Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века




Скачать 363.34 Kb.
НазваниеКалинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века
страница1/2
Дата публикации24.03.2013
Размер363.34 Kb.
ТипЛекция
litcey.ru > История > Лекция
  1   2



АСП-фак БИ и БИ [Часть2, Раздел3](07/2.3/11] понедельник 19 февраля 2007

© Mark V. Zhelnov. Seminar-lectures for post-graduates. 2006-2007



Аспирантская запись, концептуализация и 10 вопросов

Калинович Анастасия Валерьевна (03.00.03 биохимия)
Курс философских проблем естествознания XXI века

(в рамках история и философии науки XXI века)

для аспирантов факультета Биоинженерии и Биоинформатики

МГУ им. МВ Ломоносова.

проф. Марка Васильевича Желнова.
Лекция № 11 (2006-2007)

Часть2: История науки XXI века.

Раздел3.

Сущность историчности и нравственность ситуации.

Симулякры случайности и случайность симулякров

на уровне самотворчества так называемой трансцендентальной диалектики идеального и материального с позиции человека 21 века

(Хабермас - Данто, Рорти - Бодрийяр).


Вводные замечания:
Было введение, а также была первая часть, которая, в соответствии с общим названием курса, занималась собственно Философией Науки. После того, как мы рассмотрели, что такое Философия Науки, то естественно, т.к. курс называется История Философии Науки, вторая часть посвящена истории Науки 21 века.

И опять хочу с самого начала четко подчеркнуть, что мы занимаемся только 21 веком, т.е то, что было до этого, нас интересует исключительно в том плане, как это преломляется сейчас. Что сами по себе говорили кто-то, это неинтересно. Интересно, какое это имеет значение для сегодняшнего дня.

И в этой части второй, как и везде должно быть 2 раздела. Вот мы с вами преодолеваем сегодня 1 раздел. Это было Философствование об Истории, историографическом историцизме и историчности с позиции человека 21 века, т.е такие концепции, которые без имени работают и сейчас. Вот что нас интересует. А что у нас было? А мы с вами рассмотрели сущность Истории в обыденном понимании, ну так сказать с точки зрения здравого смысла, рассмотрели, что такое вечность, время. Оказывается, это совсем разные понятия. Что такое прошедшее время, которого нет. Что такое время прошедшего, тоже всего этого нет, оказывается. Или что это означает? И выяснили, что все-таки, в конце то концов на самом деле то, что мы обычно считаем историей, это так называемый историографический историцизм. В связи с этим возникает вопрос, как понимать, что было действительно в истории, достоверно. И выясняется, что это все гипотезы, что это эстетическое удовольствие я получаю от того, что нарисовал картину, что было в прошлом и то, что будет в будущем. Но тем не менее. Мы показывали в прошлый раз, что все-таки есть какие-то события, как бы так получается, они предрасположены как-то вот к истории, к нам. И наоборот, выяснили, что какая-то предрасположенность есть. И это не страшно, поскольку действительно, если мы создаем историю, т.е мы ее обрабатываем, как бы те факты, якобы существующие независимо от истории, то, конечно, как-то эти факты ложатся на мои схемы. А если ложатся, то значит, как-то тут одно другому соответствует. И возникает целый вопрос. И вот нам сегодня надо завершить этот вопрос.


Вопросы:
Вопрос1

Двусторонность историчности, нравственность и благо (счастье идентичности и успеха). Мера исторического символического блага, нравственной ситуации на уровне усредненной смеси субъективного и объективного в целом теперь и здесь в этом человеке. После резкой объективизации субъективизма 19-20 веков, 21 век потребовал новой субъективизации объективизма. Мир борющихся грез. Метаморфозы классических концептов – постнеоплатонизирующее Гегельянство 21 века, как модель историчности будущего, исходя из прошлого. Чары Платона и крах Марксистского штурма по Попперу (Хабермас).

Нравственность ситуации (Хабермас).
Вопрос2

Саморазвитие конкретности смысла прошедшего, как исторического на уровне субъективного теперь и здесь в этом человеке в-общем. Слабое отчуждение, опредмечивание развившейся цивилизации. Литература, как охранная грамота. Метаморфозы классических концептов – пост-нео-аристотелизирующее неоНицшеанство 21 века о модели исторического (Артур Данто).

Ситуация нравственности (Данто).
Вопрос3

Самотворение конкретности исторического смысла прошедшего, доходящий до историософии и историцизма на уровне объективного, теперь и здесь в этом человеке. Полное овнешнение времени в виде полета фантазии исторической, как попытка избежать заданного смысла, полученного в исследовании историографии. Пост-нео-картензианствующее Хайдегерианство 21 века о модели исторического (Ричард Рорти). Проблема свободной необходимости исторического, как мера исторической необходимости свободы.

Симулякры случайности (Ричард Рорти).
Вопрос4

Самотворчество конкретности исторического смысла прошедшего. Овещнение деятельности в-целом на уровне усредненной смеси субъективного и объективного в-целом в этом человеке. Вялый исторический телеологизм исторического вектора. Метаморфозы классических концептов – пост-нео-кантианствующее Попперианство 21 века, как модель историчности блага (Жан Бодрийяр). Историческое симулякров символической виртуальности, как модель границ познания смысла. Субъективная объективность историчности этого человека, как мера объективной субъективности актуализации ситуации времени.

Случайность симулякров (Бодрийяр).
Вопрос5

Историческое вне и внутри историзма историографической историософии 19-20 веков. Ситуация времени как характеристика меры объективного актуализированного в мере субъективного этого человека. Специфика историографии в России. И в конце, возможность исторически новой повторно возвратной замены всех иных представлений об историческом на объективно-субъективную проблему симулякров символической виртуальности блага прошлых действий человека.

Литература

к лекции №11 аспирантов фак. БИ и БИ
Сущность историчности и нравственность ситуации.

Симулякры случайности и случайность симулякров

на уровне самотворчества так называемой трансцендентальной диалектики идеального и материального с позиции человека 21 века

(Хабермас - Данто, Рорти - Бодрийяр).
Учебно-справочная:

  1. Учебник Канке А.В. «История Философии», «Логос», 2005-2006 г., Особенно обратить внимание на приложение 2, там есть у него пронумерованные идеи 115-150, дана такая схема, где называются автор и основные идеи. Кратко. Нужно посмотреть. А касается это русской философии, индийской, китайской. Как на этом хорошо заканчивать историческое рассмотрение.

  2. Поппер К. В книге «Объективное знание. Эволюционный подход» этого нет. Надо заключение, глава 25 - имеет ли история какой-нибудь смысл? Здесь же - крах марксистского штурма: как понимать прошлое и влиять на будущее? Особенно послесловие вместо предисловия, написанное К.Поппером специально к русскому изданию 1992 года. Это в работе -

  3. Поппер К. «Открытое общество и его враги», т.2. Время лжепророков: Гегель, Маркс и др. оракулы. М, «Культурная инициатива», 1992 г. Особенно стр. 399-322, стр. 474-490. Это огромная работа Поппера. Там все есть. Он писал ее 50 лет.


Дополнительная:

  1. Хабермас Ю. «Историческое сознание и посттрадиционная идентичность. Западная ориентация ФРГ. Это такое в работе Хабермаса «Полные сочинения», М. Изд-во «Прогресс», 2005 г.

  2. Данто А. «Античная философия в истории. Соответственно там есть всякие детали, но надо здесь основную идею только понять, что он из себя представляет. М., «ДИСС». 1999, стр 10-28.

  3. Рорти Р. «Вспоминая Джона Дьюи и Сиднея Хука» в книге «Прагматический натурализм в американской Философии», «Русское гуманитарное общество», 2003, стр. 49-57.

  4. Бодрийяр Жан «Пароли. От Фрагмента к фрагменту», Екатеринбург, «У-Фактория», 2006, стр. 194-198.

  5. Федоров А.А. «История меня: Традиция европейской философской мысли и строительство персональных миров», С-Петербург, «Изд-во С-Петербургского Университета», 2006.

  6. Садал Дмитрий. «Литература, как охранная грамота» М., «Водолей», 2006г.

  7. Казелик Р. «Теория и метод определения исторического времени», журн «Логос». № 5/54, 2004 .Это журнал о философии и прагматике культуры. Начиная со стр. 97.

  8. Кукарцева Марина Алексеевна «Лингвистический поворот в историописании: эволюция, сущность и основные принципы», «Вопросы Философии», 2006, № 4, с 44-55.

  9. О настоящем и будущем (Размышления о Философии). Беседа Бориса Исаевича Пружинина с Владиславом Александровичем Лекторским «Вопросы Философии», 2007г, №1, стр. 3-15.



В аспирантском курсе обязательно должен быть такой длинный список литературы, поскольку считается, я думаю, что никогда этого в принципе быть не может, но считается, что вы можете что-нибудь еще читать.


Основная цель сегодняшней лекции

будет состоять, по крайней мере, в следующем:


Во-первых, я постараюсь продолжить разведение понятий, что такое история, историософия, историография, историцизм и что такое историчность, поскольку для вас это все сливается в одно. И нужно, наша задача состоит в том, чтобы понять, что историческое оказывается как бы в промежутке между историософией, историографией, и тем более историей, как понимают. Это все совершенно разные понятия, конечно связанные. И соответственно я уже закончу это рассмотрение и должен перейти в следующей лекции, что такое история, уже науки, научности, научного и т.д.
Вопрос1

Двусторонность историчности, нравственность и благо (счастье идентичности и успеха). Мера исторического символического блага, нравственной ситуации на уровне усредненной смеси субъективного и объективного в целом теперь и здесь в этом человеке. После резкой объективизации субъективизма 19-20 веков, 21 век потребовал новой субъективизации объективизма. Мир борющихся грез. Метаморфозы классических концептов – постнеоплатонизирующее Гегельянство 21 века. Как модель историчности будущего, исходя из прошлого. Чары Платона и крах Марксистского штурма по Попперу (Хабермас).

Нравственность ситуации (Хабермас).

Двусторонность историчности нравственного блага. А что такое благо? Специфика современной философии, но лучше не употреблять термин современная, поскольку у нас любят применять термин современный ко всему. У нас и все древние – современные, и неизвестно, кто. А лучше ограничить себя хронологическими рамками. На самом деле речь идет о тех 6 годах, которые у нас на лицо в 21 веке. И причем, как показывает история, 21 век отмечен сразу с самого начала решительными событиями, которые радикально изменили всю установку в мире. Имеется в виду, 11 сентября изменило существенно обстановку в мире. Вообще, хочу сказать, что у историков есть такое странное понимание исторических периодов, которое не совпадает с хронологией. Вот считается, что 19 век был длинным, а 20 век - коротким. А что это означает? Нельзя делить просто сто и сто, а получается, что 19 в продолжался как бы, захватывает и 20 век. Считается, что основные события, изменившие историю в 20 веке, это не с 1901 г, а попозже, начиная с первой мировой войны, и, считается, что он закончился с распадом нашей страны. А 19 век, наоборот, растягивается, он и сюда вылез и немножко захватывает и от 18 века, потому что там была та революция, которая дала импульс для всех преобразований в 19 веке. Но считается спокойным хорошим веком, мирным по сравнению с 20 веком, который считается трагическим, веком тоталитаризма. Если не упираться в цифры, а понимать гибкость этих периодов, то можно сказать, что мы живем как бы теперь уже в новый период, в новую эпоху.

И
Двусторонность историчности, нравственность и благо.
нам интересно посмотреть, что же сейчас, зачем нам нужно то, что называется историчностью. Выясняется, что тогда только вас интересует понятие истории и историчности, когда вы занимаетесь чем-то связанным с нравственностью, как себя вести. Конечно и по другим моментам. Но каждый из вас хочет блага, а что такое благо? Это то неуловимое, как мы с вами выяснили раньше счастье, а что такое счастье? А вот это.

А
Идентичность
что такое идентичность? Вот сейчас бьются, что такое русские, идентичность России, государства, каждого из вас в отдельности. Вот, например, появились книга, которая доказывает, что сейчас идет новое поколение, идентичность которого мы никак не можем установить. Показали их исследования, я не знаю, насколько они достоверны, как и всё, но что современные 45-летние матери не могут понять своих 20-летних дочерей. Представляете, какая идея выдвинута, т.е казалось бы, что тут может быть? Нет, совсем другие. Вот вы и видите это на экранах телевизоров. Вы не видели, есть такая Ксения Собчак, которая на экране прямо в открытую ругается матом. И т.д. Причем это иллюстрируется на данном – есть одна женщина, есть другая, они не понимают друг друга, такие дискуссии устраивают. Одни ладно, но утверждается, что это не единично. Это целое. Что оно представляет? Все эти явления есть потому, что есть сила, которая их поддерживает, и ту и другую. Тут вот считается, что если бы вы пришли и выругались, то ничего не получилось бы, а тут считается, что за собой ведет поколения, что нужно его привлекать, нельзя его отторгать. И вообще на современном ТV порнография разрешена. Есть такой канал. Ни то, что около и вокруг, а то почти совсем натурально порнографически. Ну что поделать. Считается, что это увеличивает народонаселение.

Т
У каждого - своя история – история «меня»
ем не менее, нам нужно посмотреть, что же это такое, это историческое. На самом деле, по сути, нам нужно и показать если мы сможем это сделать, что историческое - это средненькое, которое пытается уйти от крайности всего предыдущего, а именно в прошлый раз мы с вами говорили, что история, когда мы опираемся на так называемый здравый смысл, она по сути включает в себя, что Вам сказала мама-папа, что Вам сказали в школе, по ТВ, вот вы суммируете этот опыт. И у вас есть какая-то своя история, история меня. Есть такая книга, очень интересная.

И
Замена исторической реальности сюжетами из мировой литературы
суть состоит в том, что утверждается, что на сам деле вы крутитесь вокруг каких-то одних известных стереотипов. Здесь утверждается, Борхес выразил эту идею, создал эстетику пижонства, эстетику пустой пыльной голубятни, где есть два признака органической жизни - птичий помет там, где никогда не было птиц, и распятая на тау- кресте огромная бирюзовая стрекоза. Он утверждает, что вы любите заниматься этими игрушками в виде сюжетов истории мировой литературы, и все сводится к четырем сюжетам - поход за сокровищами, осада или оборона крепости, возвращение домой, самоубийство бога. Ну, если что-то не хватает, то на самом деле вы стремитесь приспособить к вот этой истории меня, к истории своего Я, в поисках себя. О любви и ненависти к себе, о покое в себе и об отказе от себя. Вот так это формулируется, Ваше представление об истории классической в мировой литературе.

И
Литература - это охранная грамота
действительно получается, что, на сам деле, вы не живете в реальности, а живете в образах жизни литературы.

Отсюда знаменитое выражение - «Литература - это охранная грамота».

Э
Вторая история здравого смысла

и историософия
то вторая история здравого смысла. Кто из Вас по-настоящему занимался периодом Войны и Мира Толстого? Не знаете вы этого мира. Но Вы знаете это произведение, и Вы подменяете реальные события. Вам кажется, что так и было. А вот скажем, как раз представления Толстого об истории - это историософия. Ключевский – это историософия. Это рассказ - что-то есть, и моя дума о том, что так, наверное, есть. Это еще не достаточно обработано, и желание вот так отобразить. Вы живете, и вот это ваше обыденное представление об истории. Да мы и не можем по-другому, чтобы понять, что было в 19 веке. Вы припоминаете, а вот тут Тургенев, тут Достоевский. 19 век нашей Истории и литературы - самый замечательный.

П
Не зная реальной истории, мы пребываем в мире борющихся грез
оэтому большинство людей реальных процессов не знает, не понимает, что там было. Хотя это вот очень интересно. То же самое, кстати, относится и к 20 веку. Здесь уже какая-то другая идет охранная грамота. И получается, что всегда вы начинаете с мира грез, так было, не так было. Кто-то знает, как было.

Отсюда вот у вас и представление о времени, есть какое-то время, которое мы с вами разбирали и рассматривали, а история - это только рассказы, нарротивы об этом неком времени, которое как мы с вами выяснили, трудно уловить. Оно в настоящем, в отрезке каком-то. В прошлом его уже нет, а в будущем его еще нет. Так чем же мы занимаемся? Что вы имеете в виду, когда говорите об истории?


Представление Платона об истории.

Чары Платона.

Сицилийский парадокс
Вот этим всегда занимался и пытался всегда заниматься Платон и Гегель. Платон, как вы помните, не имел возможности реально описывать, как-то проанализировать этот мир. Да и время было другое, когда мыслилось, что все повторяется. Ничего принципиально не изменяется. Поэтому он вынес за пределы человеческого все идеи, они как-то между собой соединяются. Можно подумать, что они сюда как-то приходят, мы должны их понять, как-то реализовать, но все, что Платон пытался реализовать, все кончалось так называемым сицилийским парадоксом, а именно, он пытался, исходя из своих теорий, перевоспитать тиранов, которым, с его точки зрения, надо было указать, как нужно делать. Но как всегда, чем это кончается, тем, что его взяли и продали в рабство, а потом его хорошо выкупили. Так что, этот синдром и парадокс Платона нужно иметь в виду.

Н
Историческая нравственная ситуация
и один тиран, ни один диктатор, не может сделать ничего. Не он является источником тирании и авторитории и т.д. Он просто выражает идею времени, ситуации, которая есть нравственная ситуация, потому что иного быть не может, он не может нарушить ту обстановку, обстоятельства, которые его сделали таким. И тут ничего не поделаешь.

Г
Гегель.

Историцизм
егель пытался этот мир идей показать в ином плане - есть какая-то мировая идея, мировой дух. Человек превращается в ничтожество. История - это и проявления этого духа в каждом из вас. Вас дергает эта история за ниточки. Личности – марионетки. Получается вот такая философия историографии, историцизма. И в чем суть-то, когда так представляется мир, то тогда при таких обстоятельствах, этим авторам хочется выкинуть вперед какую-то эту идею, указать людям, как они в будущем должны вести себя, и что делать. А это утопия, это и есть историцизм.


Необходимость преодоления историцизма и обыденного представления истории
Так вот как же преодолеть и то, и другое. С одной стороны, мы не можем утверждать, что вот это наше обыденное представление об истории - что-то такое, что может дать нам силу выявления нравственности данной ситуации, а с другой стороны и бежать вперед, учитывать все фантазии, утопии, навязывания историцизмом того, что нам нужно делать, тоже надо как-то избежать.


Историческое представление Поппера
Вот современное историческое представление, оно и связано с тем, что люди пытаются найти такую модель. А как ее найти, исходя из того, что мы уже даже преодолели у Поппера, очевидно, что речь идет не о фактах, речь идет ни о каких-то истинах, а речь идет только о смене одних проблем, нерешаемых, другими. Переход. Стоит вам решить одну проблему, любое так называемое, решение, оно представляет собой ничто иное, как переход к новой системе противоречий и проблем. И решить это никак нельзя. И вот я вынужден здесь как-то ориентироваться.

Я
«Крах Марксистского штурма»

(Поппер)
должен преодолеть чары Платона, что вот есть какой-то идеал, я должен преодолеть кстати и Гегеля. А самым близким в этом плане оказывается, как это ни странно может вам показаться, Карл Маркс, который, исходя из Гегеля попытался найти какое-то основание для этих абстрактных идей, в экономике прежде всего. Исторически Маркс не только занимается экономикой, у него есть замечательные произведения - «Классовая борьба во Франции», «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», где он показал, что это дело не только в экономике, но все-таки нельзя отрицать того, что он сводил все к товарным отношениям, что в процессе капитала возникают противоречия между трудом и капиталом, что есть проблемы [в том, что] все по стоимости обменивается, по количеству труда, затрачиваемого на производство той или иной вещи. Вы должны помнить эту классическую формулу деньги – товар - деньги. Опять деньги-товар-деньги, и т.д., в которой находится какой-то товар, который носит какой-то источник прибавки. И на этом фоне Хабермас и создал свое представление. Поппер утверждает, что, исходя из этой концепции, Марксизм погиб от марксизма, самого себя. Если перефразировать, то на самом деле, грубо говоря, то, что исторически у нас происходило, никакие это не происки наших врагов. А как говорится, самый большой враг каждый сам себе. И внутренние противоречия приводят к тому, что происходило. Не получилось. Как же это исправить?

В
Попытки Хабермаса модифицировать марксизм
от это попытался сделать Юргент Хабермас. Он в принципе близок тем, кто проповедовал марксизм. Он, на самом деле, внутри, как о нем говорят, аутентичный марксист. Он пытался, исходя из Франкфуртской школы, хотя сам он лично всегда подчеркивает, что он к ней не имеет отношения. А все его у нас относят к Франкфуртской школе, которая выдвинула очень простую идею «Простите, у вас в России реализация марксизма не получилась, да и в Европе она не получилась, да и нигде она не получилась. Что делать? Пути два – или попытаться все заново на этой основе- были ошибки, давайте все заново делать. Но это нужно столетия, чтобы все это создать. Не получилось, надо искать другие пути». Вот Хабермас и нашел.

О
Теория коммуникативной деятельности (Хабермас)
н утверждает, что Маркс забыл то, что человек не сводится, он не является только экономическим животным. Потерялся интерес, духовная жизнь, слишком просто все сводится к экономике. И вот у вас есть интересы. А отсюда, если это так признать, что главными интересы являются, и в частности коммуникативные интересы, где-то у вас еще на биологическом уровне заложено якобы, по Хабермасу, стремление установить коммуникации с другими. Коммуникативное, это не просто - мы живем в обществе, друг друга поддерживаем. А есть какая-то неизвестно откуда, откуда-то из природы, сила, которая должна людей объединять. Причем он углубляется и не в социальное, а в биологическое.

И
Нео-гегельянство 21 века (Хабермас)
что же получается? А получается, что на это нужно опираться, когда мы совершенствуем нашу концепцию и можем объяснить мир. Это своеобразное Гегельянство в новом виде, которое все-таки говорит, что нужно реализовывать идеалы Просвещения, что, что бы мы ни говорили, нужно просвещать людей, идеалы реализовать. Не законченным оказалось Просвещение, а нужно его завершить. Вот о чем он говорит.

В
Иллюзорность понятия «народ»
се узкие понятия практики у Маркса. Вслед за Марксом, это еще идет от Гегеля, что есть такое понятие народ. Гегель был против такого понятия. Маркс тоже такого понятия не употребляет. Это стали употреблять только после того, или до того, как смогли понять классовую структуру, групповое расслоение общества или после, когда нечего было сказать, а нужно было уйти от представления, что идет борьба группы классов. Тогда появилось понятие народ. А нет этого понятия.

Е
Размывание наций. Постнациональ-ные констел-ляции
сть определенная локальная нация, есть определенные локальные интересы, ситуация нравственная в данном каком-то отдельном случае. А что дальше, это нужно каждый раз решать, как мы говорим, конкретно учитывая все обстоятельства. Вот в чем дело. Теперь выявилась, как он говорит, постнациональная констелляция. «Постнациональная» – иссякли эти национальные. Сейчас пытаются некоторые поднять идеи национализма. Но всё-равно нации как-то размываются. А возникают тем не менее констелляции, констелляции - это такой процесс, ну как бы вам объяснить, как несмешивающиеся жидкости. Их соединили, а они не хотят смешиваться, не хотят друг в друге расплавляться. Вот с этим мы встречаемся. Казалось бы, перемешивайтесь спокойно, и образуйте новую какую-то субстанцию. Нет.

О
Порождение вопроса об идентичности нации
казывается по каким-то причинам возникает новая ситуация. Она не ясна и, как сейчас любят говорить, непрозрачна, но порождает какие-то другие формы действия, новые непрозрачности. И вот о чем идет речь. И возникает вопрос, или погибнет та культура, которую он имеет в виду (прежде всего Европа), или как-то она найдет себя, попробует себя определить, что она из себя представляет. Или вот возникает вопрос вечный об идентичности. Если вы вдумаетесь в глубины заявлений разных, то об этой идентичности сегодня речь – идентичность того, что такое, например, США. Это тот изоляционизм, который был раньше. Или это попытка быть, как сейчас говорят, миру однополярным. Что такое Азия, что такое Китай, что такое Индия, Бразилия? Они изменили свою сущность? Что они из себя представляют? Что такое Россия сейчас? Ее идентичность? Кто такие русские? Кто такие россияне, как любил говорить Ельцин? Что из себя представляют, что образовалось? Это одна из важнейших проблем.

И
теория комму-никативной деятельности

(Хабермас)
нужно найти формы решения этих конкретных задач, не впасть в обыденное представление, но и не впасть в историцизм, опять навязывание каких-то схем. Вот этим и занимается Хабермас, утверждающий, что есть такая нравственная ситуация современная, которая этим характеризуется. И он предлагает решать на основе его знаменитой теории коммуникативной деятельности. Все-таки рационально вы все объединитесь. Она подходит для общего представления, что будет все хорошо, что победит мир, что все договорятся между собой. Но по всему миру идут взрывы, идут конфликты, и что реально из этого получается, это уже другой вопрос.

Вопрос2

Саморазвитие конкретности смысла прошедшего, как исторического на уровне субъективного теперь и здесь в этом человеке в-общем. Слабое отчуждение, опредмечивание развившейся цивилизации. Литература, как охранная грамота. Метаморфозы классических концептов – пост-нео-аристотелизирующее неоНицшеанство 21 века о модели исторического (Артур Данто).

Ситуация нравственности (Данто).

В
Саморазвитие конкретности смысла прошедшего, как исторического на уровне субъективного теперь и здесь в этом человеке в-общем
от такова общая постановка вопроса. А второе, это уже развитие этой идеи. Смысл исторического с субъективной точки зрения. Что я должен отвергнуть, я не хочу заниматься обыденным сознанием. Но я не могу им не заниматься. Вы то думаете на основе этих историй меня. Принципиально чем отличается 21 век от всего предыдущего? Это складывалось еще в 20-м, но сейчас нет этих общих схем, нет этого общего представления мира во всем мире. Какие-то нации теряют идентичность. Как они сосуществуют? Этого нет, поэтому я не могу на это опереться. Но я не могу опереться и на историографию. Да, были замечательные труды. Вот я вам рекомендовал историков, которые обсуждали это. Для того и появились, это не я ввел эти понятия. Их стали различать. Раньше все – история. А теперь одно дело – история, другое – историография и всякие другие вещи. Значит и от этого нужно уйти. А куда уйти? Нет такого источника, нет такой теории, которая бы дала вам окончательное решение. Отсюда вы и должны, как говорится, вертеться.

И
синтез наших грез прошлого и будущего с тем, что уже известно в исторической науке
как бы разделился мир на настоящее, прошлое и будущее, вот и попробуйте как-то синтезировать на основе того, что вот есть у вас сейчас, как бы грезы прошлого и грезы будущего, учитывая конечно все, что достигнуто исторической наукой, а, кстати, историки прямо откровенно говорят, что историки не могут заниматься событиями, которые меньше 50 и ста лет. Пока не прошло это время, историк по сути будет не историком, а политиком. Вот сейчас рассматривать, что было в Риме, в Греции, что было при царе Горохе - это еще можно. Но если вы приблизились к нашему веку, то стоит вам заняться проблемами такими, как Вторая мировая война, наш век, вот эти полстолетия, вы найдете столько точек зрения, сколько разных мнений, что вы не справитесь. Тем не менее, каждый раз нужно это решать в определенном плане. Вот это и нужно совершать, потому что то, что вы считаете историей, это сказки, рассказ, нарротив. Каждый человек является новеллистом, скажет один из авторов.

В
пост-нео-аристотелизирующее нео-Ницшеанство

21 века о модели исторического
от здесь и проявляется, с одной стороны, идея в чем, как Аристотель, гилеморфист делает горшок. Вот материя и форма, вот они, субстанции. Вот сегодня произошло такое событие, ты его анализируешь, вот сегодня выступили такие, сегодня так-то складывается ситуация. Вот выходит из-под контроля. Вот хотелось сделать одно, а получается другое. Сейчас очень нехорошее о нас мнение в международной [прессе]. И мерзкие журналисты что делают? Их это хлеб. Вот вчера я видел в одной газете, зарубежной правда, там было написано: «Что будет делать Россия после Мюнхена?». Ну-ка вдумайтесь? Что они обыгрывают?

-После Мюнхена какого года?

-Вот! Ну, так он журналист, он должен создавать фразу звучащую. Помните, ведь что такое разгадывание фашизма? Помните? Ведь в чем упрекали мюнхенское соглашение, которое позволило оккупировать Гитлеру. Ну а они играют на таких вещах. Ну а у нас тоже была речь в Мюнхене. Короче, можно играть в такие термины, но суть состоит в следующем - вот конкретная ситуация. Нужно это делать или нет? И каждый по-своему это думает и решает. А это и есть вот идея - не нужно далеко туда залезать Платону, нужно здесь решать.

А Ницшеанство что здесь говорит? А вы вынуждены будете решать не на основе каких-то сил и грубых обобщений. Нет их на самом деле. Это утопия. А будете решать на основе воли. Хорошо к власти, это тело ваше действует, это каждый человек действует, исходя из того, что требует его суть, а суть его - это воля к власти, и вообще воля. Вот и соединение, опять где эта воля? Никакая это не мировая воля каких–то там вождей. Они ничего решить не могут. Химера все это. А решает вот каждый что-то для себя. А сумма складывается такая.

В
Артур Данто
от эту идею отчуждения и невозможности схватить повествование вот это сделал Артур Данто, американский философ аналогичного направления. Он не занимается очень всякими фактами. Аналитики любят, как и ученые, рассуждать, насколько то или иное решение логично или противоречиво, и аналитично, насколько данную ситуацию нравственности можно разложить и потом соединить. И что-то получится. И вот здесь, хотя это не окончательно, что-то можно указать. Если вы помните, основным, чем он знаменит, его пример с тушей, которая висит в мясной лавке, и которую какой-то классический продавец демонстрирует императору где-то там когда-то, как можно одним ударом ее разрубить на какие-то части и потом соединить. И все получится, как нужно. Вот так вы и работаете, и решаете здесь - ситуацию нравственности надо анализировать. А не лезть в какие-то дальние дали.

Вопрос3

Самотворение конкретности исторического смысла прошедшего, доходящий до историософии и историцизма на уровне объективного, теперь и здесь в этом человеке. Полное овнешнение времени в виде полета фантазии исторической, как попытка избежать заданного смысла, полученного в исследовании историографии. Пост-нео-картензианствующее Хайдегерианство 21 века о модели исторического (Ричард Рорти). Проблема свободной необходимости исторического, как мера исторической необходимости свободы.

^ Как заключение, симулякры случайности (Ричард Рорти).


Самотворение конкретности исторического смысла прошедшего, доходящий до историософии и историцизма


Вот в чем дело. Ну а дальше что идет? А дальше идет самотворение. То было саморазвитие. Немножко изменяется. А теперь вот пошли вдаль, хотим объективное схватить. А можно схватить объективное? Вот это-то самое и сомнительное. Это сделать, как выясняется, нельзя. Вот в чем дело. Вот я и пытаюсь куда-то залезть, но не могу. Вот тут господствует этот самый историцизм. И если я хочу быть историчным, я не отрицаю этого, что есть и прошлое. Оно не может не быть, потому что я везде фиксирую - что-то было.

Н
Пост-нео-картензианству-ющее

Хайдеггерианство
ет, я должен предположить, что что-то и было в прошлом. Но меня-то ведь интересует не просто, что было, а как это использовать, понять, что было, чтобы предвидеть будущее. А вот это-то и невозможно, или возможно в очень ограниченных каких-то моментах. Вот в чем суть дела. Вот это-то представляет собой идею современного 21 века - пост-нео- картезианствующего Хайдеггерианства.

Е
Идея радикального сомнения Декарта
сли вы помните, с одной стороны это Декарт, я хочу познать, я хочу рационально, но, в конце-то концов, Декарт, его идея–то направлена на радикальное сомнение. Сила исследования не в том, что я, конечно, стремлюсь создать что-то позитивное, но прежде всего я должен во всем усомниться, не в отдельном, а принципиально во всем. «Dubito, ergo sum» - сомневаюсь, следовательно, существую. «Cogito» - это часть, это начальная идея Декарта. Я сомневаюсь, должен найти какое-то одно основание, которое должно быть для меня незыблемым. И так я должен в Истории поступить. А что может незыблемым для меня быть? Согласно Декарту может только одно в Истории быть незыблемым - это то, что я есть, и что я мыслю в том смысле, что сомневаюсь. Все время все раскладываю по полочкам, что-то такое делаю и двигаюсь.

В
Со-Бытие Хайдеггера

от эти идеи продолжал развивать Хайдеггер, который эту же идею перенес на особый момент такого наличного Бытия, или соБытия. Вот в чем суть его. Помните, мы говорили – «предрасположенность события». А что касается нашего сегодняшнего представления, что же можно противопоставить этому.

А
Роль случая
этому можно противопоставить только что? Как-то продуманный преобразованный кажущийся неуловимый для нас случай. Вот в чем дело. Есть такие симулякры, т.е. Вы своей деятельностью все извращаете, все время создаете себе иллюзии, потом иллюзии иллюзий и т.д. Вы живете в новом мире, и вы не учитываете случайности. А случайность - не случайность глупого физика, который верит в теорию вероятности. Не об этом идет речь в философии и истории. А случайности, в Истории средне-статистической, притом ложной (как говорил великий В.И Ленин, есть ложь, есть сложная ложь и есть статистика). Не о них идет речь. В этом всё-равно закономерность есть.

А
Случай определяет историю
в истории, что не учитывается всегда, в историческом плане, что возникает так называемая ситуация, виртуальная, - бифуркации вот этого самого случая, когда маятник попадает в такую точку, когда куда он качнется – неясно. И одно только – случай – определяет все дальнейшие процессы. Это не всегда, на определенных этапах. Но это не учитывают. Если он появляется, его нужно учитывать, а если нет, его нужно ждать.

А
Не учитывая случайности, человек создает себе иллюзии, живет в мире симулякров
мы, не понимая этого, начинаем симулировать, т.е. иллюзии создавать, что мы знаем это. А стоит Вам только одно что-то ложное совершить, и у Вас возникнет опять ложное ложного, а от ложного ложного - еще что-нибудь. И вы живете в этом мире постоянных симулякров, которые постепенно теряют связь с жизнью. И она становится вообще для Вас такой постоянно производящей искусственно иллюзии, искажения. И это начинает составлять суть Вашей жизни. И уже не вы их создаете, а вы живете в мире этих симулякров, искусственно создаваемых промышленным производством, товарными отношениями, коммуникациями, интернетом и т.д., а главным образом техникой.

В
Жизнь человека складывается из случайностей, не поддающихся статистике
от вы создаете это, и возникает так называемый «постак». Это такое понятие Хайдеггера, что внутри у Вас есть наличное Бытие, там Вас разрывает интенция, Вас каждого в отдельности что-то толкает, никаких общих закономерностей нет. Каждый раз у вас в жизни происходят случаи, не средне-статистические случаи, а случаи, которые определяют вашу жизнь. Одно, другое, третье. Складывается общее, а Вы бы хотели взять это общее и произвести по отношению к нему статистику. Лживость. Вы получите только симулякры. Гиперреальность. Это потом, правда, пойдет.

Но у Хайдеггера нужно это учитывать. Вот это его основная идея, что такого историчного трудно достигнуть. На это требуется не только мысль, а и понимание роли случая и требования его ожидания, а человек всегда торопится.

В
Понимание случайности ведет к иронии – пониманию своего бессилия
от это такая идея. Ее-то и реализовал Ричард Рорти - философ, который создал свою концепцию случайности, развивая идеи Хайдеггера, случайности, которая ведет на самом деле к иронии. Ирония - это понимание того, что Вы по сути бессильны, другое понимание истории. Вы чувствуете, что, то, что говорят, не соответствует вашему личному опыту, вы становитесь ироником, вы начинаете хихикать: «Ну и что?», «Ну и да?», «Да что я?», «Пошли Вы все». Короче, вы начинаете смеяться, но над кем смеяться? Вот и получается, что вы над собой смеетесь, т.е. вы сдаете все свои позиции.

Т
Главное – не быть особенно жестокими по отношению к другим
ак как же нужно вести себя в Истории? А только в двух смыслах. По возможности, Вы можете найти только маленькие «критериишки» для себя, это все-таки по возможности быть солидарными для окружающего мира. И самое главное, он как либерал, чтобы только не были Вы особенно жестоки, по отношению к другим. Всё-равно вы будете жестокими, но постарайтесь, по мере возможности, когда выпадает случай вам, что-то сделать поменьше. Самое страшное - это убить ребенка, который ни в чем не виноват. Вы это помните по Достоевскому. Но и другие, он показывает. И вот он, например, рассматривает, любимый его анализ, это известную набоковскую Лолиту. Вот как там жестокость есть или нет?

Вопрос4

Самотворчество конкретности исторического смысла прошедшего. Овещнение деятельности в-целом на уровне усредненной смеси субъективного и объективного в-целом в этом человеке. Вялый исторический телеологизм исторического вектора. Метаморфозы классических концептов – пост-нео-кантианствующее Попперианство 21 века, как модель историчности блага (Жан Бодрийяр). Историческое симулякров символической виртуальности, как модель границ познания смысла. Субъективная объективность историчности этого человека, как мера объективной субъективности актуализации ситуации времени.

Случайность симулякров (Бодрийяр).

Н
Гиперреальность- мир симулякров

(Ж. Бодрийяр)
у а четвертый - это соответственно идет у нас Жан Бодрийяр. Он тоже решает ту же проблему. Он и является как раз автором этих терминов. Он считает, что в нас свелось все к симулякрам, что мы производим постоянно это искажающее, что на сам деле мы ничего в действительности не можем сказать, это чистая виртуальность, и мы живем в каком-то мире. Он называет ее транс- или гиперреальность. Вот есть она и нет. Вы думаете, что есть, а потом выясняется, что непонятно – есть она или нет. И вы многое не видите, того, что происходит.

В
Самотворчество конкретности исторического смысла прошедшего
от согласно его концепции например, мы говорим, была Первая мировая война, Вторая мировая. А он утверждает, что сейчас идет Четвертая мировая война, и уже давно. С его точки зрения, первая мировая война – как была, Вторая мировая война – как была. Потом наступила холодная война, как он считает, а теперь Четвертая. А поскольку вы вот как-то связаны с биологией, то я и напомню вам, такой его образ - а как это понимать? А так, что не будет больше таких войн – фронт на фронт, какие-то массы людей против масс людей. Всего этого не будет. Была, как он говорил, война молекулярная, а теперь она идет вирусная. Как понимать? – Грипп птичий – все встали на уши сразу, где-то там куры умерли. И она так идет. Какие-то взрывы - Вам кажется, что вы где-то в стороне. Вы ждете крупных событий. Не будет крупных событий. Вот в том-то и ужас, что вот так происходит развитие, вот так происходят, с его точки зрения, вот эти всякие симулякры этого случая, случайность симулякров. Вот оно произошло, и вы ничего не можете делать, и более того, вы хотите сказать, это какой-то злой. Нет, это так и будет случаться. Вы живете в таком мире гиперреальности, трансреальности.


Симулякры случайности и случайность симулякров


Воспрос5

Историческое вне и внутри историзма историографической историософии 19-20 веков. Ситуация времени как характеристика меры объективного актуалиазированного в мере субъективного этого человека. Специфика историографии в России. И в конце, возможность исторически новой повторно возвратной замены всех иных представлений об историческом на объективно-субъективную проблему симулякров символической виртуальности блага прошлых действий человека.

Ч
Историческое вне и внутри историзма историографической историософии 19-20 веков
то делать? Учитесь быть историчными. Историческое нужно здесь найти, и опять из этой ситуации – не попадая в примитив обыденного представления истории, не попадая в историцизм старых глобальных теорий. В этом суть дела. А итог должен состоять в том, что на самом деле, это не значит, что все, что мы знаем из истории, историософии, историографии 19-20 веков отбросить. Через нее, через эти исследования пробивает себе дорогу настоящее историческое. Как–то сориентироваться. В них содержится и вне их содержится. Мы могли прийти к нашему представлению, что нельзя идти ни туда и ни сюда, только потому, что эти концепции возникли и существовали.

И
Ситуация времени как характеристика меры объективного актуализированного в мере субъективного этого человека

После резкой объективизации субъективизма 19-20 веков, 21 век потребовал новой субъективизации объективизма.
нужно понимать только, что наша ситуация времени – это характеристика, и хотя нам кажется, что все субъективизировано, на самом деле, это есть мера объективного. Вот учитесь так или иначе как-то жить и существовать в этом мире. Ну и в конце концов получается, что вот эти всякие концепции к чему нас ведут? – Возникла новая ситуация - 19-20 века дают нам попытку, по сравнению с предыдущим, объективизировать. Все, включая Канта, пересубъективизировано. 20 век дает концепции – где-то нужно найти объективное, один - в духе, Ницше тоже объективное ищет – только в теле человека, в его воле, тоже объективное какое-то. Все ищут. Но опять переобъективизировали. Все стали говорить, что вот так пойдет история. А она так не идет. И вот на основании всего, что мы с вами рассмотрели, начинается субъективизация. Не отвергай ее, а пойми, что отдельный человек оказывается тем, что решает все, а если вы будете обобщенно думать, как прежде, что есть какой-то дух, история, вы не разберетесь в том, что происходит, и как нужно делать. Вот мы с вами и от случайностей симулякров и симулякров случайности, нравственности ситуации. И кстати до этого мы с вами занимались событиями предрасположенности, предрасположенностью событий, достоверности эстетического, эстетической достоверностью, временем, прошедшем, и как время выделилось из вечности. Вот эти процессы есть, и все, что мы знаем в историческом, мы должны это учитывать. Так предстает на сегодняшний день идея симулякров символической некой виртуальности нашего блага, которые откуда-то возникли как-то, и к чему-то мы идем. И надо постараться здесь как-то найти какую-то правильную меру и баланс и понимать события в таком ключе. А иначе ничего не получится. От одних проблем к другим проблемам. Без решений. Стоит решить, и возникает совершенно новые проблемы. И так мы и живем. А вам не нравится так жить? Хотите жить по историософии, по историографии, историцизму? – Живите, но только помните, что ничего хорошего из этого не получится. Вот нужно как-то найти другие пути.
  1   2

Похожие:

Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconЛобышева Наталья Валентиновна (03. 00. 02 биофизика) Курс философских...
На уровне само творчества трансцендентальной диалектики идеального и материального
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconХабермас- данто, Рорти- бодрийяр Вопросы: 1
Семинарская Лекция для аспирантов БиБи №8 из части I раздела 2, посвященного науке, научному и научности сегодня. Проблема научного....
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века icon«Ученик XXI века: пробуем силы проявляем способности» умк «Начальная школа XXI века»

Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconПрограмма вступительного экзамена по дисциплине Философия
От сдающих экзамен требуется понимание фундаментальных философских проблем в их историческом развитии; знакомство с европейской философской...
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconАкелайтите Мария Гинтасаровна Вершинина Виктория Алексеевна Виноградова...

Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconЛекция №15 (2006-2007) Часть3: Философские проблемы естествознания...
А вот было такое тонкое понятие исторического научного подхода и научного исторического, которые четко отмежевывались о того, что...
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconО Всероссийской научно-методической конференции «Математическое образование в школе XXI века»
Настоящее Положение определяет статус, цель, задачи и порядок проведения Всероссийской научно-методической конференции «Математическое...
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconПроект малоэтажного энергоэффективного жилища экономического класса...
Намикс) в соответствии с протоколом заседания правления Фонда «ржс» от 5 ноября 2009 г. №25 объявляют о проведении открытого публичного...
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconКурсовая работа по учебной дисциплине «Менеджмент» На тему: «Американский...
На тему: «Американский и японский менеджмент на пороге XXI века (сравнительная характеристика)»
Калинович Анастасия Валерьевна (03. 00. 03 биохимия) Курс философских проблем естествознания XXI века iconОглавление
«базаром», на котором «обсуждалось» всё что угодно, только не непрестанно генерирующие потенциал кризисов и потому порочные принципы...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница