Постмодернистская сказка москва 2003




НазваниеПостмодернистская сказка москва 2003
страница14/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.83 Mb.
ТипСказка
litcey.ru > Философия > Сказка
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22
Глава тридцать третья

Чиинииха выходит в Астрал
^ Художника обидеть может каждый.

Но не каждый может избежать его мести.

Пикассо
— Вставай, укротительница демонов. Пора. Мергиона приоткрыла слипающиеся глаза. Чиингииха похлопывала по затылкам радостно крутящихся вокруг нее варанов и смотрела на девочку с непонят­ным выражением — что-то среднее между насмешкой и восхищением.

— Вставать? Так рано? — пробормотала Мерги. — Темно же еще...

— Уже светает. А твоего демона надо допросить и отпустить до восхода солнца, а то он окочурится.

— Мой демон! — подпрыгнула Мергиона, разом вспомнив перипетии ночной борьбы с темными сторо­нами своей натуры.

Оплетенный нитяной пентаграммой Демон раская­ния грустно висел снаружи фургончика, похожий на постиранное, но не высохшее серое пальто.

— Подъем, рогатый! — гаркнула тетка прямо в ухо ночной твари.

Тот дернулся, взъярился, рыкнул, пыхнул серой, ударился о магическую преграду и заскулил:

— Отпустите! Я больше не буду...

— Хороший трофей, — ухмыльнулась тетка. — Бу­дет славно смотреться у меня над камином.

— Ну что вы привязались, — заныл демон. — Я ведь ничего такого... Я просто мимо пролетал, домой спе­шил, смотрю — девочка...

Мерги схватила пентаграмму за хвост. Демон взмыл ввысь и начал полоскаться на ветру в точности как воздушный змей.

— У меня ведь детишки, — сообщил сверху де­мон, — большой, побольше, совсем большой...

— Мал мала меньше, — поправила Мергиона, с удо­вольствием наблюдая за пируэтами трофея.

— Это у людей мал мала меньше, — обиделся плен­ник. — А у нас дети просто огромные! И все есть хотят! Так что давайте, быстренько вошли в положение и от­пустили меня.

— А как насчет услуги за поимку? — поинтересова­лась Чиингииха, которая уже занялась приготовлени­ем завтрака. — Как у вас, демонов, положено по инст­рукции? Попался — выполни желание.

— Какие же вы зануды, — скривился демон. — Жал­кие, мелочные людишки. Бюрократы. Нет чтобы сде­лать широкий жест...

Мергиона сделала широкий жест. Пентаграмма очертила в воздухе полукруг и шмякнула демона о скалу.

— Слушаю и повинуюсь... Тьфу! Ладно, выклады­вайте, чего надо.

Мергиона глубоко вздохнула.

— Известно ли тебе, где Две Чаши?

— Известно, — быстро ответил демон. — Все? Я сво­боден?

— Не мухлюй, — как можно строже сказала Мерги, стараясь скрыть радостное возбуждение. — А то отве­зу в Первертс и сдам Югорусу. Хочешь стать учебным пособием?

Демон поскучнел.

— А исчадиями ада считают нас, демонов, — сказал он, глядя в сторону. — Где справедливость? Нигде. Хо­рошо, давай уточним. Ты имеешь в виду те самые Две Чаши? Возле которых постоянно торчат циклопы? Грубые, неотесанные солдафоны, пуляющие в нас из рогаток?

— Да! — вскричала Мергиона. — Это они! Ура! Фудзи-яма!

И девочка ударом свободной руки сокрушила бли­жайший камень.

Исчадие ада вздрогнуло.

— Э-э-э... Так значит, я говорю, где находятся имен­но эти Две Чаши, и ты меня отпускаешь?

— По рукам!

Демон с сомнением посмотрел на боевой кулак Мергионы, но от комментариев воздержался.

— Они в хорошем месте скрываются, — вздохнув, сказал он. — В очень хорошем. Если бы мы искали са­мое подходящее место для своего гнезда, мы бы тоже его выбрали. Мы, кстати, его и выбрали. За триста лет до этих Стражей Чаш. А теперь у нас соседи. С рогат­ками.

И тут Мерги вспомнила Пять Причин Ни В Коем Случае Даже Не Пробовать Сделать Это, давным-дав­но изложенных Югорусом Лужжем в далеком Первер-тсе. Точнее, Причину № 2.

— « Вокруг места хранения Двух Чаш роятся, клу­бятся и шныряют смертельно опасные магические сущности», — наизусть продекламировала она.

— Разрешите представиться, — произнес демон. — Смертельно опасная магическая сущность. Роюсь, клублюсь и шныряю. Что за балаган...

— Тогда все сходится! Тетя Чинги!

— Я слышу, — сказала тетка. — Похоже, тебе опять повезло.

— Ну, так я пошел? — демон подергал за узелок пентаграммы.

Глаза Чиингиихи сузились.

— Координаты, — приказала она.

Когда освобожденный демон, бормоча какие-то просроченные проклятия, исчез в светлеющем небе, тетка усадила Мергиону и варанов завтракать.

Через полчаса взошло солнце, а Чиингииха по-прежнему хмурилась.

— Это гнездо в четырех сотнях километров к запа­ду, — ответила она на вопросительный взгляд Мер­ги. — Так мы моих варанов совсем загоним. Ладно, бы­ла не была. Или, как говорили ёкарные кагэбабаи, шло, брело, ехало. Пройдем через Астрал. Может, не успеют засечь.

Чиингииха сосредоточилась, мысленно просматри­вая магический маршрут.

— Вроде чисто. Главное, на местных аборигенов не напороться.

— Аборигены? В Астрале? Кто это?

— Астралопитеки. Вообще-то они не агрессивные... если сытые. И если не врезаться в них на полном ходу.

Готова?

Мергиона кивнула. Вараны свернулись кожа­ными клубками в углу повозки, прикрыв хвостами носы.

— Поехали!
Затерянный уголок Астрала

над пустыней Такла-Макан. Два волосатых

астралопитека сидят у входа в астральную

пещеру. Третий что-то рисует на стене.

Первый. Что он там рисует? Второй. Вчерашнюю охоту. Первый. Он же на ней не был. Второй. А ему без разницы. Художник. Мне так даже лучше. Первый. Почему это? Художник. Воображение развивает. Первый. Заметно. Это кто? X у д о ж н и к . Это ты. Первый. А где голова? Второй. А где я? Художник. Вот. Второй. А чего это я копьями утыкан? Художник. Давайте вы не будете!

^ Мимо со свистом пролетает повозка, разбрыз­гивая неестественно яркие синие и красные искры.

Первый. Видал?

Второй. Ну. Девочка, ведьма и три варана. Первый. Чего они тут забыли? Второй. Ого! Смотри, еще пятеро летят. Вооружены. Первый. А вон там целая орава. И там. А вон еще. Ну и рожи!

^ Некоторое время первый и второй молчат, на­блюдая за разноцветным фейерверком, сопровож­дающим массовое астральное перемещение.

Первый. Красиво.

Второй. Прямо картина Рериха.

Первый. Ну. А что скажет художник?

Художник. Что? Я ничего не видел. Я тебе голову пририсовывал.

Первый. Где?

Художник. Вот.

П е р в ы й . Это не я.

Второй. Это я. Теперь у меня две головы.

Первый. Ау меня ни одной.

Художник. У вас нет никакого понятия о чувстве пре­красного.
Местность, в которой высадились Мергиона и Чи-ингииха, идеально подходила и для секретной стоянки циклопов, и для проведения среднемасштабной войсковой операции. Окруженная скалами песчаная рав­нина, усеянная небольшими аккуратными возвышен­ностями и неприметными издали вместительными впадинами, предоставляла массу возможностей для маневров, ударов, контрударов, а также устроения за­сад.

Вараны тревожно нюхали воздух. Чиингииха тоже.

— Где-то здесь, — сказала тетка. — Видишь, как ре­ка бродит.

Река Тарим и правда бродила. Она выходила из русла, прокатывалась по заиндевевшей пустыне, воз­вращалась обратно, останавливалась, начинала течь в другую сторону, сама с собой сталкивалась, закручи­вала внушительные водовороты то по часовой стрел­ке, то против...

— Типичное гнездо демонов, — сказала Чиингии­ха. — Ишь как мы их растревожили. Зря я все-таки нас магически переносила. Учуяли нас астральные шпио­ны, как пить дать, учуяли. Скоро слетятся, соколики. Хорошая драчка намечается!

Мергиона подумала, что еще ни разу не видела тет­ку в таком приподнятом расположении духа.

— Ну что, — Чиингииха взяла волшебную палочку наизготовку. — Осталось циклопов выманить.

— А как? Покричать?

— Лучше пострелять. Бабах! бабах! бум!

На равнину со всех сторон хлынули магические войска.
Глава тридцать четвертая

Шой-Гу попадает в переплет
^ Затем, при попытке отвлекающего маневра,

нами был захвачен город Рим.

Из рапорта начальника

варварской армейской разведки
На сей раз преследователи неуловимой Мергионы подошли к проблеме с государственным размахом. Спецназовское состязание «А ну-ка задержи!», проиг­ранное всеми его участниками, навело правительства на мысль о серьезности намерений других магических держав. А на такие мысли правительства реагируют с предсказуемостью чайников, поставленных на огонь.

Но и Мерги была уже не той наивной девочкой, ко­торую могла в пять секунд захватить команда британ­ской эфесбаньши. Ее не удивили ни ифриты, выныр­нувшие из междускального пространства, ни стрекот боевых фей, ни многоголосая отрывистая командная брань со всех сторон.

Правда, когда на повозку плавно спикировал дра­кон, Мергиона на секундочку опешила, но тут же при­знала в крылатой рептилии Шой-Гу. «А у нас-то драко­ны покрупнее будут», — подумала девочка и лихо за­прыгнула на желтую чешуйчатую шею.

Не растерялась и Чиингииха. Нет, «не растеря­лась» тут явно не годилось. Было похоже, что этого момента бывшая охотница за динозаврами с Нетерпе­нием ждала по крайней мере лет десять.

Мирная повозка в мгновение ока превратилась в боевую ёкарно-кагэбабайскую тачанку, ощетинив­шуюся полуавтоматическими волшебными палками-стрелялками.

— Шой-Гу, увози девчонку! — радостно крикнула тетка, насаживая на варанов бронежилеты. — А мы по­ка немножко повоюем. Поберегись!

Тачанка сорвалась с места и атаковала отряд пере­минавшихся орков-новобранцев. Те завопили и броси­лись врассыпную.

Шой-Гу, хотя и уступал по размерам своим евро­пейским собратьям, в бою оказался хорош — настоя­щий МЧС — Мастер Чрезвычайных Ситуаций. Взле­тев, он совершил стремительное сальто, вычертив вок­руг себя пламенную сферу.

— Ух! — восхитилась Мерги. — Ну, кто на нас?!

Увы, желающих померяться силами с таким заме­чательным драконом не обнаружилось. Действующие лица очередного коллективного захвата не обратили на мастерство Шой-Гу никакого внимания.

Им было не до этого.

К сожалению, Мергиона никогда не видела филь­мов Бондарчука, и поэтому она ни с чем не могла срав­нить развернувшееся действо. Тем не менее, зрелище и без того было весьма поучительным.

Господствующие высотки после краткой, но ожес­точенной рукопашной схватки с шумерами захватили батареи русичей. После этого они торопливо развернули молниеметы и уже пять минут добросовестно по­ливали друг друга холодным огнем.

Боевые альпийские гномы возводили укрепрайон на берегу сразу присмиревшей реки. Безупречные дзо­ты, капониры и системы окопов имели лишь один не­достаток — они находились слишком далеко от поля боя и повлиять на ход сражения никак не могли.

Воинственного вида гиппогрифы выстраивались в боевые порядки. Время от времени передняя, орли­ная часть одного из гиппогрифов ссорилась с задней, львиной частью другого, строй сбивался, и все начина­лось сначала.

Группа старцев в истрепанных греческих туниках, к изумлению Мерги, занималась сельским хозяйст­вом: они засаживали пустыню подозрительно побле­скивавшими семенами. Возможно, таким образом предполагалось получить боеспособное войско, но из песчаной почвы прорастали только хилые, негодные к строевой ефрейторы.

Тех ефрейторов, которые не успевали прорасти, склевывали василиски. На окружающих эти некогда грозные гибриды петуха и змеи старались не смотреть: 100% защита от их смертоносных взглядов — карман­ные зеркальца — входили в стандартный комплект лю­бого пехотинца.

Одним словом, налицо были все признаки регуляр­ных армий: многочисленность, самоотверженность и бестолковость.

Над боевыми порядками реяли нейтральные валь­кирии в белых одеждах с красными крестами и жадно высматривали раненых и убитых. Пока ни тех, ни дру­гих не наблюдалось.

Поскольку атаковать первым явно шло в разрез с принципами Шой-Гу, Мергионе пришлось довольст­воваться ролью наблюдателя. С высоты драконьего полета она опознала силы министерств обороны кель­тов, британцев, скандинавов, шумеров, инков, ацтеков, русских, греков, древних греков, новых греков и еще десятка пантеонов.

И еще Мерги поняла, почему министерства оборо­ны не называются министерствами нападения: все ата­ки приходились либо в пустое место, либо по своим позициям. Те редкие штурмы, которые находили про­тивника, рассыпались о грамотную, эшелонирован­ную оборону.

Всего два подразделения могли похвастаться осмыс­ленными и успешными действиями: вараны Чиингии-хи, весело гонявшие мантикор (сама тетка уже допра­шивала пленных), и странная группа, стремительно уходившая из зоны боевых действий.

Семеро высоченных бойцов в зеркальных шлемах, прикрывавшие белого двугорбого верблюда, легко рассекали боевые порядки противников. Любого, кто попадался на пути, бойцы, не снижая скорости, просто отодвигали в сторону — метров на двадцать.

Белый верблюд, видимо, не впервые участвовал в подобных маневрах — шел ровно, не взбрыкивал и вообще не пытался протестовать. Это было единст­венное мирное существо на этом клочке суши, если не считать самой Мергионы. Девочка сразу прониклась к нему симпатией.

Между тем период первоначальной сумятицы, без которой не обходится ни одна приличная битва наро­дов, закончился. Перуны пристрелялись, гномы око­пались, разведчики сумели убедить командиров, что принесли верные разведданные.

Войска остановились, осмотрелись... и вскинули головы вверх.

— Вот же она! — услышала Мерги знакомый до бо­ли в ушах крик эфесбаныни.

«Интересно, — подумала девочка, натягивая паран­джу на глаза, — и почему это я сразу отсюда не драпа­нула?»

Видимо, та же мысль пришла и в узкую голову Шой-Гу, который всхрапнул, вытянулся в струнку и ударил перепончатыми крыльями. Но было поздно: все, что могло летать, бросилось наперерез дракону.

Небо заполнили столбы пламени, иэрыгаемые иф-ритами. Феи с противным визгом кружили перед гла­зами Щой-Гу, пегасы неистово молотили копытами по крыльям, сыпали стрелами-перьями гарпии, перекры­вали пути к отступлению джинны...

В конце концов усилия объединенных военно-воз­душных сил увенчались успехом: дракон медленно на­кренился и начал пикировать. «Если выживу...» — на­чала думать Мергиона, но не успела наобещать ника­ких глупостей, потому что перед самой землей Шой-Гу выровнялся, и приземление получилось хотя и болез­ненным, но без членовредительства.

И тут же к. месту посадки устремились полчища за­интересованных лиц, морд и уж совсем не пойми чего.

Мерги вскочила в боевую стойку на драконьей спи­не и заорала:

— Врешь, не возьмешь!

Фраза произвела магическое действие. Нападаю­щие затормозили, замерли... и рванули куда-то в сто­рону.

«Магия вернулась! — ахнула Мерги про себя. — И еще я изобрела мощное оборонное заклинание!»

— Шой! — завопила она, совершая сальто назад. — Я ведьма! Я снова ведьма! Уррра! Хочешь, я тебе сей­час чего-нибудь выколдую? Правда палочки нет... Что-нибудь попроще... Фига-с-маком!.. Пицца-на-дом!.. Блин...

Мерги не помнила, является «блин» заклинанием или просто любимой маминой присказкой — но «блин» тоже не сработал. Шой-Гу разочаровано фырк­нул, расправил потрепанные крылья и поднялся в воздух.

Только теперь Мергиона поняла, на кого переклю­чилось внимание всех участников Великой Бестолко­вой Битвы.

Уже на довольно приличном расстоянии от поля боя верхом на варане с молодецким гиканьем неслась тетка Чиингииха. В седле она сидела как влитая — и это несмотря на то, что совсем не держалась за пово­дья.

В гордо вскинутых руках ЧиингИихи отчетливо блестели две большие золотые чаши.
Глава тридцать пятая

Мергима занимается спасением

верблюдов
^ Легенду о том, что верблюду не нуткно есть и пить,

придумали жадные и ненаблюдательные люди.

«Корабли пустыни. Руководство пользователя»
Если до этого момента битва протекала довольно бестолково, то после демонстративного побега Чиин-гиихи начался форменный кавардак.

Магические армии в едином порыве ломанулись за теткиным вараном, не останавливаясь даже для того, чтобы задержать конкурентов. Компания из семерых бойцов в шлемах попыталась не участвовать во всеоб­щем сумасшествии, но была сметена ватагой энтузиа­стов, которая подхватила семерку и потащила за со­бой. Только белый верблюд непонятным образом су­мел выбраться из толпы и теперь грустно смотрел вслед своим товарищам.

— Бедненький! — сказала Мерги.

Шой-Гу горестно вздохнул и мотнул чешуйчатой головой.

— Да не ты бедненький! — урезонила его девочка. — По тебе хоть Тауэром тресни, ничего не случится! Это верблюд бедненький. Давай снижаться.

Китайский дракон никогда не видел Тауэра и не знал, гордиться ему или обижаться. Поэтому он решил

не заморачиваться на этой теме и спланировал прямо к белому кораблю пустыни.

Верблюд был так красив, что у Мерги перехватило дыхание.
Из дневника Мертоны Пейджер

...Он такой большой, чистый, мягкий, похож на белое пу­шистое одеяло, а ножки такие смешные — тоненькие, с колен­ками. А сзади маленький хвостик!

С виду важный, губешку выпятил, а на самом деле только прикидывается, что важный, потому что глаза веселые. И рес­ницы пушистые-пушистые.

Я пять минут вокруг него прыгала, он стоял, стоял, а по­том — раз! — опустил шею и в глаза заглянул. Своими боль­шими, темными, влажными глазищами. Я аж обмерла...
— Смотри, какая лапушка! — восхитилась Мергио-на. — Небось, каждое утро вылизывается, как Пухо­вик! Не то что ты, чучело!

«Чучело» в ответ резко всхрапнуло.

— Да ладно, — сказала девочка, — не обижайся!

Но Шой-Гу не обижался. Он тревожился. Несколь­ко раз втянув воздух, дракон повернулся к Мерги и не­двусмысленно кивнул себе на шею.

— Надо лететь? — догадалась Мергиона. — Срочно? Тетку выручать?

На все вопросы дракон отвечал короткими кивка­ми, и каждый последующий кивок был энергичнее предыдущего. Шой-Гу прямо дрожал от предвкуше­ния чрезвычайной ситуации.

— А верблюда что, здесь оставим? Нетушки! Мы в ответе за тех, кого... в общем, за бедных несчастных маленьких зверушек!

Верблюд с высоты своего роста с любопытством посмотрел на девочку.

— Ты давай, лети, а я здесь останусь. И нечего кру­тить башкой! И вообще, кто здесь человек?

Дракон несколько раз безуспешно попытался ухва­тить Мерги за шиворот.

— Размечтался! — бросила Мерги. — А малыш? Его что, здесь бросим на погибель?

В конце концов Шой-Гу решил, что Чиингииха на­ходится в более чрезвычайной ситуации, чем Мергио­на, оттолкнулся от песка и устремился в погоню за по­гоней. Напоследок он гаркнул по-драконьи что-то вроде «Никуда не уходи, я быстро!»

Девочка встала на цыпочки и почесала «малышу» шейку. Шерсть оказалась удивительно мягкой, с неж­ным пушистым подшерстком. Верблюд от удовольст­вия прикрыл глаза и наклонился пониже. Потом за­глянул Мерги в карман.

— Что там? — удивилась девочка, — ой, горбушка. Как она туда попала?

Верблюд аккуратно взял ломтик хлеба мягкими гу­бищами, снова зажмурился и начал жевать.

— Что же мне с тобой делать? — проговорила Мер­ги. — А! Нужно тебе имя придумать! Ты у нас будешь... Пушок!

Верблюд от неожиданности открыл левый глаз.

— Ты прав, — согласилась Мергиона, — Пушок не пойдет, очень на Пуховика похоже. Значит, будешь Рыжик. И не спорь! Так будет правильно! Или как те­бя назвать?

Рыжик покачал белоснежной головой, но своего ва­рианта не предложил.

— Отлично! — решила Мерги. — А теперь дай-ка я на тебя заберусь, и поедем.

Верблюд послушно опустился на мозолистые коле­ни. Когда Мерги, цепляясь за перекидные сумки, кото­рыми был увешан Рыжик, забралась наверх и устрои­лась во впадине между горбами, ей показалось, что она на горе. Большой, мягкой, надежной горе. Хотелось ехать все равно в какую сторону.

— А у тебя тут классно! — сказала Мергиона. — Ну, пошли!

Чем хороши верблюды? Когда им говорят «по­шли», они молча встают с колен и идут. Мергионе бы­ло так удобно в ямке на уютной белой спине, что она некоторое время просто ехала, распевая веселую беду­инскую песню собственного сочинения:

^ Нас не догонят! Даже на конях!

Рыжику песня пришлась по нраву. Он одобритель­но дернул ухом и перешел на мягкую иноходь. Вскоре Мергиона переключилась на долгие и протяжные пес­ни типа «Парней так много непростых на улицах Манчестера», начала клевать носом и, наконец, уснула, об­няв мягкий белый горб.

Девочке снилось, что она получила Две Чаши в по­дарок на день рождения и пожелала, чтобы все-все лю­ди превратились в магов. И в тот же миг сила возвра­щенного колдовства подняла ее в воздух и понесла не­ведомо куда.

— Куда? — закричала Мерги, пытаясь управлять полетом, и обнаружила, что несет ее никакая не сила колдовства, а желтый китайский дракон Шой-Гу.

Он повернулся к ней и строго сказал:

— Мерги, не балуйся!

И Мерги поняла, что это ее папа.

— Разве ты дракон? — удивилась она.

— Конечно. А как бы иначе я научился управлять драконами? Ты, кстати, тоже дракон.

Осмотревшись, девочка поняла, что она самая на­стоящая дракошка — то есть дракон с повадками кош­ки. Даже крылья у нее были мягкие и пушистые, слов­но хвост у Пуховика. Мерги попыталась лететь само­стоятельно, но тут вышла незадача: только одно крыло Мергионы росло на спине, второе торчало поперек живота. Для того чтобы лететь, приходилось крепко сжимать его руками.

— А твое желание, — продолжал папа, — я выпол­нить не могу. В инструкции по эксплуатации Двух Чаш четко написано: «Загадывающий желание обязан находиться между Универсальным Исполнителем, быть в здравом уме и твердой памяти».

Мерги начала вертеть головой в поисках Чаш и на секунду выпустила переднее крыло из рук. Крыло вы­рвалось, больно ударив девочку-дракошку по носу. Мергиона схватила непослушную конечность, дерну­ла ее на себя изо всех сил... и проснулась от обиженно­го рева.

Стояла тихая лунная ночь. Ну, во всяком случае, она была тихой, пока Мерги не приняла за свое перед­нее крыло передний горб Рыжика. И чуть его не ото­рвала.

— Маленький! Котик! — начала Мерги утешать бедное животное, которое продолжало идти мерной иноходью. — Давай я тебе подую! Фу, фу, фу. А хочешь чего-нибудь вкусненького? Да и мне поесть не мешало бы...

«А все припасы возле реки Тарим остались. Инте­ресно, где мы?»

Рыжик остановился, Рука Помощи направила ука­зательный пальчик вперед, и Мергиона увидела в не­верном лунном свете фанерку, на которой неверной рукой было начертано:

^ Welcome to Tibet

«Офигеть!» — догадалась Мергиона.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   22

Похожие:

Постмодернистская сказка москва 2003 iconКнига брэнда. Москва 2003 Москва 2003 Цели и задачи формируемого брэнда «Promofilm»
Собственная торговая марка формируется для обозначения компании, создающей эффективные, качественные фильмы, решающие задачи формирования...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Тройке 2 ниичаво 3 «Сказка о Тройке 2»
«Сказка о Тройке». Повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка Х. К. Андерсена «Снежная королева» и одноименная пьеса Е. Л. Шварца
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка начинается… Сказка «репка»
Звучит музыка. Открывается занавес. В исполнении танцевального коллектива танец «Русская мозаика»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Непрерывности
Предисловие. Это не простая сказка, а с тайной, непростой, но золотой, которую можно разгадать, лишь захотев этого очень сильным...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconФеано Сказка Ибн Сины 2001 королевский сын сказка по сюжету мудреца Ибн Сина (1038 г.)

Постмодернистская сказка москва 2003 iconПлан работы на апрель 2014 г структурное подразделение маоу «Новолыбаевская сош»
Посещение урока литературного чтения в 1 классе по теме «Сказка – цепочка. Русская народная сказка «Репка»»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconБухгалтерский баланс коды
Приложение к Приказу Минфина Роccии от 22. 07. 2003 №67н (с кодами показателей бухгалтерской отчетности, утвержденными Приказом Госкомстата...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница