Постмодернистская сказка москва 2003




НазваниеПостмодернистская сказка москва 2003
страница7/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.83 Mb.
ТипСказка
litcey.ru > Философия > Сказка
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22
Глава пятнадцатая

Пори Гаттер становится

легендарной личностью
^ Главное в легенде колоритный главный герой.

Никого не волнует, что, как и зачем он делает.

В принципе, он может вообще лежнем лежать.

^ И. Муромец

Из автобиографии, заполненной при приеме

в русское войско
— На крысах! — стонал Сен. — Я же говорил, что сначала нужно испытать на крысах. Или на кроликах. Или на сумасшедших изобретателях глупых и опас­ных машин!

Мергиона чихнула. Учитывая обстоятельства, Сен был абсолютно прав. Экспедиция приземлилась не на окраине Окленда, как планировал Гаттер, а в прибреж­ных новозеландских водах. Пока троица добиралась до ближайшего островка, Аесли умудрился четыреж­ды удариться головой о камень и едва не утонуть. Осо­бенно его разозлило то, что Порри в первые секунды бросился спасать не друга, а свой драгоценный при­бор.

— Понимаешь, — сказал Гаттер, прижимая транс-пликатор к животу, — это уникальная штука. Если бы она погибла...

— Я тоже уникальный! — вскипел Аесли. — А если бы погиб я?

Гаттер ничего не ответил, что привело к новой пор­ции страданий Сена.

— Значит ли это, — трагическим голосом произнес он, — что неисправность в наборе микросхем для тебя была бы большим ударом, чем затопление друга?

Мерги поняла, что пора брать инициативу в свои руки.

— Так, — сказала она, — ну-ка поднялся и пошел! И ты поднялся и пошел! И помогите, в конце концов, мне подняться!

Некоторое время пассажиры транспликатора шли молча. Не пострадавший при высадке Филимон бодро кружил над ними, что-то высматривая в прибрежных скалах. Маленькие бурые ящерки сновали по камням. Припекало.

— Если у них такой январь, — сказала Мергиона, — представляю, что тут будет летом.

— Это и так лето, — хмыкнул Сен. — Мы в Южном полушарии.

— Да? — сказал Порри. — А я думал, в Западном.

— И в Западном тоже, — согласился Сен и просвет­лел лицом. — Я, кажется, только что совершил откры­тие планетарного масштаба. Есть Западное и Восточ­ное полушария Земли. А есть еще Северное и Южное! Итого — четыре полушария. Из каждых двух полуша­рий можно составить один Земной шар. То есть Зем­ных шаров — два! Спрашивается... — Аесли торжест­вующе обвел спутников взглядом, — ...где второй шар?

— Свистнули, — сказал Порри.

— Вечно ты, Гаттер... — не успел Сен закончить фразу, как воздух наполнился стрекотанием.

«Наконец-то!» — подумала Мерги, принимая бое­вую стойку. Рука Помощи никак не отреагировала, продолжая изображать из себя обычный кулончик. Враг тоже не спешил обнаруживаться, Он продолжал тревожно стрекотать, ничем не выдавая своего при­сутствия, — только ящерки засуетились быстрее обычного.

— Прикройте мне спину! — прошипела Мерги.

— А то ты обгоришь на солнце? — проявил смекал­ку Порри.

— А то они нападут со спины!

— Мы не с-с-собирамся нападать, с-с-сударыня! Мергиона глянула под ноги и попятилась: на камне сидела большая тускло-желтая говорящая ящерица и смотрела на них двумя глазами. Третий глаз безуча­стно взирал в небо.

— Ни одна гаттерия, — продолжила она, — не с-с-с-смеет прикос-с-снуться к мас-с-стеру Гаттеру. Да-с-с-с.

— Ни одна кто? — спросил Порри.

— К кому? — спросил Сен.

— Ни фига себе! — сказала Мерги.

— Гаттерия, с-с-сэр. — проскрипела ящерица. — К мас-с-стеру Гаттеру, с-с-сэр. У нас-с-с нет фиги, но ес-с-сть киви, с-с-сударыня.

Вокруг предводительницы начали собираться мно­гочисленные ящерки. Они ничего не говорили, только скрипели и кивали коричневыми головками. С-с-судя по вс-с-с-сему, они и были гаттериями.

Из неторопливого рассказа царицы ящериц стало ясно, что у гаттерий есть легенда о легендарном Гатте-ре, который в один прекрасный день выйдет из пены морской к своему верному народу.

Картина выхода из пены была изложена ярко и во всех фантастических подробностях.

— Итак, он явитс-с-ся из ничего, — нараспев проде­кламировала главная ящерица, кашлянула и замолча­ла.

— И чего? — спросила Мерги, когда пауза затяну­лась.

— И ничего, — сказала предводительница гатте­рий. — Дальше идет другая легенда, про братьев Тува-ре и Хараре. Давным-давно, когда еще не придумали птиц, а вместо них летали мы, гаттерий, у с-с-старика Паки была крас-с-савица дочь...

— Постойте, — заволновался Порри, который не ус­пел насладиться ролью верховного божества, — а что-нибудь еще про меня... то есть про легендарного Гатте-ра рассказывали?

— Например, — встрял Сен, — почему у легендар­ного Гаттера волшебный перемещатель в пространстве перемещает куда попало, а не куда нужно?

— А, — сказала ящерица совершенно нормальным, безо всякого скрипа, голосом, — так это понятно. У нас на острове вообще все эти волшебные штучки не рабо­тают.

«Вот почему Рука Помощи не шевелится!» — сооб­разила Мерги.

— А есть у вас на острове еще что-нибудь? — спро­сил Гаттер. — Кроме легендарных ящериц?

— Мы ящерицы только для необразованных людей, несведущих в зоологии, — гаттерия покосилась на тро­ицу. — На самом деле мы клювоголовые рептилии, по­следний представитель вымершего отряда клинозу-бых.

— Извините, — сказала Мерги. Рептилия величаво кивнула:

— Так вот, у с-с-старика Паки была крас-с-савица...

— Это все очень интересно, — снова перебил ее Порри, — но могу я на правах легендарного героя по­интересоваться кое-чем?

— На правах героя? — предводительница вымерше­го отряда побарабанила узловатыми пальчиками по камню. — Ну, попробуй. Только, чур, потом я расскажу легенду до конца.

После слов «до конца» клювоголовые помельче на­чали бочком-бочком разбредаться кто куда.

— Договорились. Вы ведь повсюду шастаете... то есть везде бываете, все видите. Не знаете, где здесь спрятаны, — Порри почувствовал, что его спутники за­таили дыхание, — Две Чаши?

— Какие именно две чаши?

— Не две чаши, а Две Чаши, — поправила ее Мерги-она. — А может быть, даже ДВЕ ЧАШИ.

— Не думаю, — главная гаттерия изогнулась и поче­сала хвостом лоб, — что на нашем острове что-нибудь такое есть. Легенды об этом молчат. Разве что...

— Что? — у Мерги загорелись глаза. — Где?

— Это я вам скажу после окончания легенды. Кста­ти, подданным тоже будет полезно ее послушать. Эй, а где все? Ну ладно, тогда слушайте вы.
Легенда про братьев Туваре и Хараре

Давным-давно, когда гаттерии летали по небу, а вместо них по земле ползали рыбы, у старика Паки была красавица дочь. Как маленькая птичка, она порхала с утра до вечера и щебета­ла, щебетала, щебетала, щебетала, щебетала, щебетала...

(Тут Порри вежливо кашлянул, и царица, вздрогнув, вернулась к повествованию.)

Все юноши племени мечтали привести ее в свой трейлер... то есть в свое бунгало. Но она только смеялась и пела: «У люб­ви, как у пташки Совиный Попугай крылья, поймать ее может только ловкий охотник!».

(Мерги поморщилась — пела сказительница от­вратительно.)

Но вот однажды, между временем танца и временем трост­ника, в селение приехали студенты политехнического коллед­жа. Весь день они работали под палящим солнцем — крыли свежим тростником хижину вождя, а всю ночь танцевали с до­черью Паки.

Так прошел месяц.

И были среди студентов братья-охотники: Туваре и Хараре. «Если я, Туваре, не покорю ее сердце, — сказал Туваре, — пусть она достанется Хараре! Это сказал я, Туваре». «Если я, Хараре, не покорю ее сердце, — сказал Хараре, — пусть она достанется...»

(«Туваре!» догадался Сен. «Не перебивай! — обиделась гаттерия, — Мы, между прочим, стар­ше динозавров».)

Прошел еще месяц. Днем братья покрывали крышу вож­дя тростником, и так красиво они делали свою работу, что из Европы приезжали туристы посмотреть. А ночью братья танцевали вокруг костра — и никто не осмеливался состя­заться с ними в танце, потому что братья были очень силь­ными.

Так прошел еще месяц. И вот однажды вечером, между вре­менем тростника и временем танца, Туваре и Хараре пришли к дочери старика Паки и сказали: «Выбирай одного из нас, по­тому что не найдешь ты никого краше и сильнее!» «Это не­правда! — рассмеялась в ответ девушка. — Краше вас свобо­да, и сильнее вас песня!»

(Рептилия набрала воздуха, но покосилась на Мергиону и не стала петь.)

«К тому же на прошлой неделе, пока вы крыли крышу, — сказала красавица, — приезжал высокий белый фотограф. Он снимал меня на фотопленку и сказал, что теперь я буду радо­вать своей красотой всех людей во всем мире. И теперь я не буду принадлежать никому из вас, потому что подписала кон­тракт!» И в доказательство своих слов девушка превратилась в маленькую птичку и полетела вверх, к хрустальному своду небес. Но братья тоже превратились в маленьких птичек, и по­гнались за девушкой, и быстро ее догнали, потому что малень­кие птички братьев были больше, чем маленькая птичка доче­ри старика Паки.

(Филимон приземлился на плечо Порри и стал заинтересованно прислушиваться.)

Они настигли ее у самого хрустального свода и захотели ей руки-ноги повыдергивать. Но вместо этого повыдергивали ей крылья и хвост. А сами погибли.

(«Почему?» не понял Порри. «По преданию», сердито ответила гаттерия.)

И с тех пор бегает по островам Новой Зеландии бесхвостая и бескрылая птичка киви и оплакивает свою судьбу.
— Вот такая маорийская народная легенда, — сказа­ла гаттерия, мигнув третьим глазом. — Согласитесь, она очень красивая и поучительная.

Наступило напряженное молчание, которое реши­лась нарушить Мергиона.

— А почему птичку назвали киви?

— Так звали дочь старика Паки, — объяснила пред­водительница. — А я разве сразу не сказала? Ну вот, всю легенду испортила! Но я могу пересказать сначала.

— Спасибо большое, — встрепенулся Сен, — но ва­ши рассказы имеют серьезное этнографическое значе­ние. А мы даже диктофона с собой не взяли. Вот если бы с нами был Ухогорлонос, он бы записал все ваши красивые и поучительные легенды.

— Ухогорлонос? А это кто?

Пока Сен рассказывал о магическом стенографиру­ющем существе, пространство вокруг главной гатте-рии начало вновь заполняться бурыми ящерками, про­стите — бурыми клювоголовыми рептилийками.

— Весьма поучительно, — наконец произнесла рас­сказчица эпосов, — а вам нужно добраться до озера Таупо. Счастливо.

Старшая гаттерия тут же потеряла интерес к гос­тям и повернулась к своему народу.

— Милые подданные! — сказала она. — Никому не расходиться! Слушай новую легенду! Давным-давно, когда гаттерии летали по небу и плавали по морю, а птицы и рыбы с завистью на нас смотрели, у царя Ло­ра было три сына: Ухо, Горло и Нос...

Мученический скрежет прокатился по скалам.

Отойдя шагов на пятьдесят, друзья оглянулись. Де­сяток рептилий сбились в кучку в стороне от царицы. Они сосредоточенно кивали друг другу головами и мрачно поглядывали в сторону рассказчицы, уже за­тянувшей песню младшего сына царя Лора.

Похоже, в государстве гаттерии готовилась попыт­ка военного переворота, обреченная на свое воплоще­ние в красивой и поучительной маорийской легенде.
Глава шестнадцатая

Мергиона теряет бдительность
^ Не позволяйте спасать себя малознакомым людям!

Требуйте предъявления служебного удостоверения,

а в условиях сильной задымленности

хотя бы брандспойта.

А то бывали случаи...

Ной Старший

«Краткий справочник терпящего бедствие», том 13
— Хорошее место, чтобы спрятать все, что угод­но! — сказал Сен, любуясь панорамой.

Мергиона мотнула головой. Озеро Таупо, до кото­рого они добрались за несколько часов на попутном трейлере, занимало огромный кратер на вершине го­ры. Красоты оно было необыкновенной — но и глуби­ны немаленькой. О том, чтобы попытаться отыскать что-нибудь на дне, даже думать было темно и мокро.

— В принципе, — почесал за ухом Порри, — аква­ланг соорудить не проблема. Можно разделить дно озера на квадраты и методически его обшаривать...

Сен тут же изобразил пальцами бинокль и принял­ся пристально вглядываться вдаль.

— Ты чего? — спросила Мергиона, чувствуя подвох.

— Высматриваю место, где мы поставим хижину, в которой проживем до конца жизни, обшаривая дно. И дети наши будут обшаривать дно. И дети детей. И от отца к сыну, от деда к внуку будет передаваться леген­да о Двух Чашах. Дескать, давным-давно, когда птицы ползали по земле, а рыбы плевали на них с высокого дерева, была у Брэда Пейджера красавица дочь...

Начало легенды так понравилось Мергионе, что осторожный шорох позади она услышала слишком поздно...

...Когда Мерги очнулась, затылок саднил, а руки были связаны противно пахнущими ремешками. Ря­дом кто-то копошился.

— Ты уверен? — послышался женский голос.

— Как в самом себе! — ответил хриплый мужской.

— С каких это пор ты в себе уверен? С прошлого раза? «Великие маги!», «Кольцо власти!» А на самом деле люди всего лишь кино снимали!

— Ты меня что, теперь всю жизнь будешь этим по­прекать?!

— А думаешь, мне легко было изображать всех ор-ков Мории?!

Мерги приоткрыла один глаз. Слева от нее рядком лежали связанные Сен, Порри и Филимон. Признаков жизни они не подавали, за исключением механиче­ской совы, которая пыталась клювом выправить поби­тый бок.

Мергиона повернула голову направо. Супружеская пара гоблинов, существ, известных своим дружелюби­ем, размахивала руками, брызгала слюной и злобно рычала друг на друга.

«Так вот зачем нужны друзья, — мрачно подумала девочка. — Чтобы расслабиться, разнежиться, забыть о бдительности и получить по макушке».

Заметив шевеление пленницы, гоблины на секунду смутились, откашлялись, затем одновременно под­прыгнули и снова вошли в роль.

— А ну, живо выкладывай все, что знаешь! — закри­чал гоблин-мужчина, потешно вращая глазами. — Мы все равно все знаем, а знаешь, что мы с тобой сделаем, если ты не расскажешь все, что знаешь?!

Его спутница доверительно и располагающе обна­жила два ряда безупречно острых зубов и добавила, явно кого-то цитируя:

— От того, что ты сейчас скажешь, зависит, кто из вас пойдет организатором, а кто соучастником.

— А какая разница? — поинтересовалась Мерги, не­заметно пытаясь развязать руки.

Вопрос явно застал супругов врасплох.

— Не рассуждать! — нашелся первым мужчина. — Отвечать на вопросы!

— Задавайте, отвечу, — Мергиона демонстративно пожала плечами, еще немного ослабляя ремни. Но тут она услышала такое, что разом забыла и про ремни, и про ушибленную голову.

— Где Две Чаши? — прорычал гоблин.

— Две... ой... а вы откуда... а как... а почему... Выручил растерявшуюся девочку Сен, который,

как оказалось, просто не подавал вида, что давно очу­хался:

— Мэм! А вы правда в одиночку играли все войско Мории?

— А что ж было делать? — приосанилась «мэм». — Надо было как-то компенсировать урон, который на­нес горячий оркский парень!

«Горячий парень» обиженно засопел:

— Во-первых, я потом извинился! Во-вторых, швы с этого недомерка сняли уже на третий день! А в треть­их, я тоже там снимался!

— Снимался он! — гоблиниха воздела руки. — Да мы вот сейчас у зрителей спросим, — с этими словами она пнула Порри, который со стоном приподнялся и начал трясти головой, приходя в себя.

«Мэм» стала в позу Ермоловой:

— Пусть совершенно посторонний человек скажет...

Монолог великой актрисы остался незавершен­ным: раздался тонкий свист, и оба гоблина рухнули на землю со стрелами в груди. Лица их при этом были по­чему-то чрезвычайно довольными.

— Кто это? — прохрипел Порри. — И кто их так?

— Эльфы, — ответил Аесли.

Из-за утеса показалась легкая фигура в зеленом плаще.

Сен приосанился, насколько ему позволяли свя­занные руки и ноги.

— О, Перворожденный! Благодарим тебя за то, что ты освободил нас из плена этих мерзких тварей!

— Не за что, — ответил Перворожденный, присажи­ваясь на камень и доставая из кармана пачку «Мальбо­ро». — С чего вы взяли, что я вас откуда-то освободил? Сейчас перекурю, да и побросаю вас в озеро, чтобы спод­ручнее было Чаши искать. Как найдете, булькните.

— Обождите! — возмутилась Мерги. — Мы же вам не враги! Это гоблины — враги! Вот их вы правильно прикончили.

— Вы не враги, — согласился эльф, — вы хуже: вы конкуренты. Кстати, гоблинов я как раз не прикончил, а всего лишь усыпил. Видите — стрелы со шприцами.

— Но почему?..

— А потому, что эта парочка все равно бестолковая, и Чаш никогда в жизни не найдет. Зато они помогают мне отслеживать конкурентов вроде вас. Поймают, свяжут — и давай ругаться. Ну, я шум слышу и прихо­жу. Ладно, давайте выкладывайте, что знаете. Вам оно уже все равно ни к чему.

— А где же, — не уступал Сен, — знаменитое эль-фийское благородство?

— Да не эльф я, — поморщился тип в зеленом пла­ще, — а натуральный человек. Просто пообносился ма­лость, а тут из реквизита после съемок осталось кой-че­го. Правда, мне идет? Я в эпизоде в нем снимался. Пом­ните, как в Волшебном лесу эльфы оплакивают Гэндаль-фа? Я там стоял в правом верхнем углу. Вот так.

Эльф-самозванец запрыгнул на утес, согнувшись в три погибели, что его к погибели едва не привело. Здоровенный тролль бомжового вида выскочил слов­но из-под земли и схватил известного актера заднего плана в охапку.

Через пять минут к связанным детям и усыплен­ным гоблинам добавился оглушенный «эльф». Тролль стоял над грудой тел, озадаченно почесывая щетину.

— Что-то мне подсказывает, — пробормотал Сен, — что благодарить за спасение несколько преж­девременно.

— Помолчи! — рыкнул тролль. — Так... Можно сна­чала утопить этих, потом тех, а потом вон того? Или тех раньше, чем этих? А того когда? Как все сложно!

— А может, вы нас отпустите? — робко предложила Мергиона. — Тогда всех остальных вы до озера за один раз дотащите.

Тролль поднял голову и некоторое время наблюдал за небом.

— Нет, — в конце концов решил он, — так не пойдет. Тогда вас я вообще не утоплю. Вы убежите.

Здоровяк снова огляделся.

— Извините, — спросила Мерги, — а вы в кино не снимались? Этот грим вам так идет!

Сен и Порри напряглись, приготовившись к смене собеседника. Последние события доказали, что вся­кий, кто снимается в кино, быстро теряет контроль над ситуацией.

Но тролль все испортил.

— Это не грим, — сказал он. — Это я сам такой и есть. Мне и без кина приключениев хватает. Вот что. Утоплю-ка я пока девчонку, а то болтает много.

И громила двинулся к Мергионе. Девочка закрыла глаза, сконцентрировалась на познании себя и резко выбросила вперед обе ноги. Ноги ударились обо что-то привычно твердое.

— Ой, — сказал Дубль Дуб, не прекращая, впрочем, методично бить ошеломленного тролля.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22

Похожие:

Постмодернистская сказка москва 2003 iconКнига брэнда. Москва 2003 Москва 2003 Цели и задачи формируемого брэнда «Promofilm»
Собственная торговая марка формируется для обозначения компании, создающей эффективные, качественные фильмы, решающие задачи формирования...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Тройке 2 ниичаво 3 «Сказка о Тройке 2»
«Сказка о Тройке». Повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка Х. К. Андерсена «Снежная королева» и одноименная пьеса Е. Л. Шварца
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка начинается… Сказка «репка»
Звучит музыка. Открывается занавес. В исполнении танцевального коллектива танец «Русская мозаика»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Непрерывности
Предисловие. Это не простая сказка, а с тайной, непростой, но золотой, которую можно разгадать, лишь захотев этого очень сильным...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconФеано Сказка Ибн Сины 2001 королевский сын сказка по сюжету мудреца Ибн Сина (1038 г.)

Постмодернистская сказка москва 2003 iconПлан работы на апрель 2014 г структурное подразделение маоу «Новолыбаевская сош»
Посещение урока литературного чтения в 1 классе по теме «Сказка – цепочка. Русская народная сказка «Репка»»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconБухгалтерский баланс коды
Приложение к Приказу Минфина Роccии от 22. 07. 2003 №67н (с кодами показателей бухгалтерской отчетности, утвержденными Приказом Госкомстата...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница