Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам




Скачать 288.92 Kb.
НазваниеПадшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам
страница1/3
Дата публикации26.12.2013
Размер288.92 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Информатика > Документы
  1   2   3
Глава 1. Падшие ангелы

«Верни им небо, тоску по дому утоли,

Посеребри путь звёздной пылью!

Верни им небо, хозяин Света и Любви,

В знак прощенья, дай нам крылья!»

Catharsis.

Маленькая комната тускло освещалась слабенькой настольной лампой. Жёлтые лучи едва достигали выцветших, местами отклеившихся обоев. Предметы, находящиеся в комнате, отбрасывали на стены тени причудливых форм и размеров. Из-за этого помещение сейчас казалось не слишком уютным. Пыльный подоконник под грязным окном, поцарапанный стол, старые стулья, большой несуразный шкаф с отломанной дверцей и выщербленный паркет – всё это создавало очень убогую картину заброшенности и запущенности. И свет лампы не делал интерьер уютнее, а скорее прибавлял напряженности в обстановку. Кроватей в комнате не было, но в углу пылилась пара свёрнутых спальных мешков. Однако двое, находящиеся в тот момент в комнате, старались не замечать всего этого и отвлечься от грустных мыслей.

Один из них, сидевший за письменным столом, сосредоточенно писал что-то на листе из школьной тетради. Мысли его витали где-то в облаках. Казалось, он вообще не ощущает того, что находится в этой комнате. Его взгляд, иногда отрывающийся от бумаги, смотрел куда-то вдаль, но не охватывал унылый пейзаж за окном. Надо сказать, что на улице тогда вряд ли было более уютно, чем в той комнате. Что поделать, складской район… Это даже не промзона. Однообразные серые здания, плохо освещаемые переулки, вечно грязный асфальт… Этот район предназначался только для того, чтобы делать деньги. Кому было дело до двоих чудаков, зачем-то запершихся в небольшой каморке под одной из рифлёных крыш?

Тот, что сидел за столом, оторвал взгляд от окна и вновь принялся писать. Вообще, образ этого человека не вязался с окружающей обстановкой. Светлый плащ, длинные волосы цвета соломы, спадающие на плечи, ухоженные руки с аккуратными ногтями на тонких пальцах… Казалось, что он прибыл из другого мира, более светлого и чистого. Лицо было спокойным, будто он и не подозревал о всевозможных опасностях и невзгодах, ждущих его в ближайшем будущем. А таковые имелись в изобилии. И причиной тому был второй человек, находящийся в этой комнате.

Он сидел на шатком стуле и пытался вздремнуть. Похоже, ему весьма нездоровилось: он не мог долго сохранять одно и то же положение туловища, но при каждом движении его лицо искажала гримаса боли. Видно, массивное телосложение не обеспечивало ему защиту от болезней. Хотя ЭТА болезнь была особенной, весьма редкой…

Облик его имел очень мало сходств с обликом первого человека. Сидящий на стуле был большого роста, имел короткие русые волосы и был облачён в короткую кожаную куртку и грязные штаны армейского фасона. Чем больше времени проходило, тем хуже он себя чувствовал. После очередного движения он со стоном открыл глаза. Страшные это были глаза… в них мало что осталось человеческого. В глубине читалась невыносимая боль. Радужка сверкала бордовым, роговица, казалось, была стеклянной. С трудом сдерживая дрожащий голос, человек произнёс:

-Андрей… Отпусти.

Его голос прорезал замеревшую тишину, необъяснимо отразившись от стен эхом. Сидевший за столом, которого, по-видимому, звали Андреем, вздрогнул и устало обернулся, несколько секунд смотрел на больного, затем тихо поднялся, подошёл и приложил руку ему ко лбу.

-У тебя жуткий жар, - произнёс он печально. – Но это пройдёт. Должно пройти. Потерпи, Вит.

Тот только метнул злобный взгляд.

-Это никогда не пройдёт. Никогда! Ты постоянно сторожишь меня, но ты только напрасно тратишь своё время. Знаешь ведь, что это навсегда. Ты понимаешь, что каждый приступ сильнее предыдущего! Мне надо на охоту! НАДО!

Человек в светлом плаще вздохнул, глядя на другого как на несмышлёного ребёнка.

-В тебе говорит заражённая кровь. Каждый раз, когда приступ проходит, ты раскаиваешься в своих словах и намерениях.

-Каждый раз мне всё хуже… Я не могу контролировать своё тело, свои мышцы. Их как будто что-то растягивает, они горят огнём…

-Я стараюсь изо всех сил, не покладая рук работаю над эликсиром. Я знаю, ты проявляешь чудеса воли, большинство людей ломаются уже на первом приступе. Виталий, братишка, ты ведь реально можешь противостоять болезни.

Теперь парень в тёмном говорил, прикрыв глаза и, казалось, полностью сосредоточив все усилия лишь на речи:

-Когда Орден Правды наведался в наше предыдущее логово, они уничтожили почти все материалы твоей работы. Я не могу дождаться результатов, я ведь даже умереть по своей воле не могу.

Андрей невесело улыбнулся:

-Ну, видишь, по крайней мере, самого страшного точно не случится. – И повернулся к столу.

Он ошибался. Виталий вдруг резко открыл глаза, рывком встал со стула. Удар в спину настиг Андрея неожиданно, и он рухнул на стол. Тёмный отрывисто сказал:

-Сегодня я пойду на охоту.

Глаза его сверкали красным пламенем.

Светлый медленно повернулся, внимательно вгляделся в лицо брата. Тёмный не заметил мимолётного движения, и вот уже жёлтый свет лампы отсвечивает бликами от ствола пистолета. Андрей тихо произнёс:

-Семь серебряных пуль. Вполне хватит, чтобы уложить вампира.

На лице вампира появилась бешеная ярость. Он заорал, как будто зашипел:

-Ты всё предусмотрел, верно?! У светлых ведь не бывает просчётов!

Щёлкнул предохранитель.

-Сядь на стул.

-Ты знаешь, что такое быть вампиром? Невозможность существовать без человеческой крови и невозможность умереть… Судьба, которую и врагу не пожелаешь, - тёмный начал приближаться.

-Мы договорились с тобой, что от твоих зубов не падёт ни один безвинный человек! Сядь на стул!!

Виталий молниеносно пересёк оставшееся расстояние до Андрея и выбил у того пистолет из рук. Светлый так и не решился выстрелить, но вампир, похоже, подумал, что тот просто не успел.

-Если хочешь действительно убить меня, приобрети что-нибудь посерьёзнее, «дюймовочку» там или автомат со смещённым центром тяжести. А пока я иду на охоту.

Светлый отсутствующим взглядом смотрел в угол комнаты, куда отлетел пистолет. Виталий уже повернулся к двери, но из коридора послышался осторожный топот нескольких пар ног и отголоски чьих-то голосов. Вампир встрепенулся:

-Что?! Опять Орден Правды?! – и в беспомощности обернулся на Андрея.

Тот посмотрел на окно и отстранённым голосом сказал:

-Что ж, ты сделал свой выбор. Разбирайся теперь сам, – вспрыгнул на стол и пошёл прямо в окно.

-Ты меня бросаешь? Собственного брата?! Да какой ты, нафиг, ангел!

Раздался звон стекла. У светлой фигуры, перешагнувшей подоконник и очутившейся за окном, вдруг распустились сверкающие крылья, и ангел полетел прочь от складского здания.

Обида, горькая обида отравляла в тот момент душу Андрея. Он не мог понять, правильно ли поступил, ведь первый раз с того момента, когда он понял свою сущность ангела, ему пришлось проигнорировать голос разума и сердца, поддавшись чувствам. Светлый был бешено зол на брата.

Неожиданно раздался приглушённый треск, в стороны рванулись клубы сизого дыма, и крылья, вспыхнувшие синим пламенем, сгорели в один миг. Ангел полетел вниз с высоты четырёх этажей.

Когда Виталий наблюдал за этим из разбитого окна, у него не дрогнула ни одна жилка на лице. Только глаза засветились ещё ярче. Он прошёл в угол, поднял пистолет и прильнул к стенке шкафа, приготовившись ждать нападения.

А Светлого ждал впереди грязный асфальт. Конечно, обычному ангелу, даже самому слабому, подобное падение никак не могло быть опасным. Но Андрей почему-то испытал дикую боль и едва не потерял сознание. Он долго лежал, не понимая, где находится, и не мог подняться. Ноги превратились в боль. Когда первый шок прошёл, светлый начал с величайшим ужасом осознавать: он больше не ангел, он стал намного уязвимее. В это время наверху, из только что разбитого окна раздались удаляющиеся выстрелы. Одиночные глухие раскаты пистолета перемежались с резкими трескучими разрывами – так разговаривали автоматы.

Когда бойцы Ордена выломали дверь, Виталий был уже готов. Боль и судороги притупились, а потом и вовсе прошли. Казалось, боль уходит из мыщц, выдавливаемая оттуда каждым новым движением. Но руки дрожали. Противников было трое, все в серых балахонах с белыми нашивками в виде орлиной лапы на плечах. В руках – короткоствольные автоматы. Двоих вампир просто сбил с ног, третьего ранил в плечо, но второй выстрел ушёл «в молоко», поэтому Виталий тяжёлым ударом припечатал автоматчика к стене (тот выронил автомат). После этого Тёмный бросился бежать по коридору. Там, впереди, лестница… Он не успел её достичь: впереди показались ещё двое членов Ордена. Прежде чем Виталий смог спрятаться за ржавыми ящиками, стоявшими у стены, на него полился дождь из серебряных пуль. Коварный металл жёг вампира, испытывавшего жуткую, невыносимую боль. Волоча раненую ногу, он скрылся за ящиками.

Укрытие не было надёжным: контейнеры едва ли достигали полутора метров в высоту. Сквозь собственное прерывистое дыхание и всхлипы Тёмный слышал, как к нему бегут противники, страшно желая добить раненого зверя. Мозг вампира отказывался соображать, хотя времени на размышления оставалось всего ничего. Контуры предметов расплывались, цвета сглаживались, а пол плавно, но угрожающе раскачивался.

С противоположной стороны у серого бетонного коридора были окна, протянувшиеся от одного конца до другого сплошной грязной полосой. В отчаянии Виталий стал стрелять по окнам. Выстрелил раз, другой, третий… Люди в балахонах остановились в замешательстве, не понимая, что происходит, потом бросились к противоположной стене. Но вампир неожиданно выкатился из-за ящиков и, лёжа ничком, открыл стрельбу. Было очень больно, но адреналин заглушал любые рефлексы. Один промах, одно попадание – и патроны закончились. Тёмный откатился обратно за ящики, а единственный оставшийся дееспособным член Ордена (другой потерял сознание от попадания в ногу), потеряв осторожность, подбежал вплотную к ящикам и попытался выстрелить поверх них. Парень в сером балахоне прекрасно осознавал, что вампир теперь безоружен. Для бойца было полной неожиданностью, когда тяжеленный пистолет полетел ему в нос. Виталий не стал медлить и добил свою жертву кулаком в висок. Странно, но Тёмный теперь почти не испытывал боли. Прихватив один из автоматов и парочку запасных магазинов, он бросился дальше. Гнилые половицы приглушали тяжёлый топот.

В каморке с разбитым окном остался лежать листок с недоделанными расчетами. Слабенький свет настольной лампы вдруг замерцал и погас. И листок, и приходящие в себя члены Ордена Правды теперь были окутаны неприятной, недружелюбной темнотой.
Ночное шоссе огласилось громовыми раскатами трёхлитрового двигателя. Сиреневая вспышка из выхлопной трубы сожгла часть темноты, пронизавшей свежий холодный воздух, но через мгновение автомобиль был уже далеко. Рубиновый свет от задних габаритных огней, казалось, на миг оставался висеть неподвижно, но затем постепенно погас. Внутренности машины взвыли от перегазовки, трансмиссия плавно встала на очередную скорость. Чёрно-синее шоссе в обрамлении глянцевой тёмно-зелёной травы метр за метром оставалось позади. Но сидящий за рулём человек ничего этого не замечал. Он был вне себя от ярости. Ему не нравилось буквально всё: лёгкий и быстрый спортивный автомобиль с очень аэродинамичным «брюхом», царапающимся о любой бугор из-за малого дорожного просвета и готовый схватить гидроудар при мало-мальски сильном дожде; коллеги по работе, которые не могут связать и двух слов, если им за это не заплатят; апатичный судья с вечно больной головой и неработающими мозгами… И, конечно же, ночной шофёр больше всего сейчас ненавидел себя. Да, сегодня был явно не удачный день. Третий провал подряд. Третий клиент невезучего адвоката отправляется за решётку.

Парня за рулём звали Максим. Это был высокий брюнет спортивного телосложения. Как правило, его лицо не покидала приветливая улыбка, но события последних месяцев резко изменили самосознание Максима. До недавнего времени молодой адвокат стремительно продвигался по карьерной лестнице. Ему никто не помогал ни в учёбе, ни в работе, да он в этом и не нуждался. Как правило, помощи просили у него. Всего добившись сам, Максим начал привыкать к роскошной жизни и постоянной удаче. Как оказалось, зря. В жизни началась чёрная полоса, и постепенно он терял репутацию в профессиональных кругах. Но это ещё было нестрашно (в конце концов, у каждого случаются неприятности на работе). Самым паршивым оказалось то, что многочисленные друзья под разными предлогами теперь уже далеко не всегда пускали Максима на порог, и он начал сомневаться в существовании дружбы. Теперь только пустынная дорога, огибающая складскую зону, могла развеять его печаль. Только в движении жизнь, а смерть – это вечный покой… На самом деле молодой адвокат ненавидел безумных парней, именовавших себя стритрейсерами и возомнивших закон нелепым и ненужным приложением к анархической жизни. «Выпрашивают у богатеньких папочек дорогущую тачку и едут на оживлённую магистраль соревноваться с судьбой, даже не думая о последствиях…» В ведомость прокуратуры, это он знал точно, постоянно приходили дела о каком-нибудь несчастном пешеходе, сбитом сумасшедшим водителем, или о порче имущества в бесконечных авариях… Иногда жертвами ДТП становились дети. Максим никогда не защищал в суде таких водил. Просто сегодня день был особенный… Адвокат позволил себе небольшое отклонение от скоростного режима, чтобы развеять тоску.

Зеленоватый свет аргоновых фар осветил впереди странную фигуру в светлом, но замызганном плаще. Неизвестный человек понуро брёл в сторону города. Максим резко сбросил скорость, а потом и вовсе остановился, съехав на обочину: прохожий махал ему рукой, видимо, прося о помощи. Проклятая машина снова скребанула днищем. Пешеход дрожал от холода. Юрист открыл окно:

-Что с вами случилось? У вас ужасный вид!

Незакомец тяжело вздохнул.

-Весьма неприятная история… - тут его взгляд скользнул куда-то за задний бампер. Глаза прохожего расширились, как будто от ужаса. – Но знаете ли, с вами может произойти кое-что похуже. Уезжайте отсюда немедленно, как можно быстрее.

-Что вы имеете в виду?!

-Срочно уезжайте!!

Кинув взгляд на зеркало заднего вида (в котором ничего подозрительного, кстати, не было), Максим раздражённо газанул. Что-то под полом обиженно треснуло. «Догонялся… Кажется, картер пробил». Спорткар устремился в темноту.

И тут за кормой, как раз там, где адвокат остановил машину, раздался оглушительный грохот. Всё вокруг осветили оранжевые отсветы. Что-то твёрдое разбило заднее стекло. С испуга Максим дёрнул рулём, автомобиль занесло. Как только автомобиль остановился, юрист со всех ног помчался к месту взрыва.

Прохожий, с которым он только что говорил, находился неподалёку в траве. Как ни странно, крови не было. Лёжа на спине, он безумно водил остекленевшим взглядом по небу. Максим мало что смыслил в медицине, но, кажется, несчастный крепко получил по черепу. Вообще-то а таких случаях больного нельзя трогать, нужно дождаться приезда врачей. Вот проблема-то…

Не задумываясь о первопричине взрыва, адвокат достал мобильник и принялся названивать на экстренные телефоны. Со «скорой помощью» не соединяло (как и с МЧС), а на службе несчастных случаев автоответчик издевательски вежливым голосом просил подождать, когда освободятся операторы, и пускал умиротворяющую музыку. После трёх минут бессмысленного радиосеанса Максим потерял терпение и решил самостоятельно везти пострадавшего в больницу. Аккуратно перенёс бродягу на заднее сиденье, предварительно стряхнув оттуда осколки, развернулся и погнал машину обратно в город.
На полпути к больнице Андрей пришёл в сознание. Через пробитое стекло с шумом проникал холодный воздух. Не слишком широкое синее сиденье на манер спортивных «ковшей» еле вмещало в себя немаленького ангела, сложенного в несколько раз в крайне неудобную позу. Голова болела нещадно, и боль только усиливалась от боковых перегрузок и взрыкиваний мотора на перегазовках: шофёр ехал так быстро, как только мог. Осторожно распрямляя затёкшее тело и стискивая зубы от боли, Светлый сел.

Водитель увидел это в зеркале заднего вида и эмоционально, с большим облегчением… выругался. У ангела завяли уши, и он попытался перебить мат своего невольного попутчика:

-Простите, что доставил вам неудобства, я не знал, что конкретно вам угрожает…

-Слава Богу, вы живы! – повернулся к нему шофёр, быстро сбросив скорость и припарковавшись на обочине. – Я на всякий случай всё-таки отвезу вас в больницу, пусть там вас осмотрят.

К его удивлению, бродяга испугался:

-Подождите, не надо! Поверьте мне, я очень быстро восстанавливаюсь. По крайней мере, восстанавливался, пока не потерял крылья… Но в больницу мне в любом случае нельзя: необходимо отыскать брата-вампира, - Андрей вцепился в руку адвоката, глядя на него безумными глазами. - Пожалуйста, верните меня в складской район! Там брат, он хочет кого-нибудь съесть, нужно помешать ему и спасти от Ордена! Один он не справится! Пожалуйста, отвезите меня!

Ангел уже перешёл на крик. Максим подумал, что перед ним явно сумасшедший, причём, возможно, буйный… А с такими нужно говорить мягко, вежливо.

-Успокойтесь, пожалуйста. Мы обязательно отыщем вашего брата. Но сейчас у вас гораздо больше шансов пропасть, чем у него. Вы серьёзно ранены, вас накрыло взрывной волной.

Андрей в бессилии откинулся на спинку сиденья.

-Всё равно вы не верите… Ладно, тогда хотя бы послушайте.

И он рассказал неудачливому юристу те вещи, которые вообще-то людям знать не обязательно: о том, как Андрей в далёком детстве оказался избранным человеком для служения Небесной канцелярии, как стал ангелом во плоти и, соответственно, безотказным орудием в руках Высших сил в материальном мире, как был безумно рад этому.

-Ко мне иногда являлись необычные гости, шокировавшие мою семью. Они появлялись из ниоткуда, а когда собирались уходить, то бесследно исчезали. Один раз они на глазах у родителей взяли меня с собой, чтобы показать свою обитель. Это был самый интересный день в моей жизни… В общем, мне предоставили свободу выбора, вставать на службу Свету или остаться таким, как есть, и спокойно встречать предначертанное. Я выбрал Свет. И всё шло прекрасно до недавнего времени. Я иногда чувствовал непонятный зов, и какая-то сила гнала меня в неизведанные места, а там я что-то делал, что было угодно Высшим: один раз убрал почти из-под ног у бесшабашного мальчишки гнилое яблоко, на котором тот должен был поскользнуться, удариться головой о тротуар и не дождаться «скорой»; в другой раз отговорил какого-то пьяницу повременить с самоубийством; через месяц после этого я незаметно сделал так, что у бандита, преследываемого милицией, в самый неподходящий момент развязались шнурки.

Андрей на пару секунд умолк, сидя с закрытыми глазами и глядя внутрь себя. Видимо, эти воспоминания были очень приятны ему.

-Но в роковой день моего старшего брата, Виталия, возвращавшегося поздно с какого-то праздника, укусил вампир, и я не успел прийти ему на помощь. Последние полгода я потратил на то, чтобы излечить несчастного, ведь он не может физически существовать без человеческой крови. Виталий проявлял недюжинный характер, справляясь с вампирским голодом, но сегодня ночью он вышел из-под контроля. Он напал на меня, и я… - ангелу было трудно говорить, видно было, что он очень жалеет о содеянном. - Я в ярости бросил его, когда к нам пришли бойцы Ордена Правды – низшего звена боевой бригады Небесной канцелярии, недавно получившего статус самостоятельной структуры. Он вырвался из их лап, я это чувствую. И теперь мой брат бродит где-то в складской зоне, отыскивая себе жертву. А я потерял крылья. Это значит, что начальство больше не пожелало иметь на службе человека… Да, теперь уже человека, который укрывает вампира от возмездия.

Макс сидел вполоборота и думал, что теперь ему предпринять. В конце концов он неуверенно произнёс:

-А как вы узнали про бомбу?

Ангел улыбнулся.

-Я не знал о бомбе, иначе сразу бы вам сказал. Я чувствовал опасность, грозящую вам. Вы как будто постоянно от неё убегали, но тщетно: угроза не ослабевала уже долгое время до того, как мы с вами встретились. Знаете, а вам повезло, что у вашей машины такой небольшой дорожный просвет, иначе бомба не отвалилась бы, зацепившись за кромку дороги.

Максим продолжал напряжённо думать. Никогда ещё никто не обвинял его в недостатке мозгового вещества. Адвокат понимал, что теперь ему надо основательно побеспокоиться о безопасности собственной филейной части, что бы там бродяга ни говорил. «Хотя, вроде бы нельзя уверенно сказать, что он сумасшедший… Так, возвращаться в квартиру нельзя. Надо заночевать у кого-нибудь из друзей. Но и «ангела» тоже нельзя бросать, и не только из человеколюбия, а хотя бы потому, что люди, покусившиеся на меня, наверняка его найдут». Подумав так, Максим ещё раз улыбнулся:

-Хорошо, давайте поищем Виталия.

Ангел просиял от счастья, начал сбивчиво благодарить адвоката, и тому на мгновение даже стало стыдно за свои мысли, за холодный расчёт.
  1   2   3

Похожие:

Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам icon-
Ангелы – pазумные и, в отличие от джиннов и людей, во всем беспpекословно покоpные Богу существа, сотвоpенные из света. Ангелы являются...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconЯ всегда любила весну. Особенно то время, когда начинает таять снег...
Ну не нравится мне, когда за окном белым-бело, когда деревья стоят в снегу, а дворовые автолюбители часами не могут завести продрогшие...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconКнига вторая: Гнев Дракона
Быстрый ветер не продолжается все утро, сильный дождь не продержится весь день. Кто делает все это? Небо и земля. Даже небо и земля...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconДвадцать второй век Человек покорил Небо. Спеленав его невидимой...
Двадцать второй век Человек покорил Небо. Спеленав его невидимой сетью воздушных трасс и информационных потоков, бросил Небо к своим...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconМюнхен, Германия, Местное летоисчисление начало сентября 1924 года
Свинцово-серые тучи закрыли все небо, и создавалось впечатление, что над землей навис большой металлический купол. Изредка раздавались...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconНебо… Голубое, безоблачное небо прямо перед глазами… Солнце где-то...
Вно, я думал, все разнес. Да, в гневе я страшен, а как вы хотели? Неконтролируемые (Угу-угу, типа сам себе верю. Ой, да кому я заливаю,...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconЯнуш Корчак. Как любить ребенка То, чего нам так не хватает…
А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconЭтот "Небус" был изрядно побит временем, но служил по-прежнему отлично....
Его вела ярко одетая молодая женщина. За окнами кабины небо щедро поливало дороги холодным кислым дождём осень с самого начала выдалась...
Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconПосмотри на небо, там звезда

Падшие ангелы Верни им небо, тоску по дому утоли, Посеребри путь звёздной пылью! Верни им небо, хозяин Света и Любви, в знак прощенья, дай нам iconОбщество с ограниченной ответственностью «Седьмое небо»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница