Постмодернистская сказка москва 2003




НазваниеПостмодернистская сказка москва 2003
страница6/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.83 Mb.
ТипСказка
litcey.ru > Философия > Сказка
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Глава двенадцатая

Мергина в пасти дракона
^ Огнедышащий дракон это еще полбеды.

Xyjfce, когда он чихающий и кашляющий.

Брэд Пейджер «Драконы,

уход за ними и уход от них»
— Иногда, — сказал флегматичный сторож драконария, — мы разрешаем на них посмотреть. Издали. Но только не сегодня. Сегодня малыш Ига болеет.

— А когда? Завтра?

— Завтра? Не-е. Приболел он три недели тому. А дох-тур сказал, что помрет Ига месяца эдак через два.

— Как помрет? — изумилась Мерги, которая пом­нила малыша Игу по папиным колдографиям. — А по­чему вы его не лечите?

Сторож приподнял голову со сплетенных рук.

— Видишь, ведерко с лекарством багром зацепле­но? А вон там, у загона, кучка пепла? Смекаешь, какая между ними разница?

Мерги сердито пожала плечами.

— Три секунды, — сторож снова положил голову на руки и закрыл глаза. — Ровно столько нужно змеюке, чтобы сжечь дотла ведро высококачественного дра­коньего аспирина. С витамином Д, будь он неладен. И багор казенный в придачу. Вопросы есть?

Вопросов не было. Мергиона, перемахнув огражде­ние, уже шагала к ведру. Волшебный брелок в ужасе тормошил и щипал хозяйку.

— Стой! — завопил сторож, сперва открыв глаза, а потом выпучив их. — Куда? Сожгут к ендовой пор­фире! Туда только Брэд Пейджер мог входить!

— Я тоже Пейджер! — ответила юная излечитель-ница драконов. — Мергиона Брэд овна Пейджер!

И девочка, подхватив ведро с лекарством, ступила на опаленный пламенем участок перед загоном. Рука Помощи перестала сопротивляться, а только покрути­ла указательным пальцем у воображаемого виска.

«Привет, я твой Здравый Смысл, — робко напом­нил о себе Здравый Смысл, — ты не поверишь, но я у тебя есть. Может быть, сегодня, в честь нашего зна­комства, сделаешь мне приятное: смоешься отсюда, пока не поздно?».

Мерги и сама чувствовала, что совершает самую большую (а возможно, и самую последнюю) глупость в своей жизни, но продолжала идти, напевая про себя: «А нам все равно, не боимся драконов». Земля, пре­вращенная драконьим пламенем в стекло, обреченно похрустывала. Но огнедышащие рептилии пока не атаковали, хотя и завозились в вольере.

Когда Мергиона подошла к двери с надписью «Всем, кроме Брэда Пейджера, вход категорически за­прещен!», ее уже била дрожь, крупная, как чечетка. Девочка стиснула зубы и взялась за ручку.

Сторож всхрипнул и затих.

Рука Помощи в ужасе забилась Мергионе под мышку.

Здравый Смысл, пробормотав «Пойду-ка я сам от­сюда», исчез.

Надпись изменилась на «Девочка, ты уверена, что ты Брэд Пейджер?»

Мерги повернула ручку. Дверь вспыхнула словами «Ну, я тебя предупредила, прощай, девочка» и с тяже­лым скрипом открылась.

Мергиона никогда в жизни не видела такого коли­чества грустных служебно-розыскных драконов. Ог­ромные, как башни Первертса, они смотрели в центр загона, где лежал малыш Ига.

Малышом любимец Брэда Пейджера был только по сравнению с соседями-гигантами. Мерги вполне могла полностью разместиться в его пасти вместе с еще пятью такими же, как она — при условии, что в мире существует еще пять таких же сумасшедших девчонок.

Малышу Иге было плохо. Уронив морду на пол, он хрипло дышал, выбрасывая вместо языков пламени клубы ядовитого зеленого пара.

— Ах ты, маленький! — прошептала Мергиона Брэ-довна Пейджер и на ватных ногах двинулась к дракон-чику.

Рептилии медленно развернули головы к наглому рыжему существу. Один из драконов — такого же свет­ло-перламутрового цвета, как Ига — приоткрыл пасть. Тонкая и острая, как шпага, струя белого пламени про­шила воздух над головой Мерги.

— Вы, наверное, Игина мама? — хрипло крикнула Мергиона, стараясь не смотреть на десятки оскален­ных морд. — А я дочь Брэда. Здравствуйте.

— Пейджжжжер? — зашипели драконы. — Дете-нышшш Брэээда?

— Ага, детеныш! — обрадовалась Мерги. — Я толь­ко дам Иге лекарство, ладно?

Драконы настороженно замолчали. Приободрен­ная Мергиона подошла к больному малышу.

— Ничего-ничего! — сказала она то ли себе, то ли Иге. — Сейчас будет легче. Ну, открой ротик...

Ига открыл ротик.

«Все, — подумала зажмурившаяся Мергиона, — сейчас станет абсолютно легко. Причем способом, ко­торый даже не снился Висельнику с компанией».

Но ни столба пламени, ни перекусывания пополам не последовало. Девочка почувствовала, что Рука По­мощи выбралась из подмышки и настойчиво тыкает ее под ребра.

Мерги открыла глаза. Ига так и застыл с раскрытой пастью, просительно глядя на самозванную докторшу. В глотке драконыша что-то белело.

Приглядевшись, Мергиона поняла, что это драко­ний зуб, практически полностью перегородивший глотку Иги.

— Ну, вот и хорошо, — проговорила девочка. — И пить ничего не надо. Сейчас мы твой зубик чем-ни­будь подцепим...

Мергиона огляделась и поняла, что она крупно влипла: подцепить «зубик» было нечем. Возвращаться

за багром, а потом снова идти к вольеру... Девочку за­мутило от одной этой мысли.

— Что ж, — сказала она ровным, как осиновый кол, голосом, — придется лезть самой.

И Мергиона Пейджер, дочь знаменитого укротите­ля и воспитателя драконов, полезла сама.

Потом ее часто просили рассказать, каково это — ползать по драконьим глоткам. Мерги только хмури­лась и отвечала:

— Да так, ничего...

И это было абсолютной правдой: в памяти о безум­ной прогулке не осталось ничего. Все, что Мерги пом­нит, — это насмерть перепуганный сторож, который бегает вокруг нее и причитает:

— Ну, вот и хорошо! Вот и обошлось! Вот и слава Мерлину. Значит, у Иги уже молочные зубы стали вы­падать? Совсем большой стал. Давай, ты зубик забе­решь и пойдешь от греха, а? Хошь, я тебе его заверну во что-нибудь? Вот в эту схемку, например. Вот и хо­рошо. Ты как? Ну, иди, иди, а то еще придет кто... Хо­тя все равно ж не поверят...

А еще она запомнила смущенную морду мамы Иги. Осторожно дотронувшись до Мерги носом, отчего де­вочка чуть не упала, дракониха прошипела:

— Скажжжи Брэду, мы жжждем. Приходииите.
Глава тринадцатая

Друзья возникают из воздуха
^ Иногда кажется, что все очень плохо.

Но вот приходят друзья и ты понимаешь,

что не так уже все было плохо.

ДЖ. Кук

«Мои друзья гавайцы»
Мергиона Пейджер никогда не представляла, на­сколько подозрительно выглядит одинокая двенадца­тилетняя девочка, сидящая рано утром на перроне Эдинбургского вокзала и прижимающая к животу ог­ромный драконий зуб. Не спасало даже то, что зуб был завернут в лист желтого пергамента. Полисмен уже дважды подходил к Мерги и интересовался, не потеря­лась ли юная леди и где ее мама.

— Все хорошо, сэр, — отвечала Мергиона как мож­но бодрее, — мама вот-вот подойдет.

Полисмен хмыкал и уходил разбираться с извозчи­ком-пьянчужкой, который громогласно спрашивал у окружающих, тварь он дрожащая или право имеет, пусть даже и с самого утра.

Пейджер врала. Ничего хорошего в том, что она си­дела на шотландском перроне и ждала неизвестно че­го, не было. Мергиона и на вокзал-то пришла только потому, что ее потащила туда Рука Помощи. Правда, что именно девочка должна здесь делать, талисман объяснить не мог. После того как Рука запаниковала перед драконарием, Мерги не слишком ей доверяла, но ничего лучшего придумать не могла. Переночевав на карманные деньги в местной магической гостинице (пришлось сочинить идиотскую историю о том, что она, победительница конкурса «Самая вредная ведьма Британии не старше 13 лет», едет в Рейкьявик для участия в европейском турнире самых вредных ведьм), Мергиона столкнулась с неожиданной пробле­мой: и чего теперь?

«Попробуем рассуждать логично, — в сто сорок пя­тый раз сказала себе девочка. — Что я имею? Папа не знает, что его выписали, и поэтому будет скрываться. Это раз. К драконам он даже не заезжал, сразу отпра­вился за Двумя Чашами. Это два. Чтобы найти папу, мне надо отыскать Две Чаши. Это три. Где они, никто не знает, кроме папы. Это четыре. Где папа, неизвест­но. Это пять. Вывод: фигово».

Логика была безупречной. На далеком древнегре­ческом кладбище заворочался в гробу Аристотель.

«Эх, если бы я сразу сообразила взять какого-ни­будь дракошу, — вздохнула Мерги. — Пустила бы его сейчас по папиному следу!»

Жалеть об этом было поздно. После ее отважной выходки в духе доктора Айболита драконарий окру­жили двойной сферой Фигвамера.

«Попробуем рассуждать логично, — в сто сорок ше­стой раз подумала Мергиона. — Блин! Жалко, Сена нету, его хлебом не корми, дай порассуждать логично». Упоминание о блине и хлебе привело к ощутимому бурлению в животе.

И тут на голову Мергионе свалился филин Фили­мон. Почти разумная электронно-механическая птица, собранная прошлой осенью Порри Гаттером, блестела хромированными крыльями и ощутимо стрелялась электричеством.

— Ай! — обиделась Мерги. — Ну почему все совы как совы, а ты... Слезай быстро, прическу испортишь!

Питомец Гаттера с довольным потрескиванием взмыл вверх, блеснул вспышкой в металлическом бо­ку и улетучился.

«Сфотографировал, — облегченно подумала Мер­гиона, — теперь меня точно найдут!»

Ждать стало гораздо веселее.

«Интересно, как они сюда доберутся? — размыш­ляла Пейджер. — Сен ведь тоже уже не маг, да и Пор­ри пока мало каши ел, чтобы мгновенно перемещать­ся. Если поедут на рейсовом драконе, мне еще здесь долго сидеть. А долго я здесь не просижу».

И действительно, бдительно косящийся полисмен уже сделал несколько кругов почета вокруг Мерги. Наконец он решительно направился к девочке с яв­ным намерением отвести потерявшегося ребенка в детскую комнату полиции.

Помешало стражу порядка необычное природное явление: прямо из воздуха на перрон вывалились еще два потерявшихся ребенка.

Если бы остолбеневшему полисмену объяснили, что это ученики школы волшебства Порри Гаттер и Сен Аесли, он остолбенел бы еще больше.

Аесли тут же взял полицию на себя.

— Все хорошо, сэр! Наши мамы вот-вот подойдут. Ужасный туман сегодня, не правда ли? Ничего не вид­но в трех шагах. И не кажется ли вам, что настало вре­мя вернуть незаслуженно отобранное у полиции право принимать во время дежурства бодрящие и стабили­зирующие напитки?

Полисмен перевел остекленевший взгляд на ясное солнышко, светившее сквозь прозрачный утренний воздух, сглотнул, развернулся и побрел в сторону станционного буфета. Его колотило так, что наручни­ки на поясе издавали мелодичный хрустальный звон. Тем не менее, полисмен мужественно бормотал:

— Так ведь и я не тварь дрожащая. Так ведь и я пра­во имею...

Это помогло ему не обращать внимания на радост­ный визг, изданный потерянной девочкой, которая умудрилась повиснуть на шеях сразу обоих потерян­ных мальчиков. Идею никого не впутывать в свое лич­ное дело Мергиона благополучно забыла.

Когда торжественная часть — вопли «Ах вы, гады ушастые!», дружеские тумаки и борьба с подоспевшим на выручку Филимоном — была исчерпана, взъеро­шенный Порри поднял над головой гудящую пласти­ковую коробочку и воскликнул:

— Ура! Это штуковина работает!

Сен вел себя более чинно. Он проверил состояние кожаной папки, которую держал под мышкой, встрях­нул головой, отчего его аккуратный пробор лег точно на место, и сказал:

— Все-таки надо было проверить на крысах.

— Не будь занудой! Я уже дюжину мышей отпра­вил с помощью своего транспликатора!

— Да? А ты проверял, куда они попадают?

— А поесть бы! — неожиданно ответил Гаттер. «Порри люблю», — подумала Мергиона.

Поесть оказалось только у предусмотрительного Сена.

«Сена люблю, — поправила себя Мерги. — Нет, это совершенно невозможно! С Канарейкой, что ли, посо­ветоваться...»

После баттлбродов с ветчиной жизнь показалась Мергионе не такой уж и несчастной. Она быстро и красочно описала свои приключения в Безмозглоне и драконарии и радостно призналась, что понятия не имеет, что ей теперь делать.

— Попробуем рассуждать логично, — сказал Сен.

— Сто сорок семь, — сказала Мерги.

— Чего?

— Не обращай внимания. Ты хотел рассуждать ло­гично.

— Да. У нас есть копии документов о Двух Ча­шах, — Сен продемонстрировал папку. — Есть драко­ний зуб. И есть личное мнение Мергионы. Начнем с самого бессмысленного.

— Почему это мое мнение самое бессмысленное? — обиделась Мерги.

— Вообще-то я имел в виду зуб. Давай-ка развер­нем его и посмотрим, стоит ли таскать эту штуку с со­бой.

Из станционного буфета вышел полисмен, подкре­пивший свое право пинтой темного пива. Он уже со­бирался подойти к группе потерянных детей и навести полный порядок, но, увидев молочный зуб драконенка Иги, снова остолбенел. Потом полисмен снял фураж­ку, отцепил значок и скрылся в буфете навсегда.

— Так-с, оберточку в сторону, — бормотал Сен, раз­глядывая мергионин трофей. — Смотрим вниматель­но. Он нам должен помочь. Солидная кость. И почему это Брэд Пейджер не полетел по своим делам на дра­коне? Удобно, быстро, надежно. Дешево.

— А я знаю почему, — сказал Порри таким голосом, что все разом обернулись к нему. Мерги забеспокои­лась. Обычно такое лицо бывало у Гаттера в момент озарений — а каждое его озарение неизменно заканчи­валось катастрофическими разрушениями капиталь­ных строений. В руках Порри держал лист пергамента, в который раньше был завернут зуб.

На пергаменте значилось; «Карта зон, запретных для пролета на драконах».
Вторая чертова дюжина
Волшебная сила японской поэзии
^ Правда заключается в том, что

невозможно придумать такую лоэкъ,

которая совсем не содержала бы правды.

Б. Мюнхгаузен «Инструкция по зксплуатации детектора xojcu»
Глава четырнадцатая

Мергиона дает зуб
^ Для того чтобы отправиться в дальние страны,

человеку нуокно иметь с собой все необходимое.

А если он будет иметь все необходимое, зачем ему

отправляться в дальние страны?

Христофор Колумб

« Справочник туриста»
Порри стоял, не меняя выражения лица. Это озна­чало, что озарение продолжается, Мергионе стало сов­сем неуютно.

— Ты что-то понял?

— Твой папа не взял дракона, потому что знал — дракон ему не понадобится. А не понадобится потому, что придется лететь в зону, закрытую для полетов дра­конов. Значит, Две Чаши...

— В запретной зоне, — закончил Сен. — Мысль здравая. А ты, оказывается, не только скульптуры из­лучателями крошить умеешь.

Порри насупился. Он хорошо помнил истерику, ко­торую устроил ему в очередной раз восстановленный Каменный Философ.

— Зачем вы меня клеили? — вопил талисман шко­лы, забыв о высоком звании философа. — Лучше сразу покрошите меня в щебень и посыпьте мною до­рожку!

Неприятные воспоминания прервала Пейджер, ко­торая потребовала срочно отправляться за папой.

— Не так быстро, Мерги, — остудил ее Сен, разгля­дывая пергамент. — Зон слишком много, откуда мы знаем, какая из них нужная? Ясно одно — запретные зоны имеют отношение к Двум Чашам. Гаттер прав.

— И почему это я опять прав? — поинтересовался Гаттер.

— В документах Брэда Пейджера есть указания на десять географических названий. Патагония, Гайана, Лабрадор, Гренландия, Таймыр, Колыма, Сахара, Гин-дукуш, Новая Зеландия и Борнео. Именно в этих мес­тах и находятся запретные зоны.

— Как просто] — возмутилась Мергиона. — А поче­му же Лужж сказал, что их невозможно найти?

— Пытался тебя отговорить, — предположил Гаттер.

— Что, озарение кончилось? — сочувственно спро­сил Сен. — Отговорить Мергиону что-то сделать, сов­рав ей, что это невозможно? Нет, Югорус сказал правду. Как ты найдешь замаскированную стоянку циклопов в Патагонии или, к примеру, на Таймыре? Этот полу­остров размером с Великобританию! А вот запретные зоны гораздо меньше, тут уже можно попробовать. Вот только в какой из них?

— Лужж говорил, — сказала девочка, — что Чаши все время перепрятывают. Это как-то поможет? Ой! Ты что?

Рука Помощи прямо-таки рвалась с цепи, пытаясь указать на какую-то точку на карте.

— Это что еще за бижутерия? — удивился Порри.

— Рука Помощи. Тотктонада дал.

— Кто дал?

— Тотктонада.

— Логично, — кивнул Аесли. — Тот, кто надо, дал то, что надо. Смотрите!

Все четверо, включая Филимона, впились глазами в место на карте, над которым остановилась Рука. Зо­на находилась в северо-восточной части Новой Зелан­дии, примерно посередине между Оклендом и Вел­лингтоном.

— Странно, — сказал Порри, — зона как зона. Они все одинаковые.

— Не скажи, — возразил Сен. — Видишь, в других местах краска побурела и выцвела. А здесь она совсем свежая, эту зону явно рисовали последней.

— Аи да ручка! — запела Мерги. — Аи да брелочек! Ну-ка дай пять!

Рука Помощи дала пять, а потом, демонстрируя собственную крутость, взмыла над головой девочки с растопыренными пальцами. Это привело к неожи­данному эффекту: Филимон, который с самого начала поглядывал на сверкающий кулончик с плотоядным интересом, резко метнулся и попытался проглотить Руку.

— Фу! — закричал Порри, пытаясь удержать ополо­умевшую птицу. — Зачем она тебе? Ты же от лунной батареи питаешься!

Когда компания, весело переговариваясь и подтру­нивая над присмиревшим Филимоном, покидала вокзал, из буфета донеслось душераздирающее пение. Это полисмен и извозчик выводили:

— Та-а-ам, где находится южный край земли! Та-а-ам, где уже не свернуть!

— Хорошо поют, — уважительно сказал Порри, — громко.

— И в тему, — добавил Сен. — Нам как раз на юж­ный край земли.

«Все-таки хорошо, когда твои друзья — такие кле­вые пацаны, — думала счастливая Мергиона. — Мож­но расслабиться и ни о чем не думать. Ни о том, как жить, ни о том, что делать, ни о том, куда мы идем...»

— Куда мы идем? — спросила Пейджер.

— В Новую Зеландию, — хором ответили клевые пацаны.

— А мы до нее пешком будем добираться? — удиви­лась Мерги. — Тогда нам нужно взять гораздо левее.

— Нет, — сказал Порри, — добираться будем с по­мощью моего транспликатора, новейшего прибора...

— ...не испытанного даже на крысах, — напомнил Сен.

— Все будет нормально! Это устройство — резуль­тат высокотехнологичных разработок в области поко­рения шестого измерения, уникальная электронная схема...

— ...и подсмотренное у Югоруса заклинание Одна-нога-здесъ-другая-там-угадайте-где-я-сам.

Гаттер остановился, набычился и приготовился дать отпор завистникам и клеветникам.

— Только на стыке передовых технологий и магиче­ских традиций... — начал он, но был не слишком веж­ливо перебит Мергионой:

— А давайте мы на лету поспорим. И кстати, куда мы все-таки идем?

— Мы лес ищем, — пояснил Сен. — Без леса уни­кальный прибор не фурычит. Там на опушке есть мес­то стыка технологий.

Порри сразу сдулся.

— Ну, понимаешь, поскольку эта штука на стыке... Короче, ей нужно топливо: любая магическая субстан­ция и немного солярки. Соляру мы на любой заправке купим, а субстанцию еще поискать надо. От Первертса до Эдинбурга хватает одного заклинания и четырех «дураселлов», а вот чтобы добраться до Новой Зелан­дии, да еще вернуться, надо найти килограммов семь субстанции. Где-нибудь.

— То есть, — уточнила Мергиона, — мы идем куда-нибудь попросить кого-нибудь одолжить нам семь ки­лограммов магической субстанции. Я правильно по­няла?

— Ну... в лесах должно быть полно всяких там эль­фов, друидов...

— Вы собираетесь поймать друида, отрезать ему ру­ку или ногу и засунуть в этот ящик?

— Ну... — окончательно замялся Порри, — зачем та­кие страсти...

Он остановился и уставился на рюкзак Мерги.

— У Гаттера очередное озарение, — с легкой зави­стью сказал Аесли.

— Шкатулка с секретом, которую ты подарил Мер-гионе! — закричал Порри. — С секретом, значит маги­ческая! И я помню, она тяжеленная была...

— Тяжеленная, — подтвердила Мерги. — Поэтому я ее не взяла. А что, она правда магическая?

Теперь смутился Сен.

— Нет? — удивилась Мергиона, — а что тогда за се­крет?

— Секрет египетских пирамид, — сказал покраснев­ший Аесли.- На самом деле это кубы, зарытые по по­яс в землю.

— Очень ценные сведения, — сказал Гаттер. Мальчики помолчали, потом виновато глянули на

Мерги.

— Ладно, - смилостивилась Мергиона, — долетим до Новой Зеландии. Зуб даю.

— Нам бы твой оптимизм, — вздохнул Сен.

— А зачем вам мой оптимизм? Вот вам мой зуб! — и девочка вытряхнула из рюкзачка на траву молочный клык Иги.

— Ну, конечно же! — обрадовался Порри. — Драко­ны — магические существа. И зубы у них магические!

— Аида за соляркой, — подвел итог Сен. ♦Все-таки кто из них более Достоин ухаживать за

мной? — подумала Мергиона. — Вот проблема, так проблема». Она вздохнула и еще раз отложила реше­ние «вот проблемы, так проблемы» на потом, не подо­зревая, что ухаживать за ней по крайней мере в бли­жайшие два года ни Аесли, ни Гаттеру даже в голову не придет.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Постмодернистская сказка москва 2003 iconКнига брэнда. Москва 2003 Москва 2003 Цели и задачи формируемого брэнда «Promofilm»
Собственная торговая марка формируется для обозначения компании, создающей эффективные, качественные фильмы, решающие задачи формирования...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Тройке 2 ниичаво 3 «Сказка о Тройке 2»
«Сказка о Тройке». Повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка Х. К. Андерсена «Снежная королева» и одноименная пьеса Е. Л. Шварца
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка начинается… Сказка «репка»
Звучит музыка. Открывается занавес. В исполнении танцевального коллектива танец «Русская мозаика»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Непрерывности
Предисловие. Это не простая сказка, а с тайной, непростой, но золотой, которую можно разгадать, лишь захотев этого очень сильным...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconФеано Сказка Ибн Сины 2001 королевский сын сказка по сюжету мудреца Ибн Сина (1038 г.)

Постмодернистская сказка москва 2003 iconПлан работы на апрель 2014 г структурное подразделение маоу «Новолыбаевская сош»
Посещение урока литературного чтения в 1 классе по теме «Сказка – цепочка. Русская народная сказка «Репка»»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconБухгалтерский баланс коды
Приложение к Приказу Минфина Роccии от 22. 07. 2003 №67н (с кодами показателей бухгалтерской отчетности, утвержденными Приказом Госкомстата...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница