А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании




Скачать 151.54 Kb.
НазваниеА. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании
Дата публикации08.03.2014
Размер151.54 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Информатика > Документы
А.С. Барабаш

МЕХАНИЗМ УСТАНОВЛЕНИЯ СВОЙСТВ И ХАРАКТЕРИСТИК ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ДОКАЗЫВАНИИ // Вестник Красноярского госуниверситета. Сер.: Гуманитарные науки. 2005, № 6. С. 181-185.

Общепризнанно, что не любая информация может быть использована в уголовном деле для установления обстоятельств, подлежащих доказыва­нию, а только та, которая соответствует определенным требованиям. К этим требованиям одни относят допустимость, относимость, достоверность и дос­таточность [1], другие считают, что достоверность не включается в само поня­тие доказательств, «достаточно, чтобы эти данные обладали свойствами от­носимости и допустимости» [2]. Не делая пока никаких утверждений о пра­вильности или неправильности выделения тех или иных требований как не­отъемлемых свойств доказательств, рассмотрим работу с каждым из них. Выявленное, возможно, позволит определиться с тем, какие свойства и каким доказательствам должны быть присущи.

Проблема относимости является центральной в теории доказывания. Но до последнего времени в уголовно-процессуальной литературе ограничивались определением этого понятия, не показывая механизма его реализации в познавательной деятельности [3].

Установление относимости можно рассматривать как одномоментный акт только тогда, когда мы имеем дело с прямыми доказательствами. В этом случае вопрос об относимости решается по закону; получаемая информация соотносится с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, при установлении связи мы используем информацию как относимую. Проблем в этих случаях не возникает.

При косвенном способе доказывания установление относимости нельзя рассматривать как одномоментный акт, она устанавливается в рамках процесса доказывания: вначале информа­ция вводится в процесс доказывания на основе предположения об ее относи­мости; это предположение перерастает в уверенность только в конце процесса дока­зывания. В этот момент становится очевидной связь по содержанию между доказательством и обстоятельством, подлежащим доказыванию. Для того, чтобы состоялся этот переход необходимо проделать большую работу по установлению относимости на разных этапах процесса доказывания. Итак, если вопрос об относимости прямых доказательств решается по закону, вопрос об относимости косвенных – по внутреннему убеждению.

Выше было сказано, что информация вводится в процесс дока­зывания на основании предположения о ее относимости. Предположения, в силу того, что на этапе работы по получению информационных доказа­тельств у нас нет возможности говорить об их связи с обстоятельствами со­вершения конкретного преступления, они нам еще не известны. Собирая информацию, мы ориентиру­емся на те общие версии, которые можно выдвинуть на первоначальном этапе расследования [4]. Выдвигаются они на основе предположения о воз­можной связи между следами.

Сортировка информационных доказательств на основе выявляемой между ними связи позволяет получить логическое доказательство. Это происходит следующим образом: при работе с совокупностью информа­ционных доказательств выдвигается предположение о существовании любого фактического данного. Это предположение формируется на основе выявления связей по горизонтали между информационными доказательствами, но оно в то же время обозначает выход за пределы этой горизонтали, первый шаг перехода на рациональный уровень познания. Предположение о существовании такой связи снимается тогда, когда с помощью иных, дополнительно собранных информационных доказательств, устраняются всякие сомнения в ее сущест­вовании и мы получаем знания о фрагменте прошлой дейст­вительности.

Такое возможно только при наличии достаточных оснований. В этом пункте представлено взаимодействие относимости с характеристикой доказательств – достаточностью. Установление достаточности доказательств для получения любого фактического данного в то же время фиксирует отно­симость используемых для этого информационных доказательств.

Подобный алгоритм работы реализуется и при установлении обстоя­тельства, подлежащего доказыванию, только в качестве исходного материала для построения предположения о связи с обстоятельством, подлежащем до­казыванию используются логические доказательства. Предположение сни­мается и относимость устанавливается при привлечении иных фактических данных, для получения которых нам, возможно, придется вернуться к работе на первом этапе. И такой возврат будет осуществляться до тех пор, пока применительно к каждому обстоятельству, подлежащему доказыванию, не будет установлена достаточность. Работа на этом этапе завершает переход от общих версий к обоснованию конкретных обстоятельств, подлежащих дока­зыванию.

Итак, начав с предположения о том, что информационное доказатель­ство имеет связь с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, мы это предположение опровергаем или подтверждаем на протяжении всего про­цесса доказывания. Подтверждается эта связь и относимость становится ус­тановленной тогда, когда совокупность доказательств на определенном уровне доказывания мы можем оценить с позиций достаточности. Но таким образом полученное, например, любое фактическое данное может оказаться не связанным ни с одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, так как оно было установлено в рамках одной из общих версий, которая в целом не нашла подтверждения.

Рассмотрение относимости и достаточности по этапам и уровням до­казывания позволяют нам сделать несколько утверждений о том, что: 1) до­казательства (информационные и логические) обладают свойством относи­мости, мы можем утверждать только после того, как установили все необхо­димые связи между ними и обстоятельствами, подлежащими доказыванию. В самом процессе доказывания мы можем только предполагать наличие этого свойства у доказательств; 2) в отличие от законодателя, который считает, что достаточность должна устанавливаться в конце процесса доказывания при оценке всех доказательств в совокупности (ст. 88 УПК РФ) [5], проведенное ис­следование позволяет сделать иной вывод – достаточность должна устанав­ливаться как при получении информационного, так и логического доказа­тельства, а потом как характеристика всей совокупности этих доказательств [6].

И еще один важный вывод: хотя установление от­носимости тесно связано с определением достаточности, но в то же время относимость – это связь по вертикали, достаточность – установленная связь по горизонтали. Их нельзя путать. Предположение о существовании первых – включение в доказывание информации и логических доказательств, установ­ление вторых позволяет получать в рамках доказывания информационные доказательства, любые фактиче­ские данные, знание об обстоятельстве, подлежащем доказыванию и, в ко­нечном итоге, знание о прошлом событии.

После сказанного привычное для многих утверждение, что относимость - это не­отъемлемое свойство доказательств, наличие его у информации позволяет ввести ее в процесс доказывания как доказательство, необходимо серьезным образом скорректировать и расставить по-другому акценты. Информация вво­дится в процесс доказывания на основании предположения о ее относимости, которое в процессе доказывания или подтверждается или опровергается. О том, что это неотъемлемое свойство доказательств, можно говорить только применительно к тем доказательствам, относимость которых доказана. Но ведь при расследовании использовались и другие, наличие у которых свой­ства относимости к обстоятельствам подлежащим доказыванию, не подтвердилось. В таких случаях, как считал В.Д. Арсеньев, они теряют это свойство (необходимо заметить, что они его и не имели – А.Б.) и перестают быть доказательствами по содержанию, оставаясь таковыми по форме [7]. Следовательно, сохранение их в материалах дела не оправданно.

Но то, что такая информация не относима, признается далеко не всеми авторами [8]. Полагаем, что между этими позициями нет непримиримого противоречия, они о разном и обе правильны. Доказательства, введенные в дело на основе предположения об их относимости, по результату работы с ними можно разбить на две группы. Первая - доказательства, относимые к установленным обстоятельствам, значимым для юридической квалификации и вторая - доказательства, относимые к делу, получение которых позволило отработать версии, не нашедшие своего подтверждения в ходе расследования. Это разные точки отсчета. Последние из указанных доказательств, не имея доказательственного значения в плане установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, имеют его в отношении проверенных и не подтвердившихся версий. Отбрасывать их в сторону как негодные было бы неправильно, их наличие в деле упрочивает надежность доказательств, признанных относимыми к установленным обстоятельствам.

Относя решение вопроса об относимости доказательств к концу процесса доказывания, мы делаем вывод, что относимость как свойство доказательства является таковым в силу проявляющегося свойство системы доказательств. И в данном случае, когда мы располагаем системой доказательств, т.е. нами установлена объективно существующая связь между доказательствами, мы окончательно установили достоверность доказательств. Относимость доказательств перерастает в достоверность в процессе доказывания.

По-настоящему неотъемлемым свойством доказательств является только допустимость. При несоблюдении тре­бований закона, связанных с получением и закреплением доказательств, как бы не была ценна полученная информация, она не может быть использована из-за неустранимых сомнений по вопросу ее достоверности.

Определение этапа, на котором решается вопрос о допустимости, не вызывает затруднений. Она должна быть реализована на первом этапе при работе с источником информации и с информацией. Результатом работы на первом этапе является получение информации, которая станет доказательст­вом только тогда, когда допустима. Допустимость доказательств – емкое по­нятие, оно связано не только с самим доказательством. В узком смысле дока­зательство допустимо, когда информация закреплена в соответствии с требо­ваниями закона, но закон кроме этого определяет источники информации, уполномочивает только определенных субъектов на получение ее и позво­ляет это делать строго определенными способами. Следовательно, из всех критериев допустимости к доказательствам относится только один и следует отдельно говорить о допустимости источников, субъектов получения и спо­собов получения информации. Последняя триада – предпосылка допустимо­сти доказательств, необходимое условие, но это не то же самое, что допусти­мость доказательства.

Вопрос о допустимости должен решаться не только в отношении информационных доказательств, но и логических. Считалось, что допустимость логических доказательств в том, что доказательственные факты должны устанавливаться предусмотренными законом средствами [9]. Если бы дело было только в этом, то вряд ли было бы основание говорить о допустимости логических доказательств. Ведь изложенное выше понимание сводит допустимость логических доказательств к допустимости информационных и никакого нового содержания в понятие допустимости логических доказательств не привносит. Возможно, неубедительность вышеприведенного обоснования допустимости логических доказательств питает существующее в литературе мнение, что факты-аргументы в уголовно-процессуальном смысле не могут признаваться доказательствами, т.к. они «не отвечают предъявляемым к уголовно-процессуальному доказательству требованиям хотя бы потому, что не облечены в ту процессуальную форму, которая предусмотрена уголовно-процессуальным законом для доказательств» [10].

Верно то, что логические доказательства не облечены в процессуальную форму, которая разработана для информационных, но они и не могут быть в нее облечены, т.к. их природа, содержание, способ получения не тождественны. В силу этого у логических доказательств должна быть своя процессуальная форма, и она есть. Эта форма - постановление, обвинительное заключение, обвинительный акт, приговор, определение. Если, положим, следователь делает вывод в протоколе следственного действия, то это логическое доказательство не будет допустимым. Игнорирование специфики формы различных доказательств приведет к необоснованной подмене одних другими, что не может не сказаться отрицательно на результате познавательной деятельности.

Если выше мы установили взаимозависимость между относимостью и достаточностью, то в случае, когда речь идет об относимости и допустимо­сти, такой связи мы не усматриваем, наличие одного не обуславливает нали­чие другого: вопрос об относимости решается применительно к получаемому или полученному, независимо от способа получения, последний важен для обеспечения достоверности полученного.

Уголовно-процессуальное доказывание – сложный мыслительный и практический процесс, успех которого во многом определяется тем, на­сколько соответствуют действительности информационные и логические до­казательства. Для выяснения этого, полагаем, имеет значение реали­зация требования приложимости. Оно складывается из следующих момен­тов, определяющих специфику деятельности: мы должны проверять прило­жимость в рамках самого следственного действия через выявление возмож­ности источника (носителя) воспринимать (отражать), запоминать (сохра­нять), воспроизводить (снять) информацию. Полученную в ходе следствен­ного действия информацию, значимую для установления обстоятельств, под­лежащих доказыванию, следует проверить с помощью других следственных действий (результат допроса - эксперимент и т.п.), или получить к сущест­вующей новую информацию из другого источника. Да­лее, требуется сопоставить имеющееся по поводу выявления логической связи и взаимодополняемости, результат - получение логического доказа­тельства, при отсутствии последнего - новый виток обращения к поиску ин­формации. Таким образом, приложимость захватывает своим содержанием два элемента доказательственной деятельности - на основе анализа имею­щейся информации (элемент оценки) получение новой (проверка), синтез имеющейся информации (элемент оценки). Выполнение этого требования го­ворит о том, какие действия необходимы, чтобы полученный результат отве­чал целям доказательственной деятельности. В то же время это требование обозначает необходимость перехода в работе от отдельно взятого доказатель­ства к их совокупности. Выполнение требования приложимости дает воз­можность сделать вывод о соответствии информационных доказательств и логических действительности, последнее связано с полнотой проявления оценки и является ее результатом, точнее, выводом применительно к оцениваемому.

Установление соответствия - это цель, которая достигается через реа­лизацию приложимости, в основном, на первом и втором этапах уголовно-процессуального доказывания. В результате установления соответствия мы получаем любые фактические данные. Если соответствие на этом уровне ус­тановлено правильно, в последующем этот вопрос уже не возникает. Можно было бы сказать, что на этом уровне должен быть решен вопрос о достовер­ности, но ведь процесс доказывания еще не закончен, с уровня любых факти­ческих данных, работая уже с логическими доказательствами, мы должны получить знание о прошлом. Если соответствие устанавливается на первых двух уровнях, то вывод о достоверности является результатом реализации всего доказательственного процесса. Пока он не закончен, мы не можем ска­зать, какие доказательства достоверны, а какие - нет. Соответствие - предпо­сылка установления достоверности, при установлении соответствия должны быть правильно реализованы законы диалектической и формальной логики. На первое место в этом случае выходят законы диалектической логики, по­сле установления соответствия мы работаем с фрагментами знаний, исполь­зуя законы формальной логики.

Таким образом, вывод о достоверности доказательств формируется в рамках всего процесса доказывания. Правильно в связи с этим В.Д. Арсеньев формулировал требование о недопустимости окончательно решать вопрос о достоверности каждого отдельно взятого доказательства, а равно делать окончательные выводы об искомых по делу обстоятельствах на основе изолированной оценки отдельных доказательств [11].

Окончательно решать вопрос о достоверности отдельно взятого доказательства нельзя, но предпосылки решения вопроса о достоверности должны создаваться уже при работе, направленной на получение доказательств. И.М. Лузгин, высказывая свое отношение к рассматриваемому вопросу, отмечал, что противоречия между недостоверностью отдельных доказательств и достоверностью результатов познания, наряду с прочим, разрешается анализом происхождения каждого доказательства [12].

Информацию есть смысл вводить в процесс доказывания после выяснения доброкачественности источника (носителя) информации. Установление доброкачественности – основа для предположения о достоверности получаемой от него информации. Отсутствие, в отдельных случаях, или неустановление источника (носителя) вообще лишает нас возможности работать с информацией.

Предположение о достоверности доказательства снимается при работе с совокупностью доказательств, но устанавливается она все же в рамках практической деятельности. В совокупности же, на логических уровнях устанавливая связи между доказательствами, мы при их установлении делаем вывод о достоверности доказательств, входящих в совокупность. При неустановлении – обращаемся к практической деятельности по проверке носителей информации и самой информации с помощью проведения дополнительных следственных действий.

Достоверность в данном случае - результат выявления с использованием законов формальной логики сложной системы связей между любыми фактическими данными, обстоятельствами, подлежа­щими доказыванию, что в конечном итоге дает нам знание о прошлом. Если в процессе установления связей окажется недостаточной имеющая совокуп­ность фактических данных или между ними будут выявлены существенные противоречия, мы должны снова прибегнуть к поиску информации и после проверки ее на соответствие, при получении новых фактических данных, продолжить процесс получения знания о прошлом. Подобное соответствие может быть выявлено только на указанных первых двух уровнях процессуального дока­зывания.

Выявление соответствия знания, полученного в результате процесса доказывания, невозможно и недопустимо, т.к. это по существу будет совер­шение нового преступления. Поэтому неправы те, кто утверждает, что в уголовном процессе досто­верность – это соответствие знания о прошлом действительности [13]. Достовер­ность – это доказанность, обоснованность знаний [14].

Сделав это утверждение, мы получаем возможность определить точку пересечения достоверности с такой характеристикой совокупности доказательств как достаточность. Как выше было показано, реализуя приложимость, мы выясняем соответствие. На логическом уровне выявленное соответствие позволяет оценить совокуп­ность имеющихся информационных доказательств с позиций их достаточно­сти для получения любого фактического данного. Отсутствие его может сви­детельствовать о том, что определенный блок информации, используемой для получения любого фактического данного, не соответствует действитель­ности или не хватает информации для получения вывода. Как бы то ни было, в этих случаях мы обращаемся к действительности, реализуя требование приложимости, и в том случае, когда получаемая информация выдерживает проверку практикой, вводим ее в доказывание как предположительно достоверную.

Таким образом, достаточность перерастает в достоверность, т.е. «достаточной будет считаться такая совокупность доказательств, (подчеркнем, информационных и логических – А.Б.) которая с достоверностью подтверждает наличие всех элементов состава преступления: объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны, а также доказанности каждого элемента в отдельности» [15]. И такой переход становится возможным при реализации логического закона достаточного основания, в силу которого всякое утверждение может быть признано соответствующим действительности только тогда, когда оно имеет достаточное основание. Всякое утверждение должно быть обоснованным [16]. Достовер­ность – это характеристика доказательств, подчеркивающая их соответствие действительности. Только наличие достоверных доказательств может быть достаточно для получения вывода.

Окидывая мысленным взором весь процесс доказывания по уста­нов­лению обстоятельств, значимых для правовой оценки, говоря о достоверно­сти, мы приходим к утверждению о том, что базовый этап для определения ее именно тот, который сейчас нами рассматривается. Если возникает этот во­прос применительно к любым фактическим данным или обстоятельству, подлежащему доказыванию, то для решения его мы на этих уровнях не имеем возможностей и вынуждены снова отправлять­ся на нижний. Если не складывается любое фактическое данное, если фактические данные не сты­куются между собой, то для того, чтобы понять, почему это произошло, мы должны обратиться к действительности. Именно в рамках первого этапа вы­ясняется приложимость посылок. На последующих этапах в рамках логиче­ских опера­ций мы работаем со знанием, исходя из его приложимости. Не­стыковка зна­ний порождает у нас вопрос по этому поводу, для разрешения которого мы отправляемся на предыдущие этапы. Приложимость знаний к действительно­сти дает нам возможность сделать вывод о достоверности. То есть, вопрос о достоверности стоит перед исследователем на каждом уровне, но разреша­ется только на первом, при работе со следами и их носителем.

Проделанная работа приводит нас к интересным выводам: в качестве неотъемлемого свойства доказательств следует рассматривать допустимость, и то в узком ее применении. Узлом доказывания, связывающим достовер­ность и относимость, является достаточность, именно это обуславливает единство мыслительной и практической деятельности - суть уголовно-про­цессуального доказывания.
^ CПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Свердловск, 1991. - С. 128.

2. К разработке Основ Уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право, 1991. № 2. - С. 82.

3. Попытка прописать этот механизм была предпринята Л.В. Клей­ман. См.: Клейман Л.В. Установление относимости доказательств при рас­следовании преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - Омск, 2001.

4. Клейман Л.В. Указ. соч. - С. 14-15.

5. Понимание достаточности, которым руководствуется законодатель, широко распространено в литературе и оно, скорее всего, явилось основанием для подобного решения законодателя. См., например: Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1986. - С. 13; Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе//Российская юстиция, 2002, № 7; Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.

6. О достаточности применительно к отдельно взятому доказательству в свое время писал Ю.К. Осипов. Правда, его позиция была не последовательна, вероятно, в силу того, что он не показал, как устанавливается достаточность при получении доказательства. В итоге он приходит к выводу, что «достаточность доказательств в ряде случаев присуща не единичным доказательствам, а лишь их совокупности. Поэтому ее нельзя считать существенным признаком доказательств». См.: Ю.К. Осипов. Основные признаки судебных доказательств//Сборник ученых трудов. Вып. 8. - Свердловск, 1968. - С. 395.

7. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М., 1964. - С. 103-104.

8. Теория доказательств в советском уголовном процессе/Отв. ред. Жогин Н.В. - М., 1973. - С. 254-255.

9. Арсеньев В.Д. К вопросу о понятии судебных доказательств в советском уголовном процессе//Вопросы борьбы с преступностью по советскому законодательству. - Иркутск, 1969. - С. 92-97.

10. Балакшин В.С. Доказательства в российском уголовном процессе: понятие, сущность, классификация. - Екатеринбург, 2002. - С. 24.

11. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М., 1964. - С.148; См. также: Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - М., 2000. - С. 53.

12. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М., 1969. - С. 517.

13. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным де­лам). - М., 1995. - С. 46.

14. Грошевой Ю.М. Профессиональное правосознание судьи и социа­листическое правосудие. - Харьков, 1986. - С. 83-85.

15. Защита по уголовному делу/Под. ред. Е.Ю. Львовой. - М., 1998. - С. 80.

16. См.: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. - Воронеж, 1995. - С. 18.

Похожие:

А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconВопросы к зачету по дисциплине
Доказательства как правовой институт: понятие, значение и место в уголовно-процессуальном праве
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconИстина и достоверность в уголовно
Процессуальном познании // Вестник Красноярского госуниверситета. Сер.: Гуманитарные науки. 2004, № С. 226-229
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconВопросы к зачёту по дисциплине «практикум по доказательственному...
Доказательства как правовой институт: понятие, значение и место в уголовно-процессуальном праве
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconОпределение статуса подозреваемого как участника уголовного процесса
В связи с этим в российском уголовно-процессуальном законодательстве качественно новое развитие получили отдельные институты, направленные...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconПорядок установления поощрительных выплат за особые достижения в...
...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconРеферат по уголовно-процессуальному праву на тему: "Проверка доказательств"
Материалы данного файла могут быть использованы без ограничений для написания собственных работ с целью последующей сдачи в учебных...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconЗадача метрологии
Стандартизация-деятельность направленная на разработку и установления требований, норм, правил и характеристик. Такие нормы могут...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconИнструкция по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной...
Инструкция по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (далее – Инструкция) разработана в целях установления...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconИнструкция по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной...
Инструкция по делопроизводству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (далее – Инструкция) разработана в целях установления...
А. С. Барабаш механизм установления свойств и характеристик доказательств в уголовно-процессуальном доказывании iconМеханизм работы в рамках акции «Улыбнемся солнечному дню»
Данный механизм очень прост! Предлагаем Вам с ним ознакомиться и претворить в жизнь!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница