Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия




НазваниеИсследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия
страница3/4
Дата публикации27.02.2013
Размер0.72 Mb.
ТипИсследование
litcey.ru > Философия > Исследование
1   2   3   4

19


гом находился в обороне. Атаковал он аверроистский аристоте-лизм, с его подрывающими христианское мировоззрение тенденциями, оборонялся от господствовавшего в философии августинизма (404, 67). В этом и заключается особенность и историческое значение учения Фомы. Поэтому основой взглядов Фомы Аквинского (и соответственно современных неотомистов) мы будем считать выработанную много веков назад определен­ного типа теолого-телеологическую систему объективного идеа­лизма. Эта система возникла в борьбе приспособленного к хри­стианству аристотелизма, с одной стороны, против аверроизма как главного врага, а с другой, — против дружественной плато-новско-августиновской традиции как недостаточно эффективного средства защиты христианской веры. В более широком плане современный неотомизм (и, соответственно, учение Фомы)—это объективный идеализм теологического толка, выработавший, как мы увидим в дальнейшем, позицию «метафизического реализ­ма»31 в борьбе с материалистическими тенденциями в философии и стремящийся уйти от крайностей платонизма. Такая система взглядов появилась в тот исторический период, когда в средне­вековой тьме господства теологии еле-еле замерцал разго­рающийся свет разума будущего общества и христианская тео­логия подсознательно подготавливала себя к встрече с ним. Учение Фомы несет на себе отпечаток горячей схватки идей и, хотя время сделало из него свалку застывших догм, оно может сыграть в идеологической борьбе определенную роль.

Во-вторых, учение Фомы родилось после многовековой исто­рии развития христианской мысли в ожесточенной борьбе с «язычниками» и «ересями» и, подобно христианству, сотканному из лоскутков различных идей, «из смеси обобщенной восточной, в особенности еврейской, теологии и вульгаризированной грече­ской, в особенности стоической, философии» (1, 21, 313), должно было носить эклектический характер. В идеологическом плане период создания Аквинатом его учения был периодом, когда тра­диционный августинизм переосмысливался в свете некоторого «ренессанса античной мысли», прежде всего связанного с осмыс­ливанием ставших известными «новых» произведений Аристо­теля. Фома оказался ,в центре возникшей да этой почве борьбы, и его учение справедливо называют «синтезом Аристотеля и пла-тоновско-августиновской традиции» (404, 6), хотя существуют также другие источники и влияния. Аристотель являлся для Фомы, конечно, решающим авторитетом, тем более, что Аквинат был доминиканцем и учеником Альберта Великого, с которого собственно «в доминиканском ордене и началась эра Аристотеля» (404, 6). Правильно оценив возможность приспособить многое из учения Аристотеля к теологии, Фома, вслед за своим учителем,

31 Объяснение такого названия основной философской позиции современно­го неотомизма смотри в главе 3.

20

активно и последовательно выступал против тех средневековых перипатетиков, которые находили в Аристотеле, если употребить выражение В. И. Ленина (3, 29, 326), «живое» и выводы которых прямо или косвенно оборачивались против христианской религии. В этом плане главным противником Фомы был арабский аристо-телизм Аверроэса (Ибн-Рошда), который признавал смертность отдельной человеческой души и утверждал также идею о вечно­сти мира, о разуме как объективном, едином для всего челове­чества. Если к этому добавить учение Аверроэса о деойетвеН'Но-сти истины, о том, что религия права в практической жизни, а философия в теории, то становятся понятными как та опасность, которую авверроизм представлял для христиа«ского мировоззре­ния, так и те основные проблемы, которыми пришлось занимать­ся Фоме32. Однако было бы исторически неверно считать Фому просто ар«стотеликом, тем более, что взгляды его на Аристотеля эволюционировали33. Помимо еврейской философии, патристики и схоластики в целом34, существенное влияние на учение Акви-ната не могла не оказать платоновско-августиновская традиция. «Аристотель был для Фомы руководителем в этом мире, однако не в потустороннем» (404, 22), — пишет Г. Мейер. Несмотря на полемику с Платоном и платониками, Фома дополнил аристоте­левскую картину мира «а основании «тлатоновско-яеоолатони-чески-августиновского идеологического наследства» (404, 22). Именно от Августина пришли в систему Фомы учение об идее, учение о чуде, мысли о порядке, учение о сущности мира и дру­гие. Нельзя поэтому не видеть, что в попытках Фомы объединить «античную традицию» и христианскую религию, победа всегда сказывается за христианством. Лишь на этом фоне можно гово­рить, что «в хоре голосов около 250 авторитетов, цитированных Фомой, всегда явственно слышен голос Аристотеля» (404, 29). Все это свидетельствует об «особом» характере учения Фомы Аквинского, о том, что у современных неотомистов имеется ши­рокая основа для различных манипуляций со взглядами своего «классика» при сохранении «центральной идеи».

32 Рассмотренное в целом учение Фомы Аквинского представляет собой философское обоснование христианского аристотелизма средневековья, причем «гсмистская система возникла в дискуссии нового аристотелевского направления со старым августиновским» (404, 34). На некоторых церковных картинах сущ­ность и значение учения Фомы Аквинского изображается следующим образом. Сидящий Фома освещается божественными лучами света. На коленях у Аквина-' та лежит раскрытая «Сумма против язычников». По обе стороны от пего стоят Платон и Аристотель, а у его ног лежит поверженный Аверроэс со своими опровергнутыми комментариями Аристотеля (404, 1).

33 «Следует считать парадоксом,— пишет К. Фабро,— что в ранней юности аристотелизм Фомы был более непримирим в формулировках.., чем в периоч зрелости и досконального знания Ар.истотеля, когда Аквинат осмелился высту­пить против латинского аверроизма» (345, 24).

34 Как считают католические исследователи, большое влияние на Фому ока­зали такие источники, как: «Псевдо-Дионисий» (1700 цитат), «Ое са1Ш5» и труды Боэция (345, 18—21). Некатолические исследователи часто подчеркивают бли­зость Аквината к Авиценне (Ибн-Сине).

21

В-третьих, согласно утверждению современных неотомистов, Фома Аквинский «по своему исходному пункту, предмету и ме­тоду считал философию самостоятельной наукой» (404, 46), до­полняемой верой. Он по существу пытался подчинение филосо­фии теологии изобразить в виде особого понимания значения теологии для науки. «Самостоятельность» философии он, конеч­но, понимал как подчинение теологии. Согласно Фоме, «теология откровения с ее учениями об основах дает негативный критерий для других наук, когда науки о мире вступают в противоречие '•с теологией» (404, 46). Это означает, что «самостоятельная» наука все время должна оглядываться на богословие: не проти­воречат ли ее выводы церковным догматам. Если да, то их сле­дует еще раз проверить, попытаться пересмотреть вытекающие отсюда заключения в нужном духе, поскольку противоречия-де в принципе не может быть. Панегирики философии, которые де­лает иногда Фома, означают лишь понимание им значения фило­софии в идеологической борьбе, а не утверждение независимости философии от теологии. Фома был далек от таких мыслей. Прин­ципиальная проблема отношения знания и веры, философии и теологии, решалась им на пути такого объединения их, при кото­ром выигрывало бы христианство. Это оказывается не чем иным, как подчинением философии теологии.

Сказанное определяет и позицию Фомы по основному вопро­су философии. Она довольно определенна. Рассмотрение позиции Аквината в плане решения им первой стороны основного вопроса философии, вопроса о первичности бытия или духа, позволяет характеризовать его учение как объективный идеализм христи-гнско-теологического толка, называющий себя, однако, как мы указывали, «метафизическим реализмом». Как откровенно теоло-шческий философ Фома признает существование бога, сотво­рившего все земное. Его объективный идеализм следует не из того, что он признает существование объективной, в смысле независимой от человека, реальности, не из признания того, что сознание человека производно, вторично по отношению к бытию, а из понимания «объективной реальности» как материального мира, сотворенного нематериальной силой — Всевышним. С по­зиций диалектического материализма представление о божест­венном есть извращенное отражение действительности сознанием человека и как таковое продукт человеческого сознания. Поэтому-то марксистская философия и утверждает, что первичным для религиозного мировоззрения является сознание, а материя по существу вторичным, производным. Заявление же богословов, что они признают существование «объективной», независимой от человека и человечества реальности, не меняет сути дела. Как «высшая объективная реальность» бог оказывается самым непо­средственным образом, зависимым от сознания человечества, он «сотворен» им, являясь антропоморфным понятием. Позиция объективного идеализма позволяет Фоме дать ответ и на вторую

22

сторону основного вопроса философии — вопроса о познаваемо­сти мира. «Духовное бытие» сотворило материальный мир и как произведенное и производящее они по сути дела тождественны, хотя и отличаются друг от друга. Мир поэтому, вообще говоря, познаваем. Однако нашему познанию ставятся границы, как только мы начинаем познавать абсолютное — бога. Здесь наши возможности познания ограничены и могут опираться лишь на аналогию. Область познания ограничивается, чтобы осталось место для веры.

В-четвертых, наконец, о главном, о том, что составляет крае­угольный камень учения Фомы Аквинского и, соответственно, современного неотомизма. Конечной целью учения Фомы Аквин­ского было доказательство существования бога, а исходным пунктом — объяснение мира конкретных вещей35. Его система должна была, с одной стороны, выделить христианского бога из •грешного, 'мира, а 'с другой — соединить его с ним многими и существенными узами. Эта задача должна была решаться под влиянием идей уже существующих учений различных схоласти­ческих школ и в результате нового освоения античной традиции. Основой решения всех возникших в связи с этим проблем стало учение Фомы о порядке (Огао) (404, VII). Мир как осуществле­ние порядка — это лейтмотив томизма вообще36. На его фоне бытие оказывается разделенным на акт и потенцию. В пределах доступного человеку телесного мира акт и потенция оказываются: двумя сторонами множества телесных, субстанций, предстают в виде единства формы и материи. Каждая субстанция оказывает­ся конкретным и единичным бытием, и иных видов бытия, кроме единичного, быть не может. Существующее выше сущности, по­скольку оно уже есть, а сущность может быть и возможностью. Всеобщее — это инструмент познания, но не само бытие. Наряду с познанием человеком мира большое значение имеет и открове­ние. Следовательно, мир как осуществляющийся порядок, кон­кретность существования бытии, возможность разумного позна­ния человеком бытия в сочетании с откровением — вот что суще­ственно и для учения Фомы, и для современного .неотомизма и что делает его разновидностью «еосхоластики.

Таким образом, из изложенного выше видно, каким истори­ческим багажом и какими возможностями обладает современный неотомизм. Анализ того, как эти возможности используются со-

35 «Как чистому платонизму, так и чистому аристотелизму,—пишет К. Фаб-ро, — чужда христианская вера. Согласно христианской вере мир сотворен богом и обладает поэтому собственным составом реальности и истины, а не чистым царством теней и явлений. Однако мир в то же время сотворен богом в соот­ветствии с божественной «Идеей» и сотворен во славу бога. Можно утверждать,

- что все томистские исследования вращаются вокруг этой центральной темы»-

1 (345, 30).

36 «Только психологической загадкой можно назвать тот факт, что такой глубоко изучающий Фому ученый, как Г. Мансер, смог увидеть сущность то-| мизма в потенции и акте (392, 100)»,— пишет Г. Мейер (404, VIII).

23,

временными неотомистами, выступающими в качестве представи­телей одного из течений буржуазной философии второй половины XX века, сразу же ставит перед исследователем ряд проблем. Нужно рассмотреть современный неотомизм и на фоне всей современной философии и через призму его взаимоотношений с основными философскими течениями и не в последнюю очередь в борьбе с марксистской философией. Но и этого мало. Из вели­кого множества представителей современного неотомизма жела­тельно выбрать не просто «старых» и «известных», а тех «функ­ционеров» этого учения, которые оказывают наибольшее влияние сейчас, занимают соответствующие ключевые позиции, а главное, потенциально будут играть ведущую роль в ближайшем буду­щем. Более того, если рассмотреть принципиальные позиции таких «функционеров» современного неотомизма, то окажется, что среди них нет, да и не может быть единства, поскольку в зависимости от социального положения, а также таких факторов, как национальная принадлежность, принадлежность к ордену, философская школа, психический склад и т. д., — каждый вы­двигает и обосновывает свое понимание мира. В современном неотомизме существует множество течений37, среди которых, как мы увидим, можно выделить по крайней мере два основных: те­чение умеренно-непосредственного реализма и течение умеренно-опосредованного реализма38. Это накладывает отпечаток на ре­шение любого вопроса и ставит исследователя в трудное положе­ние: он должен изложить исходные взгляды, общие всем совре­менным неотомистам, хотя заведомо ясно, что все работы, посвященные этим общим взглядам, написаны далеко не с оди­наковых позиций. Это относится и к непосредственно интересую­щему нас вопросу, подвести к которому читателя являлось основ­ной нашей целью, вопросу о роли гносеологии в общей философ­ской системе современного неотомизма.

^ Гносеология, или теория познания, — это тот раздел любой философской системы, который свою основную задачу видит в исследовании возможностей и закономерностей приобретения человеком знаний об окружающем его мире. Иначе говоря, она занимается вопросом о том, как человечество познает мир. В за­висимости от характера философской системы теорию познания

•обычно в той или иной степени отличают от онтологии, или уче­ния о бытии, которая исследует, что из себя представляет мир. В сложной системе философских наук схоластика всегда

•отдавала предпочтение и примат онтологии, а в более широком

37 «В современном том'изме, — пишет А. Р. Бургете, — существуют различ­ные направления, оттенки. Это объясняется, во-первых, влиянием на тех или иных философов-томистов других древних и средневековых мыслителей (Авгу­стин, Скот, Суарес и т. д.). Во-вторых, влиянием на них различных направлений современной идеалистической философии - (феноменологии, интуитивизма, экзи­стенциализма и др.)... Наконец, влиянием на католических мыслителей развития современного естествознания» (42, 432—433).

38 См. настоящую работу, гл. 4 и 5.

24 .

'понимании — метафизике, лишь .мимоходом занимаясь теми вопро­сами, которые мы теперь относим к теории познания. Ее прежде всего интересовало, что из себя представляет мир и лишь потом иногда ставились вопросы о том, как он познается. Но время перевернуло традиционные представления. Анализ содержания ряда учебников, многие из которых никак нельзя отнести к наи­более новаторским39, показывает, что в современном неотомизме при всем подчеркивании значения онтологии теория познания (критика знания) все более и более начинает играть относитель­но самостоятельную роль. Если, пишет один из современных нео-томистов И. Лотц, «раньше теория познания, критика или крите-риология рассматривалась чаще всего в качестве прикладной или материальной логики, то в наше время напротив более правильно причислить ее к метафизике» (388, 64), то есть сделать ее как бы «входом» в онтологию и, в конце концов, в «первую филосо­фию». Есть, конечно, представители современного неотомизма, которые противятся этому, но рассмотрение теории познания как введения в онтологию очень популярно среди современных по­следователей Фомы, как говорится, «входит в жизнь». Однако неотомисты не были бы последователями средневекового схола­ста и представителями религиозной философии, если бы они, несмотря на «признание» значения гносеологии, не попытались бы тем или иным способом повернуть философскую мысль совре­менности вспять. Их заветной мечтой и в наше время является умаление роли и значение теории познания по отношению к так дорогой им онтологии как пути к традиционному метафизиче­скому обоснованию существования бога. Попытка осуществить свои стремления привела к тому, что в современном неотомизме стали четче, чем ранее, различать три понятия: теория познания, метафизика познания и метафизика. Теория познания занимается «первой гарантией обоснования истины нашего духа, которая устанавливается внутренним опытом...» (388, 78), а метафизика, как известно, в неосхоластике — это, грубо говоря, доказатель­ство существования бога. Для соединения этих двух 'крайностей современный неотомизм и разработал промежуточное понятие «.метафизика познания», функция которого заключается в обес­печении постепенного перехода от принятого в науке употребле­ния термина теория познания к неотомистской метафизике. Метафизика познания — это «последнее обоснование истины нашего духа» (388, 78), нечто зависимое от метафизики, нечто черпаю­щее в ней свои основы, хотя и не являющееся метафизикой в полном смысле слова. Естественно, что метафизика познания

39 Мы имеем в виду учебники и учебные пособия по неотомистской фило­софии, изданные в США (348), (377), в Англии (401), в ФРГ (339), особенно собрание учебников для двухгодичного философского курса, изданного в Италии известным центром салезианцев в Турине (370), общие сведения о католических университетах (385), (465), а также тематику ведущих католических журналов (432), (433), (419), (455), (454), (452), (434), (479) я др.

25,

оказывается «внутренним моментом теории познания, ... а теория познания внутренним моментом метафизики познания...» (388, 79). Начать с теории познания, перейти к метафизике познания, а через нее и к чистой метафизике, попытаться переломить ход современной философской мысли в нужном для теологии направ­лении — вот основная задача современных неотомистов.

Изложенное выше позволяет нам уточнить предмет нашего исследования. Им не может не быть указанное неотомистами единство теории познания и метафизики познания. Для этого единства мы условно (исходя из желания уточнить терминологию применительно к предмету нашего исследования) и выбрали широко известное наименование гносеология (учение о познании) современного неотомизма, хотя, как читатель увидит в дальней­шем, более точно предмет нашего анализа следовало бы назвать эпистемология. Механизмом, пытающимся обеспечить поворот от научной теории познания к метафизическому обоснованию тео­логии, — вот чем мы должны заниматься.

Из сказанного выше следует, что уже при определении ме­ста и роли теории познания в философской системе современного неотомизма, т. е. практически по вопросу об отношении неотоми-стской философии к научному знанию, во мнениях ведущих современных неотомистов должен обнаружиться и обнаруживает­ся разнобой. В той или иной степени от ответа на вопрос о роли теории познания в системе философских наук зависит и решение многих других частных проблем гносеологии. И наоборот, то или иное решение частных вопросов теории познания заставляет каж­дого современного неотомиста занимать соответствующую пози­цию и по другим, даже наиболее общим философским пробле­мам. Такой оборот дела позволяет нам утверждать, что исследо­вание гносеологии современного неотомизма вскроет и выходя­щие за пределы гносеологии всеобщие закономерности развития этого ведущего философского учения католицизма, многое даст для понимания его в целом. Особенно это относится к двум-трем главным вопросам теории познания, имеющим особое значение для неотомистской философии, которые и будут исследованы нами в дальнейшем. Мы имеем в виду вопрос об обосновании достоверности реальности существования внешнего мира и во­прос об обосновании познаваемости этого мира, которые служат основой для решения вопроса о взаимоотношении знания и веры. Поэтому свою задачу мы видим прежде всего в том, чтобы вы­явить состояние мнений по этим вопросам последователей Фомы наших дней и, сопоставляя их взгляды, попытаться нащупать наиболее глубокие причины борьбы течений внутри католической философии, а следовательно, и понять ее суть. Это, с нашей точ­ки зрения, позволит дать наиболее обстоятельную и убедитель­ную критику гносеологии современного неотомизма.

Исследование гносеологии современного неотомизма ведется автором, естественно, в критическом плане с позиций марксист-

26

ской философии. Исходя из ленинских принципов критики бур­жуазной философии мы строим наше изложение применительно к нашему времени и конкретному предмету анализа. При этом по возможности шире привлекаются критические выступления против неотомизма в марксистской философской литературе как общее завоевание философов-марксистов. Однако вполне естест­венно, что основным фактором для критики автором неотомизма, ее принципиальной основой является состояние марксистской философии в Советском Союзе в настоящее время. Одной из существенных особенностей советской философской науки по­следнего периода (60-е годы XX века) является заметное усиле­ние разработки многих новых важнейших проблем и новое пере­осмысливание старых. В таких условиях нередки случаи, когда по ряду вопросов в философской среде еще нет однозначного мнения, а то или иное «окончательное» решение является спор­ным. Такое состояние философской мысли советских марксистов, в противоположность антисоветским измышлениям многих зару­бежных идеологов, свидетельствует о ее творческом . характере. Вопрос о ленинских принципах критики современной буржуазной философии глубоко разработан в трудах ряда советских фило­софов, которые раскрыли и углубили основные идеи (см. тезисы ЦК КПСС «К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина») 40, касающиеся деятельности В. И. Ленина как философа. Богатство содержания ленинских принципов критики буржуазной филосо­фии поразительно. Мы остановимся только на некоторых пробле­мах, имеющих особое значение для нашей темы.

Важнейшим принципом ленинской критики буржуазной фи­лософии является принцип партийности, умение всегда видеть за философскими спорами борьёу основных философских партий: материализма и идеализма, видеть борьбу классов, отстаивать с позиций диалектического .материализма интересы рабочего класса и всех трудящихся (3, 18, 380). Но принцип партийности можно по-ленински провести лишь тогда, когда он берется в органиче­ском единстве с принципом научности критики (185, 586), (210, 9—18). Быть партийным в критике идеализма, фидеизма и рели­гии— значит прежде всего дать их научную критику. Это пред­полагает: преодоление непоследовательности и ограниченности критики религии, данной домарксистскими философами; преодо­ление неверных и «дешевых объяснений без анализа сути»

40 Мы имеем в виду работы, опубликованные на страницах ведущих совет­ских философских журналов (116), (56), (194), (264), (52), (193), периодических изданий (55) и сборников (144), (145), (146), (147), (148), (54). Особенно выде­ляются статьи «Коммунистическая партийность — высший принцип марксистско-ленинской философии» (116) и работы: П. Н. Федосеева (262), (261), М. Б. Ми­тина (169), Г. Е. Глезермана (67), А. С. Богомолова, Ю. К. Мельвиля, И. С. Нар-ского (31), Т. И. Ойзермана (211), (212), (214), (216), (218), (209), И. С. Нар-ского (183), (176), (177), Г. А. Курганова (134), С. Ф. Одуева (202), М. Л. Кис-селя (ПО), С. И. Ннкишова (197), (198), А. Ф. Окулова и С. А. Эфирова (206), А. Ф.. Окулова (203), (204), М. П. Новикова (200), В. И. Гараджи (58), (59).
1   2   3   4

Похожие:

Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconИстория гуманизма в Англии составляет наиболее яркую стра­ницу культуры...
Возрождения. Новое, гуманистическое мировоззре­ние было ранней формой буржуазной идеологии, или, точнее, первой формой буржуазного...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconБуржуазное течение в скандинаских странах, культивирующее идеи их...
Скандинавизм связан с эпохой капитализма и является одним из существенных элементов буржуазной идеологии. Возникновение Скандинавизм...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия icon2. Исследование социально-психологических причин
Введение 3
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconЛенинская теория социалистической революции
Силы сопротивления раздавят самодержавие и парализуют неустойчивость буржуазии. “От революции демократической мы сейчас же начнем...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconДьяченко В. И. кандидат юридических наук Марксизм об уничтожении...
Актуальность данной темы обусловлена ее значением для понимания экономических закономерностей перехода от капитализма к коммунизму,...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconИсследование закономерностей формирования и путей оптимизации производственного...
Предмет, объекты и методы товароведения, связь товароведения с другими
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconИсследование причин возникновения мировых финансовых кризисов
Финансово-экономический институт Северо-Восточного федерального университета имени М. К. Аммосова, Якутск, Россия
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconСоциально-политическое учение Дж. С. Милля
И. Бентама, идеи Милля были следующим этапом развития утилитаризма в буржуазной политической теории. Милль внес важный вклад в азвитие...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconСоциально-политическое учение Дж. С. Милля
И. Бентама, идеи Милля были следующим этапом развития утилитаризма в буржуазной политической теории. Милль внес важный вклад в развитие...
Исследование причин и закономерностей непримиримой борь­бы буржуазной научно-социалистической идеологии требует ана­лиза понятия iconФранцузская революция оказала огромное влияние на Италию. Там зародилось...
Наполеоновское владычество положило начало буржуазной перестройке итальянского общества, были отменены сословные привилегии, ликвидированы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница