Redemption (Искупление) (гет)




НазваниеRedemption (Искупление) (гет)
страница6/20
Дата публикации16.05.2013
Размер3.22 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Глава 11. Дядя.


Дом 4 на Бирючинном проезде выглядел как самый обычный дом на обычной улице, и никто не мог бы догадаться, что когда-то здесь жил мальчик, который, когда он вырос, стал одним из самых великих магов в истории. Если бы вы их спросили, то жильцы дома ответили вам довольно резко, что на свете нет таких вещей как магия и маги, и они определенно никогда не слышали ни о ком по имени Гарри Поттер. Можно было бы даже сказать, что у них была фобия на все связанное с волшебством, до такой степени, что они даже не стали бы смотреть фильм, где хоть как-то упоминалась магия.

Семья Дурслей никогда не сожалела о решении принятом шесть лет назад в относительно их племяника. Деньги были потрачены на новую машину, и вторая спальня вернулась к ее исходному владельцу, который продолжившему заполнять ее своими ненужными и сломаными вещами. Новейшим дополнением в этой комнате была барабаная установка с дырой в базовом барабане. Дадли пробил его, обнаружив, что обладание установкой не приносит вместе с собой музыкальные способности.

Вся семья Дурслей была сегодня дома, потому что сегодня было воскресенье и было принято проводить день с семьей по воскресеньям. Делать то, что было принято являлось смыслом жизни для Дурслей. Быть такими «как все» было верхом совершенства, желанной целью. Неведомо для них, другой член семьи, о котором они старались не вспоминать через чур часто, что обычно им вполне удавалось, в этот самый момент готовился нанести им визит. Большинство людей были бы рады встрече с племянником или кузеном, которого они не видели шесть лет, но в этом вопросе Дурслей были далеки от принятых правил, потому что последний человек на этой земле, кого они хотели бы видеть, был Гарри Поттер.

Им сообщили, что Гарри стал на сторону зла (они не очень удивились), и что его отправили в тюрьму (они вовсе не сожалели об этом). Так что когда Верон пошел открыть дверь, в ответ на особенно громкий стук, у него не возникло ассоциаций между приятно выглядищим, высоким, возможно правда излишне худым юношей с взерошенными волосами и тощим мальчишкой, который когда-то называл это место домом. Решив, что это был продавец чего-то там, Верон повел себя как обычно с этими надоедалами. «Не требуется!» С этим он начал уверенно закрывать дверь. С удивлением гаррин дядя понял, что не может ее закрыть, так как молодой человек наклонился вперед и держит дверь. Разозленный Верон заорал «Пошел вон!» Вдруг он обнаружил, что пятится назад в комнату, а незнакомый юноша закрывает за собой дверь. Переполняясь гневом, Верон открыл рот, чтобы задать приставучему продавцу трепку, которую тот запомнит на всю жизнь, но успев начать, он встретилися взглядом с глазами незваного гостя.

Холодные как лед зеленые глаза ответили на его взгляд. Странно знакомые зеленые глаза. Зеленые глаза под копной непослушных черных волос, которые не скрывали зигзаго образного шрама на лбу. Глаза Верона расширились в ужасе узнавая юношу, когда тот тихо заговорил:

— Здраствуй, Верон.

Дар речи отказал ему. Верон попробовал заговорить, закричать, но Гарри продолжал наступать на дрожавшего теперь человека. Тот попятился назад в гостинную, где, читая, сидела Петуния, и лежал Дадли, смотря телевизор.

— Прошло много времени с тех пор как мы виделись в последний раз, — эти слова произнесенные шепотом заставили Петунию и Дадли поднять глаза. Петуния немедленно сложила два и два, вскрикнув, она упала в обмороке, Дадли подпрыгнул и попытался спрятать свое грузное тело за телевизором, опрокинув его при этом.

Гарри, похоже полностью контролирующий ситуацию, неспеша сел на диван и положил ноги в ботинках на кофейный столик. Верон, прилагая массу усилий, попробовал вновь заговорить твердым голосом, но у него вышел лишь испуганный крик:

— У-убирайся отсюда, выродок!

Гарри ответил дяде леденящей улыбкой:

— Сядь и заткнись, Верон. Я не стану тебе повторять.

Верон безвольно осел в кресло. Дадли завыл топчась за сломаным телевизором. Не уделив тому даже взгляда, Гарри махнул рукой в его направлении и Дадли обмяк, обрушившись на пол. От падения такой массы, картины на стенах задрожали, одна из них при этом упала на пол. Верон дернулся на месте и Гарри заговорил с угрозой в голосе:

— Он всего лишь без сознания. Это между тобой и мной. Итак, как много заплатил тебе Волдеморт за меня?

— Я-я не з-знаю о ч-чем ты гов-воришь.

Впервые Верон подумал, что возможно грубое обращение с мальчиком в течении прошлых лет было ошибкой.

— 15000 фунтов, не так ли? — ухмыльнулся Гарри в ответ на перепуганное выражение лица Верона. — Разве ты не знал, что я выберусь, Верон? Тебе никогда не приходило в голову, что лучше было быть мне другом, чем врагом? Когда-нибудь промелькнуло в твоем крошечном мозгу, что хорошее обращение со мной, может быть дальновидным.

Верон был раздавлен, до того состояния, когда он стал говорить правду:

— Н-нет.

Гарри проигнорировал ответ и мягко продолжил:

— Итак, приятно было тратить эти деньги? Тебя не беспокоило, что ты продал племянника кому-то, кто жаждал его смерти? — Гарри сделал паузу. — У тебя бывают кошмары, Верон? — грузный мужчина помотал головой, не раскрывая рта. Казалось не возможным, но Гаррин голос стал еще холоднее, — Теперь будут.

Перепуганный толстяк вжался в стул, когда Гарри угрожающе встал на ноги,

— П-пожалуйста! Не уб-бивай меня.

Юноша покачал головой, глядя на дядю, но это не придало уверенности последнему.

— Я не убью тебя. Я лишь дам тебе почуствовать то, на что обрекла меня твоя сделка, — сказав это, Гарри воспроизвел эффект присутствия дементоров и стал наблюдать за тем, как Верона охватывают его собственные страхи. Дрожа и стеная от ужаса, тот упал со стула и сжался в не такой уж маленький комок на полу. Шипение и обрывки слов, похоже это было все на что он был способен ерзая на полу. Гарри позволил кошмару продержать дядю еще несколько минут и прервал эффект. Маг подошел к дрожащему человеку и нагнувшись поднял того на ноги, поставив спиной к стене.

— Это было меньше десяти минуть, Верон. Из-за тебя, я прожил так годы.

Верон был сломлен. Слезы текли по его лицу, когда он стал молить,

— Пожалуйста, не надо больше, — он никогда не был особенно храбрым и пережитые несколько минут самых худших воспоминаний и воображаемых ужасов заставили его в страхе раболепствовать перед Гарри. — Пожалуйста!

Гарри сжал в кулаках ворот рубашки Верона под подбородком и заговорил сквозь сжатые зубы:

— Ты обращался со мной как с падалью. Ты называл меня выродком. И затем ты продал меня Волдеморту, который при помощи МОЕЙ палочки убил сто пятьдесят девять человек! Затем, Волдеморт сумел свалить их убийства на меня и меня бросили в тюрьму, где я прожил шесть лет. ИЗ-ЗА ТЕБЯ! — Гарри сильно тряхнул Верона и зарычал, — считай, что тебе очень повезло, что я не убил тебя. — С этим Гарри бросил дрожащего мужчину на пол и смотрел как тот сполз по стене на пол, приземлившись мятой кучей на полу.

Переступив через эту груду, Гарри подошел к Петунии и сотворил стакан воды, чтобы плеснуть в нее. Глотая ртом воздух, она пришла в сознание и и посмотрела вверх ему в лицо. С испуганным визгом, она поползла назад, пока не уперлась в стену, выражение ужаса было написано в каждой черточке ее тощего угловатого лица. Гарри сознательно не делал ничего, чтобы успокоить ее страх, находя странное удовольствие в застывшем испуганном взгляде, которым она на него смотрела.

— Петуния, Петуния, Петуния. Что мне с тобой делать?

— Не касайся меня, ты ненормальный ..., — Петуния обнаружила, что она висит в руках ее племянника и тот ставит ее на ноги.

— На твоем месте я бы не заканчивал фразы. С меня достаточно твоих обзываний, которые больше подходят тебе самой. И если ты еще не заметила, здесь сейчас распоряжаюсь я. — Гарри бросил ее на диван, куда та приземлилась с глухим ударом, и с отвращением вытер влажные ладони о брюки.

Петуния старалась звучать уверенно,

— Тебя посадили в тюрьму, это значить, что ты беглец, они поймают тебя.

Если она надеялась, что это обратит Гарри в бегство, ее ждало разочарование.

Он медленно улыбнулся:

— Меня оправдали. Полностью И меньше чем через два дня после этого, я убил Волдеморта. Ты помнишь Волдеморта. Да? Так что я сильно сомневаюся, что кто-либо в моем мире захочет теперь меня арестовать за что-бы то ни было, — он оставил не произнесенными слова « даже за убийство тебя», но Петуния поняла его очень хорошо.

— Не смей..., — это прозвучало более похоже на писк, чем слова.

Гарри прищурил глаза глядя на нее и затем помахал рукой над ее лицом.

— Каждый раз, когда ты произнесешь или просто подумаешь слово «выродок», тебе будет больно. Немедленно Петуния согнулась пополам, схватившись за живот, стеная. Гарри выглядел удовлетворенным. Очень слабое болезненное заклинание, совмещенное с распознаванием мысли, дало желаемый эффект. Он находил это идеальным наказанием. — Да, и заклятие не пройдет, пока не пройдет пол года без единого инциндента. — Гарри язвительно улыбнулся, думая, что скорее всего Петунии придется избегать этого слова до конца жизни. Ему действительно было все равно. Она заслуживала много худшего, чем это. Из этой семьи именно она должна была бы заботиться о нем. Он был единственным сыном ее сестры и заслуживал по крайней мере уважительное отношение к себе, если не любовь этой женщины.

Оставив Петунию там, где она лежала, Гарри снова направился в сторону все еще дрожавшего Верона и поднялся наверх. Самая маленькая спальня выглядела почти такой же какой Гарри ее запомнил, но на двери не было замков. Гарри протянул руку открывая дверь и вошел внутрь комнаты, что была ему домом вне Хогвартса в течении трех лет. То есть трех летних каникул и двух недель, после этого его мир разлетелся в прах. Выкинув от тяжелые мысли из головы, Гарри обвел взглядом обломки, что покрывали каждый сантиметр комнаты. Простое заклинание убрало бы все это за минуту, но у Гарри появилась хорошая идея. Повернувшись вновь к двери, он еле слышно произнес «Ассио Дадли». Послышалась серия приближающихся ударов и Гарри догадался, что это Дадли так поднимается по ступеням. У Гарри появилась еще одна идея и Дадли пришел в сознание, продолжая врезаясь в стены, ступеньки и потолок продвигаться вверх по лестнице и вдоль по коридору, пока он не приземлился грудой у гарриных ног. На голове своего кузена Гарри увидел растущую шишку в том месте, которым Дадли посчитал ступеньки.

Дадли выглядел ошалевшим:

— Что за ...

— Дадли, как дела? Нет, не отвечай, я право не хочу знать.

В этот момент, вспомнив у чьих ног он лежит, Дадли похоже был готов намочить в штаны.

— Где мама и папа?

— О, с ними все будет в порядке. Со временем. Ты, с другой стороны..., — Гарри сделал многозначительную паузу. Дадли нервно сглотнул. — Ты немного поработаешь.

— Поработаю? — Дадли переспросил испуганно.

— Мне нужно добраться до кровати, а в комнате бардак. Ты здесь уберешь.

Гарри скрестил руки и оперся о косяк двери. Дадли окинул взглядом мусор, которого было в комнате по пояс и заскулил,

— Я не буду. Ты со своими колдовскими штучками разберись сам с этим.

Дадли был либо смелее своих родителей либо глупее их. Скорее всего и то и другое, Гарри помолчал мгновение, улыбаясь в глубине души возможности нагнать страх на организатора «Охоты на Гарри».

Глаза молодого мага угрожающе блеснули и Дадли сжался. Говоря медленно с расстановкой, Гарри процедил сквозь зубы, -

— Позволь мне пояснить для тебя. Начинай работу или я навечно приделаю твою шею к твоему заду и если тебе повезет, это будет единственное, что я изменю. — Гарри говорил так, словно он действительно собирался это сделать. Зловещая улыбка на лице, дополняла эффект.

Дадли зашевелился.

Двадцать минут спустя пыхтящий кузен перенес большую часть мусора в свою комнату, и кровать показалась из-за завалов. Гарри за все время не сказал Дадли ни слова и толстяк педпочел держать язык за зубами в целях сохранения частей своего тела. Когда кровать стала полностью видна, Гарри двинулся вперед. Дадли с немедленно бросил работу и, крадучись, поспешил вон из комнаты, перепуганный, но достаточно любопытный, чтобы просунуть голову в дверь посмотреть на происходящее. Одной мыслью Гарри поднял кровать с остатками вещей в воздух. Дадли подавил удивленный крик и с трепетом в ужасе смотрел как вещи зависли над полом, а спинка кровати царапя потолок, сыпала штукатурную крошку на пол. Гарри полностью проигнорировал присутствие кузена и опустился на колени возле кровати. Осторожно приподняв шатающуюся половицу, он посмотрел в проем под ней. Фотоальбом и несколько заплесневелых Котелковых Кексов были единственным, что лежало в тайнике. Едва звметная улыбка появилась на лице мага, когда он взял альбом в руки. Гарри открыл его, на случайно выбранной страницы, и его весело приветствовали смеющиеся и кивающие ему лица родителей.

Встав на ноги, он попятился из под все еще висящей в воздухе кровати и дал ей упасть в низ с грохотом. Даддли взвизгнул когда Гаррины глаза вновь остановились на нем и бросился назад вниз на столько быстро, насколько его могли нести пухлые ноги, при этом наступив на своего отца, не заметив того. Гарри, с альбомом в руке был вполне готов покинуть этот мерзкий дом раз и на всегда, когда вдруг что-то в углу комнаты задержало его внимание. Стоящая неприметно на полке между Дадлиными ни разу не открытыми книгами — «Черный Конь» и «Приключение Шерлока Холмса» — лежал знакомый переплет. Гарри подошел ближе и прочитал на корешке «Квиддитч Сквозь Века». Юноша расплылся в улыбке. Книга наверное лежала на поверхности и смешалась с вещами Дадли, а тот, кто забирал Гаррины вещи, не замети ее. Принимая во внимание отвращение Дадли к чтению, она попросту стояла на полке в течении всех этих лет, собирая пыль. Протянув руку, он дотронулся до книги, собираясь взять ее и забрать с собой. Но как только его пальцы дотронулись до ее ярко красной обложки, он немедленно понял, что все его догадки были в корне не верными. Тянущее чувство, которое сопровождает активацию портключа было сигналом, что хотя он инстинктивно и отдернул руку, было слишком поздно.

Если бы Дадли задержался наверху подольше, он бы увидел как его кузен исчезает из самой маленькой спальни в доме номер 4 на Бирючинном проезде, громко ругая свою собственную глупость.
^ Глава 12. Напряжение.


Гарри продолжал ругаться последними словами, когда он приземлился в затемненной комнате. Но все же, так как он не знал где и кто мог поджидать его в этой темноте, готовясь к нападению, он перешел с устной ругани на мысленно посылаемые проклятья. Азкабан позволяет сильно расширить словарный запас, и Гарри воспользовался приобретенными знаниями в полном объеме, выражая неудовольствие собственными умственными способностями. Портоключ, конечно, был очень искусство замаскирован, но все же ему следовало быть более осторожным. Тот, кто устроил эту засаду, очевидно, знал его очень хорошо, потому что он конечно же не мог не забрать свою любимую книгу по Квиддитчу.

Гарри тихо лежал на полу, там, где и преземлился, напряженно прислушиваясь к шорохам, которые могли бы выдать присутствие кого-либо еще в комнате. После длинной паузы, он безшумно преподнялся на коленях и прошептал «Люмос». Шар синего света появился над его ладонью и Гарри узнал комнату, в которой стоял. Он не мог ее не узнать, ведь он, без сомнения, провел здесь достаточно времени.

Гарри Поттер был в снова в Хогвартсе, а точнее, в кабинете директора. Комната была темной, ни Дамблдора, ни Фоукса в ней не было. Гарри прорычал себе под нос проклятья, злясь на жульническую уловку Дамблдора, перед тем как признаться самому себе, что она была мастерски спланирована Гарри не был уверен когда была сделана книга-портоключ — шесть лет назад, когда он исчез или ее поставили на полку лишь несколько недель назад. Было логично предположить, что Гарри когда-нибудь появиться у Дурслей, хотя Гарри не думал, что Дамблдор знал об альбоме или о его тайнике в маленькой спальне.

Юноша сел на стул возле стола и позволил свету потухнуть в его руке. Сидя в полной темноте, он задумался на мгновение. Выйти из замка среди дня незамеченным будет довольно сложно, если вообще возможно. Дневные хлопоты утомили его. Сотворение пары защитных щитов без помощи палочки, редекорация его комнаты, да и вся эта сцена запугивания Дурслей, тяжело отразились на его состоянии. Гарри погладил рукой альбом с фотографиями, и улыбка появилась на его лице. По крайней мере, он вернул себе родителей. Хотя бы ту их часть, которая когда-либо была у Гарри.

Он только начал решать, что ему делать дальше, когда инициатива была забрана из его рук. Спешащие шаги послышались на ступенях, и Гарри быстро встал у стены — вне линии прямого попадания от двери. Комната осветилась, готовясь встретить приход директора, и Гарри встал на изготовку. Он не думал, что Дамблдор нападет на него, но если портоключ был заготовлен годы назад, тот мог не ожидать гостей в своем кабинете. Сомнения отпали, как только Албус Дамблдор, в обрамлении своей длиннющей бороды и полумесяцев очков, вошел в комнату с палочкой наготове. Дамблдор знал.

Албус был как раз в середине приятного разговора с гостями и коллегами, которые избрали Хогвартс своим домом на это лето. И в этот самый момент, когда он как раз наслаждался сочным куском лимонного пирога, он с удивлением услышал, как охранные заклятия Хогвартса издали характерный сигнал, сообщающий о том, что порто-ключ с местом назначения где-то внутри замка был приведен в действие. При более внимательном взгляде на магические узы замка, которые он удерживал как директор, Дамблдор обнаружил, что гость прибыл в его кабинет. Пораженный, он поспешил из залы, игнорируя вопросы удивленных и слегка обеспокоенных обедающих. В его кабинете было слишком много магических предметов и книг, которые могли принести много вреда, попади они в плохие руки. При этом он был чрезвычайно заинтригован, самим фактом, что кто-то сумел сделать порт-ключ в Хогвартс. Дамблдор или кто-либо по его личному поручению обычно были единственными, кто был способен на это. Если только не... Дамблдор прибавил еще шагу, потому что у него появилось достаточно хорошее подозрение о том, кто находился сейчас в его убежище. Эта беседа обещала быть чрезвычайно интересной, и он погрузился в размышления, приближаясь к горгулье. Действительно очень интересной, если его подозрения были верны, и Мальчик-Который-Выжил был против своей воли доставлен в кабинет того, к кому нынче не испытывал особой любви и доверия. Если бы он всего лишь потратил немного времени, чтобы проверить, пусть и кажущиеся столь несомненными, факты, мир мог бы быть сейчас совсем другим сейчас. Но с другой стороны, подумал он, Волдеморт был мертв и этого удалось достигнуть с минимальными потерями. Возможно, даже если они, может быть, потеряли Гарри навсегда, все случившееся было к лучшему. Но даже эта мысль не уменьшала внутренней боли.

Вот так, с тяжелым сердцем, Албус Дамбалдор вошел в кабинет. С палочкой в руке на тот случай, если он ошибался в своих догадках относительно личности незванного гостя, и приготовился к довольно напряженному разговору с молодым человеком, которого он однажды ошибочно оставил на произвол судьбы. Лишь войдя, он обнаружил подтверждение своей догадке, Албус убрал палочку на место в широкий рукав и направился к креслу за столом. Гарри следил за каждым его движением пристальным взглядом холодных глаз, не меняя положения, прислонившись возле стены. Дамбалдор заговорил извиняясь:

— Я прошу прощение за портоключ. Я, кажется, забыл убрать его тогда, шесть лет назад. Но я не сожалею о том, что ты оказался здесь, Гарри. Я думал о том, где ты сейчас, — Албус указал жестом на кресло, хотя у него было мало надежды на то, что Гарри примет его предложение.

Как он и предполагал, Гарри проигнорировал дружеский жест и заговорил.

— Я приходил в себя.

— А, да, я надеюсь сейчас ты себя чувствуешь хорошо? — не дожидаясь ответа, престарелый директор продолжил. — Позволь заметить, что выглядишь ты не плохо.

— Учитывая обстоятельства, вы имеете в виду, — Гарри выглядел почти веселым, в чрезвычайно чопорном, холодном и сердитом варианте. — Я надеюсь Дурсли не понесли ни какого... значительного ущерба?

Выражение гарриного лица не изменилось:

— До этого вам не должно быть никакого дела, — Гарри был несколько раздосадован тем, что ему не удалось довести до конца взбучку своим бывшим опекунам. Он планировал еще один раз хорошенько испугать их и навеять на них ужас обещанием вернуться как-нибудь. Собирался он возвращаться или нет, Гарри еще не решил, но было бы приятно вспоминать о Дурслях и знать, что они живут в ожидании того, что он войдет в дверь их дома в любой момент. Гарри отдавал предпочтение психологическому давлению. По сравнению с физическими пыткам, оно требовали значительно большего планирования, но много меньше фактической работы. Зачем тратить энергию, запугивая кого-то, если они могли запугать себя сами?

Албус сменил тему разговора:

— У меня есть здесь что-то для тебя. Я гадал как это передать тебе, так как посылать ее с совой не казалось мне вполне разумным, — встав, он медленно направился к полке и вернулся с коробочкой в руках. Осторожно открыв ее, он вынул что-то, что Гарри узнал немедленно.

— Моя палочка? — Гарри был поражен и неприступный вид немного соскользнул с него. — Я ожидал, что ее сломают.

Албус поморщился:

— Это почти так и случилось, но было решено оставить ее целой, учитывая, что она давала преимущество против ее двойника. — Албус был бы рад сказать, что он хранил палочку в надежде, что он однажды сможет вернуть ее хозяину, но это было бы не правдой. Честный подход был единственным мудрым путем в данной ситуации. Особенно учитывая, что у Гарри, вероятно, были претензии к Дамбалдору, так как директор так никогда и не сообщил Гарри о пророчестве. — Я не знаю нужна ли она тебе все еще, учитывая, что той ночью в ней не было необходимости.

— Хм, — Гарри проигнорировал довольно очевидный намек на предложение объяснится. — Она, конечно, не очень мне теперь нужна, но это уменьшает выброс энергии. Мне немного надоедает спать... — пробормотал он под нос, но директор всеравно услышал его. Не зная как понять полученную информацию, он отнес это к остальным загадкам этого необыкновенного молодого человека.

— Гарри, я хотел бы принести извинения...

Гарри замахал рукой.

— Не надо. Просто, не надо. Я действительно не хочу ничего об этом слышать, — Гарри мотнул головой и неожиданно стал выглядеть намного старше своих лет. Затем, почти физическим усилием стараясь изменить течение мысли, он дотронулся до палочки. Албус попытался предостеречь его:

— Гарри, подожди...

Но было слишком поздно. Могущественная волшебная палочка, до которой не дотрагивался ее истинный владелец в течение многих лет, просто взорвалась энергией, посылая искры, дым и вспышки света во все возможные стороны. Двигаясь с проворством, которого Албус в себе боле не предполагал, директор перескочил из кресла за стол.

Как только ситуация стала относительно безопасной, Албус встал, отчаянно шаря глазами пространство перед столом,

— Гарри!

Кашель раздался за дымовой завесой и отчаянно машущая рука пыталась направить немного свежего воздуха в свою сторону. Албус вздохнул с облегчением и, махнув палочкой, полностью убрал дым из своего кабинета. Гарри стоял в центре комнаты, мотая головой. Черные полосы покрывали его лицо и очки, волосы в прямом смысле встали дыбом. Гарри мигнул и на долю секунды веселый блеск появился в уголках его глаз. Он протянул:

— Да, это было чрезвычайно интересно, — и затем это исчезло и его глаза преобрели вновь бесстрастное выражение, которое теперь стало для них обычным, но даже этот маленький проблеск и саркастическое замечание дали Албус у прилив надежды. Теперь он придерживался того мнения, что Гарри придет в себя. Это может занять долгое время, но юмор его отца и настойчивость его матери пре возобладают в их сыне и позволят ему идти вперед.

Албус сдержал свою собственную улыбку. Гарри выглядел довольно забавно, но сейчас, пожалуй, было не лучшее время делать замечания по этому поводу.

— Я прошу прощение, Гарри, я должен был предупредить тебя о возможной отдаче.

Гарри только пожал плечами:

— Мне следовало знать, — поморщившись, он осторожно отнял свои покрасневшие пальцы от палочки и переложил ее в другую руку, махая поврежденной конечностью.

— Ты не мог знать чего ожидать.

Гарри ответил приподняв одну бровь, эффективно давая понять Албусу, что тот не обладал ни малейшим понятием о том, что мог Гарри нынче. Последовавшее затянувшееся молчание граничило с неловкостью, пока Албус в волнении пытался найти способ не дать Гарри исчезнуть вновь. Гарри, со своей стороны, был поразительно спокоен, стоя перед столом, так как если бы в его распоряжении было все время во вселенной. Решив пока больше не пользоваться палочкой, он без ее помощи поправил свои волосы и немного отряхнулся. Психологическое давление, похоже, работала не только на Дурслей. Гарри придерживался того мнения, что Дамбалдору было не вредно немного поволноваться на его счет, так как директор похоже делал это через чур редко в последние шесть лет.

Албус был избавлен от дальнейших попыток поддерживать разговор звуками шагов на лестнице. Гаррина же реакция на это была довольно интересной. Он сделал один большой шаг и встал возле стены, таким образом, чтобы он мог видеть одновременно и стол и дверь, оставаясь при этом скрытым от большей части взоров от двери. Албус вздохнул, почувствовав себя уязвленным тем, что Гарри считал себя в опасности в Хогвартсе и готовился к самообороне, в случае необходимости. Директор хотел бы сказать Гарри, что люди в этом замке скорее дадут отрезать себе руку, которой они держат палочку, чем причинят ему физическую или моральную боль. Но, он знал, что Гарри этому не поверит. Доверие никогда не давалось легко молодому Поттеру и испытания, что преследовали его всю жизнь, лишь подчеркнули в нем эту особенность.

Дверь распахнулась и двое людей, которых Албус очень хотел свести с Гарри, вошли. Если бы он был один, директор бы фыркнул от удовольствия. Все складывалось даже лучше, чем он мог надеяться. Сначала веселый блеск в уголках Гарринных глаз, теперь неизбежная встреча с людьми, которых Гарри определенно предпочел бы не видеть. Сириус вошел первым, Ремус шел следом степенным шагом. Ни один из них не заметил Гарри, Сириус заговорил:

— Албус, Вы в порядке? Вы вихрем умчались из Большой залы и затем последовал взрыв, — принюхавшись, он поморщил нос. — Здесь пахнет дымом. Что случилось?

Ремус пристально осматривал комнату, пока Сириус говорил, очевидно ища причину взрыва, его глаза стали почти вдвое больше, когда они встретились с Гарриными. Он открыл рот, словно пытаясь что-то сказать, но не смог. Тем временем Дамбалдор спокойно ответил:

— У нас тут был небольшой инцидент с выбросом энергии волшебной палочки, но никто не пострадал.

Сириус выглядел озадаченным:

— У нас?

Дамбалдор открыл рот, чтобы ответить, но Ремус опередил его, наконец заставив работать свои голосовые связки.

— Гарри?

Гарри сохранил непроницаемое выражение лица, но внутри он боролся с желанием стукнуться головой обо что-нибудь тяжелое. Он не был еще готов к этому! Его логическая сторона готова была согласиться, что будь выбор за ним, он так никогда и не стал, но его эмоциональную часть мозга не заботили такие тонкости, она просто хотела поскорее убраться из этого чертового замка. Гарри на секунду подумал о том, чтобы просто выйти из все еще открытой двери, но при этом он почувствовал укол гордости. Это слишком напоминало бегство. Он не нуждался в этих людях, но, следовательно, у него не было и повода бежать от них. Единственное в чем он был уверен, что никогда в своей жизни он не был так запутан. Ему это совсем не нравилось, но он не имел ни малейшего понятия, что с этим делать.

Реакция Сириуса была бы забавной в любой другой ситуации. В ответ на тихо произнесенное Ремусом слово, он застыл на месте, вся кровь отхлынула от его лица. С мучительной медлительностью он повернулся на встречу к холодным как лед зеленым глазам. «Гарри?» Имя прозвучало как писк. Гарри не знал что делать, ведь единственное, что приходило на ум — послать в Сириуса каким-нибудь хорошим проклятьем, но это как-то не совсем подходило к ситуации. Так что после минуты под ошарашенными пристальными взглядами двух лучших друзей своего отца, Гарри потерял терпение. Вновь повернувшись к Дамбалдору, он был уверен, что на долю секунды увидел веселый блеск в старческих голубых глазах. Гарри был совсем не в восторге от этого, но его положение не позволяло возражений. Запихнув палочку в рукав, он глубоко вздохнул:

— Ну, я тогда пойду.

С этим он начал двигаться к двери. Организованное отступление не может быть названо бегством, так?

Он не ушел далеко. Оба, Сириус и Ремус, одновременно закричали:

— ПОДОЖДИ!

Гарри замер, ошарашенный, и в шоке смотрел как двое мужчин, обменявшись значительными взглядами, упали на пол, шепча на распев на незнакомом языке длинные сочетания звуков, которые Гарри не смог разшифровать. Он чувствовал бы себя много лучше в данной ситуации, если бы Дамбалдор, который сперва выглядел озадаченным, затем просто не засветился от удовольствия.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Redemption (Искупление) (гет) icon99 способов достать профессора Снейпа
Приключения/ Юмор || гет || pg-13 || Глав: 22 || Прочитано: 26404 || Отзывов: 227 ||
Redemption (Искупление) (гет) iconЖанры: Даркфик, Детектив, Гет, Мистика, Слэш (яой)
Предупреждения: Секс с использованием посторонних предметов, Изнасилование, Насилие, Зоофилия
Redemption (Искупление) (гет) iconСюзанна Бэк Искупление Айс и Ангел 1 Часть 1
Здесь', на самом деле, это Женская Исправительная Колония, более известная как 'Болото' потому как нас действительно надежно затянуло...
Redemption (Искупление) (гет) iconНовое Начало Альтернатива. Часть III. Война на восемь сторон света (гет)
Вся книга: Всем недовольным фанфиками «Властелины Стихий» и особенно «Новое Начало» посвящается
Redemption (Искупление) (гет) icon«трест ямалстройгаздобыча»
Гет, используется с 2008 года экструзионный вспененный полистирол «Полиспен» ту 5767-001-93254741-2006, ранее использовался аналогичный,...
Redemption (Искупление) (гет) iconБыл прекрасный солнечный день. Эльфы Анк, Вел, гномы Бон и Гет собирали...
Шел солдат по дороге. Навстречу ему старая ведьма. Пообещала ему ведьма рассказать, где находится клад
Redemption (Искупление) (гет) iconЗаявка: хочу гет гп/ГГ. ни в коем случае не юмор и не флафф в идеале...
ГП/ГГ. ни в коем случае не юмор и не флафф в идеале драма, окончание может быть как хеппи, так и анхеппи можно треугольник с Роном,...
Redemption (Искупление) (гет) icon    Нежно любящие родственники бросают Гарри на произвол судьбы....
Нежно любящие родственники бросают Гарри на произвол судьбы. В лютом переулке он встречает старого знакомого ау 7 года и упоминания...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница