Монографии




НазваниеМонографии
страница1/5
Дата публикации11.03.2013
Размер0.67 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Психология > Документы
  1   2   3   4   5
Тема монографии:
«ДИСТАНТНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В РЕШЕНИИ ВОПРОСОВ ХИМИЧЕСКОЙ АДДИКЦИИ И СУИЦИДАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ И ОЧНАЯ РАБОТА ПО ВОПРОСУ КРИЗИСНЫХ СОСТОЯНИЙ:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ДИАГНОСТИКИ И КОРРЕКЦИИ»

ГЛАВА I

Решение вопросов профилактики девиантных форм поведения (включая аддикции), со-зависимое поведение и превенцию суицидальных явлений посредством оказания дистантной психологической помощи.
Преамбула

История написания I Главы берет свое начало в начале нового столетия. 2000 год ознаменовался обострением ситуации повсеместной наркотизации населения, как на территории самой Российской Федерации, так и прилегающих к ней суверенных республик – бывших стран СНГ.

За десятилетие работы был собран практический материал, имеющий большое прикладное значение в профилактической и реабилитационной работе аддиктивного поведения.

В октябре 2001 г. в г. Альметьевск (Республика Татарстан) при поддержке органов местной власти было зарегистрировано Альметьевское городское общественное движение «Благотворительный реабилитационный центр имени Талгата Шайхуллина», на базе которого был организован процесс профилактической работы с категорией людей, страдающих от различного рода химических аддикций. Это было первое в городе зарегистрированное благотворительное объединение, оказывающее помощь на бесплатной основе и включающее в свой штат специалистов с профильным психологическим немедицинским образованием. Таким образом, впервые на территории района проблема химической аддикции нашла немедицинский подход, основанный на психолого-педагогической концепции, берущей начало из истоков когнитивно-поведенческой психологии.

На базе данного общественного объединения впервые в городе была организована служба экстренной психологической помощи по телефону, ориентированная в первую очередь на решение проблемы зависимого поведения.

Чуть позже специалисты центра начали выделять из общей проблематики обращений проблему, касающуюся только близкого окружения аддикта. Так впервые консультанты заговорили об отдельно стоящей проблеме со-зависимого поведения, проблеме, которая вызывала не меньше болезненных переживаний абонентов, чем вопросы зависимого поведения.

Идея возникновения дистантной формы консультирования клиентов реабилитационного центра зародилась на основе наблюдений специалистов за поведением самих клиентов, их реакцией на необходимость посещения публичных мероприятий (семинарских, лекционных занятий), на условия говорить открыто о своих проблемах и переживаниях. Дело в том, что некоторых граждан пугала публичность обращения, в которой они углядывали для себя отсутствие анонимности, а следовательно и конфиденциальности визита.

Дистантное консультирование существенно облегчило задачу, сделав для определенной категории граждан процесс получения помощи более «безопасным», и, таким образом, более доступным.

Не обнаруживая себя перед специалистом, минимизируя количество случайных встреч со знакомыми, ощущая безопасность консультационного процесса, абоненты в доступном для себя порядке начали получать своевременную квалифицированную помощь.
^ Решение вопросов профилактики употребления психоактивных веществ

в практике телефонного консультирования
Нужно сказать еще раз о том, что с приходом в психологическую практику дистантного консультирования были решены некоторые задачи, осуществление которых было невозможно в ходе проведения очных консультационных сессий. Эти решения стали основными преимуществами телефонного консультирования: оперативность и анонимность. Несмотря на явные большие преимущества очного консультирования, некоторые проблематики обращения требовали именно наличия дистантного подхода наряду с оперативным психологическим вмешательством. В числе прочих проблематик оказалась тема девиаций поведения, в частности аддиктивного поведения и сексуальных перверзий. Обе проблемные темы оказались настолько табуированными, что граждане, страдающие от подобных расстройств, легче соглашались стать анонимными абонентами телефонных служб помощи, нежели клиентами очных встреч.

Возможность дистантного квалифицированного диалога дало специалистам перспективу работы с близким окружением аддикта, также вовлеченного в проблему зависимости и находящегося в созависимых отношениях. Возможность говорить открыто о проблемах своей семьи, не обнаруживая себя, стало для многих началом пути решения внутрисемейных проблем.

В перечне общих рекомендаций по построению диалога с абонентами, находящимися в состоянии алкогольного либо токсического опьянения предусмотрено быстрое прерывание процесса разговора, инициированное самим консультантом. Это существенно снимает уровень напряжения со специалиста, но одновременно с тем сокращает шансы абонента на получение своевременной помощи.

Так, к примеру, неумолимые цифры статистики явно свидетельствуют о том, что в большинстве своем самоубийства совершаются в состоянии алкогольного опьянения. К тому же, аддикту легче признать себя зависимым находясь в состоянии измененного сознания.

Хотя, несомненно, присутствует явная бессмысленность подобных «нетрезвых» консультаций, потому как единственным техническим приемом консультирования уместным в подобном случае становится техника «активного слушания». Построение результативного полноценного консультационного процесса невозможно ввиду неадекватности восприятия абонентом действительности.

В ходе учета всех особенностей работы с данными группами абонентов, специфики проблемы, мне удалось систематизировать наработки своей многолетней деятельности и выработать алгоритм работы консультанта с различными абонентскими группами – непосредственными объектами профилактической деятельности.

Основное направление помощи абонентам базируется на когнитивно-поведенческом подходе и традиционных в рамках данного подхода методах, определяющих причинно-следственные связи. Активным звеном в работе с абонентом является мотивационный подход и разрушение неадаптивных когнитивных установок, формирующих аддиктивное поведение.

Итак, в основе каждого поступка человека лежит некое убеждение, формирующие мотивационную основу поведения. Зачастую на вопрос «Почему вы пьете?» аддикты не могут сами дать более или менее конкретного ответа, а их ближайшее окружение вообще считает, что причины данному поведению нет равно как и оправдания.

В ходе многолетних исследований проблемы аддикции и сопричастных к ней созависимых отношений удалось выработать алгоритм построения разговора с абонентами, находящимися в спектре указанных проблем.

Алгоритм разговора представляет собой набор открытых и закрытых вопросов, позволяющих решить некоторые задачи в ходе дистантного консультирования:

  • Максимально верно определить истинный запрос абонента, равно как и его насущную проблему;

  • Стимулировать абонента к осознанию степени сложности сложившейся ситуации;

  • Ориентировать абонента на необходимость разрешения сложившейся для него болезненной ситуации; направить на решительность действий и постоянство в принятии решений и последовательности их реализации.

Но одной из первостепенных задач как дистантного, так и очного консультирования является в свете когнитивно-поведенческого подхода – вызвать когнитивный диссонанс. Здесь мы говорим о вызываемых противоречиях в системе знаний, порождающих у субъекта неприятные переживания и побуждающих к действиям, направленным на устранение этого противоречия.

Проще говоря, мы инициируем у абонента внутренний конфликт, либо обостряем его для того, чтобы ускорить процесс выбора, сформировать мотив, позволяющий искать оптимально верное решение в сложившейся ситуации. Когнитивный конфликт – это столкновение несовместимых представлений. Согласно идеям когнитивной психологии, человек стремится к непротиворечивости, согласованности своей внутренней системы представлений, убеждений, ценностей и испытывает дискомфорт в случае возникающих противоречий, рассогласований. Например, некто, с кем, как вы полагали, вас связывают вполне дружеские отношения, совершает несовместимый с этим, «предательский», поступок. возникает противоречие двух представлений – «он мой друг» и «друзья так не поступают».

Ближе к обозначенной нами теме пример о человеке, который знает, что употреблять спиртное вредно, но продолжает пить. Актуальные два «знания» (когниции) – «знаю, что пить вредно» и «знаю, что пью» - противоречат друг другу. Уменьшение когнитивного диссонанса возможно лишь через изменение одного из противоречащих представлений таким образом, чтобы они соответствовали друг другу: можно изменить «когницию» о своем поведении (перестав употреблять алкоголь, человек получает новое «знание» - «Я не пью», вполне соответствующее другому – «Употреблять алкоголь – вредно»).

Чем сильнее когнитивный диссонанс, что, в свою очередь, определяется значимостью его составляющих для человека, тем больше он будет стремиться к ослаблению этого диссонанса или его устранению.

Выйти на технику «когнитивного диссонанса» в ходе дистантного консультирования помогут некоторые адресные вопросы, типа «Что хорошего алкоголь принес лично вам, вашим близким?», «Какие последствия употребления алкоголя вам известны, имеются какие-либо из них у вас?». Задавая вопросы, мы лишь косвенно указываем на неизбежность и тяжесть последствий зависимого поведения, тем самым не вызывая встречной ответной агрессии и возмущения, но позволяя абоненту проговаривать свои позиции в отношении своего аддиктивного поведения.

Пример 1

Сведения об абоненте:

Мужчина, стаж употребления алкоголя 15 лет.

Телефонный разговор:

^ Консультант (К): Каким количеством по времени вы определяете свою зависимость от алкоголя?

Абонент (А): Думаю, уже лет пятнадцать … хотя, мне кажется, что прошла целая вечность …

^ К: Как изменилась ваша жизнь за эти пятнадцать лет?

А: Я потерял практически все, что мне было дорого: друзей, работу, уважение и здоровье…

К: Какая из потерь оказалась самой болезненной?

А: Сложно сказать, хотя, пожалуй, друзья и здоровье…

^ К: Вы сказали, что потеряли, почти все, что-то удалось сохранить?

А: Да, жена пока еще терпит, но, чувствую, что не сегодня – завтра я потеряю и семью…

^ К: Что будет тогда?

А: Тогда, уже ничего не будет и смысла жить … тоже

К: Вы хотели бы вернуть все то, что алкоголь отнял у вас?

А: Да, но разве это возможно? Скажите, что мне делать?
Из отрывка разговора становится понятно то, что абонент серьезно задумывается о том, чего он добровольно себя лишил, по интонационным паузам, сопровождающим практически каждый ответ, мы делаем вывод, что происходит некий процесс осмысления. Также ясно и то, что абонент признает за собой право на реабилитацию, но не верит в свои силы. На этом этапе задача консультанта – обеспечить ресурсное состояние абоненту.

Еще один краеугольный камень в профилактике и коррекции аддиктивного поведения – это стереотипизация там, где нужен индивидуальный подход и парадоксальность реабилитации, не оставляющие на самом деле аддикту шанса на таковую. Парадокс заключается в том, что с одной стороны процесс реабилитации – это комплекс мер, направленных на интеграцию и ресоциализацию зависимого, а с другой стороны – вердикт, гласящий о том, что «бывших наркоманов и алкоголиков не бывает!». Не ставлю своей целью умалить заслуги некоторых реабилитационных программ, но люди, состоящие в определенных реабилитационных сообществах, не употребляющие психоактивные вещества даже в случаях более полутора десятка лет продолжают считать себя наркоманами либо алкоголиками (в зависимости от химического пристрастия в далеком прошлом).

Хотя, идея подобных сообществ, на мой взгляд, гениальна; она показывает реальный выход на реальном примере избавления от аддиктивного поведения. Основа этих сообществ очень похожа на мультимодальное программирование Лозаруса в рамках поведенческого подхода. Если хотя бы одни человек нашел выход – значит, он существует.
Пример 2

Сведения об абоненте:

Молодой человек, стаж употребления наркотиков 5 лет.

Телефонный разговор:

^ Консультант (К) – Здравствуйте, служба доверия.

Абонент (А) – Здравствуйте. Вот уже почти пять лет я употребляю наркотики, как говорится, «плотно сижу на системе» …

К – Полагаю, что вам все это крайне надоело и вы хотели бы избавиться от наркотической зависимости – «слезть с иглы»*?

А – Это действительно так, но мне кажется это невозможным, я не вижу выхода, так же как и мои друзья, которым уже никогда не удастся выбраться из наркоболота. Единственный выход – это смерть.

К – Смерть – это тупик. Это не избавление, а, скорее, самоуничтожение. Скажите, вы не хотите жить или не хотите так жить?*

А – Я не хочу так жить …я хочу, чтобы у меня была своя судьба, а судьба наркомана.

К - Расскажите, были ли у вас попытки самостоятельные или при чьей-то помощи прекратить потребление наркотиков?

А – Да, неоднократно, и с каждой неудачной попыткой остается все меньше надежды на исцеление … Одному очень трудно бороться за жизнь …

К – Как вам кажется, если бы рядом с вами находились люди, победившие подобный вашему недуг, это придало бы вам веры в себя и собственные силы?*

А – Думаю, да … уверен. Но, честно, я таких людей еще не встречал. Бывших наркоманов не бывает, так говорят … А как вы считаете?

К – Я считаю, что каждый человек сам хозяин своей жизни и только от него зависит, какой философией он будет жить. Готовы ли вы бороться за свою жизнь без наркотиков? Готовы дать себе шанс?

А – Боюсь снова разочароваться в себе, в людях …

К – Я спрашиваю вас о вашей внутренней готовности, о желании быть свободным человеком, а не рабом зависимости. В свою очередь в дальнейших наших консультациях мы будем ориентироваться на поиск ресурсов, ваших внутренних сил, которые помогут преодолеть зависимость.

А – А что я еще мог бы сделать, в ком найти поддержку, одному страшно, я не справлюсь? …

К – Вы не одиноки, рядом люди, которым удалось вырваться из наркозависимости и вернуться к полноценной жизни, достойной каждого человека.

А: Знакомство с ними мне бы здорово помогло, это бы, думаю, придало мне уверенности в собственных силах.

К: Думаю, что на днях мы сможем организовать вашу с ними встречу.

А: Я буду ждать, спасибо.
Анализируя некоторые детали диалога, нужно отметит то, что уточняющий вопрос о желании отказаться от употребления наркотика в положительном ответе абонента, дает консультанту возможность заручиться мотивом личной заинтересованности звонящего.

Ряд помогающих вопросов (отмеченных в диалоге знаком «*») обращают абонента к внутренним и внешним ресурсам и основной своей целью ставят превенцию суицидальных настроений у обратившегося за помощью.

Следует сказать о том, что коррекция аддиктивного поведения, на мой взгляд, требует детального подхода к определению мотивационной составляющей, которая и определяет причину пристрастия аддикта к психоактивному веществу.

Существуют общедоступная классификация, состоящая из шести видов мотивации употребления психоактивных веществ. Рассмотрим каждый из ее видов более подробно, опираясь на примеры из практики.

  1. ^ Гедонистическая мотивация проявляется в получении удовольствия, испытания чувство радости от применения опьяняющих веществ. Обычно подобный вид мотивирования встречается у подростков и молодежи, испытывающих потребительское отношение к жизни и возникает при ущербности личности, при значительном расхождении в Я-концепции (расхождении «Я-реального» и «Я-идеального»). Неадаптивная установка: «Я не должен отказывать себе в употреблении – жизнь одна и она дается для удовольствия».

  2. ^ Атарактическая мотивация заключается в стремлении человека применить какое-либо психоактивное вещество с целью смягчения или устранения явлений эмоционального дискомфорта. Повышенная эмоциональная насыщенность, негативный фон настроения способствуют выбору в пользу наиболее легкого решения проблемы. Нередко употребление психоактивного вещества направлено на купирование внутриличностного конфликта. Неадаптивная установка: «Алкоголь поможет мне отвлечься от неприятных воспоминаний».

  3. ^ Субмиссивная мотивация отражает неспособность человека отказаться от предлагаемого окружением алкоголя или наркотических веществ. Неспособность противостоять давлению референтной группы вытекает из характерологических или личностных особенностей человека. В одном случае это обусловлено зависимыми чертами характера (робостью, конформностью, тревожностью), при которых индивид старается избегать ситуаций осуждения. В другом случае это обусловлено страхом оказаться вне коллектива, быть изгнанным из него за неконформное поведение, стать «белой вороной». Неадаптивная установка: «Я пью, когда все пьют – не хочу быть «белой вороной».

  4. ^ Псевдокультуральная (традиционная) мотивация основывается на мировоззренческих установках и эстетических пристрастиях личности. Человек рассматривает употребление психоактивного вещества сквозь призму «изысканности вкуса», причастности к кругу избранных. Поведение в таком случае носит характер причастности к традиции, к «культуре». Неадаптивная установка: «Существуют традиции, следуя которым я должен выпить» («Употребляя алкоголь нужно уметь пить культурно и, главное, в меру»).

  5. ^ Мотивация с гиперактивацией поведения рассматривающая любое психоактивное вещество в качестве допинга, необходимого для поднятия тонуса, активации поведения и улучшения работоспособности. Неадаптивная установка: «Я чувствую прилив сил, заряд бодрости после ста грамм хорошего красного вина»

Прежде чем перейти к следующему практическому примеру, считаю необходимым выделить основные этапы процесса дистантного консультирования по проблеме аддикции.

^ I ЭТАП – НАЧАЛЬНЫЙ. На данном этапе основной задачей консультанта является установка раппорта, контакта с абонентом.

II ЭТАП – ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ. В рамках данного этапа основная задача – определить преобладающую мотивационную основу аддиктивного поведения. Эта задача решается при помощи использования в ходе консультационного диалога специальных уточняющих и наводящих вопросов прямого либо косвенного содержания, относящегося к проблеме аддикции.

^ III ЭТАП – КОРРЕКЦИОННЫЙ. Задачей данного этапа становится определение выборки коррекционного инструментария (выбор технических коррекционных приемов) и обучение абонента их самостоятельному использованию.

^ IV ЭТАП – ЗАВЕРШАЮЩИЙ. Задачей этого этапа является получение обратной связи, в случае необходимости договоренность о следующей консультации, а также выработка дальнейшей стратегии консультирования.

Пример 3

Сведения об абоненте:

Молодой человек, стаж употребление спиртного 6 лет.

Телефонный разговор:

^ Консультант (К) – Здравствуйте, телефон доверия.

Абонент (А) – День добрый, хотя точно не для меня.

К – Расскажите, что у вас произошло?

А – В последние годы я начал замечать, что не могу справиться с желанием выпить, хотя раньше я вообще мог запросто не пить.

К – С чем эти перемены вы связываете сами?

А – С переходом на новую должность. Меня все устраивало: заработная плата, карьерный рост, перспективы…

К – Но что-то все равно тревожило, не так ли?

А – Да, каждый раз, после заключения договоров на фуршетном столе стояла выпивка и на предложение выпить, я не имел права отказаться …

К – Это было обязательным правилом?

А – Да, негласным, естественно.

К – Что происходило в случае, если вы отказывались от предложения выпить?

А – Как будто ничего, но я чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. Так было не принято, понимаете, быть «белой вороной».

К – Понимаю, вы пили, потому, что не могли отказаться?

А – Да, именно так.

К – Вы по-прежнему работаете на тех же условиях?

А – Да, и ситуация с пристрастием к алкоголю только ухудшается.

К – Скажите, если вы всё-таки откажетесь от предложения выпить, будет ли это означать то, что вам придется уйти с занимаемой должности?

А – Ну, … не знаю, я боюсь рисковать

К – Я вас правильно поняла, вы рискнете своим здоровьем ради окружающих вас людей: коллег, партнеров по бизнесу?

А – Выходит, что так. Что мне делать, я уже устал бороться сам с собой …
В этом отрывке разговора мы видим, что в основе аддикции лежит субмиссивная мотивация. Ситуация выбора спровоцировала внутриличностный конфликт, то о чём в данной монографии упоминалось ранее, который усиливается, подкрепляемый противоборствующими знаниями и устремлениями.
Пример 4

Сведения об абоненте:

Женщина, 40 лет, состоит на учете в наркологическом диспансере, стаж употребления спиртного 10 лет.

Телефонный разговор:

^ Абонент (А) – Помогите, пожалуйста …

Консультант (К) – Здравствуйте, что у вас произошло?

А – Я настолько застряла в своей проблеме пьянства, что мне кажется, единственный выход – это умереть.

К – Как давно вы пьете?

А – Мне кажется, уже лет сто – я очень устала, но это сильнее меня!

К – Вы можете вспомнить тот период вашей жизни, когда алкоголь стал неотъемлемой ее частью?

А – Да, с самого детства. У нас в семье алкоголь был всегда в шаговой доступности.

К – Ваши родители пили?

А – Культурно, во время интеллигентных вечерних посиделок. Мой отец, равно, как и мать, всегда считал, что человек может и должен научиться культуре пития.

К – Какой смысл ваш отец вкладывал в это понятие?

А – Он считал, что каждый уважающий себя гражданин должен обладать изысканностью вкуса, разбираться в спиртных напитках и знать свою меру.

К – Вас тоже учили «пить культурно»?

А – Да, но отец говорил, что я оказалась плохим учеником с жизненной философией алкоголика; он всегда стыдился меня.

К – Скажите, а что сейчас вам мешает отказаться от употребления спиртного. Алкоголь, насколько я понимаю, уже достаточно разрушил вашу жизнь?

А – Более чем; у меня нет собственной семьи – муж ушел ещё 5 лет назад и забрал детей с собой, сказав, что лучше пусть у ребят не будет матери, чем мать-алкоголичка.

К – До сих пор за вас выбор в жизни делали другие люди, постулатами и убеждениями которых вы жили. Сегодня вы готовы сами выбирать свой путь, что бы жить философией здорового человека, а не алкоголика?

А – Если только будет поддержка, у меня одной не получится с этим справиться. Иногда мне все-таки приходит в голову мысль о том, что я, к сожалению, так и не научилась пить в меру. Если бы у меня получилось, жизнь была бы совсем иной …
В ответах Абонента отчетливо прослеживается и «псевдокультурная мотивация» и убеждения, которые до сих пор питают и поддерживают зависимое поведение (не только от алкоголя, но и от неадаптивных жизненных установок) – «я, к сожалению, так и не научилась пить в меру. Если бы у меня получилось, жизнь была бы совсем иной». Такое положение позволяет сделать выводы о неутешительном прогнозе дальнейшего развития зависимости до ситуации, которая в медицине имеет определение «хронический алкоголизм».

^ Решение проблемы со-зависимых отношений в практике

дистантного консультирования

Проблема со-зависмых отношений сопричастная к общей картине зависимого поведения, однако, требует отдельного внимания и подхода к своему решению.

Под «со-зависимостью» психология понимает специфическое состояние, характеризующееся сильной поглощенностью и озабоченностью, а также крайней зависимостью (эмоциональной, социальной, физической) от человека или предмета.

В моей практике довольно часты случаи, когда близкие аддикта так и продолжают жить в отношениях созависимых даже тогда, когда их некогда зависимый родственник избавляется от своей зависимости. Выход из созависимых отношений такой же болезненный и иногда трагичный, как и вход в них.

Мы очень много говорим о проблеме аддиктивного поведения и концентрируем свое пристальное внимание на аддикте, порой совсем упуская из поля нашего зрения его ближайшее окружение. Перемены в жизни зависимого требуют перемен в жизни его родных. Проблема семейно-супружеских и детско-родительских взаимоотношений парадоксальным на первый взгляд образом остро встает в тот момент, когда проблема аддиктивного поведения находит выход к своему разрешению. И тогда вчерашний алкогользависимый муж возмущенно обращаясь к жене, восклицает: «Чем ты недовольна, ведь я уже не пью?!»

Иногда ближайшее окружение выступает провокатором срыва аддикта, а неготовность к долгожданным, но в то же время таким неожиданным переменам служит прямой причиной возвращения близкого человека к зависимому поведению. Почему так происходит? Очень важно понять первоосновы формирования созависимых отношений для того, что бы помочь семье в целом. Каждый, кто попадает в со-зависимые отношения, бессознательно выбирает образ жизни, который заставляет выбирать обоюдовыгодную позицию, она, однако, в итоге никого не устроит, если мы говорим о благополучных отношениях. Именно поэтому, я считаю, что выбор стратегии «компромисса» в отношениях с аддиктом абсолютно бесперспективен.

Со-зависимый деградирует в отношениях по той же схеме, что и аддикт; происходят физиологические, психологические, эмоциональные, когнитивные и поведенческие нарушения. Двигаясь по ложному пути решения проблемы, в искреннем желании помочь близкому человеку, происходит потеря личности, симбиоз личностных границ в тандеме со-зависимых отношений.

Задачи консультанта в работе с близким окружением аддикта принципиально не имеют отличий от задач в работе с зависимыми людьми.

Проживание собственной жизни абонента в режиме со-зависимости достаточно легко диагностируется в ходе телефонного консультационного диалога и практически не требует наличие каких-либо определенных методик. Консультанту достаточно улавливать определенный набор словесных оборотов в речи абонента. Чаще всего близкое окружение аддикта, говоря о существующей у родственника проблеме, употребляет местоимение «мы», полностью поддерживая устойчивые симбиотические связи и отрицая возможность сепарации зависимого от близкого окружения. Обобщения и сопричастность очень хорошо прослеживаются в отдельных фразах, типа: «У нас проблемы с алкоголем», «Мы уже ни раз пытались бросить пить». Вдобавок к симбиозу, ближайшее окружение аддикта постоянно демонстрирует готовность взять решение проблемы другого человека на себя, объясняя, что решение своей собственной проблемы для аддикта не представляется возможным в силу «безволия», «нежелания», «подверженности чужому влиянию дурной компании». Основная задача для консультанта здесь – это необходимость переориентировать со-зависимое окружение на свои собственные проблемы и собственную жизнь. К сожалению, именно переориентация является самым сложным моментом реабилитации со-зависимых; привычка жить проблемами близкого человека наполняет жизнь смыслом, при этом лишая собственного. В процессе консультирования необходимо задавать вопросы, побуждающие к развернутым ответам и обращенным к самому себе. Такие вопросы позволяют анализировать собственную жизнь и свою позицию в проблеме близкого, страдающего от зависимости.

  • О какой беспокоящей Вас проблеме Вы хотели бы поговорить?

  • Каким образом проблема Вашего близкого человека отражается на Вас?

  • Какие чувства Вы испытываете, видя своего близкого в состоянии алкогольного (наркотического опьянения, курящим)?

  • Как долго по временной продолжительности Вы находитесь в непосредственной близости (территориальной, эмоциональной, физической) с зависимым?

  • Хотите ли Вы продолжать совместное проживание с зависимым человеком?

  • Что мешает Вам разорвать отношения с зависимым человеком? Назовите причины?

  • Наблюдаются ли у Вас расстройства психологического генеза (характера)? Какие (дерматические заболевания, неврологические)? Как давно? Как часто?

  • Можете ли Вы оценить свое состояние как физически морально болезненное?

  • Какой выход из сложившейся ситуации вы видите для себя сами?


Пример 1

Сведения об абоненте:

Женщина, состоит в браке 12 лет; муж страдает алкоголизмом.

Телефонный разговор:

^ Абонент (А): Здравствуйте, я хочу получить консультацию на счет своего супруга.

Консультант (К): Расскажите, пожалуйста, что у вас произошло?

А: Лично у меня – ничего, проблема у моего мужа – он алкоголик, а я вынуждена терпеть всё это уже много лет.

^ К: Скажите, а проблема вашего мужа каким-то образом отражается на Вас?

А: Конечно, постоянные скандалы, гипертония, расшатанные нервы, причем, по-моему только у меня, но не у него.

^ К: Вы устали так жить, есть ощущение того, что больше нет сил бороться?

А: Вы абсолютно правильно сказали, моя жизнь – это борьба! Иногда просто хочется лечь, уснуть и больше никогда не проснуться.

^ К: Что будет тогда?

А: Тогда мой муж, наверное, станет самым счастливым алкоголиком на земле!

К: Что мешает Вам разорвать отношения с мужем, назовите причины?

А: Да он же без меня пропадет, кому он нужен!? …
Уже из небольшой диалоговой выдержки можно с уверенностью диагностировать все признаки у абонентки со-зависимых отношений: ориентация только на проблеме супруга, отсутствие анализа прямой взаимосвязи своего угнетенного общего состояния с поведением аддикта, отрицание возможности выйти из со-зависимых отношений.

  1   2   3   4   5

Похожие:

Монографии iconМонографии
Конституционно-правовые гарантии свободы массовой информации в Российской Федерации
Монографии iconВопросы к монографии Э. Эриксона «Детство и общество»
Основные этапы становления личности (модус, основной конфликт, базисные чувства)
Монографии iconВопросы по главам монографии Грегори «Глаз мозг»
Активность субъекта как фактор адекватного зрительного восприятия. Понятие схемы
Монографии iconПравила оформления различных видов источников в списке литературы: Монографии
Эко У. Как написать дипломную работу [Текст] / У. Эко. –М.: Симпозиум, 2004. 304 с
Монографии iconОтветы на вопросы по теории научного познания
Анонс. Ответы на вопросы, следующие из i-го тома Монографии микромира. Общее количество вопросов и ответов на них более 2000
Монографии iconМонографии профессорско-преподавательского состава нэпи (филиала) гоу впо тюмГУ
Жукоцкий В. Д. Учение Карла Маркса и судьбы русской культуры (глава) Философия, Наука, Образование: Национально-региональный компонент...
Монографии iconВ интегральную медицину
Основные монографии: Клиническое применение основных гормонов и их аналогов. Вильнюс, 1961; Старение, климакс и рак. Медицина, 1968;...
Монографии iconА. В. Золотову посвящается (1927 1995), трагически погибшему от грязных рук иноверцев в г. Твери
Данный раздел монографии служит обоснованием потенциальных возможностей создания качественно новой, «без топливной» энергетической...
Монографии icon«Одаренность: природа и диагностика»
Развивающееся научное понятие, как известно, тяготеет к тому, чтобы стать теорией. Свою теорию в систематическом виде Д. Б. Богоявленская...
Монографии iconБ. Г. Головкин классификация и представление информации
Результаты научных исследований публикуются в журналах, классифицированных по названию соответствующей науки, например, журналы общей,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница