Современные международные отношения




НазваниеСовременные международные отношения
страница17/61
Дата публикации23.02.2013
Размер7.09 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Право > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   61
Латинской Америке. Программы структурных преобразований, проводившиеся ранее в ряде крупных стран континента военно-диктаторскими режимами, оказались малоэффективными. Предпосылки социально-политической нестабильности не только сохранились, но и возросли.

В этих условиях в большинстве латиноамериканских государств был взят курс на коренное изменение политических приоритетов. Новое поколение политиков, пришедшее к власти в результате свободных выборов, отличается от своих авторитарных предшественников не только демократической репутацией, но и профессионализмом.

Главными направлениями в их деятельности стали широкая приватизация и финансовая стабилизация, благодаря которым странам Латинской Америки в основном удалось выйти из состояния глубокого кризиса. Существенную роль в этом процессе сыграла и финансовая поддержка США, оказанная таким странам, как Чили, Мексика, Аргентина, Перу, и некоторым другим.

В середине 90-х годов темпы экономического роста в регионе составляли 3% в год (в конце 80-х - менее 1%), но в Чили, Аргентине, Перу, Венесуэле, Уругвае, Парагвае, Панаме, Доминиканской Республике они достигали 4 - 8%. Вырос внешнеторговый оборот, прекратился отток капиталов за рубеж.

Процессы демократизации и либерализации проходили отнюдь не гладко. В Боливии они развернулись на фоне серии государственных переворотов. Столкновения исполнительной и законодательной власти периодически создавали напряженность в Парагвае. В ходе либерализации обострились и традиционные социальные проблемы региона: выросли безработица, наркомания, а преступность приобрела трансграничный характер.

Высокая социальная цена структурных реформ обусловила хрупкость демократических порядков во многих латиноамериканских странах. В Перу в середине 90-х годов активизировались вооруженные экстремистские группировки. В Мексике в 1994 г. в штате Чапас произошло восстание индейского населения. Правящие круги Панамы не сумели справиться с влиянием наркобизнеса.

Но очень многое говорит о позитивных переменах. В 1991 г. впервые в истории региона президент Бразилии Ф. Колор был отстранен от власти не в результате переворота, а посредством конституционной процедуры. Год спустя то же повторилось в Венесуэле. Несмотря на напряженные условия поставторитарной трансформации не возобновилась гражданская война в Никарагуа. В результате президентских выборов большинство граждан страны дважды подтвердили отказ от сандинистского прошлого и поддержали деятелей либеральной ориентации.

Конструктивные преобразования проходят в Уругвае, традиционно самой стабильной и благополучной стране Латинской Америки. При вполне удовлетворительной конъюнктуре производства уругвайское правительство в середине 90-х годов начало осуществлять программу масштабной модернизации экономики, сделав главную ставку на повышение эффективности управления за счет сокращения государственного сектора и расходов на государственный аппарат.

Большое значение для укрепления тенденций демократизации и либерализации в латиноамериканском регионе имеет активизация интеграционных процессов. Поиск стратегий взаимодействия ведут страны Андской группы и Карибского сообщества, причем к деятельности последнего подключена и Куба. С 1995 г. начал функционировать крупнейший торговый блок Южной Америки - МЕРКОСУР, в который входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, стремящиеся к взаимной ликвидации таможенных тарифов. Расширяют двустороннее сотрудничество Бразилия и Чили. Важно, что в условиях интеграционных процессов возрастает готовность латиноамериканских стран налаживать сотрудничество в борьбе с наркобизнесом и преступностью, пресекать попытки выступлений криминальных кругов под прикрытием радикальных политических лозунгов.

Латинская Америка переживает период структурных преобразований, для которых характерно комплексное решение экономических и политических проблем. К середине 90-х годов во всех странах региона созданы предпосылки реальной демократизации общества. Вместе с тем дальнейшая эволюция ощутимо тормозится крайней неравномерностью распределения богатств в большинстве стран континента. Показательно, что и влиятельная католическая церковь, и эксперты МВФ указывают на необходимость срочного включения механизмов преодоления социальной поляризации. Важность этой задачи хорошо осознают и многие находящиеся у власти политики.

На современном этапе в регионе существует высокая степень согласия относительно необходимости добиться повышения эффективности расходов на образование и здравоохранение бедных слоев населения. В то же время политические силы, стремящиеся возглавить решение социальных проблем, выступая с ортодоксально левых или популистских позиций, неизменно теряют поддержку избирателей. Например, в октябре 1998 г. в Бразилии, несмотря на экономические трудности, сторонник либеральных реформ Кардозу вновь был избран президентом. И если одна из ведущих партий Мексики - Партия демократической революции теряет влияние в массах, то в Аргентине, Чили и Сальвадоре левые силы, переместившиеся в центр политического спектра, имеют хорошие перспективы на ближайших выборах. В этой связи есть все основания полагать, что процессы демократизации в Латинской Америке будут продолжаться.

Сложные проблемы развития, стоящие перед странами Юга, вряд ли могут быть решены только с помощью либерализации политических систем. Достичь фундаментальных целей демократии, видимо, можно на путях одновременного продвижения политических и рыночных реформ, осуществляемых с учетом условий различных государств. Важную роль в поддержке структурных преобразований призвано сыграть расширение экономического сотрудничества между самими странами Юга, в том числе с целью оказания помощи наиболее бедным из них. Примером попыток решения проблем развития на основе привлечения финансовых ресурсов стран - экспортеров нефти является деятельность Фонда международного развития, созданного в 1976 г. членами ОПЕК. Первоначально деятельность фонда рекламировалась и как способствующая экономической независимости стран Юга от западных держав.

За годы своего существования Фонд ОПЕК предоставил различным развивающимся странам финансовую помощь и льготные займы на общую сумму около 5 млрд. долл. Его услугами воспользовались несколько десятков государств, причем предпочтение отдавалось странам с наименьшим доходом на душу населения, в частности государствам Африки южнее Сахары. Совместно с другими арабскими фондами ОПЕК в течение десяти лет финансировала примерно половину проектов ЕС в Африканском регионе. Наибольшая часть средств была вложена в развитие сельского хозяйства.

Среди крупных получателей помощи и кредитов Фонда ОПЕК фигурируют Лесото, Филиппины, Сенегал, Танзания, Мали, Боливия, Гондурас, Руанда, Гвинея. Безвозмездные ссуды были предоставлены университету в Хартуме, Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев, ряду учебных центров Восточной Африки. Развивающиеся страны связывали большие надежды с прямым финансированием Фондом ОПЕК различных проектов. Но основная часть «нефтедолларов» направлялась не на Юг, а на Запад в виде банковских инвестиций. На развивающиеся страны к началу 80-х годов (пик расходов Фонда) приходилось лишь 17% зарубежных инвестиций членов ОПЕК. Сегодня этот показатель намного ниже. Половина членов ОПЕК имеет большие платежные дефициты, а такие страны, как Алжир, Нигерия, Иран, отказываются выделять крупные суммы.

Помощь, предоставляемая Фондом ОПЕК, не приносит донорам прямых экономических выгод, но она является важным инструментом их политики. В 70 - 80-е годы развивающиеся страны поддержали линию ОПЕК в международной дискуссии по энергетической проблеме. Однако, поскольку члены ОПЕК в политическом отношении неоднородны, различаются и цели, преследуемые ими при оказании помощи. Такие государства, как Ирак, Иран, Ливия, стремились усилить антизападную направленность политики «третьего мира». В то же время княжества Аравийского полуострова делали упор на распространении влияния ислама, уделяя особое внимание Тропической Африке.

Страны ОПЕК связывают с другими развивающимися странами общие проблемы и долгосрочные интересы. Сотрудничество с ними будет продолжаться, но завышенные ожидания остались в прошлом. На первый план с середины 90-х годов выдвигаются более прагматичные и неполитизированные формы международного взаимодействия по линии Юг - Юг.

Примером может служить деятельность созданного в 1989 г. наиболее развитыми странами Азии, Африки и Латинской Америки объединения «Группа 15». В него входят Аргентина, Бразилия, Чили, Зимбабве, Индия, Малайзия, Нигерия, Перу, Сенегал, Венесуэла, Алжир, Египет, Индонезия, Ямайка и Мексика. Члены «Группы 15» стремятся к взаимному расширению торгово-экономического сотрудничества, а также к установлению постоянного диалога с мировыми державами, входящими в «семерку».

Участники «Группы 15» положительно оценивают результаты рыночных преобразований и существенный прогресс, достигнутый значительной частью восточноазиатских и латиноамериканских стран. Экономический рост, снижение инфляции и уменьшение внешнего долга стали признанными показателями первых успехов. Члены «Группы 15» учитывают перспективы дальнейшей глобализации мирового производства и торговли, но основной акцент в своем развитии делают на региональные экономические организации.

В этой связи представляется, что локомотивом отношений Юг - Юг в дальнейшем будут выступать не экспортеры нефти или объединения, стремящиеся установить монопольные цены на сырьевых рынках, а сложившиеся и формирующиеся группы региональных партнеров в Азии, Африке и Латинской Америке, такие как АСЕАН, МЕРКОСУР (Латинская Америка), Карибское соглашение, Договор Абуджа (Африка). Возможно, со временем появятся и совершенно новые региональные формы сотрудничества развивающихся стран.

С прекращением холодной войны претерпела существенные изменения и такая авторитетная международная организация, как Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), которая является важным координационным центром экономических связей между развитыми и развивающимися странами. Созданная в 60-е годы, она традиционно занимала радикальные позиции в отношении размеров помощи развитых стран бывшим колониальным и зависимым народам. Но в 90-е годы на первый план вышли вопросы повышения ее эффективности, понимаемой в категориях не донорства, а партнерства. Кроме того, после создания в 1995 г. Всемирной торговой организации (ВТО) в качестве основного органа, регулирующего общие правила мировой торговли, ЮНКТАД продолжает играть роль международного форума для обмена мнениями по кардинальным проблемам экономического взаимодействия развитых и развивающихся стран.

Так, наименее развитые страны возлагают особые надежды на ЮНКТАД в плане списания большей части их долгов государствам-донорам и радикального пересмотра долговых обязательств перед международными финансовыми институтами. Другое традиционное объединение развивающихся стран  -«Группа 77» (сейчас в нее входит уже 132 государства) стремится превратить ЮНКТАД в инструмент обеспечения свободного экспорта их продукции на рынки развитых стран, критикуя высокие таможенные тарифы, действующие в Западной Европе и Северной Америке.

Представители развивающихся стран используют механизмы ЮНКТАД и для противодействия предложенному ЕС формированию многосторонней инвестиционной структуры, позволяющей иностранным инвесторам пользоваться равными с местными компаниями правами. К сожалению, и другие, в том числе достаточно умеренные, инициативы развитых стран нередко воспринимаются членами «Группы 77» как попытки узаконить дискриминацию «третьего мира», как прелюдию к новому колониализму.

В свою очередь западные страны, и особенно США, обусловили дальнейшую поддержку деятельности ЮНКТАД отказом от идеологических стереотипов при принятии решений. Эта линия была подчеркнута на очередном форуме ЮНКТАД в 1996 г., на котором Север настойчиво призвал Юг ориентироваться на адаптацию к реалиям современных торгово-экономических отношений.

На современном этапе ЮНКТАД сохраняет свой статус в международном сообществе. Согласно представлениям развивающихся стран, она должна оказывать им содействие в деле интеграции в глобальную экономику. В рамках ЮНКТАД начато изучение предлагаемого развитыми странами «инвестиционного кодекса». Продолжаются консультации с МВФ и Всемирным банком по вопросам долговых обязательств развивающихся стран.

Дифференциация развивающихся стран и появление обнадеживающих перспектив экономического роста в различных регионах «третьего мира» фактически сняли с повестки дня угрозу превращения отношений Север - Юг в комплекс непримиримых противоречий между «богатыми» и «бедными» народами. Несмотря на качественные различия в уровне жизни населения индустриально развитых и отстающих в приобщении к техногенной цивилизации государств, усиление глобальной взаимозависимости Севера и Юга происходит на современном этапе не на принципах устрашения, а на принципах сотрудничества.

Новые отношения Север - Юг складываются по многим направлениям. Но традиционно общие условия взаимодействия развитых и развивающихся стран характеризуются преимущественно экономическими индикаторами, прежде всего оценкой состояния мировой торговли.

Растущий глобальный спрос на некоторые виды сырья и интенсификация промышленного развития в странах Восточной и Юго-Восточной Азии привели к существенному увеличению в 90-е годы товарооборота между развитыми и развивающимися странами. Ежегодно он составлял примерно 11%, значительно опережая среднемировые темпы роста.

Хотя из развивающихся стран периодически формируются «команды», стремящиеся приобрести определенные преимущества, они являются уже не «командами беднейших», а скорее объединениями достаточно благополучных участников международной торговли. Например, единой «командой» на форумах ВТО обычно выступают семь восточноазиатских стран: Бруней, Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины. Они разделяют концепцию либерализации мировой торговли, но выступают за более гибкие условия подключения к процессам либерализации региональных зон свободной торговли.

Кроме того, идет активное наращивание сотрудничества между тремя центрами деловой активности Севера и Юга: Восточной Азией, Западной Европой и США. С 1993 г. 17 стран Азии и США участвуют в создании самой большой в мире зоны свободной торговли - Организации Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества. В 1995 г. в Таиланде состоялся и первый в истории азиатско-европейский торговый саммит, на котором Азию представляла АСЕАН (при участии Китая, Южной Кореи и Японии), а Европу - Европейский союз.

Другим показателем расширения связей развитых и развивающихся стран является движение капитала. Несмотря на высокую степень риска, более четверти направляемых за рубеж капиталов развитых стран вкладывается в акции предприятий, расположенных в зоне Юга (в середине 90-х годов около 25 млрд. долл. ежегодно). Если еще недавно больше всего средств в заграничные инвестиции вкладывали Великобритания и Япония, то в 90-е годы США и континентальная Европа тоже стали активно вывозить капитал в развивающиеся страны. Есть и сравнительно новое явление: взаимный обмен капиталовложениями, причем в существенных масштабах, между новыми индустриальными странами, особенно в Юго-Восточной Азии.

В ходе структурных преобразований, развернувшихся в зоне развивающихся стран, центральной проблемой экономических отношений Север - Юг стала инвестиционная политика. В 90-е годы иностранные инвестиции, направляемые в развивающиеся страны, росли очень быстрыми темпами. По оценкам МВФ, они увеличились с 18 млрд. долл. в 1990 г. до 91 млрд. долл. в 1996 г. Но глобализация инвестиционных потоков затронула развивающиеся страны неравномерно. По данным ООН, из прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны 80% было вложено в 10 наиболее развитых государств «третьего мира».

Региональное распределение вывозимого в развивающиеся страны частного капитала, по данным Всемирного банка, выглядело в середине 90-х годов следующим образом: 40 % приходилось на Восточную Азию, 37% - на Латинскую Америку и Карибский бассейн, 3,5 % - на Южную Азию, 1,4% - на Субсахарскую Африку и 1% - на страны Ближнего Востока и Северной Африки. Эти данные означают, с одной стороны, что более половины населения развивающегося мира оказалось в основном незатронутым экономическим ростом, а с другой - что ТНК, главные хозяйственные субъекты Севера, формируют хотя и глобальную, но в то же время территориально локализованную производственную и торговую сети для различных  регионов.

Рост производства в зоне развивающихся стран, новые показатели мировой торговли и движения финансовых потоков создали иную, чем в прошлом, конфигурацию глобальной экономики. Ожидается, что годовой объем производства развитых и развивающихся стран сравняется в начале третьего тысячелетия. По расчетам Всемирного банка, в первую десятку государств с максимальным объемом ВВП будут входить преимущественно страны, традиционно относящиеся к «третьему миру»: Китай, Индия, Индонезия, Южная Корея, Таиланд, Бразилия (в первой десятке предположительно останутся США, Япония, Германия, Франция).

Новое состояние мировой экономики опровергает рассуждения о различных вариантах возрождения политики гегемонии в условиях многополярности мира. Разумеется, рецидивы гегемонистских устремлений исключить нельзя, но на пороге третьего тысячелетия они лишились своей материальной основы. Система современных мирохозяйственных связей активно формируется под влиянием транснациональной модели рыночной экономики, которая развивается на только на основе межгосударственных соглашений, но и под воздействием региональных сообществ, международных экономических организаций, транснациональных финансовых институтов. Формируется новый единый рынок товаров и услуг. Благодаря этим тенденциям есть основания полагать, что отношения Север - Юг в ближайшие годы будут трансформироваться и стабилизироваться на данной основе.

Совершенствование отношений Север - Юг началось, в частности, в сфере международной помощи, предоставляемой развивающимся странам. В течение долгого времени вопросы оказания помощи регулировались на основе переговорного процесса, известного как диалог Север - Юг. Он успешно осуществлялся до середины 60-х годов, но в результате нефтяного кризиса зашел в тупик. К 80-м годам он фактически превратился в монолог различных коалиций развивающихся стран, требовавших пересмотра правил мировой торговли и увеличения безвозмездных субсидий. При этом Север, который оправился от организованного ОПЕК «нефтяного кризиса», проявлял все меньше готовности идти навстречу Югу.

В результате к 90-м годам на первый план в оказании содействия в деле развития и преодоления отсталости выдвинулись международные финансовые институты - МВФ и Всемирный банк. В том, что структурный кризис в большинстве стран Юга был приостановлен, а во многих из них удалось добиться перелома в социально-экономической ситуации, есть немалая заслуга этих институтов.

МВФ и МБРР активно включились в разработку и финансирование структурных преобразований, которые проводились в жизнь правительствами многих развивающихся стран. Однако практическая деятельность МВФ и МБРР часто подвергается критике. Их обвиняют в неуважении прав суверенных государств, поскольку предоставление займов и помощи жестко оговаривается согласием на реализацию специальных программ. Но такие обвинения упрощают суть проблемы.

Принятие программ, предлагаемых МВФ и МБРР, оставляет достаточную свободу экономического маневра. Иногда развивающиеся страны вообще отказывались от них. Во второй половине 70-х годов так поступила Республика Корея, а в начале 80-х - Индия. В дальнейшем обе страны приняли значительную часть отвергнутых рекомендаций, но в адаптированном к местным условиям виде. Вместе с тем очевидно, что большинство пораженных кризисом развивающихся стран не смогут выйти из него без внешней поддержки. Помимо нехватки материальных средств, преодолению кризисных тенденций часто препятствует расстановка местных социально-политических сил, из-за которой правящие круги оказываются не готовы к проведению жизненно необходимых реформ.

Несмотря на важную роль МВФ и МБРР в формировании новых отношений между развитыми и развивающимися странами, международные финансовые институты не являются абсолютными монополистами в этой области. Политика многих западных стран, например Франции, в отношении «третьего мира» отмечена традиционной спецификой. Необходимо отметить и альтернативные макроэкономическому курсу решения, предложенные неформальным объединением видных западноевропейских политиков социал-демократического толка - «Стокгольмской инициативой». В 1991 г. участники этого объединения призвали существенно увеличить финансовую помощь Югу, установив ее в размере 1% ВВП государств Севера. Тем не менее необходимо подчеркнуть, что вариантность «северных» подходов к проблемам Юга более ощутима на стадии обсуждения концептуальных аспектов, чем в сфере политической практики.

Поэтому особенно важным фактором совершенствования помощи развивающимся странам представляется пересмотр общей стратегии, осуществленный во второй половине 90-х годов Всемирным банком. Его руководство признало, что макроэкономический подход недостаточен для обеспечения прогресса развивающихся стран и нуждается в корректировке. Была подчеркнута необходимость параллельного развития производственной и социальной сфер. В этой связи корректировка стратегии крупнейшего «спонсора» развивающихся стран в ближайшие годы предполагает массированное финансирование социальной сферы и образования.

В целом в новых условиях взаимодействия развитых и развивающихся стран традиционные торгово-экономические претензии последних постепенно теряют если не актуальность, то во всяком случае остроту. Вместе с тем появляются новые области противоречий. Все более существенную роль среди них играют расхождения по поводу значения социальных факторов. Развитые страны полагают обязательным учитывать социальные критерии (в частности, запрет детского труда, труда заключенных, наличие системы социального страхования и установленного минимума заработной платы) при решении вопроса о включении развивающихся стран в систему глобальных экономических связей и привилегий. В середине 1997 г. западные страны предложили добавить к теме «трудовых стандартов» также проблему коррупции в правительственных сферах.

Симптоматично, что далеко не все страны Юга готовы принять принципы цивилизованных отношений между трудом и капиталом, ввести запрет на использование труда заключенных, внедрять социальное страхование. Нередко они пытаются защищать даже то, что нельзя оправдать никакой самобытностью. На одном из последних форумов ВТО индонезийский представитель заявил, в частности, что, «многие так называемые нарушения трудовых стандартов и практика работы государственных учреждений составляют традиционный азиатский образ жизни».

Другим постоянным камнем преткновения в отношениях между Севером и Югом является экология. Попытки развитых стран внедрять щадящие экологические технологии (в частности, исключающие использования фреонов), продвигать программы защиты окружающей среды, ограничения вырубки тропических лесов, сокращения истребления редких видов животных, охраны тропических морей отвергаются.

Положительные сдвиги в развитии экономических отношений между развитыми и развивающимися странами, расширение предпосылок для устойчивого развития значительного числа государств «третьего мира» позволяют дополнить экономические аспекты двусторонних и многосторонних переговорных процессов между Севером и Югом рассмотрением политических проблем, обусловливающих взаимозависимость всех членов мирового сообщества. Благоприятная возможность для этого сложилась после того, как в группу «северных лидеров» диалога между развитыми и развивающимися странами включилась Россия.

Так, конференция «восьмерки» в Денвере летом 1997 г. зафиксировала совпадение оценок ведущих индустриальных стран мира по многим важным проблемам, связанным с ситуацией в регионах Юга. Они выразили решимость придать новый импульс ближневосточному мирному процессу, приветствовали диалог между Индией и Пакистаном, подчеркнули значение четырехсторонних переговоров по урегулированию на Корейском полуострове, подтвердили решимость добиться полного выполнения всех резолюций Совета Безопасности ООН в отношении Ирака и Ливии. Новым важным моментом явилось и обращение с призывом к правительству Ирана «играть конструктивную роль в региональных и мировых делах».

Важная роль в формировании согласованной политики Севера принадлежит долгосрочному прогнозированию перспектив развивающихся стран, которое проводится МВФ, Всемирным банком, Всемирным экономическим форумом. Несмотря на значительные трудности, с которыми сталкиваются развивающиеся страны, эти перспективы выглядят достаточно оптимистично. По оценкам, сделанным в 1997 г. Всемирным банком, в ближайшие 25 лет развивающиеся страны могут поддерживать средние темпы ежегодного экономического роста на уровне 5 - 6% и обеспечивать треть совокупного мирового производства.

Север также стремится постоянно держать в поле зрения проблему управления рисками, которые возникают в регионах Юга. С одной стороны, эти риски связаны с неравномерностью преодоления отсталости в зоне развивающихся стран, а с другой - обусловлены низким качеством управления. Коррупция и произвол правящих кругов представляют одну из самых больших угроз дальнейшему улучшению экономических показателей развивающихся стран.

Вместе с тем финансово-экономический кризис конца 90-х годов продемонстрировал уязвимость основных подходов международных финансовых институтов к проблемам развивающихся стран и поставил на повестку дня вопрос о кардинальной реорганизации самой системы этих институтов. Ключевой темой Всемирного экономического форума, состоявшегося в начале 1999 г. в Давосе, стала критика негативных последствий глобализации в регионах Юга, которые во многом связаны с бесконтрольным перемещением краткосрочного капитала в условиях либерализации рынков. Примечательно, что акцент на необходимость более ответственного подхода к современным проблемам развивающихся стран был сделан представителями влиятельных экономических кругов ряда развитых индустриальных государств, например Германии.

Многосторонняя поддержка усилий развивающихся стран по преодолению отсталости и постоянное внимание к рациональному использованию внешней помощи, по-видимому, станут основными чертами сотрудничества стран Севера и Юга в начале третьего тысячелетия.

Противоречивые тенденции эволюции отношений Север - Юг наглядно проявляются и в деятельности такого авторитетного объединения развивающихся стран, как Движение неприсоединения.

Сегодня участниками движения являются 115 стран, около 50 из которых принимают активное участие в его деятельности. Наблюдателями являются такие государства, как Германия, Канада, Италия, Австралия, Испания и Нидерланды, а в последнее время и Россия, Китай и Украина.

С момента своего основания в 1961 г. в Белграде движение претерпело значительную эволюцию. С прекращением блокового противостояния новое дыхание ему придали X (Джакарта, 1992 г.), XI (Картахена, 1996 г.) и XII (Дурбан 1998 г.) конференции. Согласно итоговым документам Джакартской и Картахенской конференций, Движение неприсоединения отвергает перспективы однополюсного мира и стремится взять на себя ключевую роль в формировании нового сбалансированного миропорядка, основанного на взаимном уважении и равенстве наций.

Как подчеркнул в своем выступлении на Конференции в Дурбане президент ЮАР Н. Мандела, избранный председателем Движения неприсоединения, процесс глобализации должен прежде всего служить сближению «между богатым Севером и бедным Югом», поскольку окончание холодной войны создало предпосылки для коллективных усилий, направленных на обеспечение стабильного развития на принципах сотрудничества и партнерства, а также для активизации борьбы против войны, насилия, безработицы, голода, болезней.

Движение ориентирует неприсоединившиеся страны на усиление активности в формировании новой системы международных отношений. Правда, часто эта идея сводится к предложениям признать за Генеральной Ассамблеей ООН статус высшей инстанции мирового сообщества, подчинить ей Совет Безопасности. Неоднозначно оцениваются участниками Движения неприсоединения и миротворческие усилия ООН последних лет.

Движение неприсоединения активно участвует в обсуждении вопросов разоружения. Его участники поддерживают идею ядерного разоружения, установления безъядерного статуса южного полушария. Но одновременно они настаивают на дополнительных гарантиях неприменения ядерными державами этого вида оружия, выполнения обязательств по передаче технологий мирного использования атомной энергии.

Важной на современном этапе международных отношений является и общая убежденность участников Движения неприсоединения в том, что нет и не может быть единого пути развития и что необходим постоянный поиск альтернативных моделей.

Хотя не все призывы Движения неприсоединения совпадают с позицией России на международной арене, в последние годы Россия предприняла ряд шагов по сближению с этой организацией.

* * *

Различия между странами в зависимости от уровня их развития, несомненно, сохранятся в обозримом будущем. Но это отнюдь не предопределяет очередного раскола мира. Хотя нельзя преуменьшать последствия сохранения значительного числа неблагополучных стран, тенденции последних десятилетий убеждают, что отношения между более развитой и менее развитой частями мира не способны превратиться в новую ось глобальной конфронтации.

Более вероятными представляются усиление разнообразия отношений между Севером и Югом, расширение региональных интеграционных процессов в зоне развивающихся стран, укрепление позиций потенциальных региональных лидеров. Однако формирование системы международных отношений XXI в. будет определяться главным образом не процессами дифференциации, а глобальной взаимозависимостью членов мирового сообщества.

Мир начала третьего тысячелетия действительно будет разделен, но не по линии Восток - Запад или Север - Юг, а на регионы и страны, которые участвуют в процессах глобализации, пользуются их плодами, и те, которые не смогли включиться в этот процесс.

В результате эволюции отношений между Севером и Югом формируются новые условия сотрудничества России с развивающимися странами. И хотя они отличаются большим своеобразием не только на региональном, но и на субрегиональном уровне, представляется, что определяющими станут следующие моменты:

1. Независимо от традиционного уровня отношений всех великих держав со странами Юга двусторонние связи в возрастающей степени будут дополняться взаимодействием с региональными и международными институтами. Эти связи будут ориентироваться не только на повышение эффективности усилий по преодолению отсталости, но и на противодействие любым попыткам установления асимметричного влияния в «третьем мире», откуда бы они ни исходили.

2. Баланс интересов, ставший императивом современного мира, предполагает тщательно взвешенный подход всех членов мирового сообщества к стратегии и тактике политики в отношении развивающихся регионов. Рецидивы межгосударственной конкуренции в зоне Юга чреваты консервацией там нестабильности и увеличением социальных издержек отсталости в глобальном масштабе.

3. Политика России в формировании отношений между Севером и Югом в начале третьего тысячелетия может и должна стать более активной. Конструктивные решения в этом плане  могут быть найдены не в плоскости геополитического раздела глобального пространства, а в поддержке магистральных направлений мирового развития.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   61

Похожие:

Современные международные отношения iconРабочая учебная программа дисциплины международные экономические...
Международные экономические отношения: понятие, содержание, формы и их характеристика
Современные международные отношения iconРегиональные организации европы (regional organisations in europe)
«Мировая политика», «Международные отношения (на английском языке)», «Международные отношения на постсоветском пространстве», «Международное...
Современные международные отношения iconАннотация рабочей программы учебной дисциплины
«Экономическая теория», «Экономическая география и регионалистика», «Мировая экономика», «Международные экономические отношения»,...
Современные международные отношения icon«мировая экономика и международные экономические отношения»
Учебно-методическое пособие по дисциплине "Мировая экономика и международные экономические отношения" – спб.: Изд спбГУ, 2011. –...
Современные международные отношения iconРекомендации по написанию курсовых и дипломных работ для студентов,...
Рекомендации составлены для студентов, обучающихся по специальности 030701 «Международные отношения»
Современные международные отношения iconПрограмма учебной дисциплины Геополитика (Geopolitics) Вузовского...
Вузовского компонента цикла опд. 09 по направлению 030700 «Международные отношения»
Современные международные отношения iconСовещание проректора по обеспечению реализации образовательных программ...
Ессорско-преподавательского состава. Кроме этого указала на необходимость определения критериев премирования заведующих кафедрами...
Современные международные отношения iconПрограмма учебной дисциплины Современные проблемы этнокультурных...
Цель изучения дисциплины: Формирование максимально полных и целостных представлений по современным проблемам этнокультурных и конфессиональных...
Современные международные отношения iconВопросы к зачёту по дисциплине «Международные валютно-кредитные отношения»...

Современные международные отношения iconМеждународные валютные отношения являются состовной частью и одной...
В них сосредоточены проблемы национальной и мировой экономики, развитие которых исторически идет параллельно и тесно переплетаясь....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница