Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113




Скачать 368.42 Kb.
НазваниеСтатья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113
страница1/3
Дата публикации03.10.2013
Размер368.42 Kb.
ТипСтатья
litcey.ru > Химия > Статья
  1   2   3




Шипунова Т. В.

Проблема синтеза теорий девиантности

(Статья опубликована: Социологические исследования, № 12. 2004. С. 103-113).
В настоящее время остро ощущается потребность синтеза накопленных знаний о негативных социальных явлениях. Об этом свидетельствуют как теоретические попытки создания интегративных теорий, дискуссии о возможностях междисциплинарного подхода к изучению нормонарушений, стремление к разработке методологических оснований для проведения комплексных исследований, так и возрастающий скепсис практиков по поводу возможностей науки в деле объяснения социального зла и выработки адекватных рекомендаций по его минимизации.

Междисциплинарность подразумевает не просто объединение разных подходов к рассмотрению предмета изучения, но создание метатеории (или общей теории), которая могла бы объединить уже существующие знания об объекте изучения и стать базой для синтеза, интеграции новых знаний (1, с. 49-50) Несмотря на методологические разногласия, большинство ученых признает важность концептуального синтеза при изучении общественных явлений. Главная проблема заключается в поиске основания, позволяющего непротиворечивым образом объединить имеющиеся подходы к объяснению интересующих нас явлений. Это объяснение должно строиться на выявлении причин явления девиантности. Скептицизм в отношении причинных зависимостей между явлениями не оправдал себя, поскольку наука не может оставаться на уровне описания явлений, ее суть – в попытках объяснения их происхождения. Разумеется, бытие едино и неделимо, однако, познание, особенно научное, заключается в том, чтобы в умозрительно сконструированной реальности попытаться отразить функциональные зависимости (суть генетические причинные связи) между относительно самостоятельными социальными явлениями и процессами.

Создание общей теории (и реализации принципа междисциплинарности) требует решения совокупности ряда методологических вопросов, которые в рамках одной статьи не могут найти полного освещения. Приведем лишь два наиболее важных тезиса, помогающих оформить некоторые логические рамки для последующих основных рассуждений.

А. Синтез накопленного знания невозможно осуществить без ответа на вопрос о соотношении единичного и общего (или части и целого). Среди ученых не прекращаются дискуссии по поводу того, каким образом существует общее и с чего следует начинать изучение предмета исследования – с его части (единичного явления) или же с предварительного изучения целого (общего).

Общее существует в отдельном и через отдельное как его сторона, свойство, признак. Онтологическим референтом любого общего понятия, отображающего действительность, всегда является конкретная отдельная вещь, событие, процесс. А наука, изучая отдельные вещи и явления, постигает в них как единичное, так и общее. Это относится и к криминологии и девиантологии, которые через изучение преступлений и девиаций изучают то общее, что присуще преступности и девиантности. При описании этих явлений могут использоваться разные виды объяснений: семантическое (отвечает на вопрос «что это?», т.е. дает имя явлению, определяет понятие), историко-генетическое (отвечает на вопрос «как и когда это возникло?»), причинно-следственное («почему, по какой причине это возникло?»), функциональное («чему это служит, каково его предназначение?»), телеологическое («какова его цель или с какой целью это создано?»). При этом, однако, предмет изучения получит лишь частичное объяснение (2). А наиболее полное представление бытия исследуемого предмета возможно только при использовании нескольких видов. Например, при описании преступности и девиантности в целом целесообразно использовать семантическое, историко-генетическое и причинно-следственное виды описания. Прояснение этого вопроса помогает осознать некоторую искусственность противостояния статистического (нормативистская парадигма) и процессного (социологическая парадигма) подходов при объяснении негативных социальных явлений, поскольку все виды объяснений являются взаимодополняющими, а предпочтение одного из видов обусловлено ситуацией и/или научными интересами исследователей.

Б. Необходимо различать причины отдельных девиаций как единичных явлений и причины девиантности как массового явления. Многие существующие теории не проводят такого различения. Путаница в понимании соотношения субъективной и объективной детерминант преступного (девиантного) поведения возникает в результате отождествления понятия «объективная детерминация» с понятием «внешняя причина». Но объективная детерминация имеет две составляющие: внутреннюю и внешнюю. Объясняя детерминацию преступного (девиантного) поступка конкретного человека, следует проследить влияние трех составляющих: внутреннюю объективную причину (например, психофизиологическое расстройство), внутреннюю субъективную причину (решение самого человека как акт его свободной воли) и внешнюю причину (воздействие окружающей среды в настоящем или в прошлом опыте человека). Если при относительном равенстве внешних детерминант в данной конкретной (или аналогичной) ей ситуации данный вид девиантного поведения совершает много людей, то в этом случае влияние внешней детерминации будет значительно больше, нежели внутренней. Это значит, что в отличие от форм индивидуальных отклонений в детерминации форм массовых отклонений доминирующее значение приобретают внешние причины. Рассмотрение этих причин представлено в многочисленных концепциях преступности и девиантности. Все эти теории, без сомнения, содержат в себе рациональное зерно. Позитивные положения этих теорий можно синтезировать, исходя из единой концептуальной основы, удовлетворяющей следующим необходимым требованиям:

а) она должна предоставить возможность соединения микро- и макроуровней изучаемого явления и, следовательно, соединения причинных теорий девиантного поступка, развиваемых в рамках различных моделей личности девианта и/или преступника, и причинных теорий девиантности;

б) эта концептуальная основа должна быть представлена наиболее абстрактной категорией, позволяющей не только объединить существующие теории, но и вскрыть те стороны социальной реальности, которые могут детерминировать девиантность, но не нашли пока отражения в теоретических концепциях (т.е. синтетическая концепция должна быть открытой для дальнейшего развития).

Искомой концептуальной основой синтеза причинных теорий девиантности явилась категория «социальная несправедливость». Понятно, что она предстает как нарушение социальной справедливости. Но что такое – социальная справедливость?

Поиску ответа на этот вопрос посвящены труды многих выдающихся мыслителей: Платона, Аристотеля, Дидро, Руссо, Мора, Кампанеллы, Сен-Симона, Канта, П. Сорокина и других. В советское время изучением социальной справедливости занимались Т. Заславская, Е. Дубко, Л. М. Архангельский, С. И. Григорьев, Н. А. Гусейнов, В. Н. Кудрявцев, Г. В. Мальцев, А. И. Экимов, В. Ф. Яковлев и др. Среди современных зарубежных и российских исследователей можно назвать имена Дж. Ролза, К. Поппера, М. Десайи, М. Сена, В. В. Козловского, В. Н. Аргуновой, В. А. Троцковской и др.

Социальная справедливость, как идеальная ценность, представляет собой абсолютизированное представление о том, каким должен быть мир и общество, чтобы обеспечивать «свободу, равенство, братство», соблюдение прав всех людей в обществе или в целом на Земле. Это идеальное представление задает желаемые ориентиры, к которым постоянно стремится как общество (по крайней мере, демократическое), так и каждый отдельный человек. Такое понимание справедливости мы находим у Платона, гуманистов эпохи Просвещения, социалистов-утопистов, а также в рассуждениях некоторых социологов, изучающих вопросы социальной дифференциации и социального неравенства. Однако в подходах к изучению феномена социальной справедливости наблюдается и другое направление мысли. В представлениях П. Сорокина, К. Поппера, Дж. Ролза, В. Н. Аргуновой и др. о социальной справедливости можно заметить одну и ту же тенденцию – стремление операционализировать понятие социальной справедливости, т.е. конкретизировать эту идеальную общечеловеческую и вечную ценность. Конкретизация происходит через описание объема понятия «социальная справедливость», т.е. через составление перечня того, что считается справедливым в данном обществе в данное время (например, права человека, свобода, равенство перед законом и т.д.). Такая конкретизация совершенно необходима, поскольку позволяет исследователям перейти к анализу реальных социальных практик. При этом, однако, кроме объема операционального понятия социальной справедливости необходимо выяснить его содержание. Иначе говоря, для анализа социальных практик реализации принципа социальной справедливости необходимо перейти от рассмотрения социальной справедливости как идеальной ценности к ее рассмотрению как операциональной или инструментальной ценности, в которой указываются не только желаемые ориентиры (обозримые цели), но и средства их достижения.

Итак, следует различать социальную справедливость как идеальную ценность и социальную справедливость как операциональную или инструментальную ценность. У разных авторов идеальное понятие социальной справедливости получает разное название: «всеобщая» или «естественная» справедливость – у Аристотеля (3), «теория строгого согласия» - у Дж. Ролза (4, с. 19-29). Такое представление о социальной справедливости является нужным, ибо каким-то образом гуманизирует общественные отношения. Однако оно утопично по своей сути и не может быть использовано для анализа социальных практик. Для практических нужд целесообразно использовать определение социальной справедливости как инструментальной или операциональной ценности, в определении которой помимо ориентиров (или целей) фиксируются также средства их достижения. У Аристотеля такое понимание социальной справедливости оформляется в виде понятий «политическая» и «законная» виды справедливости, а у Дж. Ролза называется «теорией частичного согласия». В этом смысле наиболее адекватным, с нашей точки зрения, является следующее определение понятия «социальная справедливость», которое к тому же включает в себя различные точки зрения на этот феномен.

^ Социальная справедливость - это мера общественной пользы (социальной адекватности) законов и других нормативных предписаний (формальных и неформальных), устанавливающих и поддерживающих на основе соглашения такой порядок жизнедеятельности людей и организаций, физических и юридических лиц, который способствует выживанию и развитию социума, а также обеспечивает интеграцию и достойное существование членов общества. Термин «достойное существование» означает совокупность благ, которые провозглашаются в качестве таковых в современном обществе: мера свободы, равенства, социальная защищенность, уровень образования, включенность индивида в социальные сети, широкие возможности выбора легальных видов деятельности и т.д. и т.п. Социально справедливыми являются те институты, формы правления, нормы и законы, которые создают и поддерживают (в меру возможности) справедливость в отношении отдельного человека в его взаимоотношениях с другими людьми, социальными институтами (в том числе и государством как органом управления) и обществом в целом. Нарушение социальной справедливости (социальная несправедливость) приводит к социальному исключению, психологическому состоянию отчуждения и, как следствие, к разным формам нарушения социальных норм (как официальных, так и неофициальных).

Следует различать отдельные формы выражения социальной несправедливости. Их бытие тесно связано с социальным контекстом и оценками людей, а потому при их рассмотрении важным является учет культурных особенностей того или иного общества, интересы отдельных социальных групп, субъективные оценки членов общества. В зависимости от сфер жизнедеятельности социальных субъектов можно выделить следующие относительно самостоятельные формы выражения социальной несправедливости: экономическое, моральное, правовое, социально-политическое, культурное, социально-демографическое.

Соглашение между субъектами социального взаимодействия “на выходе” имеет какое-то решение и оформляется в виде нормативного предписания («генеральной» формальной или неформальной социальной нормы), которое конкретизируется, уточняется, подкрепляется рядом новых нормативных предписаний («обслуживающие» нормы). Если «генеральные» и «обслуживающие» норма являются социально-неадекватными объективно или только в сознании большей части населения, то на социетальном уровне они предстают как негативные социальные явления (аномии; дестабилизации; несправедливой стигматизации некоторых видов поступков и деятельности; конфликта властей и социальных групп; неравных возможностей и т.д.), а на индивидуальном уровне воспринимаются как несправедливые и ограничивающие свободу. Результатом неизбежно станут разного рода нарушения норм (преступления, деликты, проступки и т.д.), которые отражают момент рассогласования интересов и несогласие с официально проводимой политикой. Таким образом, критериями уровня справедливости/несправедливости и социальной адекватности/неадекватности системы нормативных предписаний являются актуализированные протестные реакции людей: высокий уровень нарушения норм (официальных и неофициальных); низкий уровень толерантности; забастовки или другие формы выражения несогласия; субъективное чувство несправедливости у граждан; низкий уровень доверия к официальным социальным институтам; равнодушное или резко отрицательное отношение к мероприятиям, проводимым государством; аполитичность; конфликты между социальными группами и т.д. К другим критериям уровня социальной справедливости/несправедливости можно отнести показатели уровня и качества жизни населения, индекс человеческого развития и его варианты, формирующиеся в зависимости от целей исследования, сужение «поля возможностей» для легальной деятельности.

Современные общества, принявшие гуманистическую ориентацию, в своем арсенале действий имеют две стратегии поддержания определенного уровня социальной справедливости: установление социальной справедливости через выработку социально-адекватных норм и восстановление попранной справедливости в отношении отдельных граждан, социальных групп и подсистем. Восстановлением социальной справедливости занимаются различные политические и общественные организации и объединения, система юстиции, профсоюзы, система учреждений социальной работы.

Все существующие теории девиантности и преступности, по сути дела, прямо или косвенно раскрывают ту или иную сторону, ту или иную форму социальной несправедливости, которая существует в двух ипостасях: 1) как несправедливость, творимая человеком (социальными группами) в отношении других людей (социальных групп) и/или общества в целом; 2) как несправедливость, творимая в отношении самого человека (социальной группы) другими людьми (социальными группами), властью, политическим режимом, государственной машиной. В первом случае получается, что человек сам творит несправедливость, и его поведение является девиантным или преступным. Это поведение может быть обусловлено внутренней объективной или внутренней субъективной причинами. Во втором случае девиантность и преступность предстают как протестные реакции человека (социальных групп) против чинимой против него (них) несправедливости. Здесь социальная несправедливость выступает как источник девиантности и преступности. Все существующие теории (если отвлечься от моментов их некорректности) описывают именно это, но каждая из них – по-своему.

Если теперь с позиций изложенного посмотреть на модели личности преступника, то окажется, что все они в той или иной мере описывают проявления и последствия социальной несправедливости на индивидуальном уровне, осуществляемой посредством социального исключения, насилия (в том числе и “системного”) и вызывающей чувство отчуждения.

В рационально-просветительской модели
  1   2   3

Похожие:

Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconСтатья опубликована: Социологические исследования, №5, 2002
Тогда бывает очень трудно отделить Зло от Добра, ибо давно подмечено, что «дорога в ад вымощена благими намерениями». Постоянный...
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconТ. В. Шипунова подходы к объяснению преступности: противостояние...
Подходы к объяснению преступности: противостояние или взаимодополнение (взгляд социолога)
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconТ. В. Шипунова потенциал криминологии в разработке междисциплинарного...
Статья опубликована, см.: Криминология: вчера, сегодня, завтра – спб., 2007. №1 (12). С. 52-66)
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconФедеральный Закон №101-фз
Федеральных законов от 07. 07. 2003 №113-фз, от 29. 06. 2004 №58-фз, от 03. 10. 2004 №123-фз, от 21. 12. 2004 №172-фз, от 07. 03....
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconСтатья опубликована в сборнике «Труды VI международного Конгресса славянской археологии»
Статья опубликована в сборнике «Труды VI международного Конгресса славянской археологии». Т, М., 1998. С. 246-251. Публикуется с...
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconБиблиотека Ассоциации Гардарика
Впервые статья опубликована в «Скандинавском Сборнике», Вып. 22. Таллинн, 1977, с. 159-173. В электронном виде статья публикуется...
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconСоциологические и психологические исследования
Невозможность социологических законов. Понятие общества; критика его с точки зрения индивидуалистического
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconПродолжение предисловия стр. 7
...
Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconСтатья опубликована в журнале “Диагностическая и интервенционная...

Статья опубликована: Социологические исследования, №12. 2004. С. 103-113 iconСтатья опубликована: Проблемы теоретической социологии. Вып. 5: Межвуз сб. Спб.: Астерион, 2005
Статья опубликована: Проблемы теоретической социологии. Вып. 5: Межвуз сб. – Спб.: Астерион, 2005
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница