикрытой двери. Чуть поколебавшись, юноша толкнул дверь и вошел в комнату.

Здесь никого не было, но в огромной пасти камина у левой стены горел огонь, и в комнате, несмотря на ее немалые размеры, было тепло и очень уютно. А напротив камина во всю длину правой стены протянулись книжные полки.

Руки Драко дрожали, когда он подходил к полкам. Предчувствие его не обмануло - это были маггловские книги, великое множество маггловских книг, и тех, что ему доводилось читать, и тех, что он видел впервые. Взгляд Драко метался по корешкам и названиям, не зная, на чем остановится. Наконец он решил поступить старым проверенным способом: он закрыл глаза и пошел вдоль рядов, скользя пальцами вытянутой руки по книжным корешкам. Остановился, открыл глаза и взял из рядов книг ту, на которой задержались пальцы.

Это была толстая книга в серьезном переплете. Имя автора было Драко смутно знакомо - Д.Р.Р. Толкиен. Название гласило "Властелин Колец". Драко не стал задумываться над тем, где он это слышал. Он подошел к камину, устроился на мохнатой рыжей шкуре неведомого происхождения, лежавшей перед огнем, и стал читать.

Ему было тепло и мягко, а книга обещала увлекательное приключение. Только еще ему не хватало чьей-нибудь руки, обнимающей его за талию - худой, но сильной руки, смуглой, в квиддичных ссадинах и царапинах, - не хватало чьих-нибудь глаз, что смотрели бы на него, пока он читает - зеленых, почти спрятанных за окоемом густых чернильных ресниц и рваной завесой слишком длинной челки. Дай мне почитать спокойно, подумал Драко. Разве я мешаю тебе, спросила тень того, кого рядом не было. Драко вздохнул - раздраженно и страдальчески. Нет. Как всегда, нет…

- …Мяч у Белл! Сьюзи, бладжер! Пас Финнигану! Пас Уизли! О, нет! Мяч у Слизерина… Бэдкок! Все еще Бэдкок! Причард! Он у ворот… Да где же Отбивалы?! Удар по воротам и… да, да… Рон Уизли спасает команду, взяв сложнейший мяч! И мяч у Гриффиндора! Финниган летит к кольцам Слизерина… бросок… гол! Гриффиндор сравнял счет!.. Что?.. Во имя всех спортивных богов, это снитч!!!

Гермиона не любила квиддич и ходила на игру только ради Гарри и Рона. Но в этом месте она включалась даже она - во-первых, ей всегда нравилось смотреть, как летает Гарри, во-вторых, появление снитча обычно означало, что игра скоро наконец-то закончится. Она увидела, как Гарри рванулся к снитчу - от гриффиндорских голевых шестов к центру поля и вверх, а с противоположного края поля, сверху, пикирует Малфой.

Он заметил снитч слишком поздно. Позорно поздно. Собственно, он не увидел никакого снитча, пока Дин не закричал. А снитч преспокойно висел в центре поля - Бог знает, сколько времени он там висел, Бог знает, почему Малфой не увидел его раньше. Повезло. Стыдоба!

Он летел со всей дури, ощущая одновременно злость и радость, ощущая, как восторг игры вымывает из него все прочие чувства и мысли, а навстречу ему - сверху - летел Малфой. Столкнемся, подумал Гарри. Непременно столкнемся. Да и хрен с ним!

Естественно, Драко не заметил снитча. Он смотрел на Гарри и только на Гарри - о каком снитче может вообще идти речь? И потому он увидел, как Поттер резко взял с места, устремляясь вверх, одновременно с этим он услышал крик Томаса, а потом увидел снитч.

Я выше, думал Драко, заходясь бешеным восторгом игры. Что с того, что у тебя Всполох, Поттер? У тебя Всполох, а у меня земное притяжение - я успею первым.

Секунды замедлили свой бег. Снитч висел в воздухе между ними. Драко слышал гудение воздуха в ушах, слышал, как со сходным треском рассекает тугой воздух приближающийся бладжер. Не успеешь, злорадно сообщил бладжеру Драко. А я успею. Обыграю Поттера.

Обыграю Поттера.

Снитч все ближе. Поттер все ближе. Драко уже видит два маленьких снитча, отраженных в зеленых глазах. Вот искорка, которой так не им хватало.

Драко вытянул руку. Гарри вытянул руку. Теперь было видно, что они летят не лоб в лоб, а чуть параллельно. Могут и разминуться. Гермиона до крови прикусила губу - только бы не столкнулись, только бы… На такой скорости слетят с метел, и никакое заклинание не успеет затормозить падение.

Еще доля секунды. Даже сквозь гудение ветра слышно, как стучит кровь в ушах.

Малфой ближе к снитчу. Распластаться на метле. Не дать ему выиграть. От пальцев до снитча - полметра… тридцать сантиметров… пятнадцать…

Десять… пять… вытяни руку, давай же, Драко, не дай ему выиграть!

Драко показалось, что все происходило очень медленно. Он вытянул руку и растопырил пыльцы, чтобы тут же сжать их, когда снитч будет в ладони. И золотой шарик действительно влетел ему в руку, но схватить его в кулак Драко не удалось, потому что в то же самое мгновение его ладонь с глухим ударом впечаталась в чужую, тоже в черной перчатке с обрезанными напальчниками, и сжалась в мертвой хватке.

Инерция движения закружила обоих ловцов вокруг оси, которая могла бы проходить через их сомкнутые ладони. Серебристые крылышки снитча беспомощно бились в их пальцах.

-Отпусти снитч, Малфой! - крикнул Гарри. Почему-то в голосе его не было гнева - только изумление и… радость?!

-С какой стати? - крикнул Драко в ответ, с удивлением отметив про себя, что в его голосе звучит веселье.

-С такой, что я его поймал!

-Брось, Поттер, я поймал снитч раньше! Он у меня в руке!

-Ха, Малфой! Но он и у меня в руке!

-Отпусти чертов снитч, Поттер, поимей совесть! Выиграл - дай другим выиграть, ты, герой хренов!

-Прости, но с совестью мне это неинтересно! А благотворительностью занимаюсь по вторникам, усек, слизеринец?

Драко расхохотался. И в этот момент их ноги коснулись земли.

-Отпусти снитч, - улыбаясь, сказал Гарри.

- Хрен тебе, - улыбнулся Драко в ответ. - Сам отпусти.

- Хрен мне? - спросил Гарри, и его улыбка из веселой стала… твою мать, она стала чертовски соблазнительной… или даже совращающей. - У меня уже есть… один.

- Так распорядись им правильно, - нежно прошептал Драко.

На этом интересном месте их прервали. Подлетела мадам Хуч ("Никогда… за всю практику… ничья… с ума сойти!"), приземлились обе команды ("Гарри, как ты мог позволить ему!.." "Драко, ты его почти сделал!.."), примчались болельщики во главе с братьями Криви ("Что вы чувствуете, сыграв вничью?..", "Гарри, можно, я сделаю снимок?.." "Будет ли переигран матч?.."). Ловцов растащили бы в разные стороны, но их намертво сцепленные руки не позволили.

- Ничья! - громко выкрикнула мадам Хуч. - Может, вы все-таки отпустите снитч?

Они бы отпустили снитч, но это означало, что надо разжать руки, а ни Гарри, ни Драко не были уверены, что им этого хочется.

- Это надо отметить, ты как думаешь? - спросил Драко, вплотную приблизив губы к его уху, потому что иначе Гарри бы его не услышал.

- Отметить?

- Ну да. Врезать по маленькой. В "Трех метлах", что скажешь?

- Нас побьют камнями, Малфой.

- Струсил, Поттер?

- Размечтался, Малфой.

Драко чуть отодвинулся, чтобы взглянуть на Гарри. Они все еще сжимали ладони, и Драко подумал, что не выпустит руку Поттера, пока тот не согласится.

-Надо переодеться, - задумчиво сказал Гарри. Вокруг стало заметно тише - народ примолк, пораженный загадочным поведением заклятых врагов, - и уже не нужно было говорить прямо в ухо… жаль.

- К черту! - отмахнулся Малфой, отбрасывая со лба мокрую от пота прядь волос. - Пошли прямо сейчас!

Гарри огляделся по сторонам. Их команды - ало-золотая и серебристо-зеленая - смотрели на них изумленно и недоверчиво.

- Предлагает выпить, - Гарри кивнул на Драко.

- Угощает? - тут же спросил Шеймус. Малфой поморщился.

- По-видимому, придется…

- Ты с ума сошел! - звонко выкрикнула Пенси. - Драко, это же…

- Всех приглашаешь, Малфой? - перебила ее Сольвейг.

- Всех, кто не брезгует, - усмехнулся Драко.

- Твоим обществом, Малфой? - нахмурилась Гермиона.

- Гарри! - Рон повернулся к другу, бордовый от гнева, как его свитер. - Ты же не собираешься…

- Рон…

- И отпусти ты наконец его чертову руку!!!

- Все! - Гарри резко разжал ладонь - освобожденный снитч сложил крылышки и мягко упал в траву, где его и подобрала мадам Хуч. - Я иду в "Три метлы", чтобы нажраться с Драко Малфоем! Кто со мной?

Самое странное было то, что пошли практически все, включая Лестранга. Драко очень надеялся, что кровь будет - это бы его развлекло… и позволило осуществить один хитрый план.

Он решил, что один раз в жизни может позволить себе не задумываться о последствиях. В конце концов, он Малфой, а Малфои всегда добиваются желаемого. Даже отец поймет его.

Разогревались усладэлем, и уже после шестой кружки Уизли стал требовать у Драко ответа за все его гнусности. Гарри и Гермионе удалось кое-как его успокоить, что порадовало Драко - стычка с Уизли в его планы не входила.

Народ развлекался кто как мог: Финниган издевался над Лестрангом - весьма тонко, надо отдать ему должное; Сольвейг кадрила мелкую Уизли, а Блэйз - в отместку, что ли? - заигрывала одновременно с Томасом и уже вдрыбадан пьяным Лонгботтомом. Крэбб и Гойл пока тихо напивались, но Драко точно знал, что скоро они нажрутся окончательно, и тогда совместная Гриффиндор-Слизерин-пати превратится в безобразное шоу с мордобоем и прочими радостями попойки. Этого ему и надо - тогда он сможет увести Поттера, и его дурацкие друзья ничего не заметят. Но нужно кое-что покрепче усладэля.

Он отлучился ненадолго, а когда вернулся, его карманы оттягивали полные бутылки с зеленоватой жидкостью.

-Это еще что такое? - удивился Гарри, наблюдая за тем, как Драко выставляет бутылки на стол.

-Абсент, - ответил Драко. - Поттер, будь хорошим мальчиком, попроси у мадам Росмерты рюмки, сахар, большой графин ледяной воды и десертные вилки.

-Ты забыл волшебное слово.

-
  1   2

Похожие:

Что-то соловьи стали петь слишком громко iconСлишком громко. Слишком часто. Цепко в чёрное щёлкает тонкая стрелка....
И дешёвый пластик ваших винтиков – ногтем ткни – развалится. Да и время поломано: то на четверть вперёд, то на четверть отстать,...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconБешеная вечеринка или охота на ка/\ьмара
Одна проблема решена. Но появилась вторая, было слишком тихо, ну или слишком громко, было короче непонятно. Филя сказал: Из одной...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconОткуда здесь воздух. Пригодный для дыхания?
Что-то последнее время я слишком много думаю, слишком много размышляю. Это мне не свойственно. Я ведь техник, мы делаем только то,...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconОтчего люди не летают?
Ничего особенного в желании нет. Просто хочу и всё. Желание – это хорошо, оно движет мной, овладевает мной, но одного желания обычно...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconРассказывай, что случилось
Пришлось забыть всех друзей, перестать смотреть по сторонам, ибо в толпе слишком много незнакомых мужчин, бросить любимую работу,...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconНазвание концерта говорит о том, что сегодня разрешается всё: и петь, и танцевать

Что-то соловьи стали петь слишком громко iconКнига это руководство по личным взаимоотношениям для женщин, которые «слишком милы»
Моя книга — это руководство по личным взаимоотношениям для женщин, которые «слишком милы». Не воспринимайте слово «стерва», вынесенное...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconОбщеобразовательные курсы «Учись петь грамотно» Преподаватель музыки
Программа общеобразовательных курсов «Учись петь грамотно» способствует реализации одной из целей музыкального образования, начатого...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconСправочник того, что никогда не находится под рукой
Если ваш рост значительно меньше или больше, недостаточно просто изменить длину изделия у линии низа. Талия, например, будет располагаться...
Что-то соловьи стали петь слишком громко iconК дому
Бога. Удивительно, что многие из нас, кому дано так много, делают слишком мало. Как случилось, что мы впали в такое духовное оцепенение?...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница