Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама




НазваниеВеликие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама
страница1/5
Дата публикации06.04.2013
Размер0.89 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама

Сирия была прекрасной страной - прекраснейшей провинцией Византийской империи. Ее умеренный климат, смягчаемый Средиземным морем, предоставлял возможность отдохнуть от жары пустыни и холода северных краев. Столицей азиатского региона Визан­тийской империи была Антиохия, в настоящее время находящаяся на территории Турции. По своему великолепию и политическому значению этот город уступал только Константинополю. Великие города Сирии - Алеппо, Эмесса, Дамаск - не только процветали за счет торговли, но и были средоточиями культуры и цивилизации. В богатые и оживленные сирийские порты на берегу Средиземного моря - Латакию, Триполи, Бейрут, Тир, Акр, Йаффу - заходили корабли из всех областей ойкуме­ны, там кипела торговля и процветали ремесла.

В политическом отношении сирийский регион состоял из двух про­винций. Собственно Сирия тянулась от Антиохии и Алеппо на севере до северных берегов Мертвого моря. Западнее и южнее Мертвого моря рас­кинулась провинция Палестина, где находились святыни трех мировых религий и города, ни в чем не уступавшие самым богатым и развитым городам мира. Арабы, жившие в те времена, также упоминали регион Иордана, расположенный между Сирией и Палестиной, однако это было скорее географическое понятие, а не политическая и административная еди­ница. И все это входило в состав Восточной Римской, или Византийской, империи. Вторгнуться в Сирию означало вторгнуться в Рим, и это был очень серьезный и рискованный шаг.

Восточная Римская империя также склонялась к упадку, и этот про­цесс продолжался здесь в течение значительно более длительного перио­да, чем в Персидской империи. Последняя все еще обладала известной стабильностью и силой, чему, в числе других факторов, способствовала могущественная династия Сасанидов, которая непрерывно правила го­сударством на протяжении последних четырех столетий. У византийцев же не было подобной династии, и их не привлекала идея императорского дома, которому бы принадлежала привилегия управления государством. По смерти одного правителя империя переходила в руки самого удачли­вого полководца, политика или интригана.

Однако армия Восточной Римской империи по-прежнему представ­ляла собой могучее средство ведения имперских войн и являлась вто­рой в мире по эффективности и слаженности военной машиной, усту­пая только лишь персидской армии. Ее легионы были прекрасно воору­жены, ими командовали способные полководцы, и она могла вселять ужас в сердца тех народов, по чьим землям она проходила. Подобно всем великим имперским армиям, она не была едина по националь­ному признаку, представляя собой неоднородный набор контингентов многих народов, живущих в разных землях. В ее рядах служили византийцы, славяне, франки, греки, грузины, армяне, арабы и представители племен, живших на самых дальних окраинах империи. Такие воины составляли гарнизоны сирийских городов, большинство которых были укрепленными.

Подобно Ираку, Сирия отчасти являлась арабской территорией, осо­бенно в ее восточной и южной частях. Арабы жили здесь с довизантийских времен, и когда в начале IV века н. э. император Константин сделал хри­стианство официальной религией империи, эти арабы тоже приняли хри­стианство. Однако сирийские арабы не обладали влиянием до тех пор, пока из Йемена в Сирию не переселилось могущественное племя гас-санитов, что произошло за несколько веков до прихода Ислама. В тече­ние некоторого времени гассаниты сражались с римскими гарнизонами в Восточной Сирии. Затем, когда византийцы осознали и оценили их боевой Дух и воинственность, они заключили с ними мир и согласились на их проживание в Сирии на положении полусамостоятельного народа с соб­ственным правителем. Династия гассанидов стала одной из почитаемых в империи династий правителей, и цари-гассаниды правили арабами в Иордании и Южной Сирии из своей столицы Буеры. Последним гасса-Нидским царем, правившим в период вторжения Халида, был Джабал ибн зл-Айхам. Этот человек, наряду с 'Ади ибн Хатимом, упоминавшимся в этой книге ранее, вошел в историю как самый высокий араб. И у него ноги волочились по земле, когда он ехал на лошади!»1

Такой была Сирия в те времена, в таком политическом и военном со­стоянии застали ее мусульмане в первые недели 13 г. хиджры.

^ Решение Абу Бакра

Человек, который командовал первой серьезной военной операцией в Сирии, был тезкой Халида, его звали Халид ибн Са'ид, и его военные способности были прямо противоположны тем, которыми обладал Меч Аллаха! К концу 12 г. хиджры (началу 634 г.) Абу Бакр поставил Халида ибн Са'йда в Тайма', на некотором расстоянии к северу от Медины, по­ручив ему отряд, который должен был выступать в качестве главного ре­зерва.

Пока Халид ибн Са'ид находился в Тайма', он надумал напасть на Сирию, и он обратился к халифу, чтобы заручиться его одобрением. У Абу Бакра не было ни малейшего намерения пытаться завоевать Си­рию столь малыми силами, особенно притом что ими командовал апатич­ный и неопытный полководец. Однако мусульмане не знали подробностей о военной ситуации в Сирии, и Абу Бакр решил разрешить проведение этой операции в качестве разведки боем. Поэтому он написал Халиду ибн Са'иду, разрешая ему вторгнуться в Сирию, но предупреждая его, чтобы он не вступал в серьезные боевые столкновения, которые могли бы поме­шать ему отступить в безопасные земли Аравийского полуострова.

Халид ибн Са'ид отправился в путь с небольшим отрядом, вторгся в Сирию и прямо напоролся на римское войско. Столкнувшийся с му­сульманами византийский полководец, искусный тактик по имени Бахан, заманил ни о чем не подозревавших мусульман в ловушку и взял их в клещи. При этом у Халида ибн Са'ида сдали нервы, и он бежал, бросив большинство своих людей на произвол судьбы. К счастью для мусульман, в этой операции принимал участие 'Икрима ибн Аби Джахд. Оценив ситуацию, он исправил допущенную Ибн Са'йдом ошибку, кото­рая чуть было не обернулась большой бедой. 'Икрима сумел спасти му­сульман, однако было очевидно, что экспедиция обернется поражением. Халид ибн Са'ид оказался в немилости, и Абу Бакр не скрывал своего презрительного отношения к малодушию и неуклюжести этого человека. (Впрочем, позднее ему было разрешено присоединиться к мусульманам в Сирии, и он искупил свой позор, погибнув в бою.)

Идут споры по поводу того, где именно произошло это событие. Не­которые историки полагают, что оно имело место в окрестностях Мардж ас-Суффара, к югу от Дамаска, однако едва ли отряд мог зайти так дале­ко, не столкнувшись с римской армией. Впрочем, мусульмане все равно получили выгоду от этого неудавшегося мероприятия, поскольку хали­фу стало ясно, что освобождение Сирии от византийцев - не та задача, к которой можно отнестись легкомысленно.

По возвращении из ежегодного паломничества в Мекку в феврале 634 г. Абу Бакр объявил призыв в армию для похода в Сирию. На ирак­ском фронте теперь все было спокойно. Иракская кампания Халида за­вершилась беспрецедентным успехом: она не только раздвинула полити­ческие границы мусульманского государства, но и пополнила мединские сундуки. Поэтому у мусульман появилась мысль, что, если они сумели победить могучую и внушающую страх персидскую армию, почему бы им не победить римлян, которые были не такими страшными, как воен­ная мощь империи. Более того, надо было выполнять обещание по рас­пространению новой веры, ибо таково было ее предназначение. Ислам был явлен как благодать для человечества, и необходимо было донести весть о нем до всего человечества.

Отряды племен с готовностью откликнулись на призыв из Медины. Люди тысячами стекались со всех концов полуострова, даже из таких далеких мест, как Оман и Йемен. Они приезжали верхом, вооруженными для сражений, и привозили с собой женщин и детей. В армию не при­зывались только те, кто ранее был в числе отступников. Концентрация физически крепких мужчин мусульманской Аравии началась и заверши­лась в марте 634 г. (в месяц мухаррам, 13 г. хиджры).

^ Армии, отправленные Абу Бакром в аш-Шам

Абу Бакр разделил имевшиеся в его распоряжении силы на четыре корпуса численностью 7000 человек каждый. Были назначены команди­ры корпусов, и перед ними были поставлены следующие задачи:

^ A. 'Амр ибн ал-'Ас. Цель - Палестина. Идти по дороге на Эйлат, за-
тем через Долину 'Араба.

Б. Йазйд ибн Абу Суфйан. Цель - Дамаск. Идти по Табукской до­роге.

B. Шурахбил ибн Хасана. Цель- Иордания. Идти по Табукской
дороге за Йазйдом. (Шурахбил сражался во время Иракской кампании
под командованием Халида и недавно был послан гонцом в Медину, где
халиф задержал его и поручил ему командовать корпусом в Сирийской
кампании).

Г.Абу 'Убайда ибн ал-Джаррах. Цель - Эмесса. Идти по Табукской Дороге за Шурахбилем. Абу Бакр намеревался войти в Сирию и освободить как можно большую ее часть. Не зная размеров и точной дислокации рим­ской армии, он не стал укреплять какой-то один корпус за счет других.

Однако Абу Бакр понимал, что византийцы могут сосредоточить очень круп­ную армию в любом секторе театра военных действий, и поэтому при­казал командирам корпусов поддерживать связь друг с другом для того, чтобы они могли воспользоваться помощью товарищей в случае неиз­бежного серьезного столкновения с римскими войсками. На случай, если всем корпусам придется объединиться, чтобы приять участие в крупном сражении, командовать всей мусульманской армией было поручено Абу 'Убайде.

В первую неделю апреля 634 г. (в начале месяца сафар, 13 г. хиджры) мусульманские войска выступили в поход. Первым покинул Медину Йазид, причем его колонна тронулась в путь из лагеря, разбитого за пре­делами Медины. Абу Бакр прошел некоторое расстояние рядом с ним. На прощание он сказал Иазйду следующие слова, которые тот передал другим командирам корпусов:

«Не изнуряй ни себя, ни армию во время перехода. Не будь жесток по отношению к своим воинам и командирам, советуйся с ними обо всех делах.

Будь справедлив, не делай зла, не будь деспотом, ибо ни один народ, творящий несправедливость, не добьется процветания и не одержит по­беду над своими врагами. Встретив врага, не показывай ему спину; ибо того, кто показывает спину, если только это не связано с боевыми манев­рами или необходимостью перегруппироваться, постигнет гнев Аллаха. Его прибежищем станет ад, ужаснейшее из всех мест!

И когда одержишь победу над своими врагами, не убивай ни женщин, ни детей, ни престарелых и не режь животных кроме как для еды. И не нарушай заключенные тобой договоры.

Ты встретишь людей, которые отшельниками живут в монастырях, веря, что оставили все во имя Господа. Оставь их в покое и не разрушай их монастырей. И ты встретишь других людей, слепо верящих в Сата­ну и поклоняющихся Кресту, которые выбривают себе середину голов чтобы был виден их череп. Рази их мечом до тех пор, пока они не поко­рятся Исламу или не станут платить джизью. Вверяю тебя попечению Аллаха».

Произнося речь, Абу Бакр следовал примеру Пророка Мухаммада, (да благословит его Аллах и приветствует), ко­торый, отправляя войско в поход, наставлял полководца: «Сражайся во имя Аллаха: сражайся, но не переходи границ, не будь вероломным, не наноси увечий, не убивай женщин и детей и не убивай насельни­ков монастырей».2 Источники сообщают, что Абу Бакр прошел рядом с Йазидом почти 2 мили, а когда Йазид попросил, чтобы он возвращался назад, сказал: «Я слышал, как Посланник Аллаха, (да благословит его Аллах и приветствует), говорил, что адское пламя не коснется ноги, покрывшейся пылью на пути Аллаха».

Йазид выступил из Медины, и слова Абу Бакра продолжали звучать в его ушах. Поход в Сирию начался.

Йазид быстро двигался по дороге на Табук. За ним шел корпус Шурахбила, а за корпусом Шурахбила - корпус Абу 'Убайды. Интервал между корпусами составлял один день пути. 'Амр ибн ал-'Ас двигал­ся со своим корпусом по западному маршруту на Эйлат. Через два-три дневных перехода после Табука Йазид впервые столкнулся с врагом-отрядом арабов-христиан, высланных римлянами вперед с разведыва­тельными целями. После стычки с мусульманским авангардом эти арабы поспешно убрались восвояси. После того как они скрылись, Йазйд на­правился к той части Долины 'Араба, где она смыкается с южной оконеч­ностью Мертвого моря.

Йазид прибыл в Долину 'Араба практически в то самое время, когда 'Амр ибн ал-'Ас добрался до Эйлата. Оба корпуса к этому времени уже вступали в боевое столкновение с римскими войсками примерно равной численности, посланными впереди основной римской армии для того, чтобы не допустить мусульман в Палестину. И Йазид, и 'Амр ибн ал-'Ас приняли бой с римскими отрядами, не обратились в бегство, но застави­ли врага отступить с тяжелыми потерями. Когда византийцы, разгромленные Иазйдом, обратились в бегство, Йазид выслал стремительно передвигав­шийся отряд, который перехватил отступавшую часть в районе Дасина, неподалеку от Газы, и основательно потрепал римлян, после чего вновь присоединился к Йазиду в Долине 'Араба. Тем временем 'Амр ибн ал-'Ас двигался по этой долине на север. Все эти события произошли мень­ше чем через две недели после того, как мусульмане вышли из Медины.

Пока корпус Йазида вел бои, отвлекавшие его от цели, поставленной перед ним халифом, Шурахбил и Абу 'Убайда продолжали двигаться в северном направлении по главной дороге: Ма'ан - Му'та - 'Амман. С некоторым запозданием за ними следовал Йазид. К концу месяца сафар (в начале мая) Шурахбил и Абу 'Убайда достигли области, лежавшей между Бусрой и Джабийей; Йазид стал лагерем где-то в юго-восточной Иордании; а 'Амр ждал в Долине 'Араба. Уже на той стадии мусульмане поняли, что византийский орел забеспокоился. На самом деле византийский орел уже расправил крылья!

Император Ираклий находился в Эмессе, планируя контрмеры против мусульман. Когда он впервые услышал о сокрушительных поражениях, нанесенных персидской армии Халидом, он был сильно удивлен, ибо придерживался не более высокого мнения об арабах, чем прежде - пер­сидский двор. Однако он был серьезно встревожен, и не без причины. За­тем пришло известие о поражении, которое потерпел Халид ибн Са'ид, и Ираклий успокоился. Впрочем, в качестве меры предосторожности он распорядился разместить в Аджнадайне несколько легионов, откуда они могли предпринимать действия против любого мусульманского войска, вторгающегося в Палестину или Иорданию.

Когда мусульманские части выступили из Медины, римская армия по­лучила разведданные об этом от арабов-христиан. Оповещенный о про­исходящем и знающий направление, в котором передвигались мусуль­мане, Ираклий понял, что имеет дело с серьезной попыткой вторгнуться в его пределы. Вскоре после этого он получил известие о поражении, которое потерпели от первых корпусов мусульманского войска римские заградительные отряды, высланные из Аджнадайна. Ираклий решил наказать этих непрошеных гостей и отбросить их назад, в ту пустыню, из которой они пришли. По его приказу крупные подразделения римской армии начали готовиться к передислокации в Аджнадайн из гарнизонов, находившихся в Палестине и Сирии.

К тому времени мусульманские полководцы установили контакты с местным населением и заложили основы агентурной сети. Они также узнали, что в Аджнадайне находится римская армия. Через несколько дней они получили сообщение о том, что в сторону Аджнадайна движут­ся дополнительные римские легионы, и все командиры корпусов отпра­вили сообщения Абу 'Убайде, информируя его об этих перемещениях. Три корпуса мусульманской армии находились примерно в одном и том же регионе, то есть в Восточной Иордании и Сирии, и Абу 'Убайда не­медленно принял командование над ними. 'Амр ибн ал-'Ас находился на большем расстоянии от других и чувствовал, что византийцы готовятся нанести удар по его корпусу. Поэтому он обратился за помощью к Абу 'Убайде.

Где-то в середине месяца раби' ал-аввал (в третью неделю мая) ха­лиф получил послание от Абу 'Убайды, в котором была предельно чет­ко обрисована картина, сложившаяся в Сирии и Палестине. По оценкам Мусульман, в настоящее время у римлян было 100 000 воинов в Аджна­дайне, откуда они могли либо ударить в лоб 'Амру ибн ал-'Асу, либо, со­вершив обход по флангам, выйти в тыл остальным трем мусульманским корпусам. Как мы увидим далее, подобная оценка численности римлян была недалека от истины.

Ситуация осложнилась. Византийцы были гораздо сильнее, чем предпо­лагали мусульмане в начале похода; и было ясно, что византийцы не со­бираются отсиживаться в своих укреплениях и дожидаться, пока на них нападут. Они собирались в одну огромную армию, чтобы наступать и дать большое сражение на открытой местности. Мусульманам предсто­яло либо принять участие в генеральном сражении с армией Римской империи по всем правилам военного искусства, либо спешно отступить на Аравийский полуостров, причем любая из этих перспектив их не ра­довала. Халиф сразу отверг второй вариант. Не было и речи о том, чтобы вернуться на Аравийский полуостров под действием угрозы со стороны римлян. Освобождение Сирии началось и должно было продолжаться. Однако больше всего Абу Бакра тревожил вопрос о том, кто должен ко­мандовать мусульманской армией. Ранее Абу Бакр распорядился, чтобы в случаях, когда корпуса будут объединяться для совместного участия в сражении, командование ими переходило к Абу 'Убайде. Абу 'Убайда был мудрым, рассудительным человеком, которого мусульмане глубоко ценили и почитали. Это, без сомнения, был человек великого личного мужества. Однако зная его мягкий и нежный нрав и понимая, что он не обладает опытом командования войсками при проведении крупных бое­вых действий, Абу Бакр серьезно сомневался в его способностях руково­дить всей мусульманской армией в серьезных столкновениях с могучей и отлично обученной армией Восточной Римской империи.

Абу Бакр принял то решение, которое в сложившихся условиях бы­ло наилучшим: он пошлет командовать мусульманской армией в Сирии Халида! Халид недавно разгромил персидскую армию в ряде кровопро­литных сражений. Халид знает, что делать. Приняв это решение, Абу Бакр испытал такое облегчение, словно с его плеч спало тяжелое бремя. «Именем Аллаха, - сказал он, - я разгромлю римлян и друзей Шайтана с помощью Халида ибн ал-Валйда!». И он направил в Хиру быстрого на­ездника, передавая Халиду приказ взять половину войска и идти с ним в Сирию, чтобы возглавить войска мусульман и сражаться с римлянами.

В следующем параграфе речь пойдет о последовательности событий, из которых состояло освобождение Сирии Халидом. Обращаясь к этой теме, автор полностью отдает себе отчет в возможности совершения оши­бок в процессе описания этой кампании из-за путаницы и противоречии в повествованиях древних историков. По многим важным аспектам этой части военной истории данные расходятся. Это касается и дат великих сражений, и численности войск, принимавших участие в сражениях, и последовательности самих сражений, а иногда и того, кто командовал армией в конкретное время. Единственным, кто дал детальное описание этой кампании, был Вакиди, однако его повествование также содержит ошибки, поскольку основывается на устных рассказах участников си­рийской кампании, которые порой противоречат друг другу.
  1   2   3   4   5

Похожие:

Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconВеликий подвиг Халида ибн аль-Валида
Мекку. Интересно отметить, что направляясь в Мекку, Халид использовал дорогу, которая прежде не использовалась для этого. Не сообщая...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconСулейман ибн Насыр аль- 'Ильуан
Он также старался ознакомится с многими другими правовыми школами и дошел до того, что выучил четыре основных мазхаба (школы правоведения)...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconУмар ибн аль Хаттаб. Часть 11. Губернаторы Умара ибн Хаттаба Сегодня...
Умара ибн Хаттаба в различных мусульманских государствах. В те дни было невозможно иметь централизованную систему. Это была больше...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама icon-
Имя: Али ибн Худейр ибн Фахд аль-Худейр, родился в 1374 году по хиджре в ар-Рияде. Закончил факультет «Основ религии» университета...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconПлакат Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям 1048-1131?
Плакат "Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям (1048-1131? гг.) знаменитый персидский и таджикский поэт, математик, астроном и философ"-...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconУмар ибн аль Хаттаб. Часть Халифат Умара ибн Хаттаба Когда Абу Бакр...
Он хотел, чтобы эти дела были устроены до его смерти. Сподвижники обсудили этот вопрос и вернулись к Абу Бакру и сказали, что они...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconУмар ибн аль Хаттаб. Часть 6 Свободу имущества по-английски мы называем...
Имущественное право. Халифат гарантировал гражданам право на собственность. Так было и при пророке, да благословит его аллах и приветствует,...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама iconУмар Ибн аль-Хаттаб. Часть 3 Легенды Ислама
Пророк, да благословит его аллах и приветствует, сказал, что, если даже они увидят, как коршуны клюют их мертвые тела, то и тогда...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама icon-
Умар ибн Хаттаб и общество. В принципе мы уже много говорили о Халифате Умара ибн Хаттаба и о том, как он относился к обществу. После...
Великие подвиги Халида ибн аль-Валида и Дирара ибн аль-Азвара во время открытия Сирии для Ислама icon-
Первое из них то, что это уаджиб (обязательно). И это мазхаб Абу Ханифы, и это из тех вопросов, где он уединился. И сказал имам Ибн...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница