Постмодернистская сказка москва 2003




НазваниеПостмодернистская сказка москва 2003
страница9/22
Дата публикации27.02.2013
Размер2.83 Mb.
ТипСказка
litcey.ru > Философия > Сказка
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22
Глава девятнадцатая

Мергиона сражается с тенью
^ Немцы!

Тревожный сигнал в армии Древнего Рима

эпохи упадка
Над главным корпусом Первертса раскатывалось громовое:

Повторямус-муттер-школус!

Это зубрилки-слезайблиннцы хором разучивали новое заклинание, которое облегчало разучивание за­клинаний.

Над бывшим Незамерзающим катком орлодеррцы осваивали торможение метел перед внезапно возника­ющими препятствиями. Пребывавшая в растрепанном расположении духа МакКанарейкл создавала такие преграды, что у метел прутья вставали дыбом. На со­седнем пригорке сидела мадам Камфри и с робкой на­деждой смотрела на смертоносные забавы мисс Сью-зан. Время от времени она прикладывалась к аптечке.

В читальном зале чертекакцы обучались бескон­тактной телепатии и уже два часа безуспешно пыта­лись прочитать мысли профессора Развнедела.

Гдетотаммерцы находились неизвестно где. В рас­писании занятий стояло загадочное «Полевые работы. Не беспокоить».

От загона с монстрами доносилось молодецкое уха­нье: это работящие гномы в перерыве между сменами соревновались, кто громче ухнет. Самих гномов за многочисленными вариантами отреставрированных факультетских башен видно не было.

Свою задолженность перед школьной столовой (99 лет упорной работы, но если в три смены и не голыми руками — то две недели), трудяги уже отработали. Завтра комиссия, состоящая из наиболее критично на­строенных гномов, должна была определить лучшие из 168 новеньких башен Орлодерра, Слезайблинна, Гдетотаммера и Чертекака, после чего строители соби­рались устроить субботник по сносу забракованных сооружений. Невзирая на то, что будет вторник.

Дубль Дуб сидел за столом ректора и старательно читал по слогам. Вчера он осилил предложение «Ма­ги мо-гут мно-го» и очень радовался этому, пока его не спросили, что это значит. Вопрос поставил Дуба в ту­пик, а получасовая лекция профессора Лужжа о мно­гогранном смысле понятий «маги», «мочь» и «много», а также неоднозначных причинно-следственных свя­зях между ними — ввела в состояние оцепенения. Впрочем, уже утром Дуб тряхнул головой и теперь изучал недописанный трактат Югоруса «Основные направления развития всеобщего магического образо­вания на 1975 — 2125 годы».

В углу Мергиона тихонько вела бой с тенью, кото­рую Лужж специально для нее выколдовал. Три отра­ботанные тени постанывали на полу. Рука Помощи, которая собственной тени не отбрасывала, помогала хозяйке как могла — в моменты ближнего боя щекота­ла соперника.

Сам Лужж уже второй час пытался принять в пре­подаватели неколдовских наук доктора Гуттенморгена из Тюбингенского университета. Большой совеща­тельный стол был покрыт учебными планами, про­граммами курсов, должностными инструкциями, пра­вилами и памятками.

— ...Параграф 47, — продолжал сам себе диктовать Гуттенморген. — Детские шалости учащихся должны происходить в специально отведенных местах с 17:22 до 17:58 с пятиминутными перерывами каждые десять минут. При этом дежурные надзиратели...

— ...преподаватели, — механически поправил Югорус, который пытался осмыслить параграф 2 предложенного плана « Реорганизации бывшей Шко­лы волшебства Первертс в Высший политехнический колледж». Параграф гласил: «Привести программу колледжа в соответствие со стандартами высших тех­нических заведений с исключением всех непрофиль­ных предметов».

— ..дежурные надзиратели с правом преподава­ния, — после некоторого колебания согласился Гут­тенморген, — должны обеспечивать соответствие уровня шума при произведении детских шалостей стандартам и нормам...

Лужж произвел непрофильное взмахивание палоч­кой.

— ...Европейской комиссии по стандартизации, — завершил мысль профессор Гуттенморген, глядя на возникшие перед ним стены Тюбингенского универ­ситета.

— Это не преподаватель, а пустое место, — сказал Югорус, глядя на пустое место, оставшееся от препо­давателя. — Извини, Мергиона, придется тебе еще не­много поболтаться без дела. Мне показалось, что ты с Гуттенморгеном не сработалась бы.

Пейджер, оставив попытки добавить к четырем по­верженным рукотворным теням свою собственную, с честью выдержала этот удар.

— Ура! — закричала она. — Так я могу ехать искать папу?

— И куда ты собралась ехать?

— Искать папу!

В дверь постучали.

— Если это не доктор Гуттенморген, — сказал Лужж, — то не заперто!

Впрочем, могло быть и заперто. Отец Браунинг во­шел в кабинет прямо сквозь висевшую на стене боль­шую почетную грамоту «Школе Первертс за победу в академическом соревновании, засчитанную ввиду неявки соперника».

— Очень хорошо, что вы все здесь, — мрачно сказал пастор. — Мне нужно кое о чем побеседовать с Мерги-оной, а вы двое будете понятыми.

Лужж удивился. Дубль обрадовался.

— Я не могу, — сказала Мерги. — Я еду искать папу.

— И куда ты собралась ехать? — прищурился Брау­нинг.

— Искать папу, — сказал Лужж. — Что тут непонят­ного?

— Понятно, — понял Браунинг. — Вот папа меня как раз и интересует. Департамент безопасности пору­чил мне разыскать Брэда Пейджера и вернуть его в Безмозглой.

— Как в Безмозглой?! Папу же выписали! Вы же са­ми там были!

— Произошла небольшая бюрократическая неувяз­ка. Брэд покинул место принудительного лечения за два часа до приказа премьера о выписке всех пациен­тов «Дороги к свету». Формально он сбежал и сейчас находится в розыске. Его следует найти, поймать, при­везти в Безмозглой и тут же выпустить. Вот.

По лицу Браунинга было видно, что он слушает се­бя с всевозрастающим интересом.

— Отлично! — сказала Мергиона. — Поехали!

— Куда? — устало спросил Югорус.

— Папу искать, — сказал Дуб.
Глава двадцатая

Мергиону переполняет чувство

прекрасного
^ При проведении допроса главное

все сразу расставить по своим местам.

Так вот, следователь вы.

Комиссар Мегрз
Протокол дознания

свидетеля Мергионы Пейджер по делу Брэда Пейджера следователем Кольтом Браунингом Записано походным рукописцем Нес Тором

Следователь. Кому был выгоден побег Вашего отца?

Свидетель. Моему отцу.

Следователь. У Вашего отца были враги?

Свидетель. Да, но они уже умерли.

Следователь. Кто мог помочь Вашему папе убе­жать?

Свидетель. Я.

Понятой. И я.

Понятой, но другой. У них алиби. Профессор МакКанарейкл свидетель.

Постороннее лицо. Да, я свидетель.

Свидетель, но не Постороннее лицо, аСвидетель. Я что, уже подозреваемая?

Следователь. Нет.

Подозреваемая, то есть Свидетель. Жаль.

Свидетель, то есть Постороннее лицо. Что вы тут устроили, отец Браунинг?!

Отец Браунинг, то есть Следователь. Я как лицо заинтересованное...

Понятой, но не тот, что мог помочь (то есть По­дозреваемый?), а другой. А я как лицо официальное заявляю, что Мергиона как лицо доверенное...

Лицо заинтересованное... или Офици­альное?., или Доверенное?.. Кто это?!. Да я все понимаю...

Рукописец.Ая ничего не понимаю! Прекратите ме­ня путать! Вот она — кто?

Вот о н а . Кто я? Кто — я?! Вы это слышали? Кто я!

Рукописец.Я отказываюсь работать в таких услови­ях! Вот вам бумага, карандаш, а я умываю руки.

^ Бумага, сургуч, чернила, первая половина XXI века.
После того как Мерги и мисс Сьюзан три часа кря­ду играли с Браунингом в «хорошего подозреваемо­го — плохого подозреваемого», следователь-маг чувст­вовал себя совершенно разбитым.

— Ну ладно, — сказал он. — В интересах следствия будем считать, что вы здесь ни при чем. А куда ты... то есть как ты собираешься своего папу искать?

— Папа ищет Чаши, — ответила Мергиона, — я ищу папу. Поэтому, чтобы найти папу, мне нужно найти Ча­ши.

— Сен гордился бы тобой! — усмехнулся Лужж. Под предлогом важного совещания в Высших Сферах (утверждение сметы на приобретение наглядных по­собий для занятий по некромантии) он прогулял боль­шую часть допроса и чувствовал себя бодрее осталь­ных.

Упоминание о Сене привело Мергиону в уныние. Она не отказалась бы от помощи Гаттера и Аесли, но друзей просто не было в Первертсе.

Во всем виноват Порри. Ну ладно, его трансплика-тор. Профессор Лужж не зря предупреждал, что может получиться большой разброс. Разброс получился что надо, всем разбросам разброс. Сам ректор — посколь­ку был опытным астрал-серфером — быстро сориенти­ровался в магическом пространстве и перенесся в свой кабинет, а вот остальные...

Сен приземлился прямо на обеденном столе в ро­довом имении Аесли, повредив лодыжку и расколош­матив вдребезги фамильную супницу. По семейному преданию, из этой супницы были в свое время вскормлены Ромул и Рем. Трудно сказать, поврежде­ние чего — лодыжки или супницы — было восприня­то более болезненно, но мама Сена, Минерва Аесли, сообщила руководству школы, что их сын пока побу­дет дома.

С Порри получилось и того хуже: насколько смог отследить Лужж, юного изобретателя занесло на окра­ину Силиконовой долины. Более подходящего места для того, чтобы Гаттер забыл обо всем и завис на не­дельку, нельзя было и придумать. Весточек он не присылал, хотя, по уверениям Лужжа и Браунинга, был жив-здоров.

— Осталась сущая ерунда, — вернул Мергиону к ре­альности голос Браунинга, — разыскать Две Чаши, са­мый охраняемый и таинственный из магических арте­фактов.

— А у меня есть точное указание места! — заявила Мерги. — Мне его подарил японский бог вранья!

— Поздравляю! — развеселилась МакКанарейкл. — Теперь ты сможешь узнать, где Чаш точно нет.

— Таким образом можно будет сузить область поис­ка, — подтвердил Лужж.

Мергиона посмотрела на преподавателей и подума­ла, что они похожи на каких-то хитрых птиц. Она дос­тала помятый листок рисовой бумаги и угрюмо уста­вилась на ползающие строки.

— Ого! — сказал Браунинг. — Да это же Универ­сальный Указатель!

— И куда он указывает?

— В любую точку, он же универсальный.

— Очень полезная вещь, — кивнула мисс Сьюзан. — Можно сказать, незаменимая.

— Ну-ка, ну-ка, — Югорус склонился над листоч­ком. — Изомагическая асимметрия, — сказал он через минуту.

— Центростремительный градиент, — согласился отец Браунинг.

— Что вы несете!.. — начало было возмущаться МакКанарейкл, но взглянув на преувеличенно серьез­ные лица колдунов, быстро перестроилась. — ...Да здесь же мощная аберрация Силы! Мерги, тебе немед­ленно надо этим заняться.

— Вы меня не разыгрываете? — спросила Мер­гиона. — Это ерунда и вправду поможет мне найти папу?

— Трудно сказать, — честно сказал Лужж, почувст­вовав, что в своих насмешках взрослые немного пере­гнули палку. — Но наверняка это не просто фрагмен­ты хокку. При корректном снижении колдодиспер-сии...

— Профессор хочет сказать, — поспешно вмешался Браунинг, — что если эти строчки расставить в нуж­ном порядке, должно что-то произойти.

— Я перенесусь к Чашам? — обрадовалась Мерги.

— Вряд ли. Энергии маловато. Но ты вполне мо­жешь получить указание на место, где Чаши прячут, — сказал Браунинг. И добавил вполголоса: — Как, впро­чем, и на любое другое.

Мергиона тут же принялась за дело. Она прижала пальцами сразу четыре строки и сдвинула их вместе.

^ Не зря кипятком поливали Беги и ори во всю глотку Споткнулся и мордой о камень Был весь в синяках и ушибах

Ничего не произошло, хотя стихотворение Мерги­ону ошеломило. Она отпустила пальцы и строчки тут же расползлись.

— А как я узнаю, какой порядок правильный?

— Это очень просто! — ответил Браунинг. — Прис­лушайся к чувству прекрасного, которое должно пере­полнить тебя при прочтении этих строк...

Мергиона прислушалась к себе, нахмурилась и ска­зала:

— Переполнило. Дальше чего?

— А теперь составляй из этих строк трехстишья, проще говоря, хокку. Как только хокку будет составле­но правильно, появится...

— ...точный адрес? — обрадовалась девочка.

— Одна буква. Здесь тридцать строк, значит, десять хокку. Десять хокку дадут тебе десять букв. Поняла?

Мергиона поняла, что ее ожидает долгая, нудная и изматывающая работа, совершенно несвойственная для девочки ее лет, владеющей боевыми искусствами. Преподаватели поняли то же самое — на ближайшие несколько часов Мерги выпадет из процесса внесения неразберихи и подрыва устоев. Лужж произнес свое самое любимое в последнее время заклинание Рабо­чий-день-окончен-приходите-завтра, и взрослые разошлись.

В кабинете ректора остались только Дубль Дуб, до­читывающий заголовок трактата Югоруса Лужжа, и Мергиона, сурово глядящая на рисовый листочек.
Универсальный Указатель Местоположения Двух Чаш

^ 13 января 2003 года, 19:45 по Гринвичу


Глава двадцать первая

Мергина создает шедевры

мировой литературы
Стихосложение еще более глупое занятие, чем я думал, читая других поэтов.

Байрон «Я другой»
Из дневника Мертоны Пегфкер

13 января. 20:00.

Слякоть в душе и природе, Слова и жизнь не сложились. Я, наверно, тупая. Обидно.

Пока это единственное хокку, которое у меня получилось. Да и то я его сама из головы выдумала, а не из этих малахоль­ных строчек составила. А ведь так хорошо все начиналось: я за пять минут выложила классное трехстишие. Вот оно:

Веди себя как подобает Пытаясь достигнуть нирваны Среди непогоды и ветра Бродил по охотничьим тропам И хлебные крошки носил им Проснулся на голой равнине Задули холодные ветры

По-моему, все замечательно! Настоящая поэзия — смысла нет, рифмы нет! Все испортил Браунинг, который пришел и сказал, что трехстишие должно состоять не из семи строк, а из трех, и что он об этом уже говорил. Какая несправедли­вость! Я ему нагрубила, а потом обиделась.

21:15. Больше часа просидела, тупо разглядывая мерзких насекомобуквов (или насекомобуквей?). Не могу понять, как они устроены. Наверное, заглавная буква в начале — это го­лова. По крайней мере, когда я заглядываю им в глазки (точ­нее, в то место, где должны быть глазки), они отворачиваются. Пыталась посмотреть, что у них снизу — цепляются хвостика­ми-лапками за бумагу, не оторвешь. Выложила несколько за­мечательных стишков, но они все оказались неправильными. На всякий случай записала их:

^ На крыше построил скворечник И долго стучал в него палкой Теперь хоть никто не мешает

Среди непогоды и ветра Споткнулся — и мордой о камень Был весь в синяках и ушибах

^ 22:05. Ну ведь гениальный же стих!

Пытаясь достигнуть нирваны Задался вопросом: откуда И птицы на юг улетели

Почему он не сработал? Пошла к Канарейке пожаловаться. Полчаса ломилась в дверь, а когда мисс Сью (нет, не мисс Сью, а Канарейка, Канашка и Сьючка!) открыла, то я даже слова сказать не успела, как на меня набросились, накричали, что они тоже имеют право хоть ночью отдохнуть, и у них масса ра­боты, и почему я не соблюдаю режим дня. А от самой конья­ком пахло, и в вечернем платье!

Ушла к себе, с горя написала еще хокку. Может, я поэт?

^ Налью ацетону ей в тушь для глаз! Колготки испорчу затяжками! В мире должна быть гармония.

22:15. Переписала хокку:

Глаза наполнились влагой. И сердце наполнилось болью. В мире должна быть гармония!

Смысл тот же, а в размер лучше попадает. Перечитала три раза, и все три раза замирало дыхание. Как не хочется возить­ся с этой лабудой! Поспать, что ли? Дуб вон спит как дерево.

22:40. Только легла, а меня словно молнией прошибло! Наверное, так и приходит вдохновение! Вскочила и составила обалденное трехстишие:

^ Пытаясь достигнуть нирваны Вдруг роза в саду распустились Теперь там гараж и терраса

Прямо хоть в книжке печатай! Даже жаль, что хокку непра­вильное оказалось. Опять пойду спать.

23:25. Не спится. Двадцать минут прочищала мозги, отра­батывая боковые удары локтями. Прочистила, села и с ходу как прижала трех японских тараканов!

^ Пытаясь достигнуть нирваны Обильно водой поливают Шаман из меня никудышный

Немножко перестаралась — «Шамана» так придавила, что теперь он хромает, бедненький.

^ 23:50. Я поняла! Все путает строчка «Пытаясь достигнуть нирваны»! Она, гадина, ко всему подходит.

14 января. 00:00. Ура! Получилось! Я ее сделала! Пой­ду, обрадую Лужжа.
У исполняющего нелегкие обязанности ректора школы волшебства выдался нелегкий день. Сначала до смерти педантичный немец со своими идеями «ра­ционального волшебства», потом буйная Мергиона, потом странный допрос в исполнении отца Браунинга. Отходя ко сну, Югорус Лужж не верил, что тяжелый понедельник наконец завершился.

И правильно делал, что не верил.

Сон с самого начала не задался. Появились какие-то странные немецкие зомби, которые размахивали наглядными пособиями для занятий по некромантии и декламировали:

^ Прибежали зомби в морги Второпях зовут отца: «Фатер, фатер, гутен морген, Кто-то слямзил мертвеца!»

— Спите спокойно, дорогие товарищи! — пытался урезонить их Лужж, но коварные мертвяки сменили тактику.

Они превратились в русалку, забрались на ветку са­куры и стали раскачиваться на ней, нашептывая ис­полняющему обязанности ректора:

— Профессор Лужж? Вы спите? Если спите, так и скажите, я тогда вас будить не буду. Профессор Лужж!

— Сгинь, нечистая сила! — пробормотал профессор магии, вместо того чтобы воспользоваться каким-ни­будь действенным заклинанием.

— Я чистая! — возразила русалка, постепенно пре­вращаясь в Мергиону Пейджер. — Я уже зубы почис­тила, и ноги помыла, и чакру проветрила, а тут — бац!

Лужж вздрогнул и проснулся окончательно. Когда Мергиона Пейджер говорила «Бац!», только дурак мог отнестись к этому легкомысленно. К счастью, на сей раз «Бац» означало только лист бумаги, по которому ползали неутомимые полуфабрикаты высокой поэзии. В верхней части листочка замерли три строчки, припе­чатанные глубоким японским смыслом:
^ На дерево бубен повесил

И долго стучал в него палкой

Шаман из меня никудышный
— Поздравляю, — проворчал Югорус, — первую бу­кву ты уже знаешь.

— Да? Где?

— Где-где... на дереве.

Мерги присмотрелась — и, действительно, буква «Р» в слове «дерево» немного увеличилась в размерах и пульсировала.

— Точно! Вот здорово! Правда, здорово, профессор Лужж? Подождите, я сейчас следующую правильную хокку составлю, вот увидите!

— А мо-о-ожно, — зевнул Лужж, — я увижу не одну правильную хокку, а все сразу? Это будет гора-а-аздо эффектней.

— Хорошо-хорошо, — заторопилась Мергиона, — только скажите, что надо делать, пытаясь достигнуть нирваны?

— Спать, — сказал ректор.

Мергиона щелкнула пальцами и убежала. Югорус пробормотал сильнодействующее снотворное закли­нание Придет-серенький-волчок-и-укусит и от­ключился, уверенный в том, что по крайней мере семь часов мирного сна ему обеспечено.

Лужж ошибся.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Похожие:

Постмодернистская сказка москва 2003 iconКнига брэнда. Москва 2003 Москва 2003 Цели и задачи формируемого брэнда «Promofilm»
Собственная торговая марка формируется для обозначения компании, создающей эффективные, качественные фильмы, решающие задачи формирования...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Тройке 2 ниичаво 3 «Сказка о Тройке 2»
«Сказка о Тройке». Повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка Х. К. Андерсена «Снежная королева» и одноименная пьеса Е. Л. Шварца
Студентка Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка начинается… Сказка «репка»
Звучит музыка. Открывается занавес. В исполнении танцевального коллектива танец «Русская мозаика»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconСказка о Непрерывности
Предисловие. Это не простая сказка, а с тайной, непростой, но золотой, которую можно разгадать, лишь захотев этого очень сильным...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconФеано Сказка Ибн Сины 2001 королевский сын сказка по сюжету мудреца Ибн Сина (1038 г.)

Постмодернистская сказка москва 2003 iconПлан работы на апрель 2014 г структурное подразделение маоу «Новолыбаевская сош»
Посещение урока литературного чтения в 1 классе по теме «Сказка – цепочка. Русская народная сказка «Репка»»
Постмодернистская сказка москва 2003 iconБухгалтерский баланс коды
Приложение к Приказу Минфина Роccии от 22. 07. 2003 №67н (с кодами показателей бухгалтерской отчетности, утвержденными Приказом Госкомстата...
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Постмодернистская сказка москва 2003 iconМосква 2003
В конференции приняли участие специалисты – энергетики из отраслевых институтов
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница