Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова




НазваниеОкклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова
страница1/70
Дата публикации01.03.2013
Размер9.23 Mb.
ТипДокументы
litcey.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   70
Глава 13. Окклюменция

Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова выходило, что Дары Смерти действительно существуют и должны принадлежать именно ему, Ориону; более того — это неотъемлемая часть его судьбы. Но ведь он всего лишь Орион Блэк, ни больше, ни меньше... Каркаров не мог знать, кто он на самом деле, да и речь шла явно не о предназначении Гарри Поттера — выступить на стороне Света и сокрушить Темного Лорда. Нет, профессор имел в виду другое. Он также упомянул о клятве защитить юношу, которую дал несколько десятилетий назад. Но как это было возможно, если тогда Орион еще даже не родился?..

Духи из Комнаты Шепота тоже упоминали о каком-то предназначении. Они сказали, что ожидали его появления, но он пришел слишком рано, а этого не должно было произойти… О чем же они говорили? Может, это духи из Комнаты рассказали Каркарову об Орионе? В конце концов, тот был директором Дурмстранга и вполне мог получить от них любую интересующую его информацию. Очевидно, профессор знал что-то важное о нем, а теперь он ушел, и Ориону не у кого спросить совета. Нужно было решить, носить ли ему подаренный Каркаровым кулон, и к чему в конечном итоге это может привести. Ему откровенно не понравился тот факт, что такой порт-ключ может активироваться в любой момент и перенести его на другой конец света. Но по всему выходило, что директор действительно беспокоился о его безопасности. К тому же Орион не смог бы узнать о мотивах Каркарова, не приняв его правила игры. Так что приходилось носить похожую на черный оникс подвеску постоянно: вдруг порт-ключ активируется в ближайшее время.

Когда в школе узнали, что Каркаров сбежал, поползли слухи. А затем все снова вернулось на круги своя. Пост директора занял Вулкан Вагнаров, и многочисленные сплетни постепенно утихли, хотя среди преподавательского состава все еще ощущалось некоторое беспокойство. Орион знал, почему сбежал Каркаров: на его руке проявилась Метка, когда Темный Лорд воскрес. Интересно было бы узнать, как на это отреагировали остальные Пожиратели. С тех пор у Ориона больше не было видений: Воландеморт еще не соединился с другой половиной души и не призвал последователей. Орион лишь надеялся, что Каркарову удастся продержаться достаточно долго, чтобы суметь все объяснить и избежать смерти. Бывший директор во многом помог ему и не заслужил такой участи.

Дуэльный турнир отменили, поскольку он должен был состояться на следующий день после побега Каркарова, традиционно главного судьи турнира. Такова была дань уважения к бывшему директору со стороны Ромулуса Розье. Орион не знал, что должен чувствовать по этому поводу: то ли разочарование, то ли облегчение от предоставленной передышки. Вместо турнира Розье организовал для студентов что-то вроде тренировки. Орион отличился в поединке с ним, но не победил. Его не слишком расстроил этот факт: он бился не в полную силу, к тому же Розье все равно похвалил его.

Через несколько дней на пиршестве, посвященном концу года, Орион принял решение рассказать обо всем Калипсо. До нее единственным, кому он рассказывал о возращении Воландеморта, был Лезандер. Не имело смысла скрывать правду от Калипсо: рано или поздно она обо всем узнала бы, тем более что ее отец был Пожирателем Смерти. Она также была его подругой, и Орион знал, что она никогда его не выдаст.

Повернув голову, он взглянул на неё. Калипсо сидела со спокойным, слегка даже безразличным видом, однако Орион видел, как она время от времени накручивает на палец прядь черных волос, что с головой выдавало ее нервозность.

— Что-нибудь случилось? — наклонившись к ней, прошептал он.

Девушка тепло улыбнулась, отвлекаясь от своих размышлений.

— Не знаю, но мне кажется, что-то происходит. Отец в последнее время подолгу отсутствует, а это на него не похоже. Может, эти отлучки связаны с проходившими в начале года собраниями чистокровных? И еще эта история с Тайной Комнатой. Они ведь так и не нашли девушку, но нападения прекратились…Что там произошло? План не удался? Не поэтому ли они решили собраться снова?

Орион почувствовал, как напрягся Лезандер, но взгляд вампира говорил о том, что тот предоставляет ему полную свободу действий и только Ориону решать: рассказать или нет.

Он быстро произнес заглушающее заклинание, чем немало заинтриговал Калипсо.

— Кажется, я знаю, что случилось. Каркаров попросил меня о встрече в день своего отъезда, — проговорил Орион, мельком отмечая, как нахмурился Лезандер. Действительно, ему об этом еще не было известно. — Я не знаю, зачем, но, как только мы зашли в кабинет, Каркаров показал мне свою Метку. Она обрела четкие контуры и почернела. Я предполагаю, что это может означать возвращение Темного Лорда, и, как мне кажется, Тайная Комната и девочка связаны с этим. Возможно даже, что именно это и помогло ему воскреснуть. Если догадки верны, то мы можем считать, что план чистокровных удался, и вскоре Темный Лорд вновь соберет своих последователей.

— Но зачем ему рассказывать об этом тебе? — нахмурилась Калипсо. — Ты ведь обычный студент.

— Он просто хотел спросить меня о даре змееуста. Узнал об этом от мистера Галатея, и ему стало любопытно. Но я не знаю, почему он показал мне свою Метку. Может быть, считал, что должен объяснить причину побега. Наверное, он чувствует себя виноватым, — предположил Орион.

Девушка кивнула. Кажется, она поверила ему, но он видел, как нахмурился Лезандер. Орион тяжело вздохнул: с этим будут проблемы, ведь Лез знал о видениях и о воскрешении Темного Лорда еще до побега директора.

— В таком случае, собрания чистокровных теперь обретают смысл,— задумалась Калипсо. — Они же видели проявившиеся метки и, должно быть, сейчас очень взволнованы. Но я не думаю, что они видели самого Темного Лорда. Мой отец рассказал бы мне: он дал обещание. Интересно, почему Темный Лорд медлит?

— А меня больше беспокоит то, что начнется после его возвращения, — сказал Орион. — Мы оба еще слишком молоды, чтобы вступить в его ряды. И у нас тем более ничего не получится, если Темный Лорд возобновит войну прямо сейчас.

Девушка засмеялась.

— Я помню о своем возрасте, и ты не забывай. Конечно, Темный Лорд не позволит мне стать Пожирателем Смерти — зачем ему такая мелочь, как я. Но мы можем помочь ему во многом другом! Наша подготовка к войне давно уже началась. Я знаю, что ты прошел обучение и великолепно сражаешься на дуэли. Война не закончится быстро, так что придет и наше время. К тому же Темный Лорд вряд ли начнет войну сразу… За время его отсутствия многое произошло, поменялась и расстановка сил. На данный момент светлые маги сильнее. Мне кажется, он будет находиться в тени и скрывать свое возращение от волшебного мира, пока не накопит достаточно сил.

Это имело смысл. На месте Воландеморта он сделал бы то же самое.

— Ты права, — кивнул Орион. — Крайне невыгодно сейчас выдавать свое возвращение, особенно Дамблдору: об этом сразу же узнает Министерство и Орден Феникса. Чем дольше о возвращении не будут знать, тем лучше, — сказал он, а потом нахмурился, вспомнив, что у Дамблдора был Снейп, а у Снейпа тоже была Метка.

Вопрос в том, рассказал ли он об этом директору?..

— Что тебя беспокоит? — его замешательство не укрылось от Калипсо.

— А что, если Дамблдор уже знает?

Девушка удивленно вскинула брови, и он продолжил:

— Твой отец никогда не говорил тебе о Северусе Снейпе?

Калипсо нахмурилась, пытаясь вспомнить это имя.

— Он был Пожирателем Смерти во время первой войны, так?

Орион кивнул.

— Был, но в суде его оправдал Дамблдор, заявив, что все это время Снейп шпионил для него. Сейчас он преподает в Хогвартсе Зельеварение, и его лояльность вызывает у меня опасения. Ведь если он на самом деле шпион Дамблдора, тот уже обо всем знает.

— Да, но мы не можем быть точно в этом уверены. Темного Лорда не так-то просто одурачить. Вполне возможно, что Снейп шпионил за Дамблдором для него. Я слышала от отца, что Темный Лорд был очень сильным магом и нередко использовал легилименцию, чтобы вычислять предателей среди своих последователей.

Орион мгновенно побледнел. Он раньше не знал этого. Мерлин, Воландеморт может узнать о том, что он — Мальчик-Который-Выжил, всего лишь просмотрев его воспоминания! И отец не сможет примкнуть к Пожирателям: Темный Лорд просто убьет Сириуса, когда прочтет его мысли.

Беседа за столом продолжалась, но Орион уже не обращал на нее внимания. Как только праздник закончился, он сослался на какие-то дела и выскочил из зала, чтобы перехватить мастера Селванса. От некоторых Гидр Орион знал, что тот обучает окклюменции и легилименции.

Высокий блондин с любопытством посмотрел на него.

— Да, мой мальчик? Чем я могу тебе помочь?

Орион немного поежился. Как можно было объяснить, зачем ему Окклюменция в таком раннем возрасте?

— Простите, мастер Селванс, но я слышал, что вы обучаете легилименции и окклюменции, и хотел поинтересоваться, на каком курсе мы будем это проходить?

Селванс взглянул на герб на мантии Ориона.

— А, Гидра. У вас это будет на 4 курсе.

Орион сглотнул. Он не мог так долго ждать.

— Простите, но мне необходимо изучить эту науку, — Орион умоляюще посмотрел на профессора. — Вы не могли бы мне помочь?

— Но зачем? Ты еще слишком молод, что бы беспокоиться об этом, — нахмурившееся лицо Селванса осветила улыбка. — Если тебе так интересно это искусство, то не беспокойся! И не заметишь, как быстро пролетит время.

Юноша отчаянно помотал головой и схватился за рукав профессора.

— Вы не понимаете! Я не могу ждать так долго! Вы должны мне помочь, пожалуйста!

Орион осекся, сообразив, что непочтительно обратился к профессору и отпустил рукав.

— Пожалуйста, простите меня, — тихо проговорил он, низко склонив голову.

Селванс осторожно приподнял его подбородок и, нахмурившись, спросил:

— Как тебя зовут, мальчик?

— Орион Блэк.

Юноша очень удивился, увидев в глазах профессора понимание. Селванс опустил руку.

— Я тебе помогу. Приходи завтра утром ко мне в кабинет, и я дам несколько книг, по которым ты сможешь начать обучение. Могу еще посоветовать частные уроки. Не стану спрашивать, зачем тебе эти знания, но скажу сразу: если хочешь освоить это искусство как можно быстрее, придется потратить немало времени и сил. В среднем на это уходит два года. Имей ввиду, что у многих просто нет предрасположенности к этому искусству. Если тебе так это необходимо, могу посоветовать на лето одного репетитора.

Юноша благодарно улыбнулся.

— Спасибо. Мне действительно это очень нужно, и репетитор был бы очень кстати.

— Тогда до завтра, — кивнул Селванс. — Утром ты получишь все необходимое.

* * *

Едва выйдя на пирс в Санкт-Петербурге, Орион сразу же оказался в крепких объятиях отца.

— Как ты? Это случилось снова? — озабоченно поинтересовался Сириус.

Юноша взглянул на него и тепло улыбнулся.

— Нет, ничего не было.

Он знал, что отец очень беспокоился с тех пор, как узнал из письма о его видении. Тем не менее, Сириус смог пересилить себя и заявил, что они обсудят все это при личной встрече.

Аппарировав в поместье Блэков, они расположились в гостиной со сливочным пивом.

— Почему ты раньше не рассказывал мне о своей связи с Воландемортом? — с горечью спросил Сириус. — Почему не рассказал мне, когда это случилось в первый раз?

По голосу отца было слышно, что он всерьез обижен. Орион сжался, ощутив себя виноватым, и даже пожалел о том, что ничего не говорил.

— Прости, пап, но я ведь знаю, как ты относишься к темным искусствам, — сбивчиво ответил он. — Мне казалось, ты не хотел бы, чтобы у меня была связь… Я не знал, как ты отреагируешь…

— Запомни, пожалуйста, раз и навсегда: мне неважно, что ты занимаешься темной магией, — мягко произнес Сириус. — Прости, если мое к ней отношение заставило тебя поверить, что я не одобряю ее в твоей жизни. Мне все равно, станешь ли ты новым Темным Лордом или захочешь перейти на сторону старого. Я люблю тебя, и мне важно лишь, чтобы у тебя все было хорошо. Ты для меня — все, и я хочу, чтобы ты приходил ко мне с любой проблемой.

Когда Сириус обнял его, глаза Ориона наполнились слезами.

— Спасибо, папа, — покрепче обняв отца, прошептал он. — Твоя поддержка и понимание очень много значат для меня.

Сириус усадил юношу на огромный диван и сам сел рядом.

— Ты уверен, что Лорд вернулся?

Орион глубоко вздохнул.

— Да. И, как я уже говорил, это была другая часть Воландеморта, с помощью которой он получил тело. И сейчас одна его частица ищет другую. В принципе, они могут воплотиться и в разных формах, но мне почему-то кажется, что сольются воедино.

Сириус нахмурился.

— Ты говоришь о двух частях одной души… Это очень странно. Я никогда о таком не слышал.

— Я тоже, но, тем не менее, он это сделал. И Пожиратели Смерти знают, что он вернулся…

— Как они могли узнать? — резко перебил его Сириус. — Воландеморт уже вызывал их?

— Нет, Темный Лорд пока дожидается воссоединения с другой своей частью. Но я… — юноша осекся.

Многое ли со слов Каркарова он мог сообщить отцу? Орион понимал необходимость рассказать ему о Воландеморте все, но тут было что-то другое… В глубине души он чувствовал, что никто не должен об этом знать.

— Каркаров вызвал меня к себе перед тем, как сбежать. Он расспросил о даре змееуста и показал мне Темную Метку. А еще объяснил, что это означает возвращение Темного Лорда. Проблема в том, что другие Пожиратели Смерти также могут видеть знак, а значит, уже догадываются о его возвращении.

— Значит, уже ясно, что войны не миновать? — встревожено спросил Сириус.

Орион в ответ кивнул, но потом у него в голове пронеслись воспоминания праздничного ужина.

— Мерлин, я не должен был говорить тебе!

Сириус хмуро посмотрел на него.

— Я думал, ты уже понял, что можешь мне доверять...

— Нет, ты не понимаешь! — взволновано перебил его Орион. — Воландеморт — легилимент! Если ты будешь находиться в его окружении, он в любой момент прочтет твои воспоминания и поймет, что ты знаешь о его раздроблении. Тебя сразу же убьют! Моргана, что я наделал! Я подставил тебя!

Глаза Сириуса расширились от страха.

— Из моих воспоминаний он может узнать, что ты сын Лили и, следовательно, — Гарри Поттер!

— Да, и теперь ты должен учиться защищать свой разум вместе со мной, — мрачно подытожил Орион. — У меня есть имя одного мастера, который может помочь. Мы должны посвятить окклюменции все свое время и освоить ее как можно быстрее.

— Хорошо, — кивнул Сириус. — Я сегодня же напишу этому учителю.

Орион серьезно взглянул на своего отца.

— Каковы твои планы в отношении войны?

— Твоя связь с Воландемортом все меняет. Теперь мы не сможем избегать его, и поэтому тебе придется учиться еще старательнее. Если Темный Лорд узнает о тебе, то может причинить вред не только из-за вашей связи, но и потому, что ты — Гарри Поттер. Окклюменция поможет тебе протянуть время, но не защитит навсегда. Он должен быть благосклонен к нашей семье к тому моменту, когда правда откроется. Если мы убедим его в своей верности, он, скорее всего, не тронет тебя. Будет лучше, если я сам стану Пожирателем Смерти, чтобы открыто продемонстрировать лояльность нашей семьи.

Орион сжал его руку.

— Ты не должен жертвовать собой ради меня. И вряд ли до конца понимаешь, через что тебе придется пройти, став Пожирателем. Подумай, готов ли ты к этому?

Сириус провел рукой по волосам.

— Не думай, пожалуйста, что я приношу себя в жертву. Ты ни в чем не виноват; к тому же мы оба знаем, что это лучший выход. Я уже знаю несколько темных проклятий, да и аврорская подготовка поможет мне изучить темные искусства. К тому же я имею представление об ужасах войны и знаю, что делать. Воландеморт сочтет меня готовым, тем более что у меня есть поддержка Люциуса и Беллатрисы. Безусловно, сначала меня ждет недоверие со стороны кузины, но затем она наверняка обрадуется, что я перешел на их сторону. Беллатриса и Люциус Малфой — элита среди Пожирателей и очень ценные союзники для нас. Мы с тобой сможем меняться информацией и первыми узнаем о начале поисков Гарри Поттера. У нас нет другого выбора. Мы должны быть в курсе его планов.

Орион печально кивнул. Он знал, что Сириус прав. Им нужно было доказать свою лояльность Темной стороне, им нужна была информация… Но что будет с отцом?.. Став Пожирателем Смерти, ему придется убивать светлых волшебников. Орион не знал, готов ли Сириус к этому.

— Возможно, тебе придется биться против Ордена Феникса, — тихо произнес юноша.

Сириус понуро прошептал:

— Я знаю, — а потом поднял голову. — Они считают меня предателем и не станут сожалеть о моей смерти. Просто… Я не знаю, что буду делать, если столкнусь с Ремусом. Уверен, мы никогда не причиним друг другу вреда. Но как он отреагирует на то, что я стал Пожирателем?..

Орион мягко взял отца за руку.

— Думаю, он поймет, если ты объяснишь ему, почему так поступаешь. Ремус любит тебя и знает о моих планах. Мне кажется, он всегда подозревал, что ты будешь биться на противоположной стороне. Когда мы с ним разговаривали в прошлый раз, он понял меня и предупредил, что не сможет обратиться против Света.

Сириус кивнул.

— Я не знаю, когда сказать ему…

— Сказать можно будет только тогда, когда Воландеморт заявит о себе во всеуслышание, — прервал его Орион. — Если ты скажешь ему раньше, то поставишь его перед выбором, чье доверие сохранить — твое или Дамблдора. Это было бы несправедливо. К тому же, ты не можешь сказать ему о возращении Воландеморта или о моих видениях.

— Да, я это понимаю, — заверил его Сириус. — Не беспокойся.

Юноша откинулся на спинку дивана и о чем-то глубоко задумался.

— Дамблдор уже обо всем знает, — Сириус удивленно взглянул на него, и Орион продолжил: — И наверняка созвал Орден снова. Снейп мог рассказать ему о проявлении Темной Метки.

Сириус фыркнул и ехидно заметил:

— Сопливус предатель. Он был и всегда будет Пожирателем. Ох, Мерлин, мне же теперь придется терпеть его на собраниях!

— О, папа! Я думал, ты оставил это в прошлом, — хихикнул Орион.

— Никогда! — с негодованием ответил тот. — Он отвратительный тип. Ходил и заколдовывал людей своими темными проклятиями!

Орион покачал головой.

— Он пользовался ими, потому что вы нападали на него втроем. И потом, ты сам скоро будешь использовать темные проклятия. Попробуй хотя бы заключить с ним перемирие. Но всегда помни, что он может служить Дамблдору. Не следует ему доверять.

Сириус усмехнулся.

— Будь уверен. Я бы не стал доверять Сопливусу ни при каких обстоятельствах.

— А еще ты можешь пересечься там с Петтигрю, — вспомнил Орион.

Лицо Сириуса потемнело, а руки сами сжались в кулаки.

— Я убью его, как только увижу, и ничто мне не помешает, — яростно выплюнул он. — Эта грязная крыса получит по заслугам!

— Отец, ты не можешь! — встревожено воскликнул юноша. — Воландеморт явно не будет этим доволен. Ты должен действовать как лояльный Пожиратель! Иначе он станет подозревать тебя.

Во взгляде Сириуса вспыхнул гнев.

— Ты просишь слишком многого, Орион. Я не могу позволить человеку, убившему твою мать, оставаться безнаказанным!

Орион вцепился в отца.

— Хорошо, я понимаю. Но не нападай на него, не спросив предварительно позволения у Темного Лорда. Не думаю, что он позволить тебе убить Петтигрю, но наверняка позволит наказать. Ты просто не можешь сделать это по собственной инициативе. Воландеморт очень строг со своими Пожирателями и не любит, когда они действуют самостоятельно.

— Откуда ты это знаешь?

Орион осекся. Он знал это и многое другое из рассказов Тома.

— Моя подруга Калипсо рассказала мне об этом, — спокойно ответил он.

Сириус просто кивнул.

— Ладно. Я прислушаюсь к тебе. Но реванш в любом случае состоится.

Юношу удовлетворил такой ответ, и он сменил тему.

— Как ты сможешь стать Пожирателем?

— Проще простого, — усмехнулся Сириус. — Люциус уже давно пытается переманить меня на их сторону. Мне нужно просто сказать, что я, наконец, решился. Стоит написать ему до того, как Лорд организует собрание, чтобы все выглядело так, будто я верю в их идеалы, а не поступаю так из личных интересов. Тогда Люциус сообщит обо мне, а Темный Лорд, скорее всего, захочет побеседовать лично.

— Отлично, на этом и остановимся. Я пойду спать: сегодня был долгий день. Доброй ночи, папа.

Орион оперся на спинку дивана, собираясь поцеловать отца в щеку. Сириус схватил его за руку, помешав встать с дивана:

— Тебе нужно имя.

Орион посмотрел на него, как на сумасшедшего.

— Имя? У меня уже есть имя…

В глазах Сириуса появился озорной блеск.

— Прозвище для твоей анимагической формы. Я подумываю о Пушистике.

Юноша поперхнулся и с негодованием прошипел:

— Еще чего! И я не пушистый! Я большой, грозный, черный орел, — гордо сказал он.

Сириус усмехнулся и потрепал его по волосам.

— Ладно, как тогда насчет Чернокрыла?

Орион улыбнулся.

— Да, мне нравится. Спасибо!

* * *

Следующий месяц был заполнен учебой. Они договорились с репетитором, которого посоветовал профессор. Им оказался темный волшебник Бенедикт Бенерен.

— Темный колдун по имени Бенедикт… У жизни определенно есть чувство юмора, — со смешком констатировал Сириус.

Ориону повезло: для него обучение проходило легко, скорее всего, из-за его начитанности и таланту к темным искусствам. Зато Сириусу было очень трудно. Орион даже дал ему книги, но, к сожалению, это не сильно помогло. Бенерен не слишком удивился этому факту; не у всех есть предрасположенность к данной науке, сказал он, а поскольку с этой способностью можно только родиться, то успехи Сириуса — это уже прогресс. Он сможет в будущем защитить свой разум, если продолжит тренировки, но противостоять мощному вторжению у него не получится.

Орион часто получал письма от своих друзей, но наиболее информативные приходили от Калипсо. В них сообщалось, что Пожиратели начали проводить встречи, готовясь к появлению Лорда. Они объединяли свои финансы, связи, готовили почву для будущего захвата власти в Министерстве. Повсюду сеялись сомнения по поводу Дамблдора и его политики. Пожиратели указывали на сделанные им ошибки: пропажу Джинервы Уизли, нападения на полукровок и магглорожденных, неспособность директора найти виновника в собственной школе. Намекали, что он стал слишком стар, чтобы поддерживать безопасность своих учеников. Делать все это им приходилось тайно: если бы Дамблдор узнал, что они собирают людей, тотчас начал бы делать то же самое.

На вопрос Ориона об источниках информации Калипсо ответила, что отец готовит ее к будущей войне и учит таким важным вещам, как умение просчитывать врагов и правильно анализировать ситуацию для последующего продумывания политических ходов. Это было так захватывающе. Пожиратели Смерти действительно были хитры и изобретательны. Но Орион понимал, что в основном это Внутренний круг; найдутся и те, кто любит бессмысленные кровопролития и пытки.

Когда неделю спустя Орион сидел в библиотеке, у него сильно разболелся шрам. Он успел только позвать отца до того, как почувствовал сильнейшую боль во всем теле, словно кто-то хотел разорвать его на клочки. Орион кричал до хрипа, пока его тело билось в конвульсиях, не понимая, что с ним происходит, пока не увидел: вот он берет флакон с зельем, выпивает, падает на колени от скрутившей его боли, но, стискивая зубы, убирает ее на задний план сознания и начинает читать ритуальное заклинание на змеином языке. Он не мог различить слова, но на него обрушилась боль еще сильнее прежней, и он видел, как человек в плаще скребет пальцами по земле, пытаясь избавиться от нее. Орион чувствовал происходящие в теле другого мужчины изменения, а еще его страх того, что что-то пошло не по плану: слишком уж сильной была боль. Наконец все пошло на спад, и он вернулся в свое сознание.

Юноша сделал глубокий вздох и открыл глаза. Он лежал на полу в библиотеке в объятиях Сириуса. Отец едва различимо ему что-то шептал.

— Кажется… Кажется, Воландеморт соединился с половинкой своей души, — прошептал Орион сорванным голосом.

Сириус отпустил его и помог сесть. Он пробежал пальцами по голове Ориона, вытер платком его лицо.

— Да, я думаю, это возможно… У тебя что-нибудь болит?

Юноша покачал головой и тут же поморщился от боли. Сириус позвал домовика и приказал принести обезболивающее зелье.

После лекарства стало немного легче, и Орион расслабленно откинулся в кресле.

— Это видение отличалось от других. Я наблюдал все со стороны, но при этом испытывал его чувства. Я ощутил только часть всей его боли — не могу представить, как он пережил это, — хрипло произнес он. — Какое-то зелье и заклинание на языке змей позволило ему соединиться с очередной своей частицей, так что ты увидишься с ним в ближайшее время. Кстати, что у тебя по этому поводу?

Сириус криво усмехнулся.

— Теперь Люциус уверен в том, что я искренне хочу служить Темному Лорду. Он по секрету сообщил мне, что его возращения ожидают в ближайшее время. Как ты знаешь, меня еще не приглашают на собрания, но уже начинают доверять. Я почти уверен, что Темный Лорд позовет меня. И уже представляю себе, как самодовольно будет выглядеть Люциус, рассказывая, что он смог переманить на их сторону лорда Блэка.

— Да, это было бы очень на него похоже, — засмеялся Орион. — Тебе начинает нравиться общение с ним, не так ли?

— Он помог мне в некоторых делах, рассказал о Пожирателях Смерти, но это — все! — разбушевался Сириус. — Он по-прежнему хитрый, коварный, корыстный Люциус, как и всегда!

Юноша усмехнулся.

— Для него это нормально, и я искренне верю, что он хороший человек.

Сириус фыркнул, но Орион продолжил:

— Люциус поистине гениален в политических стратегиях и финансовых операциях. И я знаю, что он любит Драко и делает все это ради его будущего. Между вами гораздо больше общего, чем ты думаешь. Вы оба горы можете свернуть ради своих сыновей. Просто он всегда холоден и опасен снаружи, но его можно понять, ведь, в конце концов, вокруг него всегда находится большое количество людей, готовых воспользоваться малейшей его слабостью. Не стоит судить его так строго.

— Я знаю,— вздохнул Сириус. — Возможно, даже он пытается лучше узнать меня, но я всегда ищу скрытые мотивы в его поступках. Попытаюсь быть с ним более доброжелательным, но не более.

— Это было бы здорово. Не все темные волшебники плохие, и ты знаешь это. Дай им шанс.

— Теперь мы знаем, что осталось мало времени, а я так и не освоил окклюменцию, — встревожился Сириус. — Да, нам сказали, что через несколько месяцев я смогу защищать сознание, но ничего не происходит, тем более, у нас нет в запасе этого времени. Есть только один выход из этой ситуации…

Юноша только мрачно взглянул на него в ожидании продолжения.

— Ты должен стереть мои воспоминания, — заявил Сириус.

— Что?! Ты с ума сошел? — Орион разволновался так, что вскочил с кресла. — Я не могу этого сделать!

— Ты же научился применять Obliviate на темных искусствах, не так ли? — спокойно ответил Сириус.

— Да, но это не…

— Тогда не стоит беспокоиться. Уверен, у тебя получится,— прервал его отец.

Орион вздохнул и осторожно спросил:

— Хорошо. Какие воспоминания ты хочешь удалить?

— Все, что ты рассказал мне о делении души, о вашей связи, — ответил он и, задумавшись на минуту, решительно продолжил: — О твоей матери и обо всем, что случилось между нами.

— Я не могу позволить тебе сделать это! Я не могу отнять у тебя воспоминания о ней! Ты любил ее! — воскликнул Орион.

Сириус схватил его за плечи.

— Да, любил и продолжаю любить до сих пор. Но это ставит под угрозу твою жизнь. Если Темный Лорд увидит хоть одно из этих воспоминаний, он поймет, что Гарри Поттер — это ты. Тебе также придется стереть воспоминания о нашей первой встрече и установлении отцовства. Да пойми же, ты должен это сделать!

Орион в отчаянии покачал головой.

— Я отказываюсь! И, кроме того, разве пробелы в твоей памяти не будут выглядеть странными? Воландеморт начнет подозревать тебя.

— Нет, я уже подумал об этом. Это можно объяснить последствием воздействия дементоров, — парировал Сириус. — Как ты знаешь, они питаются счастливыми воспоминаниями, и если такое воздействие продолжается в течение долгого времени, то они исчезают.

— Но я боюсь! И не стану делать этого! Я не отниму у тебя память о ней! — отскочив от отца, прокричал Орион.

Сириус сердито посмотрел на него.

— Это может стать причиной твоей смерти.

Юноша схватил отца за одежду и со слезами в глазах произнес:

— Пожалуйста… Прошу тебя, не заставляй меня делать это. Я не могу… Я не могу нести ответственность за это.

Сириус с грустью посмотрел на него и решительно ответил:

— Прости, лисенок, но ты должен. У нас просто нет другого выбора.

Орион вдруг замер, резко распахнув глаза.

— Есть! Я читал об этом в одной из книг. Ты можешь поместить их в Омут Памяти! Так называется чаша, наполненная субстанцией, похожей на воду. Она позволяет хранить воспоминания. Нужно только прислонить палочку к виску, и ты сможешь извлечь свои воспоминания, похожие на серебристые нити. В результате ты не будешь ничего помнить, но при возможности сможешь вернуть их себе. Это идеальное решение!

Сириус нахмурился, пытаясь вспомнить это название.

— Да… Омут Памяти… Кажется, я слышал о таком. Жаль, что я ничего не буду помнить, и ты не сможешь обсудить со мной свои проблемы… Но зато у нас будет возможность сохранить их и воспользоваться при крайней необходимости. Я ведь все равно буду знать, что ты мой сын, и любить тебя! Теперь осталось только найти его. В конце концов, мне не сильно важно, что моя память будет походить на швейцарский сыр, — улыбнулся он.

— Хорошо, — с облегчением засмеялся Орион. — Только нам нужно установить более мощные защитные чары на усадьбу — просто на случай, если в нее кто-нибудь проникнет.

— Мы сделаем это позже, сейчас главное — мои воспоминания. Нам нужно убрать лишние как можно скорее. Можно было бы перемещать их в Омут Памяти только перед собраниями, но это слишком рискованно, ведь неизвестно, когда меня захотят проверить.

— Глупости! Мало кто владеет легилименцией, так что можешь не опасаться, — уверенно ответил юноша.

Сириус недоверчиво нахмурился, но, подумав, решил уступить.

— Но у нас еще одна проблема, — напомнил Орион. — Что с Ремусом? Он знает о нас. И, как мне кажется, Дамблдор — легилимент, учитывая его могущество.

Сириус широко ухмыльнулся.

— Не стоит переживать. Оборотни являются естественными окклюментами.

Глаза Ориона широко распахнулись.

— Правда?

— Да, со своим первым превращением они приобретают многие черты, присущие волкам, и естественная защита разума — одна из них. Вампиры также являются окклюментами, если я не ошибаюсь.

— Это просто удивительно! — воскликнул Орион, осознавая, что выяснить что-то у Лезандера можно будет только с его согласия. Это сильно успокаивало.

Сириус тем временем искал что-то в кармане и, в конце концов, извлек маленькое карманное зеркальце.

— Я ходил за ним на площадь Гриммо. Это двустороннее зеркало, оно позволяет разговаривать с человеком на расстоянии. Возьми его с собой в Дурмстранг. Если захочешь поговорить со мной, просто произнеси мое имя, глядя в зеркало. Мы с Джеймсом пользовались ими, находясь на отработке в разных частях замка.

Тринадцатый день рождения они отметили без лишнего шума. Принимая во внимание наступившие времена, поводов для праздника было мало, так что Орион убедил Сириуса провести этот день в усадьбе. Отец подарил ему метлу новейшей модели — Молнию. Весь день они провели, летая по территории поместья.

Орион с большим облегчением обнаружил в зеркале, что заметно подрос. По словам Сириуса он стремительно превращался в молодого мужчину. Орион никогда не придавал большого значения своим отражениям, но теперь вынужден был согласиться с отцом. Его лицо утратило детскую округлость и стало более мужественным. Отчетливо проступили скулы, а подбородок выделился еще сильнее. Изумрудные глаза стали выразительнее, а волосы сильно отросли. Плечи стали немного шире, тело начало приобретать жилистость. В итоге даже Орион не мог не признать, что является обладателем впечатляющей фигуры.

* * *

Наступил последний день перед отправкой в школу. Сидя у себя в комнате, Орион услышал звон стекла внизу. Он быстро спустился и увидел Сириуса, яростно сжимавшего газету в руке. Пол был усеян осколками стакана, который отец, по всей видимости, только что швырнул в стену. Сириус казался вне себя от бешенства, и Орион осторожно приблизился к нему.

— Что случилось, отец? Ты в порядке? — озадаченно спросил он.

Сириус повернулся к нему — глаза его пылали от ярости, а голос дрожал от едва сдерживаемого гнева.

— Он будет в Хогвартсе, — он протянул сыну газету.

Орион взял ее в руки. На первой полосе была расположена фотография, под которой сообщалось, что семья Уизли стала обладателем приза в 700 галеонов и что они потратят его на поездку в Египет к своему сыну. Семья не выглядела слишком счастливой: они по-прежнему сильно переживали из-за смерти дочери, и Орион ощутил резкий укол вины. Он тряхнул головой, пытаясь выкинуть ненужные мысли, чтобы понять, из-за чего был так зол его отец.

— О чем ты? — спросил он, так и не обнаружив причины.

Сириус вырвал газету у него из рук и указал пальцем на самого младшего мальчика.

— Петтигрю, — буквально прошипел он. — Видишь крысу, что держит мальчик? Это Петтигрю. Я смогу узнать его где угодно. Присмотрись внимательней, и заметишь, что у крысы отсутствует палец на передней лапе.

Приглядевшись к зверьку на фото, Орион действительно увидел то, о чем говорил отец. Он поднял голову и осторожно спросил:

— Что ты собираешься делать?

Сириус маниакально расхохотался.

— Отправлюсь в Хогвартс, конечно же! Узнаю, где спит мальчик, схвачу Питера, а затем убью его — медленно и мучительно.

Парень встревожено посмотрел на отца.

— Ты не можешь появляться в Хогвартсе! Дементоры по-прежнему ищут тебя! И к тому же там Дамблдор!

Его слова не произвели на Сириуса никакого впечатления.

— Я использую свою анимагическую форму. Они не смогут обнаружить меня.

— Нет! — Орион схватил отца за руку. — Ты слышишь?.. Нет! Это слишком опасно. Пусть Ремус позаботится о нем. Ты ведь знаешь, что Дамблдор принял его на место преподавателя защиты от темных искусств. Просто скажи ему о Петтигрю и позволь схватить его.

— Нет! Он мой! — набросился на него Сириус. — Ремус не сможет отомстить! Он просто передаст его властям!

— Но это же хорошо! Они посадят его в Азкабан, и твое имя будет очищено, — ответил Орион.

Сириус яростно покачал головой.

— Меня это не заботит. Я все равно скоро стану Пожирателем!

— Ты сможешь убить его — или что ты там собираешься с ним сделать, — когда увидишь его на собраниях! Тебе не нужно отправляться в Хогвартс и подвергать себя риску.

В ответ на это Сириус лишь рассмеялся и равнодушно произнес:

— Я знаю Питера. Он не вернется к Воландеморту. Ему безопасней быть чьей-то крысой. А если Ремус попытается схватить его, и Петтигрю сбежит? Питер поймет, что его обнаружили, и кто знает, что он сделает?.. Вернется ли к Воландеморту?.. Я не могу упустить такую возможность!

— Да пойми же ты наконец, что не можешь пойти за ним! — отчаянно взмолился Орион. — Игра не стоит свеч! Давай разработаем план, найдем лучшее решение!

— Не беспокойся, лисенок. Со мной ничего не случится, — попытался успокоить его Сириус.

— Нет! — Орион схватил отца за плечи. — Послушай меня, пожалуйста. Ты нужен мне! Я буду беспокоиться о тебе, зная, что ты хочешь совершить что-то безумное, пока я буду в Дурмстранге. Мне необходимо знать, что ты в безопасности. Пожалуйста, пообещай мне, что ты не будешь пытаться схватить Питера. Пообещай, что будешь ждать!

Было видно, что Сириуса одолевают противоречивые чувства. Наконец он кивнул. Орион взглянул на него с нескрываемым подозрением. Он не знал, стоит ли этому верить. Отец обладал взрывным характером и зачастую мог действовать импульсивно. Юноша устало вздохнул. Ему оставалось только надеяться, что Сириус сдержит свое обещание.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   70

Похожие:

Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова icon3 все в том, как вы это видите
Еще в школе мне стало очень любопытно, что же происходит с моей речью, и чем больше жизненного опыта у меня накапливалось, тем больше...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconГ. Балаково моу «сош №20»
На улице было холодно, хлопьями падал снег, ветки деревьев окутал иней…Словом прекрасный денёк, но котёнок не обращал на это внимание....
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconОчень много написал, не думала, прости за все, что я тебе сделала...
Очень много написал, не думала, прости за все, что я тебе сделала плохого, обидела за эти дни твои слова… прости за все, что я делала,...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconОригинальный язык английский
Джим, спросил я. Он повернулся ко мне всё ещё стоя на коленях перед Мирамани. Я знал, что она уже умерла, и меня удивляло почему...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconБогоугодная бестия(то есть я) потянулась, зевнула, почесалась и чихнула. А что мне еще делать?
Да, Солоний сумел доказать, а точнее, приказать всем, что мутанты заслуживают нормальной жизни, как люди, но они все же слишком недоброжелательны...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconНочь. Граница Страны Огня и Страны Водопадов
Киба, в силу своего нрава, и еще один Учиха, державший Саске, хотя и на его счет были сомнения. Молчание затянулось, все ожидали...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconОн пытается сбежать. Все они отчаянно хватаются за соломинку, пытаясь...
И вот, сам того не понимая, запутавшись в липких сетях страха, он идет прямо ко мне
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconСаммари: Птичка в клетке будет петь, чтобы сохранить рассудок
Он был все еще жив. Они обрили ему голову, но даже когда волосы внезапно отросли, он был все еще жив. Он не хотел и думать о том,...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconВсе тосковали по Грозному Глазу. Как и остальные члены ордена, Гарри...
Ну, ты ничего не поделаешь с — Рон понизил голос — «Хоркруксами», пока тебе не исполнилось семнадцать. Тебя всё ещё ищут. Но ведь...
Окклюменция Последующие дни Орион едва обращал внимание на все, что происходило вокруг. Он все еще обдумывал произошедшее. По словам Каркарова iconВы все еще верите в Деда Мороза? Тогда он идет к вам!
Началось все с елочной игрушки, продолжилось выяснением отношений, вспоминанием старых обид, закончилось ссорой и фразой: «видеть...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница