Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева




Скачать 38.91 Kb.
НазваниеДихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева
Дата публикации14.04.2014
Размер38.91 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Культура > Документы
Дихотомия «любовь» – «сладострастие»

в ранней прозе Б.К. Зайцева и Л.Н. Андреева

Федосеева Юлия Андреевна

Старший преподаватель Ивановской государственной текстильной академии,

Иваново, Россия
Б. Зайцев и Л. Андреев, два представителя «неореализма» рубежа XIX-XX вв., традиционно воспринимаются критикой и литературоведением как совершенно несходные по художественно-мировоззренческим позициям писатели.

«Тихий художник», пассивный и созерцательный, Зайцев создавал «светоносную» [Захарова: 173] прозу, наполненную тонкими оттенками цвета. В этой прозе воплотился один из органических элементов духовно-мировоззренческой атмосферы эпохи – «импрессионистический тип художественного мышления» [Захарова: 5].

«Эксперименты и провокации», «игру, театральность, иронию, черный юмор, слияние противоположностей, образ высшей реальности» [Петрова: 4] в поэтике Л. Андреева современные исследователи связывают с возникновением «сюрреалистического сознания» [Петрова: 5] в конце XIX – начале XX века.

В 1921 году в воспоминаниях о Л. Андрееве Б. Зайцев намечает жизненную и творческую доминанту, которая, очевидно, сближала двух писателей: «Все-таки обращать Андреева, русака, бывшего московского студента, в мрачного отвлеченного философа, решающего судьбы мира в шхерах Финляндии с помощью Мейерхольда, было жаль. Никто не вправе сказать, каким должен быть путь его. Ему виднее самому. Но можно, кажется, заметить, что его натура не укладывалась вся в Финляндию и Мейерхольда» [Зайцев 1999 (6): 28].

При сопоставлении художественных систем двух писателей проявляется неоднозначность творческой натуры самого Б. Зайцева. В этом отношении интересно обратиться к рассказу Андреева «Бездна» (1901-1902) и к произведению Зайцева «Скопцы» (1904).

«Эпатирующий» финал рассказа Л. Андреева произвел ошеломляющее впечатление на читателей и критиков того времени. Поведение студента Немовецкого открывает в человеке животное начало, «зверя» [Андреев] – под внешними формами культуры, за чистыми речами о любви спрятано безличное сладострастие.

В раннем рассказе Б. Зайцева «Скопцы» появляются персонажи, которые разрушают устоявшиеся представления о легко обретаемой героями писателя душевной гармонии. Герой-повествователь неоднократно встречается со скопцами, «бледными, бесполыми выходцами», чьи физические увечья – следствие увечья внутреннего, душевного.

Собеседник героя-повествователя – некий «он», не обладающий именем и социальной принадлежностью. В «его» «умных утомленных глазах» видится нечто старческое и печальное. Жизнь «его» движима сладострастием, ядом, отравившим мозг, которому «нужно все новой, новой, острой скверной пищи»; «грязным и темным бесом» [Зайцев 1904: 10].

«Он» после физических и душевных страданий хочет любви, выводящей человека из привычных границ, открывающей потенциал личности. Однако «он» неспособен на это. Скопцы не позволят ему вырваться из состояния безличности и душевной «оскопленности».

Рассказ «Скопцы» никогда не становился объектом внимания критики и литературоведения, а между тем в этом произведении и в рассказе «Бездна» возникает у Зайцева и Андреева дихотомия «любовь» – «сладострастие», которая указывает на присутствие «неразгаданных» элементов в мировоззрении писателей. Эти элементы мировоззрения проявляются в поэтике ранней прозы Зайцева и Андреева, в семантике цвета.

Рассказ «Бездна» открывается пейзажем, близким по импрессионистическому колориту поэтике Зайцева: «Впереди, на пологом холме, темнела небольшая роща, и сквозь ветви деревьев красным раскаленным углем пылало солнце, зажигало воздух и весь его превращало в огненную золотистую пыль <…> Где-то далеко, за версту или больше, красный закат выхватил высокий ствол сосны, и он горел среди зелени, как свеча в темной комнате; багровым налетом покрылась впереди дорога, на которой теперь каждый камень отбрасывал длинную черную тень, да золотисто-красным ореолом светились волосы девушки, пронизанные солнечными лучами» [Андреев] (Курсив наш – Ю.Ф.).

Золотистый цвет/свет, сочетание красного и зеленого цветов перекликаются с цветописью зайцевских рассказов «Сон» (1904) и «Май» (1907), где золотистый цвет означает присутствие гармонии в мире, а сочетание красного и зеленого тонов знаменуют рождение любви юноши и девушки.

Красный цвет в рассказе Андреева постепенно насыщается, становится «вещественным», «ощутимым», приобретая резко негативную семантику в сочетании с темными цветами, в том числе с серым цветом.

У Зайцева серый цвет вещественно ощутим, он обращается в «сухую и мертвенно-жесткую паутину» [Зайцев 1904: 8]. Это цвет неопределенного существования между жизнью и смертью.

Критики и исследователи часто говорят о том, что в раннем творчестве Зайцева происходит переход от отчаяния к примирению с жизнью и душевной гармонии. Однако в дальнейшем в поэтике Зайцева вновь появляются цвета, близкие творчеству Андреева.

В рассказе «Май» за зарождением светлой юношеской любви наблюдает красная, багровеющая луна. А «кровавая» и «темная» любовь Аграфены («Аграфена» (1908)) оправдана обликом первого возлюбленного, окрашенным золотистым и светло-голубым цветами.

В ранней прозе Б. Зайцева и Л. Андреева возникает дихотомия «любовь» – «сладострастие», которая не позволяет принять традиционное понимание развития творчества и мировоззрения писателей.

Импрессионизм «тихой» лирической прозы Зайцева своеобразно взаимосвязан с экспрессионистическими тенденциями творчества и «сюрреалистическим сознанием» Андреева.

Дальнейшее изучение прозы двух писателей позволит представить духовно-философскую атмосферу эпохи рубежа XIX-XX вв. во всей полноте и сложности составляющих.
Литература
Андреев Л.Н. Бездна // http://andreev.org.ru/biblio/Rasskazi/Bezdna.html.

Зайцев Б.К. Скопцы // Новый путь. 1904. Июль. С. 1-13.

Зайцев Б.К. Собрание сочинений: В 5 т. Т. 6-11 доп. М., 1990. Т. 1, Т. 6.

Захарова В.Т. Импрессионистические тенденции в русской прозе начала XX века. М., 1993.

Петрова Е.И. Проза Леонида Андреева: поэтика эксперимента и провокации: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 2010.

Похожие:

Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconТипы любви в прозе Б. К. Зайцева 1907-1916 годов
Одна из «вечных тем» русской и мировой литературы, тема любви занимает значительное место и в творчестве Б. К. Зайцева
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconПервая мировая война в публицистике и прозе леонида андреева
«Русские писатели и Первая мировая война». На наш взгляд, в таком подходе прежде всего нуждаются такие вопросы: отношение Л. Андреева...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconВечные истины стихотворений в прозе
Я хочу поделиться с Вами моими впечатлениями, которые вызвали у меня «Стихотворения в прозе» Ивана Сергеевича Тургенева
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconТрансформация библейских сюжетов в прозе Леонида Андреева
«Бог–человек» разрушилась, что ярче всех выразил Ф. Ницше. Человек ощутил себя «случайным», «вброшенным» в мир. Как следствие – переосмысление...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconКонкурс «Самый классный классный уголок» 1-11 Зам директора по вр...

Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconПредставление зайцева михаила Владимировича
В. Зайцева в соавторстве с итальянским математиком А. Джамбруно, в которых была решена проблема Амицура. С тех пор количество публикаций...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconКлайв Льюис. Любовь
Любовь, которая есть Бог. И я разграничил любовь-нужду и любовь-дар Типичный пример любви-дара — любовь к своим детям человека, который...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconСтатья в большей степени обращена к духовному искателю или читателю-эзотерику...
...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconДеятельность службы ранней помощи для детей с особыми потребностями и их семей
...
Дихотомия «любовь» – «сладострастие» в ранней прозе Б. К. Зайцева и Л. Н. Андреева iconПоложение о Службе ранней помощи мдоу д/с №10 «Журавушка»
Настоящее Положение определяет организационно-методическую основу деятельности Службы ранней помощи в системе управления муниципального...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница