Rina Morgana «Корона Императора»




Скачать 171.22 Kb.
НазваниеRina Morgana «Корона Императора»
Дата публикации05.09.2013
Размер171.22 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > История > Документы
Rina Morgana «Корона Императора» http://darkness.fantasy-worlds.ru/forum/54-1423-1

Корона Императора
Глава 1

- Принц, при-инц.

Интересно, как то, что неизменно повторяется изо дня в день, может так же неизменно удивлять и так же неизменно раздражать.

- Отстань!

- Принц, Ваше Величество, пора вставать, - продолжала ворковать няня – пышная женщина маленького роста с добрым лицом.

- Не хочу! Отстань! – в няню полетела подушка. Женщина неуклюже, но с готовностью поймала ее и с нежностью водрузила на место.

- А кто это у нас такой своенравный? А кто это у нас вставать не хочет?

- Что ты со мной разговариваешь, как с маленьким, нальяка*! – принц соизволил повернуться к няне.

- Потому что вы ведете себя так, меддир.

- Я – принц Аан Мати, будущий правитель Асторхара! И хочу поспать! Я же могу поспать? А, значит, буду.

- Но у вас же, как у наследника царя, есть обязанности. Перед народом.

Юноша вскочил на ноги, повторно швырнул подушку в женщину и прошипел:

- Никогда, слышишь, ни-ког-да не говори мне это слово. Я ничего и никому не обязан, - он выглянул в окно. В саду в условленном месте на суку висела шляпа – условный знак – его уже ждали. Фаси всегда вставал раньше принца. Впрочем, служащие замка во все времена имели полезную привычку подниматься ни свет, ни заря. О том, что эта привычка обусловлена, главным образом, особенностями работы – приготовить завтрак для всей царской семьи, ее гостей и многочисленной знати, подготовить одежды, убрать в залах и во дворе – Мати предпочитал не задумываться. Тас Фасси – единственный из нальяк, с кем принц общался на равных. Возможно, из-за совсем небольшой разницы в возрасте – они были одногодками, а, возможно, что к Тасу изначально относились с некоторым почтением, несмотря на то, что тот был подкидышем. Произошло это в первое в году празднование в честь богини плодородия Фарии, и мать Мати, будучи ярой приверженкой этого культа, сочла появление малыша за божественный знак и лично следила за тем, чтобы мальчик ни в чем не нуждался.
Старый забор так оброс диким виноградом, что уже не понятно было, то ли лозы плетутся, цепляясь за него, то ли ограда стоит только благодаря тугому переплетению ветвей. Фасси и Мати проскользнули в калитку и оказались на улице. В лицо ударил запах пыли, кожи, но вскоре сменился разнообразными ароматами рынка: тонкие и дразнящие благоухания пряностей переплетались со сладковатыми нотами фруктов, а, если пройти правее, то накрывало соленым запахом свежей и не очень рыбы. Но друзья торопились попасть в центр базарной площади. Туда, где по выходным дням выступали приезжие фокусники и странствующие актеры, и на подмостках, которыми служили обветшалые фургоны артистов, проводились целые представления.

Когда Мати и Фасси пришли на место, выступление было в самом разгаре. Человек в плаще что-то угрожающе выкрикивал второму, со скрученной из проволоки диадемой на голове. Видимо, изображался поединок мага и кого-то из меддиров. Второй выхватил из ножен меч и стал хаотично размахивать им. Публика одарила выступающих смехом. В это время у мага в ладони появился огонь. Мати хмыкнул – он-то знал, что рукомашество лишь отвлекающий маневр, а в это время кто-нибудь из труппы, обычно ребенок, зажигает предварительно привязанный к руке маленький факел, который не видно из-за свободных одежд. Но нальяки от таких выходок были просто в восторге. Принц повернул голову к другу – и Фасси, судя по всему, тоже. Толпа затихла в ожидании продолжения и, когда враждующие стороны готовы были уже сойтись в смертельном поединке, на импровизированной сцене появилась тучная женщина и с криком «Вы мне весь скот тут пораспугаете!» сначала вылила на мага ушат с водой, а потом швырнула опустошонное корытце в меддира. Тот упустил меч, ловя ушат, и свалился на спину. Толпа взорвалась одобрительным хохотом. Фасси тоже залился смехом, держась за живот.

Мати демонстративно отвернулся со скучающим видом: по сути – это выражение неуважения к знати. Но принц знал – чтобы псы не бесились, поводок нужно иногда отпускать подлиннее… Взгляд Мати блуждал от прилавка к прилавку, не находя, за что б зацепиться, пока не выхватил между ними знакомый образ. Длинный темно-коричневый плащ, капюшон, надвинутый на лицо, не могли скрыть медвежьей фигуры с гордой осанкой. Несомненно, это был Друскар – дядя принца и по совместительству придворный ведьмак. Он прошел к краю площади, где сидел дервиш в оборванных одеждах и показывал несложные фокусы детворе: доставал бутоны цветов из-за ушей и складывал фигурки причудливых зверей из бумаги. Друскар некоторое время молча наблюдал за всем этим, пока дервиш не заметил его. Нищий что-то проворковал детям, и те убежали. Потом встал и устало поплелся прочь. Ведьмак немедленно последовал за ним.

Принца удивило поведение дяди и, убедившись, что Фасси занят просмотром следующего действия выступления, решил выяснить, что может связывать знатного меддира и нищего нальяка. Ведьмак шел по проулку, Мати подождал, пока дядя свернет и отправился за ним. Так они недолго блуждали улочками пригорода. В какой-то момент принц потерял дядю из вида и хотел уже возвращаться, как его ушей достигло басовитое гудение – таким глубоким голосом из всех знакомых меддиров обладал только Друскар, даже его шепот был похож на далекий гул ветра в сторожевых башнях. Мати осторожно выглянул из-за угла дома – за покосившейся кибиткой без одного колеса потрескивал костер, возле которого сидел дервиш и грыз ржаную лепешку. Рядом, спиной к принцу, стоял Друскар. Он откинул капюшон, позволив слабым отблескам огня робко лечь на узкий с горбинкой нос, придавая и без того загорелой коже оттенок, что вторил слегка рыжеватым волнистым, едва достигающим плеч, волосам ведьмака. Друскар повел плечами, распрямляя их, и сказал:

- Эта сила, она сделала бы меня… Что ты еще о ней знаешь?

- Все, что я знаю, кроме того, что уже сказал, меддир, это то, что упоминание о наследии королей есть в Великом Предании, - дервиш в почтении склонил голову, - а его текст есть только в единственном экземпляре в королевской библиотеке. Друскар скрестил руки на груди и немного повернул голову в сторону Мати. Тот пригнулся и, убедившись, что ведьмак его не заметил, поспешил поскорее убраться прочь.
- Если собеседник постоянно пытается закрыть рукой рот, избегает смотреть в глаза, - монотонно бубнил учитель Бунбор, так же монотонно расхаживая из стороны в сторону, - то это свидетельствует о том, что слова его лживы. При этом, - он резко развернулся на каблуках и поднял указательный палец вверх, - если собеседник прикрывает рот, когда говорите вы, это указывает на то, что он сомневается в правдивости ваших высказываний…

Мати лениво потянулся и обвел комнату взглядом: пафосные портреты доблестных предков на серых стенах, стеллажи с книгами. Распахнутое окно предательски доносило будничный шум двора, занавески флегматично колыхались под редкими дуновениями ветра, будто всем своим видом показывая всю тщетность происходящего. Было скучно. А вот Фасси явно нравился урок – он старательно записывал лекцию, резво обмакивая перо в чернила и аккуратно вытирая о бортик лишние капельки. Принц хмыкнул. Он никогда не понимал тягу друга к наукам. Зато тот всегда помогал сдавать зачеты, которые, конечно, были весьма условны, но иметь в своем арсенале грамоты знатока истории, психологии и прочих пластов пресловутого гранита было доброй традицией в его семье.

Учитель в это время в который раз достиг противоположной стены комнаты и снова проворно развернулся. Полы мантии взметнулись, обнажая невероятно худые ноги, затянутые в серые застиранные чулки и обутые в туфли с загнутыми носами, что не слетали только благодаря завязанным тесемкам на еще более невероятно худых щиколотках с неприлично торчащими в стороны косточками. Мати стала забавлять эта картина. Он дождался, когда учитель в очередной раз решит поменять направление следования, и, перед поворотом привстав из-за парты, наступил на конец влачившейся по полу мантии. Бунбор на миг замер, что-то вспоминая, затем продолжил:

- Скрещенные же на груди руки говорят о недоверии к вам, так как этот жест является еще и чем? – он резко развернулся и тут же, поскользнувшись, загремел на пол. Бунбор замер с вытянутой рукой, указывая пальцем куда-то в угол и пытаясь сообразить, что произошло. Мати заливался смехом. Учитель поднялся, ошарашено оглядываясь. Фасси, сдерживая улыбку, медленно проговорил:

- Является еще и чем?

Бунбор посмотрел на неизменно указывающий куда-то перст и переспросил:

- Чем?

- Вероятно, защитным жестом?

- Да, Фасси, вы, безусловно, правы. Именно так, - и, как ни в чем не бывало, учитель продолжил свое шествие по комнате. Расстроенный слишком быстрым завершением развлечения принц решительно хлопнул ладонью по столу.

- Бунбор, хватит этих заунывных песнопений. Расскажи что-нибудь интересное из прошлого.

- Это похвально, Ваше Величество, но история будет завтра.

- Ха, ты же сам говорил, что не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

- Что ж, - учитель вздохнул, - что рассмотрим: присоединение дальних провинций или внешнюю политику государства по отношению к…

- Брр, стоп, стоп. Бери еще раньше.

- О древней истории известно не так много фактов…

- Как раз то, что нужно, - прошептал Мати Фасси, усмехнувшись.

- Что? Да. Но в качестве источника для изучения нашего прошлого были взяты старинные свитки с преданиями. На них стоит печать Девяти Королей, что, несомненно, не заставляет сомневаться в подлинности начертанного.

- Учитель? – Фасси беспокойно заерзал на стуле, - но ведь если Великие Короли оставили свои знания в письменном виде, почему мы не можем их использовать? Ходят слухи о том, что его вообще не существует, - он подмигнул принцу, но с удивлением отметил серьезное выражение лица Мати, что на уроках с ним бывало крайне редко.

Бунбор остановился и некоторое время смотрел в окно. Затем сел за свой стол и доверительным тоном проговорил:

- Предание существует. И хранится оно в левом крыле замка в библиотеке. Что значит «король»?

- Хранитель знания. Считается.

- Правильно, Фасси. Но даже хранители знания не смогли справиться с тем, чем владели. Так как же мы можем посягать на древние знания? К тому же, сказание довольно завуалировано. Поэтому придворные маги так тщательно изучают все, что связано с магией, ее историей, ответвлениями, видами, собирают сведения по крупицам. Чтобы не быть подобными неопытным юнцам, что самонадеянно пытаются объездить мустанга, когда настанет время дать новую жизнь преданию Девяти Королей.
Глава 2

В тот же вечер Мати решил наведаться в библиотеку. Она находилась в левом, самом старом крыле замка, на первом этаже. Его встретил главный библиотекарь по имени Сволар, весь вид которого выражал немое достоинство и гордую покорность неизбежности тому, что ради высокого гостя приходится идти на большие жертвы, поступаться веками соблюдаемого правила о невторжении в святая святых. Библиотекарь чинно, но явно нехотя проводил его в дальний зал, где хранились самые старые книги и свитки. Плотные гардины, словно немые стражники, охраняли от проникновения дерзкого света величественный полумрак бумажного царства, где на пожелтевших страницах засыпали старательно выведенные чернилами воспоминания.

Не решаясь уйти, Сволар долго с чувством рассказывал о правилах поведения с факелами, о том, что близко подносить книги к ним нельзя и прочие всем понятные, но от того не менее важные вещи. Мати молча выслушал излияния библиотекаря, подозревая, что, если того перебить, то можно заручиться постоянными наведываниями последнего. А этого очень не хотелось. Сволар кинул последний ревностный взгляд на стеллажи и, наконец, ушел.

Найдя ящик с нужной меткой, Мати поставил его на пол и принялся изучать свитки и книги в нем. Первые девять свитков были посвящены самим королям, их происхождению, навыкам и деяниям. Затем книга с различными подробностями ведения быта в древности, потом еще одна, полностью посвящавшаяся деньгам: обороту, налогам, ценам и прочему. В третьей книге было всего несколько страниц, исписанных крупным витиеватым подчерком, который каждой своей завитушкой, словно юная меддира изящным пальчиком, игриво подманивал и увлекал, увлекал…

Взгляд Мати перебегал от строчки к строчке, жадно глотая слова. Губы беззвучно повторяли каждое слово, а воображение красочно рисовало картины прошлого, седовласых королей в богатых одеяниях до пола, тысячные армии доблестных воинов…

- Мати! Ты что здесь делаешь? – рыком пронесся голос ведьмака по пустым коридорам.

- Дядя? Хм, а разве наследник престола не может ознакомиться с кое-какой документацией? – принц прищурился, пытаясь пальцами выцарапать лист с преданием из книги.

- Вероятно, я должен тогда порадоваться. И что же так заинтересовало тебя? – Друскар наклонился, рассматривая надпись на ящике, - А! Седовласая банда?

- Дядя, не думал, что ты так непочтительно можешь отзываться о столь великих предках.

- А я удивлен, что ты вообще можешь отзываться почтительно о ком-либо, - засмеялся ведьмак. – Видишь ли, дорогой племянник, пройдут года и о тебе тоже будет написано немало лестных строк.

- Не сомневаюсь, - усмехнулся Мати, ему удалось незаметно вытащить лист, скомкав его в кулаке, и засунуть под одежду за пояс.

- Люди уходят в иной мир, память стирается, - продолжал Друскар, - А это, - он взял первую попавшуюся книгу с полки, - Это вечно. И для предков правдой будет то, что написано здесь, а не то, что было на самом деле, - ведьмак присел рядом с принцем, и достать остальные листы или спрятать книгу целиком стало невозможно. – Думаешь, твой прадед, царь Кримар, был таким уж благородным и храбрым, каким его описывают в летописях Асторхара? Он влачился за каждой юбкой – будь то молоденькая хорошенькая служаночка или толстая, лоснящаяся от пота нальяка с бородавкой на подбородке. Он был одержим. И страшно боялся пауков и почему-то птиц.

- Занятные, вы, дядя, истории рассказываете. Но я, пожалуй, пойду. Воздух здесь несвеж, - Мати поднялся и, коротко поклонившись, вышел из зала. Друскар проводил его взглядом взял книгу, что рассматривал принц.

- Предание читал? – ведьмак пролистал страницы и, заметив оторванный край, прошипел, - Интересно, зачем?
Друскар исподлобья наблюдал за своим учеником. Пухлый и белолицый, про таких обычно говорили, что они вскормлены семью коровами, пытливый и быстро схватывает все на лету.

- Далгок, что там новенького? - ученик старательно штудировал только что привезенный новый учебник по магии.

- Уточнение по поводу применения щитов, много заговоров. Очень много, - ученик на секунду оторвался от книги и тут же снова углубился в чтение.

- То есть, ничего интересно. По сути, - рука сама потянулась к ящику стола, где лежала совсем другая книга.

- Что, учитель?

- Читай, - Друскар махнул рукой, и подошел к окну. Он давно научился составлять заговоры сам. Да и о щитах знал предостаточно, тем более что защищаться особо ему было и не от кого. Ведьмак открыл книгу и в который раз перечитал витиеватые строки:
«Ты слушаешь, Путник? Ты хочешь услышать? **

Ты знаешь ли, что путь горящему за тобой мосту подобен?

^ Не овивают ли запястья твои и ноги змеи холодные?

Если взгляд твой – стрела, и руки огня не страшатся,

Если слово – гранит, обрати слух ко мне, Путник.
Я поведаю тебе предание мертвых лет,

^ Историю девяти королей, почивших в песке времени,

Что властителями мира были, но стали ветром.

Мир богатый, мир славный у ног их лежал.
Девы там жили, что краше цветов лесных,

Воины, чью доблесть воспевали поэты.

И не было закрытых дверей для них,

Ибо силой владели, силой слышать, силой видеть,

И ничто от них скрыться не могло.
Но копьями острыми, плачем и болью

Беда наступала черная с полчищем варваров.

О том вороны поведали, в небе кружась.

^ И собрали тогда короли людей и решили все вместе

Отпор дать варварам, не дать очернить земли родные.
Лебедь белый с лебедем черным бой вели

^ Пока луна дважды не родилась и не исчезла.

И на третьей луне победителем белый лебедь домой возвратился,

Проводя бежавшего в страхе лебедя черного.

^ Славу, трофеи армия домой принесла.

И увидели короли это и возгордились».
Дальше лист был вырван. Друскара уже несколько дней занимало то, что именно там написано, и что племянничек собирается с этим делать. Не зря же Мати затеял сборы! Наплел отцу, что поход, якобы, для того, чтобы самому лично, воочию, так сказать, убедиться в благополучии народа, разобраться, если возникнет необходимость в конфликтах и несправедливостях и прочее, и прочее. Царь был до слез умилен рвением сына ознакомиться с их владениями. Впрочем, оставшегося вполне достаточно для начала поисков:
«Человек и Демон в битве сошлись

И Человек пал.

Вздрогнули короли, устрашились содеянного,

Устрашились гнева Императора.
И решили вину искупить, призвать на помощь

Магию природную самого высокого ранга:

Слышать дрожь ветра, голос листвы и мысли камней,

^ Принесенных водой их омываемой.
Провели обряд силы посвящения

На алтаре, предками воздвигнутом,

Что в пещере спрятан горы,

Чей пик горит в час полуденный,

Чей стан над морем зеленым высочится.

И пал Император».
Глава 3
По дороге тянулся караван из пары десятков крытых повозок, трех дюжин всадников и нескольких телег с людьми. Солнце уже начинало припекать, но лес, почти вплотную подступавший к правой обочине, дышал свежестью хвои и прохладой. Мати на вороном рысаке ехал во главе процессии, настроение было приподнятым, несмотря на мелкие неприятности при подготовке и в начале пути. Отец решением сына доволен, но это и не главное. Главное – это хмельное состояние свободы и возможность действовать без оглядки. На кого-то, на что-то. Главное – это обладать правом последнего слова.

Послышался топот копыт – кто-то быстро приближался.

- Еще один заболевший. Те же симптомы: бледность, жар, сыпь. Может, остановимся, пока им не станет лучше? – это был Фасси.

- А лекари на что? – хмыкнул Мати, но карту из нагрудного кармана жилета достал.

- Они делают все…

- Что от них зависит. Знаю.

- Но работать в таких условиях тяжело. Говорят, что за неделю все можно поправить, но для этого нужно пополнить запасы лечебных трав.

Принц скептически посмотрел на друга.

- Аан, больным слишком тяжело, - Мати внимательно посмотрел на карту, провел пальцем от намеченного пути чуть правее.

- Провинция Наиль. Отец поставил здесь наместником герцога Рооха. У него и остановимся. Там хорошие лекари. И аптеки.

Они некоторое время ехали молча.

- Что-то еще, Тас?

- Да. Это всего лишь догадки, но… Говорят, перед самым отъездом около резервуаров с водой крутился Балгок. А ему там явно нечего было делать.

Мати эта новость, казалось, даже подняла настроение.

- Ученик Друскара? Становится все интереснее! – он пришпорил коня и помчался вперед, кинув через плечо – Я предупрежу герцога!
Гонец по привычке стремительно покинул кабинет ведьмака, чуть не сбив с ног его ученика в дверях.

- Вы звали, учитель? – прикрывая за собой дверь, поинтересовался Балгок.

- Завтра утром выходим, - не оборачиваясь, сказал ведьмак. – Возьми теплые вещи.

- Вы, конечно, говорили, что мы идем на север, но не говорили, что так далеко на север…

- Не место, а время.

- Что? – Друскар обернулся.

-Шубу можешь не брать. К зиме, думаю, вернемся.

- Ах, в этом смысле, - Балгок засуетился, складывая свои записи в сумку. Ведьмак демонстративно вздохнул, ученик перехватил его выжидательный взгляд и поспешно выложил бумаги. – Вы же не говорите мне, куда мы едем, зачем мы едем. Наверняка зачем-то важным. Вот и подумал, что книги и конспекты могут пригодиться. Вдруг, заклятье какое наложить придется…

- Разве я тебе не сказал? А ведь сказал. Едем добывать новую магию.

- Осваивать?

Друскар медленно повернулся и чеканно произнес:

- До. Бы. Вать. Почему до сих пор не собран? – Балгок крутнулся на месте и выскочил из кабинета ведьмака. Друскар устало оперся о стол, на котором лежала карта королевства. Море зеленое… Асторхар имеет единственный выход к морю на западе, но там пологий склон, долина, ничего интересного. А вот лес вполне может сойти за «зеленое море». И Мати вот поехал на север. Север. А она была с юга. Ведьмак закрыл глаза, вспоминая русые волосы и светло-зеленые глаза худенькой смуглой девчушки, тепло пальцев на его запястье и запах земляники, шлейфом сопровождавший ее…

Полноват, лысоват, жеманен. Обычно такое впечатление производил герцог Роох на тех, кто его впервые видел. Рюшки на некогда белоснежной рубахе, расшитый серебристыми нитками вишневый камзол, светло-серые лосины обтягивали пухлые ноги, не менее светло-серые гольфы с задорными черными бантиками по бокам, строгие лакированные туфли и застывшая в глазах благоговейная почтительность. Голос был мягок, но чувствовалась в нем готовность показать стальные ноты. Роох выразил радость по поводу приезда такого высокого гостя, намекнул на удивление по поводу неожиданности приезда, высказал надежду на длительное пребывание принца в гостях, раз уж приезд все-таки состоялся, уверил в том, что состоялся тот приезд таки не зря, вскользь обнадежил на счет помощи и лекарей, словом, радушно встретил, оставив немую просьбу следовать правилам приличия и хорошего тона и… не наглеть. Когда его речь подошла к концу, в комнату для аудиенций вошла девушка. Одета она была в длинное платье цвета белесого летнего неба, затянутого на талии широкой лентой. Каштановые волосы аккуратно собраны на затылке, а на голове красовалась ажурная шляпка.

- О, позвольте представить вам - Тасита, дочь моя единственная. – Роох любовно сложил ручки на груди.

Юная герцогиня присела в поклоне и после ответного кивка принца вышла на террасу. Мати поблагодарил герцога за гостеприимство и, сославшись на усталость, попросил оставить его одного. Роох с готовностью и явным облегчением удалился. Принц выждал несколько минут и вышел на балкон. Тасита стояла у перил, положив на них ладони. Гордая осанка, подбородок параллелен земле, веки полуприкрыты, словом, все то, что свойственно меддирам высших кругов. Принц подошел к девушке и облокотился на каменные перила. Она посмотрела на него. Полупрозрачная тень от шляпки на ее лице не смогла скрыть, как неосторожная заинтересованность в глазах сменилась открытым равнодушием.

- Герцогиня? Я помню вас совсем еще девочкой. Ваш отец приезжал по делам в столицу, а вы тогда увязались за ним.

- Я польщена, принц, тем, что вы запомнили столь несущественное в вашей жизни событие, но позволю себе не согласиться с одним моментом, - Тасита говорила ровно и немного отстраненно.

- Вот как? Ну, позвольте.

- Увязалась? – девушка вскинула бровь. Мати улыбнулся:

- Думаю, вы простите своему принцу столь грубое высказывание, не так ли?

Тасита улыбнулась кончиками губ и вновь обратила взгляд во двор. Там сновали люди Мати – кто перетаскивал на носилках больных в лазарет, кто устраивал нехитрый быт прямо возле повозок, некоторые перекусывали, запивая завтрак элем, другие лениво перекидывались в картишки. Солнце было почти в зените, многие сняли рубахи и повязали их на головы, лучи играли на загорелых телах, отливая бронзой на плечах и спинах. Герцогиня снова улыбнулась, задумчиво, но более просто.

- Ваши люди, наверное, хорошие воины, принц.

Мати проследил за взглядом Таситы:

- Я, надеюсь, это предположение, а не вопрос, - девушка непонимающе посмотрела на собеседника, - Люди принца не могут быть иными, кроме как хорошими и отличными воинами.

- Бестактность на бестактность? Вам не кажется, что наш разговор начался неудачно, принц? Или я и здесь допустила оплошность? Ведь вы наверняка во всем уверены, а сомнения считаете уделом барышень?

- Возможно.

Кто-то у кого-то выиграл в партию и с удовольствием ставил менее удачливому картежнику звонкие щелбаны.

- А что вы, герцогиня, считаете уделом барышень?

- Любая женщина хочет, чтобы рядом с ней был мужчина.

Тасита второй раз за все время беседы посмотрела на Мати, коротко поклонилась, на мгновение почтительно застыв со склоненной головой и, повернувшись, не спеша, но уверенно зашла в дом.

Похожие:

Rina Morgana «Корона Императора» iconRina Morgana «Корона Императора»
Моё почтение. Хотелось бы начать с того, что не помешал бы небольшой пролог с кратким ведением в представляемый мир. Кто есть кто....
Rina Morgana «Корона Императора» iconХрустальная корона
Конкурс проходит при поддержке международного фонда содействия «юнеско» и Министерства культуры Саратовской области
Rina Morgana «Корона Императора» iconГеральдическое описание герба района Вешняки
Во втором красном поле серебряный пеликан, кормящий кровью из разорванной груди, трех птенцов; гнездо и капли крови золотые. В черной...
Rina Morgana «Корона Императора» iconПлатежной карты систем «Золотая Корона»/visа
Клиента, находящихся на его банковском счете, и (или) кредита, предоставляемого Банком Клиенту при недостаточности или отсутствии...
Rina Morgana «Корона Императора» icon«Карта г. Днепропетровска»
«Корона», «Астория», «Хутор», «Днепропетровск», «Европейская», «Екатеринославская», «Bon hotel», «Axelhof», «Бартоломео», «Каспий»,...
Rina Morgana «Корона Императора» iconЮнкера
В самом конце августа завершилось кадетское отрочество Алеши Александрова. Теперь он будет учиться в Третьем юнкерском имени императора...
Rina Morgana «Корона Императора» iconНовости (4)
Основателем рода Мюнхаузенов считают рыцаря Хейно, который принимал в XII веке участие в крестовом походе под предводительством императора...
Rina Morgana «Корона Императора» iconУчебное пособие / А. А. Елепов [и др.]; Арх гос техн ун-т. Архангельск : агту, 2009. 120 с
Составители Т. Л. Сухановская, главный библиотекарь сектора библиотечного обслуживания лесотехнического колледжа Императора Петра...
Rina Morgana «Корона Императора» iconСамец и самка отобраны из pk-261206
Мальки все темнотелые. Окраска проявилась поздно, окраска Cooper проявилась ещё позднее. Соотношение синих к Cooper примерно 70/30....
Rina Morgana «Корона Императора» iconЭпоха царствования Екатерины II
Новый переворот был совершен, как и прежние, гвардейскими дворянскими полками; он был направлен против императора, заявившего очень...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница