Материалы сайта «Горнозаводское направление»




Скачать 288.84 Kb.
НазваниеМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Дата публикации13.03.2014
Размер288.84 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > География > Документы

Материалы сайта «Горнозаводское направление»

www.gornozavodsk.su




Уральские алмазы: предыстория

Опубликовано ??? 2014

Учитывая, что интерес к алмазному делу не ослабевает, причем ранняя история алмазного промысла вызывает даже больше вопросов, чем советский период, мы продолжаем публиковать лучшие статьи и фрагменты из монографий, посвященные этой теме. Известный нашему постоянному читателю геолог Тимур Валерьянович Харитонов, специалист по истории горного дела на Среднем Урале, предоставил нам статью о начальном этапе поиска уральских алмазов, опубликованную в сборнике «Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского» (вып. 17. Пермь, ПГНИУ, 2014). Статья приводит немало новых сведений и новых имен, так что доставит удовольствие всем, кто следит за прошлым алмазной промышленности в России.

^ Уральские алмазы: предыстория

Харитонов Т.В.

Первым, кто надеялся найти алмазы в России, был царь Алексей Михайлович Романов. Это доказывает его грамота 1667 г. саксонскому курфюрсту Иоганну Георгу II. В ней он просит, кроме специалистов по рудным месторождениям, прислать людей, «которые ...знают и умеют находить каменья: алмазы, яхонты, изумруды, лалы и всякие узорчатые каменья, и в каких местах то каменье родится, и по каким признакам их находят» [34].

Значительно позже, в 1737 г., Российская Академия наук разослала по губерниям Татищевское «Предложение о сочинении истории и географии российской» [31], с анкетой из 198 «вопросных пунктов». В разделе «О подземностях» пунктом 57 требовалось сообщить, имеются ли на территории: «каменья твердые, или прозрачные: алмаз, яхонты, лалы... и протчие». Особой настойчивости в поисках, впрочем, никто не проявлял, т.к. ученые того времени были убеждены, что благородные металлы и драгоценные камни происходят от яркого солнечного света и могут находиться только в жарких странах.

Это убеждение, как и многие предрассудки, касающиеся алмазов, восходят к античности. Геродот (484 – 425 гг. до н.э.) был уверен, что «прекраснейшие произведения природы суть достояние крайних пределов вселенной» (кто из геологов не переживал ощущения, что там, за следующей горой, за поворотом реки, за горизонтом ждет нечто особенное?). Александр Гумбольдт назвал эти ожидания чудес «аксиомой Геродота» и проиллюстрировал многочисленными примерами: «Со времени издания «Христианской топографии» Козьмы (Косма Индикоплов, византиец, около 547 г. н.э. – Т.Х.) ...стали думать, что все индейские сокровища, пряные коренья, духи, алмазы, драгоценные металлы находятся на восточных и южных оконечностях земли. ...Бургосский бриллиантщик Моссен Феррер писал в 1495 году Христофору Коломбу: «Пока ваше превосходительство не встретите негров, и не дойдете до Птолемеева Большого залива, вы не найдете ничего великого, ни пряных кореньев, ни алмазов, ни золота»... На том же основании Диего Ривера на карте, изданной в 1529 году, подле земли Гаре (Флориды) ставит надпись – «Земля бедная, потому что она слишком далеко от тропика Рака (параллель 23°26′16′′ с.ш. – Т.Х.)». Мнение, будто драгоценные металлы, алмазы и духи должны находиться в одних и тех же местах, и поныне еще не совсем оставлено» [12].



^ Рис. 1. Слева направо: Алексей Михайлович; Иоганн Георг II; Геродот; Н.В. Татищев

В «Слове о пользе химии» М.В. Ломоносов высказал сомнение в истинности этих воззрений: «Напрасно рассуждают, что в теплых краях действием солнца больше дорогих металлов, нежели в холодных странах... И знойная Ливия металлов лишенная, и студеная Норвегия, чистое серебро в камнях своих содержащая, противное оному мнение показывают» [20]. После находок русского золота и серебра в конце XVII столетия мнение о связи жаркого климата, драгоценных металлов и камней пошатнулось, но еще не считалось абсурдным. Обнаружение в России ископаемых теплолюбивых флоры и фауны позволило Ломоносову заключить, что «в северных краях в древние веки великие жары бывали, где слонам родиться и размножаться, и другим животным, также и растениям, около экватора обыкновенным, держаться можно было». На основании этого он первым из русских ученых предположил возможность присутствия алмазов на территории Российской Империи: «Представляя себе то время, когда слоны и южных земель травы в севере важивались, не можем сомневаться, что могли произойти алмазы, яхонты и другие дорогие камни, и могут обыскаться, как недавно серебро и золото, коего предки наши не знали» [21].

Позже, до первой случайной находки алмаза на западном склоне Урала, о русских алмазах даже не помышляли, т.к. соображения Ломоносова не были услышаны, и в ученых кругах по-прежнему считалось, что алмазы и драгоценные металлы появляются только под жарким солнцем тропических широт. Это заблуждение бытовало среди русских ученых вплоть до первой находки алмаза в России. Академик В.М. Севергин в своем «Подробном Словаре минералогическом» утверждал: «Отечество алмазов в самых жарчайших климатах земного нашего шара» [36]. В 1815 г. в одной из статей [37] он повторил, что алмаз «существованием своим обязан ...действию перпендикулярных лучей солнца, коих вещество проникает почву до нескольких футов глубиною, далее которой не находят алмаза. Достопамятно притом, что в обоих полушариях земного нашего шара, алмазы находят в равных расстояниях от экватора, то есть почти на 18 градусов широты, северной и южной». И после обнаружения алмазов на Урале многие продолжали так думать. Одним из главных результатов экспедиции Гумбольдта по России считалось, например, «открытие алмазов дальше поворотного круга (тропика – Т.Х.)» [41].



^ Рис. 2. Слева направо: М.В. Ломоносов, В.М. Севергин

Кстати, если отбросить суждение о влиянии солнечного света на происхождение алмазов и вспомнить о теории критических параллелей, вдоль которых происходит разрядка тектонических напряжений, возникающих под действием ротационных сил в теле Земли, то, возможно, предположение о приуроченности алмазных месторождений к приэкваториальным северным и южным широтам не лишено смысла. Почему не быть близким к экватору «алмазным широтам» с ротационно-обусловленными кимберлитопроявлениями? В итоге мы получаем новый поисковый палеогеографический критерий (назовем его «скромно» – критерий Харитонова): «Если за свою геологическую историю территория при дрейфе материка, на котором она расположена, находилась вблизи какой-либо критической параллели, то она может быть перспективной на алмазы. Время пересечения критической параллели – верхний предел возможного времени кимберлитопроявлений».

Когда в 1819 г. на Урале была открыта платина, русские геологи обратили внимание на сходство составов тяжелой фракции уральских россыпей и россыпей Бразилии. Появилась надежда на обнаружение алмазов. С 1824 г. начальник Гороблагодатских заводов Н.Р. Мамышев давал распоряжения об их поисках в золотоплатиновых россыпях. Сообщил он об этом и вышестоящему начальству.

В результате Министерством иностранных дел русским дипломатам в Бразилии было предписано собирать сведения по бразильским россыпям. Такие же рекомендации получили и натуралисты, намеревавшиеся посетить Бразилию. От них требовалось доставлять материал бразильских алмазных россыпей для сопоставления его с песками уральских золотоносных россыпей.

В 1826 г. российский генеральный консул в Бразилии Лангсдорф прислал в Императорское Минералогическое Санкт-Петербургское общество непромытый песок с алмазами и минералами, сопровождающими их в бразильских россыпях. В отчете Минералогического общества за 1826 г. [39] после сообщения об этом подчеркнуто, «что минералы, находящиеся в Сибирских золотоносных песках, принадлежат к одним породам с минералами, сопровождающими в Бразилии алмаз» (Урал в то время административно относили к Сибири).

На заседании Государственного Адмиралтейского Департамента 16 июля 1826 г. был зачитан проект инструкции, составленной надворным советником профессором Щегловым. Инструкция предназначалась натуралистам, отправлявшимся в составе экспедиции капитан-лейтенантов Ф.П. Литке и М.Н. Станюковича на шлюпах «Моллер» и «Сенявин». В пункте инструкции, касающемся «минералогии и геогнозии» экваториальных стран (пункт «с»), им рекомендовалось связаться в Бразилии с русским консулом Лангсдорфом и «стараться достать ...алмазную породу» [13].



^ Рис. 3. Слева направо: Г.И. Лангсдорф, Ф.П. Литке, М.Н. Станюкович

Бывший осенью 1826 г. проездом на Гороблагодатских заводах профессор Мориц фон Энгельгардт в письме ректору Дерптского университета Эверсу высказал соображения о возможности обнаружения алмазов на Урале [52]. На основании сходства минерального состава платиновых россыпей р. Ис с минеральным составом алмазных россыпей Бразилии и по причине встречи в окрестностях кварцитовидных песчаников (итаколумитов) Энгельгардт предположил возможность обнаружения алмазов в россыпях дачи Нижнетуринского завода. Резкий ответ Н.Р. Мамышева на эту публикацию с обвинениями в присвоении идей уральских геологов и подчеркиванием их приоритета был напечатан в Горном Журнале [22].

Поняв значение публикаций в популяризации идей, Мамышев, описывая в Горном Журнале историю обнаружения русской платины, закончил статью словами: «Угрюмый Урал ...сделался данником могущественной России, а в последнее время ее арсеналом и сокровищницею. Металлы: железо, медь и золото он принес ей на оружие и на промышленность; драгоценные камни ...на украшения. Чтоб ...богатство было еще ближе к американскому, недоставало ему из металлов платины, а из камней – алмазов: ныне платина найдена, зачем отчаиваться в отыскании алмазов?» [23].

В 1827 г. Горный департамент разослал начальникам уральских заводов предписание, где сообщалось, что «обербергмейстер Н. Мамышев и профессор Дерптского университета Мориц фон Энгельгардт, основываясь на сходстве уральских россыпей с бразильскими, считают возможным, что в уральских россыпях, подобно бразильским, находятся алмазы. Имея в виду таковое предложение, которого отрицать совершенно нельзя, г. Министр финансов изволил приказать сделать распоряжение, чтобы командируемые для разведок гг. Горные офицеры обращали, между прочим, внимание свое и на отыскание алмазов». В 1828 г. на территории между Преображенским заводом (в настоящее время – с. Зилаир, Республика Башкортостан) и Сакмарой были даже проведены безрезультатные поиски специально на алмазы [11].

Первый алмаз России и Европы был найден, как известно, 23 июня (старого стиля) 1829 г. на Адольфовской золотоносной россыпи, расположенной в долине рч. Полуденки, левого притока р. Койвы, у села Крестовоздвиженские Промысла (Пермский уезд Пермской губернии, в настоящее время – пос. Промысла, Горнозаводского района Пермского края). Краткое сообщение об этом появилось 9 ноября 1829 г. [53].

Находка была случайной, но ожидаемой. Ее возможность, как уже указывалось, предсказывали русские геологи, работавшие на уральских россыпях, а не Энгельгардт и, тем более, не Гумбольдт, как это принято считать. Александр фон Гумбольдт, приехавший по приглашению русского правительства в Россию и знакомый с мнением русских геологов на эту тему, просто с помпой озвучил ее перед императрицей и свитой, обязавшись не возвращаться без русского алмаза.

Отвлекаясь от темы, замечу, что роль Гумбольдта в истории русских алмазов чрезвычайно преувеличена. Широко растиражированная и часто повторяемая фраза Гумбольдта: «Урал – настоящее Эльдорадо...», полностью выглядит так: «Урал – настоящее Эльдорадо и я твердо стою на том (меня уже в течение двух лет убеждают в этом аналогичные условия в Бразилии), что еще во время Вашего управления Министерством в золотых и платиновых песках Урала будут открыты алмазы. Я уверил в том Императрицу при отъезде, и если даже мои друзья и я не сделаем сами этого открытия, то все же наше путешествие послужит к тому, чтобы дать толчок другим». Словосочетание «двух лет» в письме Гумбольдта подчеркнуто мной. Напомню, что письмо Энгельгардта опубликовано во второй половине 1826 г., а статьи Н.Р. Мамышева – в 1826 и 1827 гг., т.е. Гумбольдт косвенно указал, что его «уверенность» созрела после этих публикаций. Письмо с фразой об Эльдорадо написано Гумбольдтом министру финансов России, Е.Ф. Канкрину, в Миассе 3 (15) сентября 1829 г. [27]. Первые русские алмазы уже были найдены. Два алмаза Ф. Шмидт, новый управляющий Крестовоздвиженскими промыслами, уже вез в Миасс на юбилей Гумбольдта.

Легенда, гласящая, что А. Гумбольдт указал место, где копать, не выдерживает критики. Среди посещенных Гумбольдтом уральских заводов числится Бисертский завод (находился в Красноуфимском уезде Пермской губернии, в настоящее время – это Нижнесергинский район Свердловской области, Гумбольдт проехал его 13 июня по новому стилю). Неискушенные краеведы, одержимые похвальной любовью к родному краю, но слабо знакомые с маршрутом барона по России и с заводской географией Урала XIX в., решили, что этот завод и есть Бисерский (Пермский уезд Пермской губернии, в настоящее время – Горнозаводский район Пермского края). А далее – полет фантазии, и эпическая история о нечеловеческой прозорливости барона... Есть предание о том, что мальчик Попов сам привел Гумбольдта на место находки. По версии писателя А. Иванова, Гумбольдт в 1829 г. побывал в дер. Медведка (верховья Койвы) и указал графу Полье на возможность нахождения здесь алмазов [16]. Эти байки вообще можно не рассматривать. Достаточно сказать, что Гумбольдт не был в Бисере и Промыслах, а пос. Медведка возник только в 1946 г. как поселок алмазников.

Возвращаясь к теме... Летом 1829 г. граф А.А. Полье, супруг владелицы Бисерского завода, в дачах которого располагалась Адольфовская россыпь Крестовоздвиженских промыслов, по пути на Урал пообщавшийся какое-то время с Гумбольдтом, приехал на Крестовоздвиженские промысла и дал распоряжение промывать вторично грубые шлихи (эфеля), остающиеся после промывки золотоносных песков. Но еще до приезда графа четырнадцатилетний Павел Попов, уроженец деревни Верхнее Калино, что близ современного г. Чусового, нашел первый алмаз (т.е. Гумбольдт ни при чем). Через три дня другим подростком, Иваном Соколовым, был найден второй алмаз, затем третий. Полье писал в своих записках: «5 июля (старого стиля, т.е. уже после находки – Т.Х.) я приехал на россыпь с новым управляющим рудником господином Ф.Ф. Шмидтом, и в тот же день мне показали алмаз, найденный среди множества кристаллов железного колчедана и галек кварца. Алмаз был найден накануне 14-летним мальчиком из деревни, Павлом Поповым, который, имея в виду награждение за открытие любопытных камней, пожелал принести свою находку смотрителю, а этот последний, полагая, что доставленный ему мелкий камень есть не что иное, как тяжеловес (топаз – Т.Х.) и потому не заслуживает внимания, присоединил его к прочим минералам, впоследствии им мне представленным. Три дня спустя другой мальчик нашел другой алмаз». То же изложено в письме графа Полье министру финансов графу Е.Ф. Канкрину (текст на немецком языке полностью приведен в I томе [54]). Определение алмазов проведено Ф. Шмидтом, выпускником Фрейбергской горной школы, минералогом и новым управляющим прииском. Ф.Ф. Шмидт, определивший находку, должен считаться первооткрывателем русских алмазов наряду с Павлом Поповым.



^ Рис. 4. Слева направо: Е.Ф. Канкрин, А. фон Гумбольдт

Г.Е. Щуровский [19] приводит дату первой находки – 23 июня (4 июля н. ст.) 1829 года*. Дата, приведенная Щуровским, представляется более точной, нежели дата Полье («накануне»). А вот находки второго и третьего алмазов, возможно, действительно сделаны 7 – 8 июля (19 – 20 по н. ст.), через два дня после приезда графа на прииск.

Говорят, Павел Попов за первый русский алмаз получил вольную. Граф тоже не был обойден милостью: 14 декабря 1829 г. «Московские Ведомости» сообщили, что «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: служащего в Министерстве Финансов коллежского асессора камергера графа Полье наградить чином надворного советника».

Первый найденный кристалл весил 105 мг. Всего в 1829 г. было обнаружено 4 кристалла. Второй алмаз (132 мг) был подарен А. Гумбольдту после его 60-летия, отмечавшегося в Миассе 2 (14) сентября 1829 г. Третий преподнесен ему же. Эти алмазы были привезены Ф.Ф. Шмидтом в последней трети сентября, уже после празднования юбилея барона. В свою очередь Гумбольдт алмаз, найденный вторым, подарил Берлинскому Королевскому музею, а третий преподнес в Берлине в ноябре 1829 г. императрице Александре Федоровне [1, 43].

В извлечении из официального отчета Министра финансов по Департаменту Горных и Соляных дел за 1829 г. сообщалось, что в этом году «на заводе графини Полье, на западном склоне Уральских гор найдено 7 алмазов. Об отыскании таковых же на казенных заводах приложены все возможные старания» [14]. В 1830 году было найдено 26 алмазов суммарным весом 2 998,13 мг (14,63 кар.)**. К 1833 г. в окрестностях Промыслов было найдено 37 алмазов (из них 28 из Адольфовской россыпи, общий вес этих алмазов – 179/16 карата, самый большой имел массу 217/32 карата). К 1858 году здесь был найден 131 алмаз общим весом 60 карат [1, 14, 43].

На восточном склоне Урала первые два алмаза, весом 0,6 кар. каждый, были обнаружены в 1831 г. в золотоносной россыпи р. Исеть у села Малый Исток, в 18 км восточней Екатеринбурга (ныне район аэропорта г. Свердловска). Это была вторая уральская точка с находками алмазов. Прииск находился в 0,5 км от Сибирского тракта и 2,5 км от заимки Меджера (кстати, 18 июля 1829 г. Гумбольдт заезжал и сюда). Точная дата находок мне не известна. Известно только, что Дж. Меджера убили 19 апреля 1831 г., до начала промывочного сезона. Остается предположить, что промывка песков велась не только летом, но и зимой (в тепляках). Отсюда следует, что алмазы Меджера были найдены зимой 1831 г.

Позднее, на протяжении более 100 лет, в пределах восточного склона было найдено около 30 алмазов, самым крупным из которых был кристалл массой 325 мг. Обычно это были единичные находки при разработке золотоплатиновых россыпей. Все находки восточного склона сделаны в узкой субмеридиональной полосе – от бассейна р. Туры (левые притоки близ дер. Имянная и Боровая) до широты Екатеринбурга. Алмазы найдены здесь в россыпях, расположенных в верховьях рек Ис, Тура, Салда, Тагил, Реж, Исеть, Нейва. Найдены алмазы по рч. Бобровке (Нижнетагильский дунитовый массив). Наибольшее количество алмазов восточного склона Урала (около 10 шт.) встречено в долине рч. Положихи – правого притока р. Реж.

После первых находок алмазов поисковым и геологическим партиям, работавшим в Пермской губернии, вменялись в обязанность опробование рыхлых отложений для обнаружения не только золота, но и алмазов. Например, Рышковский (1835), проводивший геологическое изучение четвертого участка Пермского горного округа и поиски меднорудных месторождений в медистых песчаниках, в своем отчете, помещенном в Горном журнале, замечает: «К открытию золота или алмазов ...нет надежды, ибо и на сей предмет обращено было внимание партии» [34].

В районе Промыслов пытались продолжать поиски алмазов и изучение россыпей. В 1830 г. сюда прибыли упомянутый выше дерптский профессор Мориц фон Энгельгардт, Георг Энгельгардт и горный инженер Николай Карпов. Последний был командирован по Высочайшему повелению для освидетельствования достоверности находок. Их отчеты опубликованы [17, 51]. Энгельгардт высказал мысль о том, что материнской породой алмазов может быть черный углистый доломит плотика Крестовоздвиженских россыпей. Образцы этого доломита он передал на химический анализ химику Дерптского университета Ф.И. Гёбелю, который определил в доломитах большое количество углерода и подтвердил, что эти доломиты вполне могут быть материнской породой алмазов [9]. Эта мысль, кстати, не лишена рационального зерна: если допустить образование карбонатной коры выветривания по кимберлитам и их туфам, а избыток углерода в образовавшихся доломитах считать унаследованным и отнести его на счет алмазов, выгоревших и резорбированных при их транспортировке кимберлитовой массой к поверхности. С этой точки зрения интересно было бы рассмотреть черные разности доломитов колчимской свиты Ишковского карьера и Рассольнинской депрессии Колчимской антиклинали.

В восьмидесятые годы XIX столетия на Крестовоздвиженских приисках, принадлежащих уже графу П. Шувалову, французами делались попытки использовать методики поисков алмазов, применявшиеся на южноафриканских россыпях. Французский инженер Е. Бутан, приглашенный на Крестовоздвиженские Промысла в 1898 г., пытался внедрить систематическую расшурфовку россыпи, отсадку промытого материала и разборку концентрата на столах. Им предлагалось также проведение селективного опробования песков на алмазы для установления какой-либо закономерности в их распределении. Результаты работ Е. Бутана, насколько мне известно, в русской литературе не освещались. Имеется только упоминание у А.Е. Ферсмана в книге «Драгоценные и цветные камни России» [42], где он цитирует хранившийся в архиве Шуваловых отчет Е. Бутана, касающийся Крестовоздвиженских промыслов и рекомендуемой методики поисков. Ферсман рекомендовал принять рекомендации за основу, предварив выписку из этих предложений замечанием, что этим планам «не было суждено сбыться». Позже А.П. Буров отметил, что предложения Е. Бутана вообще были проигнорированы [5]. О происхождении алмазов района Крестовоздвиженских россыпей Е. Бутан не имел однозначного мнения: он считал возможными их источниками и черные углистые доломиты, слагающие плотик россыпей, и кварциты (итаколумиты), и зеленокаменные породы.

После 1829 г. в разных районах Урала в некоторых россыпях, помимо россыпей Бисерского завода, неоднократно отмечались единичные находки. Всего было известно около 18 пунктов находок, расположенных на территории западного и восточного склонов Среднего и Южного Урала. На западном склоне Среднего Урала выделялся район Крестовоздвиженских промыслов (речка Полуденка), где было найдено не менее 250 кристаллов алмаза. Во всех остальных пунктах Урала: на рр. Положихе, Кушайке, Журавлике (восточный склон Урала), на рр. Каменке, Сурень (Южный Урал) и других местах были известны только единичные находки.

Кушайская находка (конец 1838 г.) была первой, сделанной на казенных землях. Кушайский алмаз был вставлен в булавку и преподнесен императору Николаю I к Новому году. Через месяц, 30 января 1839 г., был опубликован сенатский указ «О выдаче наград за отыскание алмазов», где сообщалось: «Его Величество, в 30 день минувшего декабря Высочайше соизволил повелеть: 1) Тем, которые впредь отыщут алмаз в округах казенных заводов, производить, применяясь к постепенной оценке алмазов в торговле, следующие награды: 1) за алмаз до ½ карата 10 руб., от ½ до 1 карата 20 руб., от 1 до 1 ½ карата 50 руб., от 1½ до 2 каратов 80 руб., от 2 до 2½ каратов 130 руб., от 2½ до 3 каратов 160 руб.; 2) Награды сии выдавать немедленно из заводских сумм, с возвратом в последствии из Государственного Казначейства и 3) Если же кто отыщет алмазы выше 3 каратов, что была бы редкость, то такому испрашивать особую награду чрез начальство» [29]. Эти положения с корректировкой выплат в меньшую сторону вошли в Горный Устав (статья 1574) [32, 40]. В примечании сообщается, что правила, изложенные в статье 1574 «последовали по случаю вымывки в 1838 году в первый раз на казенных землях России (в Гороблагодатском округе) алмаза весом 7/16 карата».

Правительство старалось стимулировать промышленников на поиски алмазов. Публиковались указы и законы, поощряющие предпринимателей. 10 января 1831 г. было обнародовано Высочайше утвержденное положение «О приостановлении взимания десятины с алмазов», стимулировавшее заводчиков на поиски добычу алмазов. В документе сказано, что «Его Императорское Величество ...в 10 день минувшего Января Высочайше повелеть соизволил: не отменяя записи находимых алмазов в шнуровые книги ...взимание с них десятины отложить до того времени, когда промысел сей значительно усилится». Это положение позже было повторено в статье 185 Устава горного.

К нарушителям предполагалось применять санкции, оговоренные статьей 609 главы четвертой (О нарушении уставов горных) раздела VII (О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (СПб., 1866): «Кто, нашедши алмаз, не запишет онаго в выданную от Горнаго правления шнуровую книгу с того взыскивается тридцать рублей в пользу богадельной службы Уральскаго горнаго управления».

Помимо принятия указов и законов, поощряющих поиски алмазов, устраивались специальные выставки сырых алмазов для ознакомления с их видом владельцев приисков и старателей. Подобные выставки, например, дважды проводились на Крестовоздвиженских приисках (в 1888 и 1895 гг.).

Несмотря на предпринимаемые правительством меры, специальных поисков алмазов не велось. Алмазопоисковые работы, проводившиеся в то время, не были систематическими, и, начинаясь ажиотажно после очередной случайной находки, не приводили к успеху. Это давало повод скептически относиться к находкам алмазов и даже долгое время сомневаться в их подлинности. В 1840 г. П.М. Карпинский, отец известного геолога, академика А.П. Карпинского, в статье «О золотоносных россыпях» скептически высказался о находках алмазов в золотоносных россыпях Урала: «Утверждают, что в Бисерском заводе княгини Бутеро (в Адольфовском руднике) и в заимке Меджера, в 15 верстах от Екатеринбурга, находился в россыпях также алмаз; но слух этот в скором времени прекратился» [46]. На заседании Санкт-Петербургского Минералогического общества 20 ноября 1864 г. среди прочих обсуждался вопрос о достоверности находок алмазов в Адольфовском логу. Ввиду сомнений многих членов общества в действительности этого факта собрание постановило обратиться с просьбой к владельцу приисков о предоставлении дополнительных данных по этому поводу [33]. Публицист Б.П. Онгирский в статье «Александр Гумбольдт в России» (1872) предположил, что алмазы Крестовоздвиженских промыслов фикция: «Замечательно, что ...после Гумбольдта не нашли уже ни одного алмаза, несмотря на самые тщательные розыски, так что до сих пор происхождение гумбольдтовских алмазов весьма сомнительно. Злые языки высказывают мысль, что эти алмазы были перенесены из Бразилии услужливой рукой доброжелателей Гумбольдта – предположение, конечно, странное, но, во всяком случае, не менее вероятное, чем ...утверждение, что эти алмазы найдены на Урале» [26].

Академик Н. Кокшаров намекал: «вообще до сих пор алмазы находимы были на Урале так редко и в столь ничтожном количестве, что многие и поныне сомневаются в действительности их нахождения». В 1890 г. в своих «Воспоминаниях» [18] он определенно высказал мнение, что известные находки алмазов на Урале являются результатом «подсаливания» россыпей для повышения их продажной стоимости. О находках в районе Крестовоздвиженских промыслов Н.М. Кокшаров высказался недвусмысленно: «Весьма возможно, что в истории нахождения кристаллов играл роль кто-либо из усердных слуг гр. Полье, который, видя напрасные старания графа отыскать алмазы, ...выписал от какого-нибудь ювелира несколько кристаллов сырых алмазов и два из них подкинул в камни, вымытые из золотоносной Крестовоздвиженской россыпи. После этого случая и на других рудниках Урала заявлены были хозяевами найденные алмазы в виде одного или двух экземпляров» [18]. К месту будет сказать, что, не будь академик столь предубежден, глава об алмазах в его «Материалах для минералогии России» была бы значительно богаче отечественным материалом и, наверняка, до сих пор представляла бы не только академический интерес.

Геолог А.Д. Озерский в статье «Бисерский чугуноплавиленный и железоделательный завод» Энциклопедического словаря (1836) одним из первых высказался о причинах неудачных поисков и редкости находок. При описании находок алмазов на Крестовоздвиженских промыслах в даче этого завода он заметил мимоходом, что улучшение и механизация технологии промывки золотоносных песков, «которые... принесли ощутительную пользу в валовом производстве, но по многим отношениям затрудняя тщательный просмотр легких галек и зерен, среди которых встречались алмазы, могут быть сочтены вероподобными причинами, что случайному открытию этих драгоценных камней, не получившему, к сожалению, должного развития, суждено лишь составлять любопытный факт в науке» [25].

В 1891 г. геолог и минералог М.П. Мельников обобщил возможные причины неудач [24]. Среди них основными он считал недостаточные масштабы поисков и отсутствие опыта: «алмазы мало искали или искали их неумело». Кроме того, он заметил, что поиски были сосредоточены на золотоносных россыпях, а золото «не есть благоприятный спутник алмаза», указав при этом, что все находки на Крестовоздвиженских россыпях приурочены к местам с бедным золотом. Другой причиной неудач он считал то, что алмазы при производстве работ на золото и платину могут оставаться незамеченными: «если на вашгердах сносится кварц, то будет сноситься и алмаз, который будет обязательно пропущен, если специально не обращать на него внимания... тем более, что мы не умеем отличать сырые алмазы, которые иной раз столь не похожи на алмаз, что напоминают собой скорее жемчуг, окатыши кварца и пр.».

А.Е. Ферсман в своей работе «Драгоценные и цветные камни России» [42] уточнил по этому поводу: «Алмазы при большинстве горных работ могут оставаться незамеченными, даже при внимательной и технически совершенной промывке песков. В этом отношении поучительно указание на то, что в ряде районов Бразилии алмазы были найдены на вашгерде только тогда, когда нашлись рабочие, специально обратившие на них внимание». Большинство авторов тех лет отмечают, что «алмазы в естественном виде по большей части покрыты непрозрачною корою». Это обстоятельство поисков тоже не облегчает. Ниже указана еще одна причина, никем никогда не учитываемая, и, вероятно, игравшая главную роль в неудачах.

В послереволюционное время трест «Уралплатина» сделал попытку привлечь к поискам алмазов старателей. Были названы цены и назначены премии за находки алмазов. Однако ни одного алмаза старателями сдано не было.

Возможно, это происходило от предрассудка еще античных времен, что алмаз невозможно разбить. Тит Лукреций Кар (I в. до н. э.) во второй главе своей поэмы «О природе вещей» упомянул, что алмазы «ударов совсем не боятся». Плиний Старший позже (I в. н. э.) писал в своей «Естественной истории» [28]: «Сии (алмазы – Т.Х.) испытываются на наковальне, ибо они так сопротивляются ударам, что железо с обеих сторон разлетается, и самая наковальня растрескивается». Этот миф через тысячу лет, в XI в. н. э., повторил Бируни [4]: «Главное свойство его заключается в том, что он все разбивает, его же самого ничто не может разбить». В XIII веке Альберт Великий вторит Плинию: «Адамант... Есть масти блещащаяся, но и жесточайши так, что не может никакоже преломитися» [7].

В главе «Минеральные богатства» обзорного раздела «Списка населенных мест Пермской губернии» (1875) прямо указано как «определяли» алмазы на золотых россыпях: «Прежде для отыскания алмаза разбивали гальки» [38]. Об этом же говорится у Виктора Астафьева, посетившего пос. Промысла во времена, когда еще были живы дети свидетелей находки первого алмаза. Он писал: «выясняется, что алмазов этих они по дурости перевели множества. Не умея отличить алмаз от топаза и прочих «блискучих» камней, они каждый найденный минерал клали на наковальню и лупили по нему кувалдой. Рассыпался, значит, не алмаз, не рассыпался – алмаз» [2]. В 1926 г. в долине р. Атиг, 0,5 км ниже пос. Атиг, старателями был найден алмаз размером со спичечную головку (возможный вес от 0,8 до 1,2 карата*** – Т.Х.). Он также был разбит при «проверке» [8]. Наверное, это один из последних алмазов, павший жертвой более чем тысячелетнего предрассудка. Интересно, сколько уральских алмазов утеряно при таком методе «диагностики»?

Всего к 1928 году было обнаружено около 300 кристаллов уральских алмазов, в том числе и на Южном Урале. Все находки алмазов были случайными и сделаны при старательской добыче золота или платины из россыпей. Наибольший из найденных к 30-м годам XX столетия камней был найден в бассейне р. Койвы и весил 2,53 неметрических карата (518,91 мг). В бассейне Койвы было добыто и наибольшее их количество. В 1910 г. геолог Е.Н. Барбот де Марни в книге «Урал и его богатства» заметил: «Случайное нахождение такого значительного количества алмазов, при отсутствии до самого последнего времени сколько-нибудь серьезного вознаграждения рабочим за находку, заставляет считать Крестовоздвиженский алмазоносный район заслуживающим особенного внимания и имеющим государственное значение» [3].

Руководствуясь этим, в июле 1928 г. профессор Свердловского горного института К.К. Матвеев подал в Уралплан докладную записку и сделал доклад о необходимости исследования месторождений уральских алмазов. Уралплан пошел навстречу предложению и ассигновал в 1929 г. Уральскому отделению Геологического комитета на первоначальные работы 500 рублей. В алмазную партию были включены, кроме К.К. Матвеева, А.А. Корепов, студент УПИ, и техник-практик Г.Г. Китаев****. К.К. Матвеев и Г.Г. Китаев проводили работы в районе Промыслов и выезжали на Южный Урал, где в среде старателей производили сбор сведений о находках алмазов. Особенных результатов работы не имели.

В период с 1928 по 1936 гг. в районе Крестовоздвиженских приисков последовательно работали несколько поисковых партий: Уральского горного института (профессор К.К. Матвеев), Уралгеомина и Уральского геологического управления (Л.И. Шабынин и Г.Г. Китаев), ЦНИГРИ (А.П. Буров) и ВИМСа (А.А. Волин и М.Г. Богословский). В 1930 году под руководством А.П. Бурова на восточном склоне Среднего и Южного Урала были проведены не давшие результатов поисково-разведочные работы на алмазы. В 1935 и 1936 гг. в районе Промыслов проводились поиски под руководством Л.И. Шабынина. Из-за неопытности исполнителей, а, главное, из-за малых объемов опробования не было получено ни одного кристалла.

В 1935 г. трестом «Уралзолото» были исследованы шлихи с драг. В результате в шлихах из нижнего течения р. Ис были обнаружены два небольших алмаза (так через 100 с лишним лет сбылось «предсказание» М. фон Энгельгардта). Аналогичные просмотры шлихов делались в те годы на многих известных золотых и платиновых россыпях Урала.

В публикациях до 1938 г. неоднократно поднимался вопрос о необходимости возобновления поисков с целью выяснения алмазоносности известных золото- и платиноносных россыпей [10, 48-50]. Указания на нахождение алмазов в россыпях встречаются также в работах по геологическому строению некоторых районов западного склона Урала [19].

Даже ОГПУ предпринимались попытки поисков алмазов на Вишере, в верховьях которой известны золотые россыпи. Косвенные указания на это встречаются в лагерных рассказах В.Т. Шаламова [44-46], где вскользь упомянуто стремление Э.П. Берзина, начальника УВЛОН (Управление Вишерских лагерей особого назначения), найти алмазы во время строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината в 1929 – 1931 гг. Глупо предполагать, что Берзин действовал по зову сердца или в собственных корыстных интересах. Видимо, основания для этого имелись, и сверху была дана соответствующая команда.

Случайные находки алмазов в уральских золотоносных россыпях продолжались. В 1935 г. старатель А.Г. Великжанин при промывке золотоносных песков в устье ключа Битев-Куняк, притока р. Бол. Сурень близ дер. Шкарода в Башкирии, нашел алмаз массой около карата. В 1936 году лесник Данила Абатуров на левобережье р. Койвы, в районе пос. Усть-Тырым, в Тырымовом логу, также нашел алмаз. В 1937 году печник Афанасий Колыхматов с сыном Константином при старательских поисках золота в Ершовом логу в районе Кусье-Александровского завода обнаружили в шурфе 2 кристалла. Эти факты и необходимость создания отечественной сырьевой базы алмазов СССР (в связи с эмбарго, введенного с подачи США), оживило интерес к уральским алмазам.

А.П. Буров по заданию правительства составил «Краткую записку по вопросу о состоянии изученности алмазоносности Урала» [5], где обобщил причины неудач проводившихся до 1938 г. поисков алмазов:

  1. Все работы носили эпизодический характер и проводились в местах старых находок алмазов, преимущественно в районе Крестовоздвиженских приисков.

  2. Работы велись различными организациями без единого продуманного плана. Отсутствовала преемственность.

  3. Методика и техника геологопоисковых исследований не были разработаны. Техническое оснащение алмазных партий было примитивным и в большинстве случаев ограничивалось бутарой и набором сит для рассева шлихов.

  4. Объемы опробования были незначительны.

А.П. Буров констатировал, что работы, сосредоточенные в районах старых находок и, как правило, заканчивающиеся неудачно, не только не способствовали разрешению алмазной проблемы, но, наоборот, тормозили развитие геологоразведочных работ на алмазы, т.к. в умах геологов укреплялось мнение о бесперспективности поисков промышленных месторождений алмаза на Урале.

После написания А.П. Буровым «Записки о постановке работ на алмазы и инструкции для сбора материалов по характеристике алмазоносности СССР» [6], был принят ряд постановлений Правительства СССР о развороте поисков алмазов. В СССР, в том числе и на Урале, в широких масштабах начали проводиться систематические поисковые и разведочные работы.

Комментарии

* В начале XIX века разница между новым и старым стилем составляла 12 дней.

** Карат в России до 1907 г. не был метрическим и равнялся 205,3 мг.

*** Диаметр спичечной головки тех лет достигал 4,5 – 5,0 мм.

**** Григорий Георгиевич Китаев – последний из уральских горщиков, геолог-практик. Кстати, знаменитая 9-титонная жеода бурого железняка у входа в Уральский горный институт привезена им с Бакальских рудников в 1936 г.

^ Библиографический список

  1. Анучин Д. Александр фон Гумбольдт, как путешественник и географ и в особенности как исследователь Азии // А.Ф. Гумбольдт. Центральная Азия. Исследования о цепях гор и по сравнительной климатологии. Перевод с французского П.И. Бородзича. Под редакцией проф. Д.Н. Анучина. Т. I. СПб., 1915.

  2. Астафьев Виктор. Нет, алмазы на дороге не валяются // Урал, 1962, № 11.

  3. Барбот де Марни Е.Н. Урал и его богатства. Екатеринбург, 1910.

  4. Бируни, Абу Райхан. Собрание сведений для познания драгоценностей (минералогия). Перевод А.М. Беленицкого. Ред. проф. Г.Г. Леммлейна, проф. Х.К. Баранова и А.А. Долининой. Статьи и примечания А.М. Беленицкого и Г.Г. Леммлейна. Л., АН СССР, 1963.

  5. Буров А.П. Краткая записка по вопросу о состоянии изученности алмазоносности Урала. Л., 1938.

  6. Буров А.П. Записка о постановке работ на алмазы и инструкция для сбора материалов по характеристике алмазоносности СССР. М., 1938.

  7. Буслаев Ф. Историческая христоматия церковно-славянского и древнерусского языков. Составлено на основании наставления для образования воспитанников военно-учебных заведений, Высочайше утвержденных 24-го декабря 1848 года, Федором Буслаевым. М., 1861.

  8. ^ Вербицкая Н.П. Геоморфология и рыхлые мезо-кайнозойские отложения долины р. Чусовой от г. Билимбая до Староуткинского завода, в связи с изучением алмазоносности западного склона Среднего Урала (Окончательный отчет Уткинской геоморфологической партии по работам 1944 г.). Л., 1945.

  9. Гёбель. Разложение пород, сопровождающих алмазы, найденные в хребте Уральском // Горный Журнал, 1831, ч. II, кн. VI.

  10. Гордиенко М.А. О возможности нахождения алмазов на территории СССР // Горный журнал, 1935, № 8.

  11. Горный Журнал, 1830, ч. I, кн. II.

  12. Гумбольдт А. Критическое исследование географии Нового Света и успехов географии и морской астрономии в пятнадцатом и шестнадцатом столетиях. Сочинение А. Гумбольдта // Библиотека для чтения, журнал словесности, наук, художеств, промышленности, новостей и мод. Том двадцать шестой. СПб., 1838.

  13. Записки, издаваемые Государственным Адмиралтейским Департаментом, относящиеся к Мореплавнию, Наукам и Словесности. Часть двенадцатая. СПб., 1827.

  14. Извлечение из отчета г. Министра финансов по Департаменту Горных и Соляных дел за 1829 год // Горный Журнал, 1830, ч. I, кн. II.

  15. Иванов А. Вниз по реке теснин. Том второй – третий. Чусовая: путеводитель. Пермь, 2004.

  16. Карпинский. О золотоносных россыпях (Г. капитана Карпинского). (Продолжение) // Горный Журнал, 1840, ч. I, кн. II.

  17. Карпов. Описание алмазных приисков в Бисерском заводе графини Полье // Горный Журнал. 1831, ч. II, кн. IV.

  18. Кокшаров Н. Воспоминания // Русская старина, 1890, т. 66, апрель.

  19. Кузнецов Е.А. Геологическое пересечение Урала по линии Пашия-Кушва-Алапаевск. 1933.

  20. Ломоносов М.В. Слово первое о пользе химии, говоренное Сентября 6 дня 1751 года // Полное собрание сочинений Михайла Васильевича Ломоносова, с приобщением жизни сочинителя и с прибавлением многих его нигде еще не напечатанных творений. Часть третия. СПб., 1784.

  21. ^ Ломоносов М.В. Прибавление второе о слоях земных // Полное собрание сочинений Михайла Васильевича Ломоносова, с приобщением жизни сочинителя и с прибавлением многих его нигде еще не напечатанных творений. Часть четвертая. СПб., 1785.

  22. Мамышев Н. Извлечение из письма одного путешественника, писанного им с Уральских гор к ректору Дерптского университета, статскому советнику Эверсу; с замечаниями бывшего начальника Гороблагодатских заводов г. Мамышева // Горный Журнал, 1826, ч. IV, кн. XI.

  23. Мамышев. Краткое описание обретения платины в Сибири (Соч. Мамышевым) // Горный Журнал, 1827, ч. I, кн.I.

  24. Мельников М.П. Алмаз, его месторождения, разработка и промышленность // Горный журнал, 1891, т. 3, № 9.

  25. Озерский А.Д. Бисерский чугуноплавильный плавильный и железоделательный завод // Энциклопедический лексикон. Том шестой. Бин – Бра. СПб., 1836.

  26. Онгирский Б.П. Александр Гумбольдт в России // Дело. Журнал литературно-политический. Год шестой. № 10, октябрь. СПб., 1872.

  27. Переписка Александра Гумбольдта с учеными и государственными деятелями России. Отв. редактор Д.И. Щербаков. М., АН СССР, 1962.

  28. Плиний Кай Секунд. Естественная история ископаемых тел, переложенная на Российский язык в азбучном порядке и примечаниями дополненная трудами В. Севергина, Императорской Академии Наук Академика, Действительнаго Статскаго Советника и Кавалера; Члена Медицинскаго Совета при Министерстве Народнаго Просвещения; Академий: Российской, Стокгольмской, Медикохирургической; Университетов: Московскаго и Виленскаго; Ученых Обществ: Лондонскаго Земледельческаго, Вернерианскаго в Эдинбурге, Иенскаго Минералогическаго, Ветеравскаго Испытателей Природы, Лейпцигскаго и С.- Петербургскаго Экономическаго и пр., Геттингенгскаго Ученаго Общества Корреспондента. СПб., Имп. АН, 1819.

  29. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том XIV. Отделение первое. 1839. От № 11909 – 13043. СПБ., 1840.

  30. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том VI. Отделение первое. 1831. От № 4233 – 4779. СПБ., 1832.

  31. Попов Н. В.Н. Татищев и его время. Эпизод из истории государственной, общественной и частной жизни в России, первой половины прошедшего столетия. Сочинение Нила Попова. М., 1861.

  32. Продолжение Свода Законов Российской Империи. Издание шестое, содержащее в себе: а) все ныне действующие статьи прежних изданий Продолжения Свода Законов; и совокупно с ними б) законы 1838 и, частию, 1839 года. Часть третия. Статьи к 7, 8, 9, 10 и 11 томам Свода. СПб., 1839. 2) Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный.

  33. Протокол заседания 20 ноября 1864 года // Записки Императорского С.-Петербургского минералогического общества. Вторая сер. Часть первая. СПб., 1866.

  34. Рихтер В.М. Geschichte der Medicin in Russland, entworfen von D. Wilhelm Michael von Richter... Zweitel Theil. Moskau, 1815.

  35. Рышковский. Геогностическое описание IV участка Пермских заводов // Горный Журнал, 1835, ч. IV, кн. X.

  36. Севергин В. Подробный Словарь минералогический, содержащий в себе подробное изъяснение всех в Минералогии употребительных слов и названий, также все в науке сей учиненные новейшие открытия. Изданный Академиком, Статским Советником и Кавалером Васильем Севергиным. Том первый от А до Л, с фигурами. СПб., 1807.

  37. Севергин В. О влиянии климатов на образование ископаемых тел // Умозрительные исследования Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук. Том IV. СПб., 1815.

  38. Списки населенных мест Российской Империи, составленные и издаваемые Центральным Статистическим Комитетом Министерства Внутренних Дел. XXXI. Пермская губерния. СПб., 1875. Стр. LXXVII.

  39. Труды Минералогического Общества, Высочайшим Его Императорского Величества соизволением учрежденного в С. Петербурге. Том первый. СПб., 1830.

  40. Уставы Казенного Управления. Издание 1842 года. Свод Уставов Казенного Управления. Часть третия. Уставы: Монетный, Горный и О соли. СПб., 1842.

  41. Уэвелль Вильям. История индуктивных наук от древнейшего до настоящего времени Вильяма Уэвелля. В трех томах. Том III. Перевод с 3-го английского издания М.А. Антоновича. СПб., 1869.

  42. Ферсман А.Е. Драгоценные и цветные камни России. Том I. Описание драгоценных и цветных камней России. Петроград, 1920.

  43. Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала (восьмая дополненная редакция). Пермь, 2013.

  44. Шаламов В.Т. Алмазная карта // Собрание сочинений в четырех томах. Том 1. Москва, Художественная литература, Вагриус, 1998.

  45. Шаламов В.Т. У стремени // Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Москва, Художественная литература, Вагриус, 1998.

  46. Шаламов В.Т. Хан-Гирей // Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Москва, Художественная литература, Вагриус, 1998.

  47. Щуровский Г. Уральский хребет в физико-географическом, геогностическом и минералогическом отношениях. Сочинение Григория Щуровского, О. Профессора в Императорском Московском Университете. М., 1841.

  48. Шеломов Н. Алмазы на Урале // Вестник ГГРУ, 1930, V, № 5-6.

  49. Шеломов Н. Пора поискать алмазы у себя на Урале (по поводу статьи инж. Малахова, Уральский техник, 1930, № 6). 1931.

  50. Шестопалов М.Ф. Находки алмазов и алмазоносных пород в СССР // Тр. Центральной научно-исследовательской лаборатории камней-самоцветов, вып. 4. М., 1938.

  51. Энгельгардт М. О месторождении алмазов в хребте Уральском. ГЖ, 1831, ч. II, кн. VI.

  52. Journal de St.-Petersbourg, 1826, № 118.

  53. Journal de St.-Petersbourg, 1829, № 135.

  54. Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere, auf Befehl Sr. Meiestaet des Keisers von Russland im Jahre 1829 ausgeführt von A. von Humboldt, C. Ehrenberg und G. Rose. Mineralogisch-geognostische Teil und historischer Bericht der Reise. Erster Band: Reise nach dem nördlichen Ural und dem Altai. Berlin, 1837.

Наш почтовый ящик: info@gornozavodsk.su

Похожие:

Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Повторюсь, речь пойдет не о политических и экономических издержках и приобретениях
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Если и есть такие, кто там никогда не бывал (везде не поспеешь!), то уж слыхали-то про него многие. Но рассказывать о поселке мы...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Промысла состоялся праздник русского алмаза. Организатором праздника выступило наше Движение, а также энергичные руководители библиотеки...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Поддавшись таким настроениям, мы решили проверить, действительно ли угроза исчезает, если отходы III и IV классов опасности свалить...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
За 23 дня (с 9 августа по 2 сентября 1941г.) Красная Армия разгромила на Дальнем Востоке Квантунскую армию – главную военную группировку...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Насреддин: те, кто знает, пусть расскажут тем, кто не знает. Нами уже публиковалась заметка о пропаганде толерантности в районе....
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Настоящее краеведение стремится анализировать прошлое и настоящее в их неразрывной связи. Такой подход избрал теплогорский краевед...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
Итак, прошла первая неделя пребывания на посту главы администрации губернатора Пермского края Дмитрия Ивановича Самойлова. Чего нам...
Материалы сайта «Горнозаводское направление» iconМатериалы сайта «Горнозаводское направление»
В. П. Чувызгалова, директор Пашийской библиотеки, один из инициаторов восстановления «отпечатков истории» в поселке. Ниже приводятся...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница