Ведьмы Журнал "Самиздат"




НазваниеВедьмы Журнал "Самиздат"
страница1/9
Дата публикации16.05.2013
Размер1.2 Mb.
ТипКодекс
litcey.ru > История > Кодекс
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Галанина Юлия Евгеньевна: другие произведения.
Кодекс Ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Комментарии: 9, последний от 01/09/2009.
© Copyright Галанина Юлия Евгеньевна (yulgal@yandex.ru)
Размещен: 20/08/2009, изменен: 20/08/2009. 200k. Статистика.
Повесть: Фантастика

Оценка: 6.11*5 Ваша оценка: шедеврзамечательноочень хорошохорошонормальноНе

читалтерпимопосредственноплохоочень плохоне читать

Аннотация:

Это история о том, как в Зимний Город, где на Горе жила ведьма с семьей, пришел

чужой человек в черных одеждах и сказал, что принес новые знания и умения. Это

история о том, как ведьма спустилась с Горы за новыми знаниями. Эта история о

том, что принес в мир ведьмы чужестранец. Эта история о боли и радости, о

счастье и страдании, о смехе и печали. Эта история о том, что смерти нет.
^ ЮЛИЯ ГАЛАНИНА
КОДЕКС ВЕДЬМЫ
Смерти нет.
Я знаю.
Я ведьма.
***
Люди смутно чувствуют это, а я знаю наверняка. Есть живое и неживое. Живое -

живо всегда.
Нам, ведьмам, достается это знание еще до рождения, с момента, как заводит свою

песенку новая частица, сложенная в одном танце двоими.
Ведьма ведает то, что другим неведомо.
Это тяжелое знание.
Не знать - легче.
Глава первая
^ ЛАДОНЬ МЯГКОГО ВЕТРА
Листья тогда из зеленых стали алыми и золотыми.
Прошло время летних костров, когда земные дороги бросались под ноги человеку и

манили идти, идти, куда глаза глядят. И мы бродили по земле там, где нам

вздумается, шли и возвращались, и снова уходили на восход и на закат.
Когда же ветры с горных хребтов стали пахнуть снегом, а ночные заморозки убили

цветы, мы по заведенному порядку вернулись в Зимний Город, в черные шатры, чтобы

ждать зиму.
Зимний шатер всегда черный - полотнища его делают из жесткой шерсти диких яков,

что пасутся в высокогорье. Только этот войлок стеной встает на пути вьюг. Мы

расшиваем его черноту золотом и пурпуром, солнечными колесами, рысями и

крылатыми псами.
А внутри колышутся яркие шелка, удерживающие лето в жилище, пахнущие теплым

ветром.
Шатер не ставится прямо на землю - небольшие стены, выложенные из камня, не дают

благородному войлоку соприкасаться с влажной почвой. Войлок стоит дороже золота:

мы получаем его от ячьего народа, чьи жилища в горах, на юге. Там люди живут

выше неба, держат огромных собак с голубыми глазами, а кости своих яков не

выкидывают, а прячут под камни, чтобы в голодное время достать и сварить. Голод

там частый гость, а холод - гость постоянный.
Но мы не берем у них для шатров ни седой, ни бурый войлок.
Это шерсть домашних животных. Слишком мягко.
Только свирепые дикие яки, добытые в горах. Яки, которых невозможно остричь

прежде, чем убьешь. Только они дают нам надежные зимние стены. Плотные, жесткие

и непокорные.
А мягкий, податливый шелк тоже с юга. Из теплых, влажных равнин, где цветут

шелковичные деревья. И он, шелк, притягивающий солнечные струны, конечно недешев.
Но не дороже золота.
И мы его покупаем, чтобы видеть солнце зимой.
Для нас это главное.
***
Мы живем здесь, потому что нам нравится здесь жить.
Здесь холодно зимой и жарко летом. Там, где больше солнца, нет таких зим, и нам

это не нравится. Там, где меньше солнца, нет такого лета. И это тоже нам не по

нраву.
Здесь есть и горы, и степи, и леса, и реки, и озера. Все это наше, потому что

здесь живем мы.
Мы - всеядны. Наших коней мы кормим мясом и сушеным творогом. Зимою, когда

заканчивается сено и солома, а снежные покровы так глубоки, что не докопаешься

до спящих трав. И сами едим сушеный творог и мясо наравне с конями.
На наших полях растет пшеница, ячмень и горох. Морковь, лук и редиска вызревают

на огородах. Стада наших свиней пасутся в лесах, укрываясь на ночь в загонах,

овцы же и козы вольно ходят степями.
Наши овцы несут груз на спине, когда их гонят горными тропами от одного селения

к другому. Пусть это не кони, не вьючные яки, но они делают свое дело, как могут.
Мы не знаем, что такое Добро и Зло. Мы знаем, что такое добро для нас. И это

необязательно добро для всех. Понять это сложно, но необходимо, иначе беды не

избежать.
Ведь мы любим солнце и радуемся каждому солнечному дню. Но в глубоких пещерах

гор совсем неподалеку от нас живут те, для кого луч солнца смертелен, чья кожа

идет пузырями и обугливается, а глаза навсегда слепнут от яркого света. И мы

понимаем это. И не лезем в чужую жизнь, не желая зла своим соседям.
Мы любим чай, караваны с которым идут к нам вместе с шелками и пряностями. Мы

любим заправлять чай молоком наших коров.
Люди, пасущие яков высоко в горах, презирают нас за это: они добавляют в чай

масло, соль и щепотку золы из костра. Для них налить молока в чай - проявить

слабость. Такой человек не сможет выжить в заснеженных хребтах.
Мы понимаем это, но мы любим чай с молоком.
Люди, выращивающие шелковичные деревья в теплых зеленых долинах, считают нас

грубыми дикарями. Их ужасает наша привычка добавлять в чай молоко. Они думают,

что тонкий, изысканный вкус чая не нуждается ни в каких добавках. Они не

понимают, как можно уродовать драгоценный напиток.
Мы понимаем это, но мы любим чай с молоком.
Так уж получилось.
***
В Зимнем Городе нам нравится жить на Горе. С нее далеко видно, здесь постоянно

дует свежий ветер, который развевает дым над шатрами. С нее видно Реку. Очень

красиво.
Весною, когда тают снега, по горе текут потоки воды. Это время быстро проходит и

грязь высыхает. Вода не застаивается здесь, как в низинах. И нам это нравится.
Нам нравится каждый день спускаться с горы и подниматься на гору, хоть это и

тяжело.
Но кто сказал, что всё в жизни должно быть легко? Пусть лучше будет радостно! И

надежно.
***
Люди часто не понимают, что это такое - быть той, кто ведает.
Иначе они не считали бы ведьмами убогих злобных старушек, строящих козни всему

белому свету. Это не ведьмы, это злобные и завистливые, и от того очень

несчастные бабульки. Ведь невыносимо глупо, обладая знаниями, отдавать все силы

на пакости ближним и дальним, вместо того, чтобы наладить свою жизнь и сделать

ее счастливой. Это все равно, что топить очаг шелками и кедровыми чашами. Ведьме

такое и в голову не придет.
Быть ведьмой - это знать, что ты делаешь, зачем ты это делаешь и почему.
И это должно быть твое знание, а не чужое, каким бы правильным оно не казалось.
Но если ты говоришь себе: я делаю это, потому что мне интересно, - в твоих руках

сами собой оказываются ответы на многие вопросы. И чужие знания становятся

твоими, пропущенными через тебя, опробованными тобой, ставшими твоей

неотъемлемой частью. Докопаться до сути вещей и поступков сложно, но что еще в

мире может быть таким захватывающим?
Люди побаиваются тех, кто знает, и трудно винить их за это. Любое непонимание

рождает страх и злобу. Самое сложное в мире - это понять того, кто не такой, как

ты.
Поэтому настоящую ведьму не видно и не слышно, если она сама этого не хочет. А

ей видно и слышно многое. Ведьма умеет думать. Это редкое качество.
И ведьма знает твердо: нельзя обижать людей.
Нельзя - и все тут. Человек не виноват только потому, что ты слышишь, как

страстно поет ветер, а он нет. Ему доступно то, что недоступно тебе. В мире

нужны разные люди и всякому найдется свое место.
Нельзя обижать людей. Обижаешь людей - обижаешь себя. Мы все люди.
И настоящая ведьма знает, чем грозит нарушение этого правила.
Потому что себя в обиду она тоже не дает.
Как всякая ведьма.
***
Зимою жизнь совсем другая, заботы другие и радости.
Любили ли бы мы так лето, если бы не было у нас зимы - не знаю. Ценишь ведь

обычно только то, что можешь потерять.
Но если задуматься, главные, настоящие ценности должны быть доступны тебе вне

зависимости оттого, что считают по этому поводу другие люди. Даже самые лучшие

люди в мире. Главное - главное нужно уметь держать в своих руках.
Ведьма знает: чтобы быть счастливым, надо быть счастливым.
Нужно уметь быть счастливым. Какое бы время года не стояло за стенами шатра,

какие бы бури не сотрясали землю.
Это очень просто и очень сложно.
И это непривычно. А, значит, тяжело. Иногда невыносимо тяжело.
Нужно уметь любить себя и не уметь жалеть себя. Но жалеть легче, чем любить. И

многие люди путают два эти чувства, отчаянно себя жалея, и тем самым обрекая на

гибель. Неминуемо себя обрекая.
Я знаю, что говорю. Залог моих слов - могилы людей, которые шли рядом со мной,

были лучше меня, ярче, талантливей и тоньше. Их сгубила жалость к самим себе.

Сгубила вернее, чем самый лютый враг.
Это тяжелое знание.
Я знаю, я ведьма.
Чтобы не жалеть себя, нужно учится себя уважать. И уважать других.
В этом твоя сила.
Глава вторая
^ ТИГР ВЫХОДИТ ИЗ ДЖУНГЛЕЙ
Он пришел в Зимний Город, туда, где стояли наши шатры, когда листья из зеленых

стали алыми и золотыми. Этот чужой человек.
Он приходил из-за Реки и уходил за Реку.
До него не было никому дела, но он сказал, что принес новые знания, новые умения

и охотно поделится ими. Люди станут здоровыми, пообещал он, научатся защищать

себя, откроют в себе новые способности, обретут ранее неведомое. Про него же

говорили те, кто занимался с ним, что он прошел влажные джунгли, чтобы добраться

до затерянных храмов. И настоятели отметили его усердие. И он несет здоровье.
Здоровья каждому не хватает, у меня болела после родов спина. И всегда интересно

узнать новое.
Я решила спуститься с Горы и посмотреть на пришлого наставника.
Мне надо было узнать, можно ли отдать ему в обучение сыновей. Чему он способен

их обучить, чему не способен.
Мне нужно было понять, чему он учит.
Потому что словам здесь верить нельзя.
***
Людям всегда кажется, что там, за горами, жизнь другая. Не такая, как здесь. Не

скучная и обыденная, а полная чудес. Там и мудрецы летают, и старость обходит

стороной, и на каждом шагу диво дивное.
А те, кто живут за горами, думают, что именно здесь, у нас, жизнь совсем другая,

не скучная и обыденная, а полная чудес. Чудеса всегда прячутся где-то там, за

горой, за рекой, за синим лесом.
В Зимнем Городе принято верить в то, что ячьи люди знают секрет долгой жизни.

Что в их горах растут такие травы, каких нигде больше не сыщешь. Что мудрые

старцы делают из них чудесные снадобья. Что они, эти снадобья, лечат все и

даруют почти что бессмертие. Ведь всякий знает, что ячий народ - народ богатырей

и долгожителей.
А я знаю, что из десяти младенцев, родившихся там под теплым боком домашнего яка,

до второго года доживает лишь половина. И еще половина от этой половины умирает,

не достигнув и до пяти лет.
Там трудно с водой, там то невыносимо жарко, то невыносимо холодно. Высокогорный

воздух совсем другой, им с трудом дышат люди с равнин, они задыхаются, им не

хватает дыхания. Отапливать жилища приходится сухим ячьим навозом и тонкими

веточками ядовитого кустарника - а где взять другое топливо среди камней?
Моются там раз в год, по весне, когда сходит лед на реках. Все вместе, трут друг

друга песком и окатышами, отдирая годовую грязь. Тогда же и стирают одежду, если

считают, что она нуждается в стирке. Или не стирают.
И тем, кто дожил там до совершеннолетия, уже не страшны никакие лекари.
Но ячьи люди долго не живут, уходят, не достигнув и сорока зим. Подняв детей,

увидев первых внуков.
Только богатые старухи могущественных родов могут зажиться подольше. Если их не

вынесут на горную тропу и не оставят умирать там от голода и холода, как велит

обычай.
Я знаю, я ведьма.
И это тяжелое знание.
***
Летом наши крылья были раскинуты во всю ширь, и на степи, и на горы, и леса, и

на воды. Зима прижала крылья к телу, родственники собрались у семейных очагов.
Потекли зимние будни.
Если хочешь бодро ходить летними тропами, нельзя останавливаться зимой.
Тело должно шевелиться, ему нужно двигаться.
Хорошо, когда за это не надо много платить. И всегда веселее в куче.
Я занимаюсь вместе с мальчишками одним из распространенных в Зимнем Городе

боевых единоборств.
Это удобно и дешево.
Это трудно - угнаться за людьми, многих из которых ты старше три раза. Зная, что

перед ними просторы, а твой потолок все ниже нависает над головой.
Они растут, набираются сил, превращаются в мужчин. Вчера они были тебе по плечо,

а завтра смотрят на тебя сверху вниз и уже ты им по локоть.
А ты становишься старше с каждым годом, неизбежно утрачивая силу, утрачивая

гибкость, утрачивая ловкость, честно расплачиваясь со временем, текущим сквозь

тебя, как горная река.
Временем, которое тебя любит, как никого другого, ибо у ведьмы свои счеты с

годами.
Но нужно двигаться, нужно, сколько сил хватает, стоять в одном строю с

мальчишками.
Ты ползешь вдоль стены улиткой, а мимо тебя проносятся вскачь молодые олени.

Боятся ненароком не задеть, не уронить, не покалечить тетеньку, которая плетется

позади.
Но ты знаешь, что по меркам ячьего народа ты выглядишь девочкой. И твои

ровесницы там - уже старухи на пороге смерти. С изношенными телами, с

изработанными руками, с пустыми грудями. С умершими желаниями.
А у тебя второй сын совсем маленький. И он ест твое молоко.
Поэтому нужно бежать. И прыгать. И махать руками и ногами.
И тогда время будет тебе улыбаться.
Потому что вам нечего скрывать друг от друга.
***
Есть движения быстрые и резкие, а есть плавные и мягкие. Доступные и детям, и

старикам.
Пришлый наставник предлагал именно такие.
Это было совершенно новое ощущение: не надо никуда бежать, надо стоять на

полусогнутых ногах и расслабляться, взмахивая руками, как трепетный мотылек

крыльями.
Наставник толковал, что нужно слушать себя. Что всю жизнь до нашей с ним встречи

мы были зажаты, а теперь учимся разжиматься. Что нужно дать волю своим ощущениям,

своим чувствам, развязать узлы внутри себя. Что нужно открыть некие тропы для

пути некоей силы.
Все это было крайне интересно.
И легко.
И приятно.
***
Наслушавшись рассказов о новом мастере, сестра моя присоединилась к занятиям.
Теперь мы вместе спускались с Горы к Реке и вновь поднимались на Гору. Осенний

ветер трепал темную и светлую гривы и ронял на них сухие листья. Алые и золотые.
Глава третья
^ БЕЛЫЙ ЖУРАВЛЬ РАССЕКАЕТ ВОДУ
Листья окончательно пожухли и опали. Ветра безжалостно обтрепали деревья. Черные

стены наших шатров были ему не по зубам. Скалились весело с них рыси и крылатые

псы.
Настоящий снег был все ближе.
Огонь в очаге приходилось делать все жарче, светильники зажигать все раньше.
Солнце не хотело греть землю, оно с трудом поднималось над землей - и тут же

стремилось закатиться, уйти на покой, отлежаться за горами.
В такое время хорошо ходить по гостям, танцевать под гулкие удары бубнов и

протяжные стоны дудок. Делиться едой, которой всегда много по осени.

Рассказывать про летние странствия.
Когда снег засыплет дороги, попасть к друзьям и соседям станет сложнее.
Ночами ветры пели над шатром, пытались проникнуть внутрь холодными пальцами. И

было очень приятно лежать, крепко прижавшись к спящему мужу и под его защитой

слушать ветер. И слышать, как стучит рядом размеренно большое сердце. И

чувствовать маленькие нежные пятки сына на своем боку, тихие до тех пор, пока их

хозяин, оголодавши, не начинал возиться, ища во сне еду и питье.
Тогда горячее молоко щедро лилось от мамы к сыну. И ветрам приходилось затихать.
Это было время, когда земля ждала снега.
***
Люди к пришлому наставнику ходили самые разные.
Женщин и мужчин было поровну.
Каждый самозабвенно тряс руками, как мог, и искренне вслушивался в себя (ни шиша

при этом не слыша).
Единства не было, всяк махал крыльями, как душа желает.
***
К этому времени мое тело снова начало исторгать кровь каждую луну, словно

просыпаясь от долгой спячки.
Почти два года оно молчало, молоко закрывало пути крови.
Это не мешало любить мужа.
Двое знают, как дарить радость друг другу.
***
К чему всегда сложно привыкнуть, так это к еде соседа.
Иные блюда кажутся вкусными, а иные, хоть умри, в рот не лезут. Я не пробовала

жареный ячмень, что почитает вместо хлеба ячий народ. Может быть, я даже смогла

бы его есть. Во всяком случае, надежда остается.
Но вот излюбленное лакомство степных всадников, чьи земли лежат перед горами

ячьих пастухов, есть я не смогла. Хотя это была разновидность творога, к

которому я привыкла. Как рассказала моя подруга, чей род пришел в Зимний Город

из степей, лакомство делают, вываривая кислое молоко в котле на костре. Когда

молоко уварится, соскребают молочный осадок со стенок и днища котла и катают из

него шарики ребятишкам на радость.
Пригоршня этих шариков окружными путями попала и в мои руки.
Вкус степного лакомства был неплохой, кисло-сладкий, творожный. Но вот запах...
Подруга не могла понять, в чем дело: для неё шарики пахли детством, степью и

небом.
Для меня они благоухали молоком с навозом. Навоза было больше.
Пересилить себя и съесть второй шарик лакомства в тот раз я не смогла. Никакие

уговоры не подействовали.
***
Быть ведьмой - это значит быть ведьмой.
Просто все немного по-другому, не как у обычных людей.
Ты сможешь пройти там, где большинство не сможет, и нежданно-негаданно

сломаешься на мелочи, которую люди и не заметят.
Где сила, где слабость - кто разберет?
В ведьме мало изначального страха перед новым, незнакомым, а любопытства много.

Частенько это заводит ее дальше, чем бы следовало. Но это такая натура.
Она знает, что все боги ее любят.
Потому что ее любят родители. И она их любит.
В этом самые глубокие корни ее силы.
***
Ветер пахнет по-разному.
Иногда он несет тепло и спокойствие, иногда угрозу. Но зимою чаще всего ледяное

равнодушие веет над нашей Горой, и нет ему границ, и нет пределов...
Этот ветер врет. Он не равнодушен. Он крадет тепло, стоит лишь зазеваться. У

пешего и у конного, у всякого, кто высунет нос за порог.
Стены черного шатра спасают дом от холода. Стены и очаг.
Телу же требуются зимние одежды. Лучше шерстяных тканей еще не придумали, даже

влажная шерсть греет. Если она правильно обработана, нет зимней ткани мягче,

легче и гибче шерстяной, сотканной из пуха горных коз. С путником в таких

одеждах и ледяной ветер не связывается.
Но самая теплая ткань не спасет, если потух очаг внутри.
***
Люди, делающие общее дело, вольно или невольно сближаются.
Это знает каждый.
Когда мы привыкли друг к другу и были довольны, что нам хорошо машется руками

словно крыльями, всем вместе, пришлый наставник увидел, что мы улыбаемся ему, и

начал говорить.
Облаченный в черные одежды, он встал перед нами, сидящими на полу, и сказал, что

жизнь - это страдание. Что каждый прожитый день ведет к смерти. Что все

бесполезно и все несчастны.
Когда мы пришли к нему на занятия, то и не подозревали, что страдаем и жизнь

наша ужасна.
И очень удивились его словам.
А потом наставник сказал, что только у его учения есть ключи к счастью. Которые

открыли особые люди. Они, эти ключи, секретны. Только для посвященных. Но мы их

постепенно узнаем, потому что он не даст нам страдать.
Это было смешно и забавно: молодой здоровый мужчина косноязычно распинался о

страданиях, уверяя, что жизнь так же черна, как и полы его одежд.
Говорил он неуверенно, запинался и мучился в полном соответствии со своими

словами о тяжестях жизни. Он пересказывал чужое и делал это неумело.
И было непонятно, понял ли он сам, что сказал нам ровно следующее: ребята, вы

все в дерьме и жутко воняете, а вода и корыто только у меня.
Мы подумали, что всякий человек имеет право думать так, как ему

заблагорассудится, слова не слушаются наставника совершенно, но, в остальном, он

чудесный и ни на кого не похож. Ну, захотел человек выговориться, с кем не

бывает.
А я подумала, что махать руками лучше всего в развевающихся, свободных одеждах.

И этим нужно заняться в первую очередь. Пусть они тоже будут черными, как у

наставника, только в распустившихся цветах.
Ведь разговаривать можно и без слов, всякая ведьма это знает.
Увидит страдающий мастер, что я вся в цветочек, и поймет, что жизнь это не

только чернота разверстой ночной могилы, но и цветущие полянки весной, и

множество самых разных радостей, и ему станет не так печально, ведь даже странно,

как такой сильный, умелый, интересный человек может думать подобную чепуху,

вместо того, чтобы поблагодарить жизнь за то, что она есть, и за то, что она ему

дала.
Ведь один из самых мудрых и жизнерадостных моих друзей имеет умную голову и

полностью искалеченное тело. Он лучше других понимает, что каждый день для него

может быть последним - но я не видела человека более светлого. Кажется, что ум

его путешествует по всей земле вместе с ветром, нет тайны, которую он не смог бы

открыть, нет знания, к которому он не подобрал бы ключика. Он щедро делится этим

знанием с людьми.
После встреч с ним я радуюсь, что могу сама расчесать себе волосы и почистить

зубы. И дотянуться рукой до ветвей дерева. И наклонится до земли. И пойти, куда

мне вздумается. Ногами.
Мой друг и не подозревает, что страдает.
Он живет. Тяжело, но радостно.
Люди идут к нему. Не из жалости, о нет. С ним - интересно.
Слова пришлого наставника зацепили меня, захотелось поделиться с ним радостью,

если он обделен.
Это же так просто - любить жизнь! Это так просто...
***
По лазоревой степи ходит месяц молодой, с белой гривой до копыт, с позолоченной

уздой...
Когда двигаться удобно, многое становится куда доступнее.
Когда по рукам и ногам скользит нежный шелк, телу приятно. Это одна из тех

маленьких радостей, которые наполняют корзинку счастья наравне с закатом и

восходом, запахом свежего снега и нежной зеленью первой травы, детским смехом и

рокотом воды на перекатах.
Когда тебе приятно, радость от тебя расходится волнами. И возвращается к тебе,

как эхо, отразившееся от горных склонов.
И никто, кроме тебя, не в силах создать тебе эту радость: только ты чувствуешь,

удобно тебе или нет.
И ведьма это знает.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconМонография : История
Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconВоронцова Анна Владимировна Между небом и морем Журнал «Самиздат» ©
Эта драматическая и мистическая история любви молодого дворянина к таинственному, роковому человеку, которая разворачивается на фоне...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconНаучно-методический журнал «Вестник практической психологии образования»...

Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconЖурнал «Неизвестный марксизм» это издание не только марксистов и...
Кроме того, наш журнал сдвоенный – в нем на правах раздела воссоздается оригинальный теоретический журнал «Вопросы марксистской философии»,...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconСегодня Ленчик принесла журнал. Обыкновенный женский журнал, правда,...
Сижу на работе и листаю журнал. Я простая девочка. Непростого во мне только то, что мне 26, я не замужем и в пять вечера в пятницу...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconЗаполняем классный журнал
...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconМосковский городской журнал «Столица»
...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconНаучно-практический журнал "Естественно-научные вопросы технических исследований"
Целью журнала является демонстрация применения фундаментальных открытий в научных изысканиях и практике! Журнал приглашает аспирантов...
Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconАвтор "osireion в абидосе ", "культ ведьмы в западной европе ", "египетские храмы", и т д

Ведьмы Журнал \"Самиздат\" iconПролог
Я не ведьма. И имя у меня для ведьмы неподходящее Вера. А фамилия Цветкова
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница