Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то




Скачать 182.71 Kb.
НазваниеЯ даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то
Дата публикации18.05.2013
Размер182.71 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Философия > Документы
27августа. 23:45
***
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то бежит. А мне надоело её догонять. На этих страницах я буду её останавливать.
Сюсюкаться, как это принято, не буду и не хочу. Всё-таки, это и так немного странно для парня, вести дневник. Хотя я так не думаю, но так считают многие.
***


Мне она уже надоела. Несмотря на то, что она стала, якобы, членом нашей семьи, я не хочу её принимать.
В общем, я говорю о Ким. Эту девушку, зачем-то удочерили наши с Томом родители. Я не знаю, что на них нашло. Но объяснения их были какими-то ненастоящими, как мне показалось.
«Надо помогать таким детям. Мы обеспеченная, дружная семья, мы можем содержать ещё и девочку. Тем более, ваша мама, хотела после вашего рождения ещё ребёнка. Мы решили удочерить девочку из детдома».
После этого, у меня был небольшой шок несколько дней. Я привык, что мы всегда были любимцами наших родителей. А тут появится ещё кто-то. И этот кто-то будет называться НАШЕЙ с Томом сестрой. Мне это было крайне неприятно.
И вот настал тот день.
Родители поехали за ней в детдом. Тогда я мало, что о ней знал. Слышал только кое-что из обрывков разговоров.
Знал, что зовут её Ким, что ей 15 лет. Больше ничего.
Том, кстати, как-то спокойнее отнёсся к этому. Мы с ним разговаривали по поводу нашей будущей сестры. Он говорил только то, что ему даже интересно на неё посмотреть.
Его оптимистичных взглядов я не разделял. Мне было противно с самого начало даже её имя. Я представлял себе картину, как мы просыпаемся утром, а мама, вместо обычного «доброго утра, как спалось», указывает нам резким жестом на холодильник, а сама продолжает сюсюкаться с нашей «сестрой». В принципе, всё почти так и случилось.
Не хотел я ни с кем делить родителей, кроме как с Томом.
Это было ровно 3 месяца назад. Открылась входная дверь. Вошёл сначала отчим, потом мама, которая тащила за собой что-то, вернее кого-то. Она держала за руку девчушку, внешний вид которой заставлял остановить на ней взгляд.
Небольшого роста, тощая, с темными короткими волосами. У неё были огромные ярко-зелёные глаза, немного неестественного цвета, словно в линзах. В левом ухе было дырок 6, не меньше, в каждой висела серёжка, причём все они были разные.
Одета она была скромно, не по девчачьи – потёртые джинсы, большой мальчишечий свитер с капюшоном, который был ей велик размера на 3-4. За спиной она тащила рюкзак, как видимо, со своими вещами.
Её взгляд был таким пронзительным, вызывающим. Немного печальным.
Она достаточно симпатичная, но, она теперь наша «сестра».
- Ким, это теперь твой дом. Теперь ты – член нашей семьи.
Девушка ничего не ответила, лишь посмотрела на маму своими огромными выразительными глазами и тяжело вздохнула.
А я всё так и стоял в коридоре. Пытался привыкнуть к её виду. Ведь теперь она будет с нами каждый день, когда мы дома.
- Давай я тебе покажу твою комнату, - сказал мой брат, протягивая ей руку, - я, кстати, Том.
Девушка немного замешкалась. Она оценивающе посмотрела на Тома, потом всё же ответила, пожав ему руку.
- Я Ким.
Голос у неё был тихий, но этим и привлекал к себе внимание, в нём улавливалась лёгкая хрипотца.
- В общем, это Билл, - Том представил и меня.
Я лишь кивнул.
Она кивнула в ответ и пошла за Томом.
Вот так началось наше с ней знакомство. С самого первого дня мы недолюбливали друг друга. Вернее, боялись. Первую неделю я с ней вообще не разговаривал. Она со мной тоже. Остерегалась. Когда иногда пересекались в доме, она лишь смотрела на меня немного пугливым взглядом, а я пытался не замечать её.
Зато Том сдружился с Ким с самого начала. Они поладили, нашли общий язык. Правда сестрой он её ещё не считал, не было этого чувства единства, но лучшим другом она для него стала.
Родители ей уделяли столько внимания, что мне казалось, будто о нас у них было меньше заботы.
Чуть позже я узнал «сестричку» получше. Распознал её характер – упорная, немного вредная, непременный лидер, когда сердится, лучше к ней не приближаться. У неё всегда есть своё мнение, при котором она всегда остаётся. Правда и меняет она его очень часто. Ким сломить невозможно, если уж захотела, так обязательно получит то, к чему стремилась. В общем, характер у неё был сложный, по крайней мере, для меня. Я прибавлял Ким также такие черты как мстительность, насмешливость, пренебрежительность….
В ней мне нравились только 2 вещи – это глаза и улыбка. Правда, чаще можно было видеть насмешку. Но этого было недостаточно. Наше с ней общение базировалось только на ссорах и спорах.

Сейчас она дрыхнет на моей кровати. Как она там оказалась, не знаю, но её можно было найти в самых необычных местах нашего дома.
Придётся перетаскивать Ким на пол. Не потащу же я эту тушу до её комнаты. Мне лень. Ей и на полу будет хорошо.
Спихнув её с моей большой кровати, я улёгся сам. Последней мыслью перед сном было то, что завтра будет такой же день с Ким.
28 августа. 11.20

Чёрт. Опять она. Первым, кого я сегодня увидел – это была Ким, её сонная рожа. Настроение у меня сразу подпортилось. А у неё ни чуточки. От этого я разозлился ещё больше. Ещё и разбудила меня в такую рань. У неё есть такая привычка – если проснулась Ким, то должны встать все в доме. Но родители это как-то терпят ещё.

А сейчас она включает диск какой-то группы. Кажется что-то вроде «Fall out boy». Начинает греметь по всему дому. Пришлось прятаться от всего этого безумства в ванной. Господи, как же она меня раздражает. В ванной хотя-бы потише.

Ко мне ворвался Том. Эта сволочь включила холодную воду. Засранец, теперь я весь мокрый. Позади него стоит Ким. Опять эта насмешка на её губах. Идиотка, я на тебе ещё отыграюсь. Наверняка она придумала меня облить. Но я оказался тут не прав. Это был мой любимый братик.

- Вот я тебе и отплатил за ту тарелку макарон, смешанную с дредами на моей башке, – весело прочирикал Том и, схватив Ким за руку, выбежал из ванной.

Да уж, отплатил….
30 августа. 18.35

Ух, к счастью, сегодня в первую половину дня меня дома не было. Это, наверное, единственный раз, когда я был рад услышать по телефону голос Дэвида, который вопил на меня, что надо идти на какую-то репетицию. Мне было всё равно на что идти – главное, смотаться из дома.

Йост расспрашивал также о том, как продвигаются песни. Новых у меня появилось только 3, пока что без музыки, только слова. Одну из них я посвятил Ким. Вдохновение посетило меня тогда в ванной, когда я весь мокрый и холодный, сидел в раздумьях о том, какая же она дура. Название песни «Hate». Дэвид долго пытался выведать, о ком же я так лестно отзываюсь. Но я партизан. Никому, ничего не скажу. Вроде, песня ему понравилась. Будем записывать через недельки две. О ней услышит весь мир….

Ну а сейчас, над ухом опять жужжит Том, выведывает, как же я отношусь к нашей «сестричке».

- Ну, ведь она клевая, - просюсюкал он.

- Конечно, - угрюмо выдал я.

- По-твоему хмурому виду не скажешь, что ты так думаешь.

Хотелось ответить, что по его виду вообще нельзя сказать. Что он когда-то думает, но я сказал немного другое:

- Какое твоё дело?

- Я хочу знать, как брат брату.

- Не скажу. Отстань.

- Ну что ты как хомяк насупился? Ну, скажи, ну скажи, ну скажи!

Моё терпение подходило к концу.

- Ну, скажи, ну скажи, ну скажи….

Ну всё, терпение разорвалось по всем швам.

- Ну, скажи, скажи, скажи, скажи….

- Да терпеть я её не могу! Ненавижу эту идиотку, и никогда не буду считать её сестрой. Понял? НИКОГДА! Она мне НИКТО!

Том немного ошалел от такого ответа. Но он сам напросился.

Я услышал чей-то топот за дверью. Наверняка Ким подслушала. Ну и ладно. Пусть знает.

- Ну, ты и кретин, - вдруг выдал братец. - Ты хоть интересовался о том, кто она, в действительности? Ты хоть знаешь, как ей было тяжело? Где её родители, как она жила до нас? Да ты ничегошеньки не знаешь о Ким, а уже орёшь, что она дура. Ты, просто, свинья, Билл.

Теперь пришло моё время приходить в шоковое состояние. Чтобы Том, и встал против меня. А ведь всё из-за неё. Из-за этой Ким. Ещё больше её ненавижу. И с чего это я должен ею интересоваться?
3 июня. Не знаю, сколько времени.

С того разговора я так и не общался с Томом. Это первая такая серьёзная ссора с ним. Мы ограничиваемся лишь слабыми кивками утром в знак «приветствия» и сердитыми взглядами. Ким стала какой-то тихой, спокойной. Лицо побледнело, движения стали более робкими.

На следующее утро, у неё были красные глаза. Наверняка всю ночь проплакала. Неужели из-за моего разговора с Томом? Ну и ладно, я не сжалюсь. Мне плевать.

Родители начали беспокоиться, пытаются что-то выведать. Но все мы молчим.

Том целыми днями проводит с Ким. Но так было и раньше. Правда тогда, я мог услышать противный смех «сестры», а сейчас была только тишина. Меня это вполне устраивало. Единственное, меня мучила эта отдалённость от брата. Какая-то изоляция….

- Нет! Не смей! – услышал я за стенкой крик Тома.

Интересно, что у них происходит.

Послышались всхлипы. Наверное, опять Ким рыдает. Не такая она и сильная, как мне казалось.

- Ну, как я могу оставаться здесь, если меня ненавидят?

- Ким, ты, что такое говоришь-то? Тебя все любят! И мама с папой, и я….

- А Билл?

- Эмм…. Ну….

- Вот видишь. Значит я не такая….

- Блин, да какая ты должна быть? Ты такая, какая ты есть на самом деле. И тебе разве не всё равно, как к тебе относится какой-то Билл?

От этой Томиной фразы, у меня сжалось сердце. «Какой-то Билл». И это он так про своего близнеца. Как будто порвалась какая-то ниточка внутри.

- Нет, не всё равно. Тем более вы из-за меня поссорились.

Ким заревела пуще прежнего.

- Ну, ну…. Успокойся.

Ну вот, теперь от меня окончательно отвернулся Том. Может я действительно не прав? Хотя, как мне могли такие мысли в голову придти?
5 июня.

Ким. Она пропала. Вернее, сбежала. Вначале, меня эта новость обрадовала. Больше её не встречу. Но потом, увидев, какой переполох твориться в доме, моё мнение немного изменилось. Но не сильно. Да, она всё равно не дождётся моего хорошего отношения к ней.

Я заметил, что даже когда Ким нет дома, всё равно все говорят только о ней. Это эпидемия какая-то. Болезнь. Я должен найти лекарство от этой заразы.

Ко мне зашёл Том. Вид у него был загруженный. Смерив мою персону презрительным взглядом, он бросил мне какую-то бумажку и ушёл, громко хлопнув дверью.

Так, значит, мы теперь будем общаться через переписку, - думал я, разворачивая небольшой листик, - раскрывать рот мы не будем, гордыня не позволяет….

Странно, но подчерк был не Томин. У него более корявые буквы.

«Прошу извинить меня за такое вторжение в вашу семейную жизнь. Я надеялась, что смогу не мешать вам, стать вашей частичкой. Небольшой. Надеялась, хотя бы заручиться вашей поддержкой. На звание «сестры» или «дочери» я не претендовала. Мне просто хотелось, чтобы вокруг меня были близкие люди, которые могли бы понять и быть рядом в сложную минуту. Это было бы для меня пределом счастья. Жалко, что такого не случилось. Хотя, я вас понять не могу, так как у меня никогда не было семьи, лишь балаган детского дома, но оставить всё, как есть, не позволю самой себе. Я просто уйду. Оставлю вас наедине с вашими РОДНЫМИ и БЛИЗКИМИ. И всё же, огромное вам спасибо, что попытались принять меня, подарить это семейное счастье.

Особенно, прости Билл.

Ким Бэсингер.»
После прочтения этой записки во мне появилось такое чувство, как стыд. Я понял, что был в чём-то не прав. Ким же ни в чём не виновата. Но что я могу исправить теперь? И всё же, она идиотка,… а может и нет….

«Прости Билл».

«Ладно, прощаю, но ты всё равно дура».
6 июня.

Странно, но сегодня утром она ещё не вернулась. А я был в полной уверенности, что она придёт. Не выдержит. Хотя, как она может не выдержать, если воспитывалась почти на улице, которая ей как дом родной.

Ко мне опять зашёл Том.

- Очередная записка? – небрежно спросил я его, даже не подняв взгляд.

- Нет, я пришёл просто поговорить.

- Надо же? Чем тебе обязан? Неужели Томми решил первым со мной заговорить? Что, медведь в лесу сдох?

- Билл, заткнись и просто меня выслушай.

Я замолчал.

- Ты понимаешь, что полиция её не найдёт? Ким знает город, как свои пять пальцев. Она не вернётся теперь, если сама того не захочет. А всё знаешь из-за кого? Да, да, из-за тебя. Потому что ты не собирался принимать её, не хотел её понять. А зря, она такой же человек как я и ты. Может даже лучше. Да, Ким не звезда, как мы с тобой, да, у неё тоже есть отрицательные черты в характере, но мы все не идеальны! Ты просто замкнулся на том, что она не Каулитц, - голос Тома уже перешёл на ор.

А ведь он в чём-то прав. Действительно, я полный олух…. Мне вдруг захотелось узнать её получше, пообщаться с ней. Мне стало не хватать её пронзительного смеха, тихого голоса, её усмешки, того хаоса, который она постоянно устраивала. Я начал понимать, что уже привык к ней и, что вся вина лежит в основном на мне.

- Мы можем что-нибудь сделать? – робко спросил я.

- Ну, наконец-то. Опомнился. Знаешь. Я никогда не думал, что мой брат может быть таким безразличным и жестоким, - Том задумался, - а сделать мы ничего не можем. Неужели ты знаешь город лучше «девочки улиц»?

- Эмм, лучше кого?

- Вот видишь, ты и этого не знаешь. Ты многого не знаешь, а всё из-за своего безразличия. Так называли Ким до того, как её удочерили.

- Ясно, - это всё, что я мог ответить.


10 июня. 15.40

Ким так и не появилась. Мы с Томом пытались искать её. Ходили по улицам, заглядывали в какие-то переулки, парки, общежития, магазины, но её нигде нет.

Полиция тут и вправду оказалась бессильна, так же как и мы. Никаких результатов.

Сейчас я сижу около нашего дома и пишу этот дневник. Больше мне делать нечего. Вдохновения нет, шума, от которого хотелось бы укрыться, тоже нет. Ким нет. Скандалов, ора, топота, беготни, суматохи не наблюдается.

Я уже начал скучать по ней. Надо же, никогда бы не подумал, что это случится. Но так всегда: мы понимаем, что нам дорого только тогда, когда теряем, то, что не ценили.

- Том, - услышал я детский голосок. Совсем незнакомый. Откуда интересно? - Эй, кто-нибудь есть?

Я увидел маленькую девчушку. Вид у неё был обеспокоенный. Она постоянно оглядывалась, всматривалась куда-то.

- Том…?

- Привет, ты кого-то ищешь?

При виде меня девочка остановилась.

- вы Том?

- А зачем он тебе?

- Я должна ему передать вот это, - она повертела в руках какой-то бумажкой.

- От кого это?

- А вы Том? – повторила она.

- Да.

Мне пришлось соврать. Было странное предчувствие, что эта девчушка здесь не спроста.

- Это от «дочери улиц».

- Эмм, от Ким?

- Да.

Она передала мне бумажку и быстро убежала, даже не попрощавшись.

Странно всё это.

Сердце начало глухо биться. В голове вертелись не самые приятные мысли. Я развернул листик. Тот аккуратный подчерк, который стал уже почти родным.

«Том, я надеюсь, что Лили смогла передать тебе это письмо. Мне нужна твоя помощь. Я очень тебя прошу. Так получилось, что после моего побега, я связалась немного не с теми людьми. Просто ради того, чтобы не быть одной, чтобы было жилище и еда. Обратно в детский дом я идти не захотела. Я тебе рассказывала, какие там условия…. Вначале, люди, с которыми я начала общаться, показались мне достаточно милыми. Эмм, правда, им лет 20-30. Но это меня не смущало. Мне разрешали жить в их общей квартире с тем условием, что через недельку они дадут мне какое-то задание. Ну, я, наивная, думала, что заставят прибраться по дому или что-нибудь сделать в этом духе. С нами ещё живёт девчушка Лили, как раз та, что передала письмо. Она племянница одного из моих «работодателей». Она мне и помогает.

В конце первой недели к нам начали заявляться какие-то люди, целыми вечерами сидели, пьянствовали. Где-то достали наркоту. Позавчера, у одного из них я видела пистолет. Вчера мне им угрожали, просто так.

Я хотела сбежать, но меня заперли. На все ключи, замки и всё возможное в этом доме.

А всё из-за того задания….

Меня хотели заставить убить какого-то человека. Я отказалась. Мне опять пригрозили ружьём и сказали, что пока я не соглашусь, меня не выпустят. Они просто издеваются, ведь знают, что убить никого не смогу. Хотят просто помучить.

Пару раз меня били. Одному из них я сломала нос, так что за мной начали ещё пристальней следить и ещё больнее бить.

Хотела заявить в полицию, но эти придурки сказали, что если сюда припрутся милицейские, то меня сразу убьют.

В общем, попала я, мм, не в самую приятную компанию…. Извини, что впутываю тебя в такое дело, но я просто не знаю к кому обратиться.

Ответ на это письмо передай Лили, она придёт сегодня к твоему дому в 19.00.

Ким».

- Пиздец, это единственные мысли, которые были у меня на тот момент. Я помчался к Тому.

Как она могла в такое влипнуть? Хотя с её то характером и чрезмерным любопытством…. Да…. И как ей помочь? Родителям точно нельзя говорить, я представляю, что случится….

Её бьют, держат взаперти…. С её то любовью к свободе, не знаю, как Ким всё это выносит…. Значит, она всё же сильная.

После прочтения, Том даже не стал спрашивать с, какой стати я назвался им.

Он молчал минут 20. Было ощущение, будто он в полуобморочном состоянии….

Глаза начали немного слезиться, но он волю чувствам не дал. Заткнул всё далеко и на долго…. Главное сейчас для нас было придумать, как помочь нашей сестре. Да, да, именно сестре, теперь я её называю именно так, и никак иначе.

- У тебя есть идеи? – сухо спросил Том.

- Никаких, у тебя, как я понимаю, тоже?

- Тоже….

- Полицию вызвать мы не можем, помочь сбежать…. Но как? Если её держат взаперти на всех замках? Может связаться с этой Лили? Она то знает, что там происходит, у нас слишком мало информации.

- Да, надо её дождаться и поговорить…. Нам нужны ключи от их квартиры….

- Зачем?

- Наверняка когда-нибудь дом пустует, сможем просто пробраться и выпустить Ким!

- Н-да? – Том озадаченно посмотрел на меня, – Думаешь, прокатит?

- Попытаться-то нужно! Если не хочешь, можешь не рисковать, но я буду, это из-за меня Ким влипла в это.

- Нет уж, разгребать будем вместе.

10 июня. 18.05

Время тянется очень медленно, такое ощущение, будто прошло около недели с того момента, как начали ждать Лили. Том уже весь извёлся. Каждая минута длится, словно час. Жалко, что если я сейчас сам переведу стрелки часов вперёд, то ничего не изменится. Чёрт, я не всесилен….
19.00

- Том, - опять этот детский тоненький голосок, робкий взгляд.

- Мы тут, Лили, проходи.

Девчушка подошла к нам.

- Можно с тобой поговорить? – спросил настоящий Том.

- Можно, а вы кто?

- Том.

- Кхм, он Билл, - встрял я, выразительно посмотрев на брата, чтобы тот сразу понял, что на это время он станет мной….

- Ну, да.

Девчушка осторожно нас рассматривала.

- В общем, Лили, мы вот, что хотели спросить. Ты же хорошо знаешь, когда кто есть дома, когда можно пробраться к вам.

- Да, знаю.

- И ты можешь нам помочь?

- Да. Я ХОЧУ вам помочь.

- А почему? – встрял Том.

Лили немного замешкалась.

- Мне самой не нравится то, что происходит. И ещё дело в том, что я была с Ким в одном детском доме и хорошо её знаю, меня тоже удочерили, и я оказалась в этой компании. В принципе, мне жаловаться не на что, ко мне относятся как к дочери. А вот к Ким…. Там ситуация посложнее….

- Эмм, намного сложнее?

- Намного.

Том продолжил вести допрос:

- Так, скажи, ты сможешь нам сделать отпечатку ключей от квартиры? На пластилин, например?

- Наверное, да.

- Хорошо. И когда никого не бывает дома?

- Эмм, - Лили задумалась, - вообще такое бывает очень редко, только когда они выходят кого-то заложить.

- В смысле?

- Ну, убить.

Том нервно сглотнул. Меня тоже не устраивала встреча с этими головорезами.

Девочка продолжила:

- Но вроде бы у них скоро намечается какая-то операция. Собираются кого-то устранять в пятницу. Да, точно, это завтра. Сегодня у них последнее вечернее собрание, а завтра, часов с 8 вечера до 12 их дома не будет.

- А где её держат?

- Квартира 276. Это на улице *******, дом **. Подъезд не помню, но там, на двери кто-то нарисовал чёрным маркером фак.

Том хмыкнул.

- А ты будешь дома?

- Нет, скорее всего, меня отправят к тёте на ночь. А Ким оставят одну взаперти.

- Вот завтра мы и провернём это дело, часов в 9.

- Я попробую вам помочь. Отпечатки ключей Я принесу утром, в 10.

- Хорошо. Спасибо, Лили.

Девчушка лишь натянуто улыбнулась и перед тем, как она ушла, я ей отдал заранее приготовленное письмо, в котором написал, что мы обязательно поможем Ким. Подписался своим именем. Всё остальное обещала рассказать ей Лили.

Некоторое время мы сидели молча. Тишину прервал Том?

- Ты знаешь какие-нибудь мастерские ключей по близости?

- Да, тут есть, остановки через 2. И, кстати, извини меня за тот разговор.

Братец вопросительно на меня взглянул.

- Ну, тот, про Ким.

- А, этот. Это ты не у меня должен просить прощения, а у сеструхи нашей.

- Да, ты прав.

11 июня. 10.55

Лили, как и обещала, принесла нам отпечатку. От второй двери она даже отдала нам свой запасной ключ.

В мастерской нам пообещали, что сделают всё часам к 12.

Почти пол дела сделано.

15.00

Ключи уже у нас. Так же с нами сейчас нервы и волнение. Том постоянно дергает ногой, сидя за столом. Я уже тайно скурил около пачки сигарет отчима. Успокоения никакого. Всё равно трясутся руки. Сейчас бы напиться и забыть всё, к чёртовой матери.

Пытаюсь собраться с мыслями, но что-то не особо получается. Мне одновременно страшно, и стыдно за свою трусость. Надо собраться.
20.30

Мы кое-как сбежали от родителей.

Сейчас уже стоим за каким-то гаражом и, выглянув, можно увидеть ту самую «факовскую» дверь. Никогда бы не подумал, что буду «обворовывать» головорезов.

Волнение усиливается с каждой минутой. Том судорожно теребит в кармане ключи.

- Билли, у нас же всё получится?

- Да, - хотя я сам не верил в эти слова.

- С Ким ведь всё в порядке?

- Да, - повторил я, но опять же не был в этом уверен.

Дверь подъезда открылась. Оттуда вышли человек 6-7. С ними была Лили.

- Деточка, давай мы тебя к тёте отвезём. А? – услышал я грубый мужской голос.

- Хорошо, дядя Ал, - просюсюкала Лили, немного наиграно.

«Дядя Ал» довольно улыбнулся и повёл девочку к машине.

Я заметил, как Лили показала нам пальцами знак «Ок», значит все ушли. Сейчас уедут, и пойдём к квартире.

Головорезы запихнули девчушку в одну из трёх машин и удалились.

Шум мотора затих. Теперь мы слышали только свист ветра.

- Пора, - шепнул Том и вынырнул из-за гаражей. Я за ним.

К счастью на двери домофона не оказалось. Мы без проблем вошли в подъезд. Меня охватил озноб. Забегали мурашки по коже, страх только усилился. «Терпеть» - мысленно сказал я себе и отправился дальше на поиски квартиры 276.

Лифтом решили не пользоваться, побежали по лестницам. Каждый шаг отдавался гулким эхо по всему подъезду. От этого становилось ещё более не по себе.

Вот второй этаж, третий, четвёртый. Ни одной живой души. Настолько мрачно, кажется, будто здесь никого вообще нет, да и не было никогда.

- Билл, нашёл, - крикнул откуда-то сверху Том. Я лишь шикнул на него, чтобы он заткнулся.

Сердце начало бешено колотиться. Вот-вот выпрыгнет.

На пятом этаже находилась та самая злосчастная дверь 276. Том уже что-то орудовал с замком.

- Ключ не поворачивается, - прошептал он.

В его глазах можно было читать страх.

- Другой попробуй.

Том кивнул.

Раз поворот, два поворот.

Мы переглянулись. Сейчас я почувствовал то самое чувство родства, единства, которое совсем недавно потерял.

Первая дверь открыта.

Через пару минут, мы справились и со второй.

- Ура, воскликнул Том и сразу заткнул рот ладонью. Громковато получилось.

Мы на цыпочках пробрались в квартиру. Прошли по длинному коридору, со старым ковром и порванными желтыми от старины обоями.

- Ким, - позвал я.

Ответа не последовало.

- КИМ! – чуть громче.

Опять тишина.

- Ким, ты где? Это мы.

- Может, её здесь нет?

Сердце ойкнуло. Неужели мы зря всё это делали?

-Нет, она должна быть здесь, - и в этом ответе я был уверен.

Комнат в квартире было около трёх.

- КИМ, провопил Том и радостно бросился в одну из комнат.

Я поспешил за ним.

Ну и картина предстала моим глазам: Из мебели не было ни кровати, ни стульев, стоял лишь один шкаф. Ким сидела на полу, прислонившись к стене. Руки её были связаны толстой верёвкой, на теле были видны следы от побоев. Она ещё больше похудела. Впалые щёки, огромные синяки под глазами. Вдоль правой руки красовалась огромная царапина. Глаза были закрыты.

- Ким, Киииим, - я начал легонько трепать её за плечи.

Она приоткрыла глаза. Странно, но они не потеряли тот живой огонёк. Тот самый блеск, необычный яркий цвет.

- Билл, Том, - она попыталась улыбнуться. Получилось измученно, - я знала, что вы придёте.

- Ким, куда же мы денемся. Мы же семья, - сказал Том. Он начал развязывать ей руки, как вдруг мы услышали шум у входной двери.

- Чёрт, какого, бля, почему дверь открыта?! – услышали мы мужской голос.

Было ощущение, будто на меня вылили ведро не воды, а страха.

Глаза Ким выражали ужас. «Прячьтесь в шкаф» - прошептала она.

Мы с Томом полезли в единственную мебель в этой комнате. Шкаф был не особо большой, так там ещё и что-то лежало. Приглядевшись, я увидел несколько пистолетов. В голове промелькнула мысль, расстрелять всех этих ублюдков. Но это была всего лишь мысль, которую воплощать в реальность я не собирался. Как бы сказал Томми «Кишка тонка».

- Почему ты не закрыл дверь? – проорал второй голос, более низкий.

- Да это не я закрывал!

- а КТО?

- Вроде бы Джон.

- Ублюдок.

Послышались тяжёлые шаги.

- А где там наша принцесса? – лукаво протянул один из них.

В щёлку между дверцами шкафа, можно было видеть, как двое амбалов вошли в комнату, подошли к Ким. Та на них смотрела из подлобья.

- Ну, что, не надоело тебе здесь?

Девушка не отвечала.

- Ну и сука, - сплюнул второй и пнул Ким ногой прямо в живот, от чего та согнулась пополам.

- Всё, хватит, и так уже опаздываем. Что там взять надо было?

- Бумаги какие-то, в соседней комнате.

- пошли.

Один из них опять пнул Ким и с довольным видом удалился.

Послышалась опять какую-то ругань. После возня с ключами и опять в доме воцарилась тишина.

- Вылезайте, - прошептала Ким.

- Давайте уже побыстрей выбираться отсюда! – просипел Том.

- Ну, развяжите тогда, что-ли, - проговорила Ким, в голосе улавливалась уже живая нотка. Немного радости, надежды.

- Зафиг развязывать, пошли так, - сказал я и взвалил Ким себе на плечо. Та лишь улыбнулась.

- Живот, больно. Там столько синяков.

- Терпи давай.

- Спасибо, подбодрил.

Том опять занялся открытием дверей изнутри.

Потом их закрытием снаружи.

- Свобода, - прошептала Ким и засмеялась.


Ночная улица. Фонари старательно освещают темноту.

На улице движения почти нет. Лишь три одинокие фигуры, окутываемые ночью, бредут вдоль шоссе. Они, кажется, связаны какой-то единой линией.

Девушка, которую по бокам поддерживают два молодых человека, загадочно улыбается. Каждый идёт в своих мыслях.

- Ким, прости меня, - прошептал один из парней.

- За что Билл? – девушка удивлённо приподняла бровки.

- За тот разговор, с Томом.

- Разве такое было? – лукаво улыбнулась Ким.

Билл просиял.

- Ты самая лучшая сестра в мире.

- Это точно, - подтвердил Том.

Девушка лишь крепче обняла братьев. На лице её читалось счастье….

Похожие:

Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconНо т к у меня нет доказательств этого, я не выдвигаю на этот счет...

Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconЗдравствуй дорогой дневник. Меня зовут Лиза. Я обычная студентка....
Я всегда считала себя каким-то неземным существом и лучше всех других. Меня всегда вдохновляли всякие фантастические истории о пришельцах,...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconПосвящяется покойной Юле. Пожалуйста, скопируйте этот текст и вставьте к себе в дневник
Меня зовут Юлия. 2 июня мне исполнится 17 лет. Три года я больна раком. С того момента, когда медицина отобрала у меня последнюю...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconНа этот раз, у меня не такой депрессивный настрой, как в прошлый...
Лёха из Самары (он там был почти три недели, а я тут дико по нему скучала, как всегда. Я всегда по нему скучаю, но в этот раз было...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconЯ знаю, что значит жить во тьме. Я знаю, что значит осознавать боль....
Я не знаю, как это произошло! Клянусь, что я уже видел врата ада, и они так и манили меня туда зайти, но вдруг всё исчезло! – изумленно,...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconПоначалу я этого не замечал, даже не придавал значения. У нас ничего...
У нас ничего не получилось, и я думал, что она просто пытается отстраниться от меня. Мы все реже общались в аське, она все реже каментила...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconМетодическое пособие по взлому реальности Методическое пособие по...
Однако реальность такова, что в любой момент времени она уже не такая, какой была мгновение назад. Речь идёт о восприятии реальности...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconОльга Бабкина Мир взрослых
Какая капризуля! А вот я не такая капризная, я даже никогда не плачу. Я уже большая мне 7 лет и скоро пойду в школу. Никогда не ною...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconДмитрий Глуховский Дневник учёного. Предыстория к мультфильму «9»
...
Я даже не знаю, что меня надоумило, вести этот дневник. Наверное, я, таким образом, хочу скрыться от реальности. Она такая шумная, нагнетающая, всегда куда-то iconМеня предали я не думала, что этот человек способен на такое, я не...
Руслана, он был рядом, ни кто другой, он!!! Когда я болею, он всегда со мной, когда родители куда-то уезжали он тоже со мной. Так...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница