Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма




НазваниеДоклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма
страница2/9
Дата публикации23.02.2013
Размер1.33 Mb.
ТипДоклад
litcey.ru > Экономика > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Важно представить себе «пространство возможных выходов» из создавшегося положения.

Первый – национал-социалистический вариант – с политикой а-ля Третий рейх, со всевозможными мерами государственного стимулирования рождаемости коренных народов Запада, с жестко дирижистской экономикой, контролем над потреблением верхушки и массированными вложениями в развитие трудосберегающих технологий.

Второй – обособление элиты в высшую расу, живущую в укрепленных городках, защищенную мощным карательно-полицейским аппаратом. Высшей расе не нужно большое число подданных: она прибегает к помощи высокоэффективных технологий (они делают лишними 80% населения). Остальные бывшие полноправные граждане Запада делаются низшими кастами. Выживайте сами, как можете.

Ныне общественная инфраструктура (дороги, медицина) становятся частными и платными.

Хотя здесь решение проблемы будет куплено за счет снижения устойчивости общества к ударам извне: низшие станут крепко ненавидеть высших.

Третий – Нейросоц-вариант. Создание сверхдемократического общества с неосоветской властью на принципах нейросоца. Строительство усадебных городов, самоуправляемых футурополисов. Применение трудосберегающих и сверхэффективных технологий, роботизация, переход к технологиям «творения» (высшая стадия нанотеха).

Если учесть господствующую сейчас логику неолиберализма, то вероятнее всего второй, кастово-неорабовладельческий вариант.

Альтернатива? Просто неконтролируемое разрушение социума, судорожные попытки локального сепаратизма – и падение в раздробленность новых Темных веков. И покорение мира Китаем, если тот сам избежит распада.

Но и это еще не все. Ведь «седые сумерки» – только самый первый слой острейшего человеческого кризиса на Западе. Увы, проблемы не сводятся только к низкой рождаемости и старению населения. Можно ли рассчитывать на то трудоспособное население, которое окажется в распоряжении Запада в ближайшем будущем? Смогут ли они что-то создавать? Быть квалифицированными рабочими, техниками и исследователями? Смелыми инновационными предпринимателями? Умелыми управляющими? Просто общественными существами, способными строить прочные семьи, рожать и воспитывать здоровых детей? Смогут ли они вообще быть социумом? Смогут ли самостоятельно мыслить, читать и набирать знания, сосредотачиваясь на каком-то предмете или занятии надолго и мобилизуя волю?

^ НОВОЕ ВАРВАРСТВО

Промышленно развитый капитализм был царством рационально мыслящего, образованного и начитанного человека. Само ведение капиталистического дела требовало и рациональности, и знаний. Идеал человека Индустриальной эры – инженер Сайрес Смит из «Таинственного острова» Жюля Верна. Это тип Инженера с большой буквы, волевого творца, умеющего и железо выковать из найденной руды, и взрывчатку сделать, и телеграф смастерить, и сложную постройку возвести. Да разве только в литературных образах дело? Хватало и реальных историй. Например, инженера и предпринимателя Изамбара Брюнеля, строителя железных дорог, стальных мостов и самых передовых кораблей, включая опередивший свое время «Грейт Истерн». Именно его отец, Марк Боюнель изобрел проходческий щит и построил туннель под Темзой.

Можно вспомнить титанов, коим мы обязаны невероятными прорывами ХХ века. Игорь Курчатов и Роберт Оппенгеймер, Лесли Гровз и Лаврентий Берия, Сергей Королев и Вернер фон Браун. Капиталисты-инноваторы – Генри Форд, Джордж Вестингауз, Говард Хьюз, Акио Морита.

Именно люди такого типа создавали окружающий нас, техногенный мир. Хваткие – но при этом смелые, начитанные, обладающие самостоятельной фантазией, способные концентрировать силу и волю на избранном направлении.

Но сегодня все шире в жизнь входит совершенно новый тип тех, кого еще недавно считали видом «человек разумный». Новый варвар. Человек, одичавший до состояния странного, психопатологического двуногого. Негодного ни в какой роли: ни как рабочий нового мира, ни как инженер, ни как конструктор или ученый, ни как умный управляющий. Некая тупиковая ветвь эволюции.

Чем отличается от нас этот новый варвар?

Он не читает книг. Он вообще не умеет читать или «читает» так, что воспринимает самые простые мысли, теряя всякие нюансы и оттенки. Он функционально неграмотен.

От него отсечены огромные пласты человеческой культуры и опыт тысячелетий. Ибо он может воспринимать только аудиовизуальную информацию. Да и то в развлекательной, клипово-мелькающей форме. Ибо иначе ему «скучно».

Новый варвар органически не способен на чем-то сосредоточиться надолго. Сконцентрировать свое внимание и силы. Ему необходимо постоянно раздражать свои эмоции, а для этого нужно мелькание картинок и звуков, апеллирующее ко всему патологическому. Мышление нового варвара хаотично, иррационально, кусочно-клипово. В нем остатки логически-рационального перемежаются с шаманско-магическим. Его язык крайне примитивен, не зная синонимов и деепричастных оборотов (язык СМС и «Твиттера»). Он тяготеет только к «простым решениям». Новый варвар не может быть полноценным родителем или отцом (матерью). Он безответствен и инфантилен.

Новый варвар не может даже осознать всю сложность стоящих перед миром вызовов и нужных решений. Его бедный язык не в силах описать сложности мира.

Масса новых варваров, особенно бурно множившихся в ходе тридцатилетнего неолиберально-капиталистического эксперимента, просто взорвет нынешний Западный мир. Новый варвар – белый по расе – станет органическим дополнением к необразованной цветной молодежи бедных предместий и к «трущобному народу». Расчеловечивание самого коренного населения Запада, совмещенное с низкой рождаемостью и новым переселением народов (приток иммигрантов из Азии и Африки) станет причиной крушения Западного мира. Причем мучительного и кровавого.

Новый варвар бесполезен как воин. Он гедонистичен по большей части. Изнежен. К тому же, он не в силах владеть сложным оружием и, как правило, отличается плохим здоровьем и слабым сложением (дети компьютеров).

Новый варвар не сможет даже поддержать в исправности ту сложнейшую техносферу, что создали люди ХХ века, люди Модерна. Чего уж там говорить о научно-технических прорывах? Новые варвары, став массовым явлением, породят совершенно чудовищную, неоархическую политику «простых решений». Они могут ввергнуть нас в Темные века-2, в хаос и неофеодальную раздробленность. Будучи порождением Глобального Смутокризиса, новые варвары стали и фактором его углубления. Ни о какой индустриализации-2, ни о каких прорывах в мир Шестого и Седьмого техноукладов не может быть и речи там, где новые варвары – в большинстве. Этот фактор только-только начинает осознаваться на самом Западе.

Новое варварство, несущее смерть Западной цивилизации – вот еще один плод Капиталистического эксперимента.

Разрушение нормальной семейной жизни, замена родителей сначала телевизором, а затем – и компьютером, деградация системы образования – все это, вместе взятое, плодит сотни миллионов новых варваров на самом Западе. Белых дикарей, весьма своеобразных – маниакально-депрессивных особей, лишенных рационального мышления и необразованных. Думаем, что с неизбежным развитием глобального, системного кризиса капитализма эти рати «вторичных варваров» начнут разрушать Западную цивилизацию изнутри.

Угроза сия понемногу осознается некоторыми интеллектуалами бывшего Золотого миллиарда. Мы же видим ее давным-давно. Многие умники сказали: после распада СССР новая мировая война стала вопросом лишь времени. Но мы пойдем дальше: столь же неизбежным становится воцарение ново-архаичного, кастового социума на Западе. Тридцать лет господства раскованного ультракапитализма закономерно привели к кризису либеральной демократии и к перспективе создания нового кастового общества.

^ ЧЕЛОВЕКОЗАВРЫ: ВЗГЛЯД УЧЕНЫХ

Дадим слово Дэниэлу Гоулману. Психологу, автору книги «Эмоциональный интеллект», многолетнему автору газеты «Нью-Йорк Таймс».

«...В последние 100 лет средний коэффициент интеллекта американских детей устойчиво увеличивался, но уже три десятилетия мы наблюдаем серьезное падение основных социальных и эмоциональных навыков у детей – тех самых навыков, которые необходимы, чтобы стать эффективными сотрудниками, лидерами, родителями, супругами и членами общества...» – пишет исследователь (см. Джон Бронкман. «Интеллектуалы XXI века о современной науке» – Москва, АНФ, 2011 г., с. 255).

Как замечает исследователь, самые очевидные данные дают тридцатилетние исследования Томаса Ахенбаха из Вермонтского университета. В них участвовали более трех тысяч американских школьников в возрасте от семи до шестнадцати лет. Первый зондаж был сделан в начале 1970-х, затем – в 1985-м, и, наконец, последний – в конце 1990-х. Результаты показывали угрожающее ухудшение социального здоровья.

Например, дети США середины 80-х по сравнению со своими сверстниками начала 70-х оказались «более замкнутыми, угрюмыми, несчастными, тревожными, подавленными, импульсивными, неспособными к концентрации (собранности), деликвентными (склонными к отклоняющимися формам поведения) и агрессивными». Сорок два показателя ухудшились, ни один не выказал улучшения. И хотя в конце 90-х картина вышла несколько лучше, но до показателей 70-х им далеко.

К сожалению, позже такие исследования не проводились. Но вряд ли они показали бы существенный прогресс.

Гоулман полагает: «...Считаю, что результаты могли ухудшиться во многом из-за экономических и технологических факторов. Ужесточение глобальной конкуренции означает, что в последние 20 лет (уход рабочих мест с Запада в Китай – прим. М.К.) родителям приходится больше работать, чтобы сохранить тот уровень жизни, который был доступен их родителям. Сегодня практически в каждой американской семье работают оба родителя; 50 лет назад обычно работал один родитель. Это не значит, что сегодня родители меньше любят своих детей, но они вынуждены уделять им меньше времени.

Родители все чаще переезжают (в поисках работы из-за деиндустриализации Запада и ухода реального сектора в Китай – М.К.), и дети все реже живут в том же районе, где и члены их расширенной семьи. Детские сады или услуги няни могут быть прекрасным решением, особенно для детей из привилегированных семей. Но дети из менее обеспеченных семей часто вообще не получают внимания взрослых в течение дня.

А вот день ребенка из среднего класса расписан по минутам – танцы, уроки музыки, футбол. Ребенок переходит от одних занятий к другим – и этими занятиями всегда управляют взрослые. При этом у него почти не остается времени, когда он может поиграть самостоятельно, вместе с другими детьми, по собственным правилам. Когда же дело доходит до усвоения социальных и эмоциональных навыков, отсутствие свободного времени для общения с родителями, родственниками и другими детьми приводит к утрате тех самых занятий, которые традиционно способствовали естественной передаче этих навыков.

Кроме того, есть технологический фактор. Современные дети в развитых странах и все чаще в развивающихся странах проводят больше всего времени – за всю историю человечества – уставившись в монитор компьютера. Эти обстоятельства равносильны беспрецедентному спонтанному эксперименту по воспитанию детей. Эти дети вырастут и будут в совершенстве владеть компьютером, но вряд ли смогут приобрести те навыки, которые позволят им строить отношения с другими людьми.

Префронтально-лимбический нейронный контур, крайне важный для развития социальных и эмоциональных способностей человека, достигает анатомической зрелости позже всех остальных участков мозга. Это происходит только после 25 лет. До этого времени формируются основные способности ребенка – параллельно с развитием нейронов и установлением связи между ними.

Именно от опыта, полученного в детстве, зависит то, как формируются эти связи...»

«Мы живем дольше, а думаем меньше».

Это говорит Эстер Дайсон, инновационный инвестор, редактор проекта «Release 1.0» компании CNET Networks и организатор ее ежегодной конференции PC Forum.

Дайсон называет страшную проблему общества – «умственный диабет». В детстве, рассуждает она, наше (старшее) поколение читало книги и играло в обычные, а не интерактивные, игрушки. Поэтому нам приходилось самим придумывать истории, диалоги и роли для, например, кукол. Наши мозги работали самостоятельно, мы сами воображали. А сегодняшние дети втиснуты в информационно пресыщенную и ограниченную во времени среду. И она душит воображение ребенка, а не стимулирует его. Потребление огромного объема «готовой» информации подобно питанию рафинированными продуктами и сластями. И это может нанести серьезный вред системе информационного метаболизма ребенка – его способности самостоятельно обрабатывать информацию.

И в данном случае неважно, что перед нами англосаксы, немцы или славяне по крови и фамилиям. На самом деле, это уже «постиндустриальные недочеловеки».

^ «РАСА ДУРАКОВ»   ПОРОЖДЕНИЕ НЕОЛИБЕРАЛИЗМА

Гоулман и Дайсон не сказали нам, читатель, ничего нового. Мы и так знаем, что общество потребительства, современного неолиберально-монетарного капитализма в изобилии плодит полулюдей. По меткому определению Андрея Фурсова – человекозавров. То есть психически и умственно ущербных особей, не читающих книг, ничего толком не знающих и не умеющих, маниакально-депрессивных и порочных, ярко выраженных социопатов. А то и вовсе аутистов, неспособных жить в обществе, быть нормальными супругами и вообще рожать детей. Это – некие новые варвары, тупиковая ветвь эволюции.

Вот что говорит Татьяна Черниговская, доктор биологических и филологических наук, профессор факультета свободных искусств и наук СПбГУ, экс-президент Межрегиональной ассоциации когнитивных исследований (цитируем по статье в журнале «The Prime Rissian Magazine», сентябрь-октябрь 2011 г.).

« – ^ Меняет ли человеческий мозг сетевая культура? И возможно ли в будущем объединение всех сознаний в единую социальную сеть?

- Я бы этот вопрос развернула в психологическую плоскость: погружение огромного числа людей в виртуальные миры, в социальные сети, конечно, весьма опасная вещь, которая влияет на психику. В том смысле, что в виртуальных мирах нет смерти: компьютеры и гаджеты можно включить и выключить. И там нет никакой ответственности, ты можешь быть невидимкой, менять свои роли, и нужен очень сильный характер, чтобы переключаться из виртуального мира в реальный, – и этого большинство не может. Многие в реальном мире продолжают жить так, как будто они находятся внутри экрана. Не говоря уже про детей, выросших на компьютерных играх, – они превращаются в аутистов. У них неадекватная психика, у них впоследствии нарушена, в широком смысле этого слова, сексуальная жизнь. Точнее – гендерное поведение, потому что они не умеют общаться с реальными людьми, они привыкли общаться с покорным компьютером. Я бы даже сказала, что свойственная компьютерному миру культура гипертекстов (вещь, конечно, замечательная, потому что в течение двух минут можно получить ответ на миллион вопросов) по-своему опасна, потому что эти ответы очень поверхностны.

Часто люди вместо того, чтобы читать весь текст, выискивают только интересные места, не погружаясь вообще ни на какую глубину. Это ведет к оскудению мышления. То есть, с одной стороны, это фантастическая возможность, сидя в поле среди ромашек, войти в библиотеку Конгресса или посетить Лувр, а с другой – многие уже перестали понимать, что знания даются с трудом…»

Весьма исчерпывающий ответ относительно того, какие уродливые недочеловеки ринутся на арену политики в ближайшие годы.

Они и читать-то не умеют. Они не могут воспринять большие тексты, хватая только самые примитивные идеи, не требующие никакого мышления. Перед новыми варварами бессмысленно разворачивать стройную аргументацию с историческими примерами или увлекательный сюжет: они всего этого не воспринимают. Мы не знаем, как они «читают», ибо представляем из себя более высокую ступень эволюции. Но в том же журнале есть анонимная статья «Разночтения», где неведомый автор, буквально захлебываясь соплями от восторга, рисует мир «чтения» постиндустриальных недочеловеков.

«Мир наполнился новым поколением читателей – которые как-бы-читают, а на самом деле делают несколько вещей одновременно: ведут автомобиль – и читают, переходят улицу – и читают, смотрят You-Tube – и читают комментарии. Чтение из деятельности, плохо совместимой с какой-либо другой, стало дополнением к чему угодно. Чтение в широком смысле – как сбор и производство информации, ее обработка и тиражирование.

Большая часть времени тратится не на сосредоточенное поглощение информации, а на браузинг, идентификацию ключевых слов, на то, чтобы отследить тэги, зафиксировать в сознании линки и учесть лайки. Мы не настраиваемся на волну автора, а воспринимаем, всасываем, абсорбируем текст за счет других техник. Достаточно проглядеть текст, поймать ассоциацию, уловить нужную ссылку; всерьез запоминать что-либо незачем, все легкодоступно, проще еще раз открыть страницу, чем копаться в памяти.

Чтение скорее стало проглядыванием; читать и тем более перечитывать тексты целиком некогда – только выборочно; если что-то непонятно, проще – если ты все равно читаешь онлайн, с экрана, – переключиться на другой источник, чем тратить дополнительную энергию на расшифровку и поглощение того, что требует чрезмерной концентрации или глубокого погружения. Текст перестал восприниматься как нечто цельное, законченное, имеющее точно определенное начало и конец. В цифровом виде страница – книжная, в частности – абсолютно для самых разнообразных операций…

Мы следим за всем сразу, но ни на чем по-настоящему не сосредотачиваемся. Такое состояние можно описать как непрерывное рассеянное внимание… Из «хомо легенс» человек мутирует в «хомо визуалис» – вместо того, чтобы читать буквы, мы теперь как бы «читаем картинки»; чтение теперь превращается в одну из форм «получения впечатления от чего-либо» – в весьма свободной форме…»

Нужен ли более яркий пример, иллюстрирующий неспособность к сложному мышлению и сосредоточению? Это племя будет ведомо хитрыми пастырями, что станут давать им быстро мелькающие картинки и самые простые «идеи». Вот отдадим все средства в регионы – и все будет в шоколаде. Построим чистый капитализм – и заживем. Отделим Кавказ – и решим все проблемы. Создадим этнически чистое государство – и сразу же посыплются нам все материальные блага, как из рога изобилия, безо всякого труда.

Как и предполагал еще Станислав Лем, Интернет ускорил формирование массовой «расы дураков». Легкость получения информации в Паутине и нежелание что-то запоминать привело к ослаблению умственных способностей. Как писал австралийский футуролог Ричард Уотсон в своей «Истории следующих пятидесяти лет» (2009 г.), «… если в прекрасном будущем нам не придется беспокоиться по поводу того, что мы о чем-то забудем – и, следовательно, забыть о беспокойстве, – то возникает вопрос: что произойдет с нашими когнитивными способностями, если исчезнет необходимость в наиболее примитивных, то есть базовых мыслительных функциях?»

В вопросе содержится и ответ. Все это, наложенное на кризис качества образования (нацеленная на деградацию тестовая система) дает нам практически конвейерное производство ущербных людей.

Теперь понятно, какой суровый тоталитаризм и какое принуждение потребуются для того, чтобы выжить в будущем.

Почему это происходит? Тут достаточно сложить уже известные нам факты и тенденции. Помните, как профессор Лестер Туроу еще в 1997 году с цифрами в руках доказывал, что ультракапиталистические реформы на Западе (во времен Тэтчер и Рейгана, 1979-1981 гг.) привели уже к середине 90-х к колоссальному имущественному расслоению в белом Западном мире. Реальная зарплата западного работника перестала расти с 1973 года, а львиная доля роста доходов досталась одному «верхнему» проценту населения. И гораздо меньше – еще 19 процентам. А в общем заработки наемного работника в США откатились на уровень 1950-х годов.

Как доказывает тот же Туроу в «Будущем капитализма» (1997 г.), это заставило обоих родителей в семье пахать как бобики, чтобы только сохранить тот уровень жизни, что был в западных семьях еще в 1970-е. На детей времени не осталось. Тем более, что и рабочих мест из-за вывода промышленности в Китай стало меньше.

Что дальше? Тенденция отнюдь не переломилась, о чем говорит футуролог Ричард Уотсон в «Истории следующих пятидесяти лет» (2009 г.): «молодые люди с довольно высоким заработком не смогут позволить себе тот уровень жизни, который отличал их родителей из-за увеличения рабочего дня, очень высоких цен на недвижимость и резкого сокращения личного пространства. То, что было бесплатным для предшествующих поколений (свежий воздух, общественные парки, общественные пляжи, библиотеки, дороги и т.п.) для них будет стоить приличных денег…»

Он же: «Средний класс в большинстве развитых стран со временем исчезнет, и его представители разойдутся к двум противоположным полюсам: одни поднимутся вверх, войдя в новую мировую управленческую элиту; другие опустятся вниз, присоединившись к новому порабощенному (или не рабочему) классу…» Этот процесс будет подстегнут расслоением образования: с разделением его на качественное частное и скверное общественное образуются как новая элита, так и новый пролетариат, причем каждая из этих групп «будет жить, получать образование и зарабатывать деньги в совершенно разных сферах».

Это повлекло (и влечет дальше и дальше!) за собой распад нормальной семейной жизни.

Стала распадаться здоровая, полная семья. Если в 1950 году 80% семей в Америке состояли из обоих супругов и их детей, то нынче таких «ячеек общества» – менее половины. Остальные – это одиночки и однополые пары.

Дети оказались предоставлены телевизору. В 90-е годы ребенок в США проводил у экрана «дебиловизора» в среднем 21 час в неделю, тогда как с отцом общался только 40 минут.

В так называемые «нулевые» годы положение отнюдь не улучшилось. В США дети от двух до семнадцати лет проводили у телевизора в среднем 20 часов в неделю, а на разговоры с родителями – 38 минут. В Австралии (сколок Западного мира) взрослые в 2005 г. проводили в среднем три часа в сутки у ТВ-приемника и лишь 20 минут – на разговоры с мужем или женой. В США середины нулевых более чем у 25% двухлетних малышей в спальнях стоят телевизоры.

Что такое телевидение Запада – пояснять не надо. Почти тридцать лет детей мощно уродовали сначала телевидением, а потом – видео и компьютерами. Можно сказать, выстроилась «цепочка инволюции/деградации»: TV-kids – videokids – multimedia-kids.

В итоге проявилась порода совершенно ничего не читающих, совершенно негодных для того, чтобы стать учеными, инженерами или квалифицированными рабочими. Очень неуравновешенных, похожих на взвинченных и истеричных тормансиан из «Часа быка» Ефремова. Они негодны и в роли предпринимателей, и в качестве менеджеров. Ибо рационального мышления и образования у постиндустриальных детей нет. Трудовая и накопительная этика – идеал как классического протестантского капитализма, так и советского социализма – у человекозавров выведена под корень. Ибо воспитаны они западным (а теперь – и российским) телевидением. А ценности, проповедуемые западным телевидением в последние тридцать лет – это потребление, халява. Деньги в большом количестве без труда и без каких-либо усилий. Телевизионная семья, которую нам показывают по дебилоящику, в среднем в полтора-два раза богаче реальной среднестатистической семьи. Телевидение воспитало эгоистичных и ленивых гедонистов, не желающих ни в чем себе отказывать. Что называется, религия «Я», поколения «Дай!»

Естественно, новые варвары негодны на роль родителей: дети – это ненужные усилия и лишения, это снижение уровня удовольствия. Потому человекозавры позднего капитализма не смогут себя воспроизводить – большинство из них, создавая быстрораспадающиеся семьи, родят в основном по одному ребенку на пару. Из которого вырастет тот же новый варвар. И в результате западное население продолжит стареть (двое стариков на одного молодого с каждым поколением), ввергая свои страны в обезлюдение (что открывает дорогу иммигрантам), в старческую немощь и неконкурентоспособность.

Новые варвары практически неграмотны. Они не умеют понимать тест с деепричастными оборотами. Все, что сложнее примитивных посланий СМС или твиттера – выше их понимания. Язык до предела упрощен и беден. Да и телесно, кстати, новые варвары – по большей части нездоровые хиляки.

Новые варвары не хотят воевать и рисковать жизнью (в большей своей части), они хотят наслаждаться. Их примитивные умы требуют все новых и новых «наркотиков»: видео- и музыкальных (миксуй свою музыку), олигофренических «прикольных» программ. А иногда – и настоящих наркотиков. Бессмысленная, тупая масса. Она еще как-то нужна в роли потребителей, как рынок сбыта. Но по мере того, как сия биомасса будет неминуемо беднеть по ходу глобального кризиса капитализма, она и тут будет все бесполезнее и бесполезней.

Новые варвары отличаются удивительной кашей в головах. У них остатки логического рационального мышления мешаются с дикой мистикой, с мышлением чисто магически-шаманским, с самыми нелепыми предрассудками и фобиями-страхами. И я, как представитель технократического ХХ века уже не воспринимаю этих человекозавров.

В фильме Кубрика «Как я перестал бояться и полюбил ядерную бомбу» (1962) есть образ сбрендившего полковника, командира базы Стратегического авиакомандования США. Он приходит к выводу о том, что против США составлен грандиозный заговор: некие жиды и агенты коммунистов изводят честных американцев, хлорируя водопроводную воду. И потому он решает спровоцировать ядерную войну с СССР. Во время учебной тревоги, когда Б-52 с ядерными бомбами направляются к русским рубежам, Сумасшедший Полковник дает сигнал одному из экипажей: тревога – боевая, а не учебная. Следовать к цели в СССР и нанести ядерный удар. Связь – только с базой, то есть – только с ним. Все остальные обращения по радио – дезинформация от русских. Полковник отдает приказ персоналу базы сдать все радиоприемники, занять круговую оборону и стрелять по всем, кто пытается проникнуть на объект. Что? Это люди в американской военной форме и на американской боевой технике? Это переодетые русские – огонь по ним! И удар наносится, начинается ядерная война...

Сумасшедший Полковник – некая предтеча новых варваров наших дней. Эта бессмысленная тупая масса вполне может подняться (жить-то – все хуже и хуже), организоваться с помощью анонимных вожаков в социальных сетях – и пойти громить, скажем, лаборатории нанотехнологий. Потому что там – якобы колдуны и ведьмы, которые губят народ. В ходе беспорядков человекозавры могут ломать важнейшие элементы инфраструктуры (энергетики, транспорта, водоснабжения) – потому что просто «прикольно», потому что им доставляет удовольствие жечь и ломать, и потому что они могут не осознавать последствий своих погромов. В силу элементарного невежества. Ведь думать сами постиндустриальные недочеловеки не умеют: они никогда не работали на реальном производстве, а знания привыкли брать из Интернета, не представляя того, как они добываются.

Новое варварство масс, склонных к мракобесию, «простым решениям», насилию и вандализму, становится фактором большой политики. Массы болванов растут в числе. Сначала это было на Западе, а с 1991 года – пошло полным ходом в РФ, на Украине и в других обломках СССР. Сейчас мы ничего не можем с этим поделать: у нас нет машины времени, чтобы вернуться на тридцать лет назад и пресечь неолиберальный «эксперимент», сохранить и преобразовать СССР, уничтожить дебиловидение и не допустить формирования цепи инволюции/деградации «теледети – видеоты – комьютерные нелюди». С тех пор число новых варваров пребывает с каждым годом.

Уже очевидно, что катастрофа нового варварства на Западе и на обломках СССР неминуема. Существование какого-либо капитализма при них становится невозможным – хоть нынешнего, хоть утопического «справедливого капитализма-2.0».

^ ПСИХОКАТАСТРОФА КАПИТАЛИЗМА

Капиталистический эксперимент закончится психокатастрофой – а не просто новым варварством. Распадом социума, тотальным отчуждением.

«Люди будут замыкаться в себе из-за ощущения полнейшего бессилия перед лицом быстрых перемен и чувства утраты смысла жизни. Общество может столкнуться с по-настоящему серьезной проблемой: ведь если большинство людей замкнется в своих домах внутри собственных комплексов и переживаний, правительства (и компании) получат возможность вести себя так, как им заблагорассудится.

…Можно сказать: будущим диктаторам для успеха нужно будет только, чтобы никто не высовывал носа на улицу. Противоположность добра – не зло, но безразличие…» – пишет Р.Уотсон.

Согласно его прогнозу, рано или поздно сольются «иллюзион» Голливуда, компьютерная индустрия, исследования мозга и фармацевтика. Это позволит миллионам людей (законным иль незаконным путем) проводить свое время в иных, иллюзорных мирах. Это приведет к тому, что люди: станут менее социально адаптированными в общественном и эмоциональном планах, станут импульсивными социопатами; отношения между людьми уйдут в «виртуал», сделавшись поверхностными и преходящими донельзя.

Малодетность приведет к усугублению пагубнейшего процесса: сокращения генетического и культурного наследия. Старение же общества означает нарастание косности, падение пассионарности и творческой способности.

«…Дезориентированные, ощущающие постоянный дискомфорт из-за быстро меняющейся жизни, они станут искать прибежища в чем-то еще. Индустрия развлечений превратится в самый востребованный сектор экономики. Добавьте к сказанному естественную потребность человека жить будущим – и вы получите общество, не желающее решать насущные проблемы, такие как образование, здравоохранение и транспорт, и при этом озабоченное прошлым и будущим (к примеру, возможностью столкновения Земли с крупным астероидом)…» – пишет Р.Уотсон. Это вкупе с исчезновением среднего класса приведет к нарастанию самозамкнутости (нарциссизма), локализма и трайбализма на Западе.

Феминизация образования, уход из него мужского начала, стремление родителей исключить игровые виды спорта из-за «опасности для ребенка и опасений негативных психологических реакций на поражения» приведут к тому, что мужчины станут женоподобными. В сущности, в нынешних США 40% мальчиков уже растут в семьях без отца. А это скажется на качестве человеческого капитала самым плохим образом.

Тот же Уотсон считает, что отчуждение и одиночество станут неудержимо нарастать в уцелевших семьях. Каждый член семьи уйдет в свой мир, и будет большой проблемой побудить людей одной семьи быть хоть сколько-нибудь вместе.

В то же время СМИ, ориентируясь в основном на узкие группы и на развлечение оных, станут мощным дебилизатором. Они станут снабжать лишь сильно «зауженной» информацией, и мы «будем узнавать все больше и больше о все меньшем и меньшем». Это приведет к снижению эмпатии между людьми и все меньшему взаимопониманию. Общество станет буквально рассыпаться.

Развитие средств связи и коммуникаций ускорит нарастание отчуждения. «Как показали исследования, проведенные в США, возможность быстрого соединения снижает такие характеристики личности, как терпимость и способность к состраданию… Другими словами, цифровые устройства (в особенности беспроводного типа) фокусируют человека на себе самом, снижая способность к эмпатии…» – пишет Р.Уотсон.

Одним словом, мы рискуем получить разрозненные массы аутистов, эгоистов и социопатов, связанных друг с другом в зыбкие сообщества с помощью мультимедиа и социальных сетей. Часто пребывающих в эскапистских иллюзиях, безвольных и подчас крайне жестоких. Надо ли говорить, что в таких условиях не сохранятся ни демократия, ни современная наука? Что будет невозможной никакая индустриализация? Что это – кратчайший путь к краху цивилизации и стремительному вымиранию Запада и тех, кто последовал за ним по пути «либеральной постиндустриализации»?

Весь наш технологический мир создан совершенно иными людьми. «Высшей расой» инженеров, ученых и рабочих ХХ века. То есть, теми, кто рос без виртуальной реальности и отупляющих развлечений, читая книги, уча физику и химию, математику и сопромат. Люди ХХ столетия могли фантазировать сами. Могли придумывать и конструировать. Накапливать знания с умениями – и передавать их дальше.

Вся наша техносфера рассчитана именно на таких пользователей и строителей. Людям ХХ века и в голову придти не могло то, что им на смену придут невежественные психопаты, не читающие книг. Но они пришли. И теперь неминуем момент, когда новые варвары не смогут даже поддержать в порядке имеющуюся техносферу. Куда там до того, чтобы изобретать новое и совершенствовать технику! В руки безответственных и нерадивых наследников могут попасть электростанции, химические производства, атомные реакторы и оружие массового поражения.

Надо заметить, что новые варвары очень внушаемы. Они не могут думать и воображать сами. Им нужно получать готовые клише (представлений и суждений), готовые поведенческие матрицы и созданные кем-то образы. Значит, их можно поднять и направить, куда нужно, с помощью примитивных посланий в твиттере, видеороликов в Сети, бреда в соцсетях, не говоря уж о телевидении.

Люди ХХ века формировались, многое делая руками. Мы не щелкали по клавиатуре, а писали на бумаге. Рисовали в альбомах. Мастерили что-то в кружках юных техников или просто в кружках детского творчества. Орудовали с тисками и напильником на уроках труда. Развивая моторику рук, мы развивали и свои умственные способности. Новые варвары – нажиматели кнопок.

^ К ЧЕМУ ИХ ПРИУЧАЮТ?

Но новых варваров уже приучают к новому порядку. Где постиндустриальные придурки проводят (очень часто) свое время? Иной раз – сутки напролет? В он-лайн играх, в виртуальных мирах геймеров.

В этих иллюзорных мирах их приучают к тому, что мир разделен на касты-уровни. Что ты можешь быть равным среди членов твоей касты, но есть те, кто стоят выше тебя. Подчас – неизмеримо выше. И чтобы попасть в следующую касту, лучше всего заплатить. Причем очень много. Деление людей на сорта? Это нормально. Подчиняться правилам игры, которые задают некие неведомые и невидимые Хозяева? Тоже – в порядке вещей.

Одновременно внушается иллюзия: убивать и разрушать можно, не чувствуя при этом ни боли, ни физических нагрузок, не зная крови и пота. Можно где-то восстановить здоровье, взяв бонус – и получить даже дополнительную жизнь. (Об этом в Институте динамического консерватизма подробно докладывали Маринэ Восканян и Константин Черемных.)

Глупую биомассу уже готовят к будущему: демонтажу капитализма и установлению кастового общества. Причем в разных вариантах. Ибо выбор, в общем, не так велик. Либо так называемый современный мир просто рухнет – и мы свалимся в неофеодальную раздробленность. Ну, а в феодальных княжествах неравенство людей будет закреплено юридически, власть сольется с собственностью окончательно и переход из касты в касту «наверх», в отличие от игры, будет неимоверно трудным делом.

Либо Запад не раздробится – но в нем установится либерофашистский режим. На нынешнем новоязе – «постдемократия». Да, режим намного более технократичный (насколько это возможно в условиях нового варварства), но тот же кастовый – и с исчезновением всеобщего избирательного права. Режим правления «эффективного меньшинства».

Либо же люди смогут уничтожить касту финансистов – и создать что-то вроде спасительного национального социализма. Но это на Западе – крайне маловероятно. Ибо не видно сил, способных на подобный переворот.

Кто сказал глупость о том, будто бы демократия – производное от капитализма («свободного рынка»)? Чушь полная. Капитализм в корне противоречит принципу «один человек – один голос» (и мы это еще покажем). Капитализм в своей конкуренции стремится к установлению полной монополии – и в экономике, и в политике. В ХХ веке Запад смог избежать этой беды, создав сложные механизмы обуздания капитала – в виде социального государства, антимонопольного законодательства, государственных программ развития. С 1981 года эти механизмы последовательно ломались как «социалистические». Теперь приход нового кастового (то ли рабовладельческого, то ли неофеодального) порядка уже не предотвратить.

Кто сказал, будто развитие информтехнологий ведет к открытости, к демократии и прочая? Вздор! Преимуществами Интернета и Ай Ти вообще для собственного развития может воспользоваться лишь меньшинство интеллектуально развитых и крепких волей. Остальные используют Ай Ти для того, чтобы играть, убивать время, деградировать и обращаться в новых варваров. Меньшинство использует Сеть для того, чтобы строить схемы сотрудничества, совместного творчества и действия, для взаимного кредитования и т. д. Большинство же качает порнографию и играет, играет, играет, становясь голыми обезьянами. Предположение уже покойного Станислава Лема о том, что Интернет становится мощным орудием деградации человека, блестяще подтверждается. Анонимность Сети вытаскивает наружу самые темные стороны натуры. Нынешние Ай Ти прямиком ведут нас в Темные века, в новую тоталитарную эпоху.

Те, кто заправляет сим процессом, несколько просчитались. Они разложили и варваризовали коренное население Запада, белых. Но китайцев подвергнуть тому же не смогли: Китай по-прежнему читает, хорошо учится, производит и выпускает армии прекрасных инженеров. Тем самым новое варварство прямо открывает китайцам путь к мировой власти.

Итак, мы имеем дело с неизбежным. Деградация людей Запада стала прямым последствием «освобождения» капитализма с начала 1980-х годов. Вослед за Западом туда же устремились и обитатели бывшего СССР. И как бы мы того ни хотели, но уже не можем помешать размножению орд новых варваров. В 2010-е и 2020-е годы они станут реальностью Большой политки, соединившись со всеми прочими бедами загнивающего капитализма: чудовищным социальным расслоением, экономико-демографической катастрофой (рост числа стариков при падении доли и числа молодежи), долговым кризисом, замедлением научно-технического развития и с исчерпанием пространства (планеты Земля) для экспансии капитализма. Все это делает неминуемым глобальную Смуту. И приход новых тираний, цезаризмов, феодализмов, тоталитаризмов.

Значит, пришествие на Землю очередной Ночи варварства предотвратить уже невозможно.

Что бы ни пытались строить новые варвары – будь то Америка с изначальными ценностями капитализма в виде «чаепитников» или национальное русское государство с этнической однородностью в исполнении наци-либералов РФ – на выходе один черт получится варварство и убожество.

Помните? «
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconРешение Ученого совета випэ фсин россии от 30 января 2008 г. По первому...
Ученый совет отмечает, что в первом семестре деятельность института была направлена на решение основных задач по совершенствованию...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма icon1 Другие работники неэлектротехнического персонала, для которых должностной...
Эксплуатацию электроустановок должен осуществлять подготовленный электротехнический персонал
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconГоста, международного стандарта, ту, вид сертификата на прибор
Дифференциальный сканирующий калориметр динамического теплового потока для работы в температурном диапазоне от -160 до 600С
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconПроект Положения о научных открытиях, подготовленный по поручению...

Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНастоящим Общество с ограниченной ответственностью «Торгово-производственное...
«Авангард», в лице Генерального директора Сергиеня Максима Сергеевича, действующего на основании Устава, именуемое в дальнейшем «Продавец»,...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНастоящим Общество с ограниченной ответственностью «Торгово-производственное...
«Авангард», в лице Генерального директора Сергиеня Максима Сергеевича, действующего на основании Устава, именуемое в дальнейшем «Продавец»,...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconНоу впо «Институт международных экономических связей» Система качества Института Версия 0
«Института международных экономических связей» (в дальнейшем – «Инсти­тут»), созданным для формирования позитивного общественного...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма iconРешение Ученого совета випэ фсин россии от 2 апреля 2009 г. По первому...
Ученый совет отмечает, что в институте в соответствии с решением Ученого совета от 28 января 2009 г и «Планом мероприятий по подготовке...
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма icon-
Оружие. Часть 2 «Меч муджахидов современности Автомат Калашникова» (2-половина)
Доклад Максима Калашникова, подготовленный для Института динамического консерватизма icon-
Оружие. Часть 2 «Меч муджахидов современности Автомат Калашникова» (1-половина)
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница