До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того




Скачать 173.92 Kb.
НазваниеДо одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того
Дата публикации02.09.2013
Размер173.92 Kb.
ТипДокументы
litcey.ru > Военное дело > Документы
Глава 5.

До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того, что днем поспать спокойно мне не дали – трудно, знаете ли, задремать на бешеной скачке! - а ночной сон, похоже, оставил меня навеки.

Удивительно, и как мы только коней своих не загнали, такими-то темпами?

Как же я устал от всего этого…

Право слово, лучше уж мне было и не «просыпаться» тогда - в гробнице, чем влачить такое вот существование, ибо назвать это жизнью... гмм, затруднительно.

Ага, тогда уж и не рождаться вообще никогда, раз уж на то пошло.

Слабо улыбнулся, поудобнее устраиваясь в седле, что было довольно трудно.

Ну, еще бы! А вы не слезайте где-то с сутки с коня, тогда я посмотрю, как удобно вам сидеть станет! Впрочем, вру – больше суток.

Голова опять стала клониться на грудь, и как я ни старался поддерживать осанку, с каждым часом делать это становилось все труднее.

Подумать только – вот уже неделя прошла с тех пор, как мой мир вздумал перевернуться с ног на голову. И, кажется, я уже успел привыкнуть к произошедшим переменам.

Смешно, но даже неуклонно приближающаяся цель нашего путешествия не вызывала уже такого отчаяния, как пару дней назад.

Лишь тупую обреченность.

Я смутно помню, как, вихрем промчавшись по лабиринту катакомб, мы приняли наших коней из рук каких-то существ, так и оставшимися для меня неизвестными.

Да я и не стремился узнать их тайну.

Зачем, спрашивается?

В качестве платы за беспокойство им был отдан ключ к подземному входу. А может, он и изначально принадлежал им, не знаю. В любом случае этот этап был уже пройден, а детали его никоем образом меня не касается.

А потом была бешеная гонка по Свэрлскому тракту, когда о такой мелочи как сон и отдых воин позабыл напрочь, а мне, дабы не отставать, приходилось поневоле подстраиваться под сумасшедший темп спутника.

-Варлок, ты, что, спишь?

-Нет,- привычно огрызнулся я, и поднимая голову, с трудом фокусируя взгляд на воине.- Тебе-то что от меня надо? Надеюсь, не дорогу спрашивать, как в прошлый раз.

Воин покраснел, смущенно отводя взор:

-Ну, заблудился... подумаешь, будто сам ты не блуждал никогда...

-...в двух шагах от оживленного тракта,- ехидно закончил за него я, на всякий случай, ловко орудуя поводьями, направляя своего коня как можно дальше от рыцаря.

Мало ли что, в самом деле, осторожность, она никогда не помешает.

-Тогда что ж ты раньше не сказал мне, раз такой умный?!

-А зачем? Так же интереснее.

Сдавленное шипение за спиной, ох и много хорошего, должно быть, хотелось сказать мне Дериал. Но обойдется – я его и слушать не стану.

Гордая неприступность.

-Кстати, а ты куда намылился?

Остановившись, я удивленно посмотрел на рыцаря, успевшего уже спешиться у коновязи придорожного трактира, мимо которого мы как раз и проезжали:

-Как куда? В замок Кирьон, куда и первоначально направлялись.

-Смею тебя заверить,- монетка, ярко сверкнув в лучах заходящего солнца, приземлилась прямиком в руку подбежавшего мальчишки-конюха,- от него нас отделяет всего один поворот дороги, который мы вполне можем пройти пешком.

-Зачем ходить пешком, когда можно проехать верхом?- спросил я, разворачивая коня и подъезжая к нему.

-И что, ты будешь искать, где поставлены наши лошади в тот момент, когда придется срочно (а придется это наверняка) убегать из замка, спасаясь от маленькой армии магов и стражи?

-Новых достанем.

Не слишком уверенно заметил я.

-Как? К тому же, если я и могу заставить нести на своей спине любую лошадь, то вот ты…

Нехорошо улыбнулся.

Что да, то да.

Если наши кони вели себя по отношению ко мне смирно, то, что сейчас творилось с привязанными у коновязи лошадьми от моего только присутствия, лучше промолчу...

Будто волка, а не меня увидали.

-Ты прав.

Покорно слез, а вернее, упав с коня – в самый последний момент ноги предательски подогнулись – я встал, отряхиваясь от налипшего после падения на ткань мусора.

-Проследи за нашими конями, пока нас не будет,- велел Дериал, отвешивая мальцу еще монетку.

-Да, господин, как пожелаете.

-Варлок, ну, сколько тебя ждать можно?

-А что так сразу я? Все, иду я уже, иду!

«Как он меня достал!..»

-Вот и отлично.

Хорошо утоптанная дорога приятно пружинила под ногами, разминая привыкшие к седлу конечности. Идти было бы приятно, если бы не солнце на небе, человек, идущий рядом, да и сама цель этого путешествия. Список всего этого «не» мог еще продолжаться, и продолжатся довольно долго.

А идти и впрямь пришлось недалеко, минут эдак двадцать от силы, когда замок баронства предстал пред нами во всей своей красе.

Мощные неприступные стены белого камня, высокие башенки с вымпелами, цвет которых скрадывало алое солнце. Собственно, все это больше походило на крепость, нежели на замок, а если и глубже вдаваться в детали – то на маленький городок в окружении высоких белокаменных стен. Расположенный на месте пересечения торговых путей, он играл важную роль в Империи.

И вряд ли его будут охранять спустя рукава.

-Дериал,- окликнул я его,- а как ты собираешься проникнуть туда?

-Как – как? Через ворота, конечно.

-А конкретней?

Сдержанно ответил я, борясь с искушением придушить негодяя.

-Представимся путниками. К тому же есть у меня одна задумка...

-Какая?- тут же насторожился я, прекрасно помня о последствиях иных его идей.

-Узнаешь,- небрежно отмахнулся воин, приближаясь к гигантским, широко распахнутым воротам.

«Вот…»,- с досады скрипнув зубам, я шагнул за ним к бдящим у ворот стражам. Пальцы сами собой скользнули к вороту, с облегчением нащупывая прохладную поверхность амулета, несчетное множество раз уже выручавшее меня в дороге.

На наше счастье, пока нам в этой причудливой смеси замка и торгового узла, места, где – без преувеличения будет сказано – можно было купить все, что душе твоей было угодно (лишь бы деньги имелись), не встретился ни один маг, уж я бы это почувствовал.

И, заплатив небольшую пошлину, с честными глазами заверив бдительных стражей в необходимости совершить покупку в сиим месте, мы проникли на небольшую площадь, с которой за россыпью одно и двухэтажных строений – лавок и магазинов – с легкостью можно было увидеть возвышающуюся над ими всеми громаду дворца, попасть в подвалы которого и приходилось нашей задачей.

-Ты умеешь играть на лютне?

-То есть?

Я удивлено воззрился на него, предусмотрительно отходя поближе к стенам, подальше от громыхающих повозок и конных, плевать хотевших на тех нечастных, коих сбивали копыта их коней.

-Разумеется, это же входит в список обязательных умений для людей моего происхождения,- ответил я, по-прежнему недоумевая относительно моих музыкальных данных.

Ну, играю не то, чтоб мастерски, но на уровне, да и голос у меня, вроде, хороший. По-крайней мере, графинов с водой или кадок с диковинным восточным растением, кактусом, на меня никогда не сбрасывали.

А вот лепестки роз и целые букеты с небес были. Эх, как сейчас я помню то золотое время, когда я целыми ночами напролет услаждал слух Аэльди.

Тяжело вздохнул, болезненно смакуя горьковатое вино воспоминаний.

«Где же ты, светлая звезда моего сердца? Что бы ты сказала, увидев меня таким… нет, лучше и не думать о подобном...»

-Да так,- довольно улыбнулся Дериал, выискивая глазами лишь одну ему известную лавку.- Подожди меня здесь, я скоро приду.

И убежал вглубь переплетений улочек, ловко лавируя меж снующих людей.

«Ну, ждать, так ждать. Надеюсь, это не будет так же как у Сверла.»

Облокотился спиной на приятно нагретый солнцем камень стены, вдыхая запах солнца и трав с стоящего рядом лавки травника. Еще глубже натянул на лицо капюшон, пряча лицо от жгучих лучей светила. И запахнувшись в плащ, принялся дремать, мало реагируя на окружающее.

Апчхи!

Вдруг оглушительно чихнул я, уловив за ароматом мяты и шалфея какой-то другой, горьковатый запах.

Полынь?

Похоже, на то. Ну почему из всех лавок меня угораздило стоять именно рядом с травной?

А уж на полынь или базилик1 там нарваться – раз плюнуть!

Еще раз тяжело вздохнув, отошел подальше, но все равно ветер издевательски доносил до меня раздражающие ароматы.

Но, на мое счастье, ждать пришлось недолго. Не прошло и четверти часа, как, вынырнув из толчеи, сияющий Дериал протянул мне какой-то увесистый сверток.

-Вот полюбуйся, птичка.

И гаденько так ухмыльнулся, наполняя мое сердце вполне справедливыми подозрениями.

-А почему «птичка»?

-Потому что петь будешь!

И верно, под несколькими слоями темно-зеленого сукна таилась вполне себе ладная лютня темно-золотого дерева.

-Надеюсь, струны не с серебряной оплеткой?

Мрачно осведомился я, осторожно трогая когтем струну.

-А то, как же! Будто сам не знаешь, что по общепринятому музыкальному канону, они являются обязательной атрибутикой всех струнных музыкальных?

Довольно так оскалился, мстительно. Ну почему он такой злопамятный?..

-К лютне должна прилагаться плектр2. Где он?

-Какой плектр?- не понял рыцарь,- Ах, это…

Неторопливо начал шарить по карманам и кошелькам. И, как ни странно, оно нашлась!

Чудеса, да и только.

-Вот, возьми,- сказал он, протягивая мне незамкнутое колечко.

Вот так-то лучше, но, Небо, касаться весь вечер серебра! Боюсь даже представить, во что к рассвету превратятся мои пальцы!

-Да успокойся ты,- ободряюще хлопнул по плечу, как бы невзначай прижимая мою руку к струнам. Я зашипел от боли, с трудом сдерживая крик. Но как только я решил сделать ему что-нибудь столь же нехорошее, он тут же убрал руку.- А я уж, так и быть, кровью своей потом поделюсь...

-Да пошел ты!

«Так, Варлок, успокойся. Спокойно, понял? Ты ничего не сможешь ему сделать, впрочем, как и он тебе. Но все же до определенного предела».

-А других идей у тебя не нашлось?

Сквозь зубы процедил я, пытаясь испепелить его взглядом.

Тщетно.

-Нет,- отрицательно покачал головой,- Это единственный наш шанс как можно быстрее попасть во внутренние помещения замка. Короче, план действий таков – пока ты будешь тренькать пред благородным обществом, я быстренько пробегусь по подземельям, может, получится как можно незаметней упыря вытащить.

-Что значит – «может»?!- Мгновенно вцепился в оговорку я,- Я тут, значит, жертвовать собой буду, и без толку?!

-Ну почему это без толку? Вдруг да, получится.

Я хмуро посмотрел на него, но все же проглотил готовые уже сорваться с языка колкости.

Все равно бесполезно, только выдавил сквозь зубы, то и дело пытаясь преодолеть нарастающую боль в пальцах:

-Хотелось бы в это верить.

Лютня великолепно настроена, но все-таки обязательно надо перед этим выступлением прочувствовать инструмент, сыграть хоть что-нибудь.

Да и распеться не помешает.

К тому же надо для начала выбрать, что ж я петь там буду.

Но вот что?

Хмм, а может...

-«Загорелся огнем закат,

День минул, и тихо канул в вечность.

Мы идем – дороги не назад,

И раскрыла свои двери бесконечность...»

Неожиданно вполголоса напел я, тихонько аккомпанируя себе на лютне.

-Молодец, красиво поешь,- манерные аплодисменты,- во всяком случае, объедками не закидают. Ладно, птичка, пойдем уже, по моим прикидкам в замке скоро обед званный начнется, а тебе как раз туда и надо. Да и вообще, успеешь еще распеться.

Я согласно кивнул, аккуратно заворачивая лютню обратно, в немаленький отрез ткани-футляра.
* * *

-Кто такие?

Стражи грозно сдвинули перед нами свои алебарды.

-Бард Вилред Ясноголосый со своим телохранителем,- ответил за меня Дерри,- прибыли, дабы предложить свои услуги сиятельным господам.

-Ааа, опять менестрели,- тут же поскучнел стражник,- и как только не перебили еще племя это бродячее?.. ладно, проходите.

Высокие резные створки послушно распахнулись перед нами, открывая путь через длинный, полный синеватых теней коридор к далекому, увешанному золотыми драпировками холлу.

-Менестрель?

Взгляд вынырнувшего из тени холла престарелого человека в ливреи старшего слуги, изучающе скользнул по мне, зацепившись за сверток, который я до сих пор продолжал держать в руках.

Я кивнул.

-Тогда прошу последовать за мной, а вашего охранника вот он,- тычок в сторону до остававшегося до сего момента незаметным мальчишки-прислуги,- проводит до караулки. Думаю, общество ему подобных будет удачным.

Я еще раз кивнул, готовясь было следовать за слугой, но в последний момент остановился.

«А что, если?.. в любом случае, хуже не станет.»

-Дериал.

-Ну что тебе еще надо?

Воин нетерпеливо обернулся, делая знак своему провожатому – мол, подожди.

-Дай сюда свои перчатки, я ж знаю, что они есть у тебя.

-Тебе какие, простые или латные?- ехидно спросил он, доставая откуда-то и те и другие,- К тому же, тебе-то, зачем они?

-Мне еще дороги мои пальцы, не понятно, что ли?

Раздраженно ответил я, в пару шагов пересекая отделяющие нас расстояния, и вырывая из цепких пальцев Дериала столь нужную мне вещицу.

-Учти, с возвратом.

Мгновение, и лишь гулкое эхо шагов напоминало о том, что по этому коридору кто-то проходил.

«Так, куда бы их положить, а, ладно!»

И, зажав лютню под мышкой – все же неудобно таскаться с ней без нормального футляра - аккуратно натянул перчатки, молясь про себя, чтоб каким-нибудь неловким движением не порвать напрочь их тонкую кожу.

- Вы уже закончили, милейший?

Уставший ждать слуга подошел ко мне, движимый стойким желание поторопить.

- Господа вовсе не обязаны ждать, когда проезжий менестрель соизволит явится пред их очи.

Мда, похоже, еще одна задержка, и меня просто вышвырнут из замка.

Ну что ж, не буду больше испытывать их терпение.

-Веди.

Старик поджал губы, видимо, готовясь высказать что-нибудь извечное стариковское о распущенности и невоспитанности нынешней молодежи, но смолчал, и неторопливым шагом повел меня по пути к малому обеденному залу.

Шли довольно долго, пресекая множество богатых залов и галерей, пока, наконец, очередные резные двери не открыли за собой не слишком большое, по сравнению с уже видимыми мною ранее, помещение, большую часть которого занимал гигантский стол, вокруг коего без устали суетились слуги, расставляя всевозможные блюда и приборы.

Присмотревшись, я узнал зал. Когда-то, по моим меркам, давно я был здесь на одном вечере, посвященном дню основания Империи. Правда и картины на стенах висели другие, да и на месте у стены неподалеку от высокого кресла во главе стола, куда посадили меня, сидел какой-то менестрель.

Кстати, где это он.

-Извините,- я тронул за плечо, собравшегося было удалиться, слугу,- а где же придворный менестрель?

Слуга смерил меня презрительным взглядом:

-Не ваше дело… милейший.

Вот и поинтересовался.
А зал между тем наполнялся гостями.

Многих из них я знал.

Многие из них были моими друзьями. И зеленые траурные ленты на их рукавах говорили о том, что меня все еще помнят.

Не подойти, не заговорить, даже уйти раньше времени я не имею права!

Будь оно все проклято.

Закрыл глаза, не желая воспринимать окружающее, до хруста сжимая пальцами край толстой дубовой лавки, на которую меня усадили.

Раскрыл глаза, каким-то равнодушным взглядом скользнув по глубоким резанным, будто от ножа, отверстиям в твердой древесине.

«Ну вот, опять разодрал что-то…- Я растерянно моргнул.- Да, действительно – опять».

На нетронутой доселе коже перчаток, как раз на кончиках пальцев, виднелись аккуратные разрезы. И хоть зрительно я видел лишь свою бледную кожу в разрезах, то прорвавшие перчатки когти вполне нащупывались осязанием.

«Мдя, и часа не поносил, называется.- Тоскливо подумал я,- воин меня убьет».

А гости тем временем рассаживались, тем самым давая мне знак, что пора, собственно и начинать «тренькать» как выражался Дериал.

Кстати, интересно, он хоть занимается сейчас тем, зачем мы явились сюда?

А то, проходя мимо стражи, я краем уха уловил нечто о привозе, по случаю какого-то там праздника, в караулку целого ящика отборного самогона на мухоморах…

Все же не хотелось бы, чтоб воин поддался царящий там атмосфере буйного веселья.

Вытаскивай его потом.

-А где леди Наиг?

Голос барона вывел меня из раздумий.

«Наиг?! Так значит Аэльди здесь?!!!»

Я с трудом удержался от того, чтоб не сорваться с место, и бежать туда, к ней.

«Глупо. Ну и что я ей скажу, когда она сорвет с меня иллюзию? Извини, любимая, но так получилось?- я усмехнулся,- ну да, смогу я увидеть ее, и что? Кому тогда после этого станет легче?»

До чего же горько.

Гости требовательно смотрели на меня, и я, коснувшись струн доселе лежащей у меня на коленях лютни, начал петь. О несчастной Любви, о чем же еще, право слово, мне было сейчас петь?
* * *
Далеко за полночь, сорвав голос, и, не смотря на плектр и перчатки, заработав себе пару ожогов на пальцах, меня, наконец, отпустили.

Без излишней скромности могу сказать, что мое пение имело большой успех среди собравшихся. Правда, они все морщили свои высокие лбы, припоминая, где же они слышали подобную манеру исполнения!

Наивные, вряд ли включат в список возможных лиц мою кандидатуру. В самом деле, смерть – это же уважительная причина?

Кстати, а где же рыцарь пропадает? Впрочем, что на него надеется – вечно самому делать приходится.

Раскланявшись перед высокой публикой, и, сославшись на потребность в отдыхе, я тихонько улизнул из зала.

Так, где там у нас вход в подземелья?

Припоминая расположение переходов, и поминутно оглядываясь, я заспешил к лестнице.

Почти бегом спустившись на первый этаж, и, пройдя почти половину пути до входа в подземелья, я чуть не засыпался, слишком поздно заметив приближение стражников.

Меня спасла лишь тень, да удобная ниша за статуей какого-то деятеля.

Осторожно выглянув из укрытия, я прислушался к удаляющимся шагам, чуть шевеля кончиками заостренных, как у всякого эльфинита, ушей.

Кажется, пронесло.

Поудобнее перехватив за гриф лютню, я вновь зашагал по уставленной статуями практически не освещенной галерее.

И вот я уже иду по пустынному темному коридору тюрьмы для особых пленников, с едва намеченными очертаниями дверных проемов по обе стороны. Магией иль силой открыть эти двери невозможно. Только зная пароль к двери, можно было проникнуть туда.

Так, я на месте, кажется, упырей и прочих мелких слуг Тьмы держат в той дальней. Или в следующей. Или за следующей напротив.

Но и то и то сейчас проверю.

Надеюсь, пароль не сменили со дня последнего моего здесь пребывания. Но это редко делается, так что вероятность подобного крайне мала.

Сосредоточившись, я, сняв с правой руки перчатку и засунув ее за пояс, одновременно с этим другой рукой кое-как удерживая не слишком-то по форме удобную лютню - приложил ладонь к металлической пластинки возле одной из выбранных мною дверей.

Из недр памяти сама собой всплыла формула открытия-пропуска, так легко, будто только вчера я совершал в этой вот камере ритуал полного умерщвления. Попросту говоря – казни.

И дверь послушно растворилась в воздухе, открывая моему взору то, отчего я застыл на пороге, не смея даже и пошевелиться.

-Аэльди!

Чуть слышно выдохнул я раньше, чем осознал это.

Она обернулась, быстрым жестом смахнув упавшую на лоб прядку медных волос.

-Ну, кто еще тут…

Но тут взгляд ее наткнулся на меня. Глаза в изумлении расширились:

-Варлок?! Нет, не может быть… ты же мертв! Или…- должно быть, она ощутила окутывающую меня тонкую пелену чар, так как я буквально кожей почувствовал, как ледяные пальцы ее исследующих заклятий скользнули по тонкой вязи маскировочных чар. И вдруг сдавили, безжалостно сминая и отметая в сторону, обнажая под, истончающейся, будто льдинка в гейзере, иллюзией мое истинное лицо.

Мда, пройдет еще немало времени, прежде чем я смогу вновь воспользоваться своим амулетом. А жаль, полезная была вещица...

И под ее взглядом зеленоватые глаза стоящего перед ней незнакомца стали алыми, до мертвенной голубизны выбелилась кожа, а черные губы его изогнулись в невеселой усмешке, как бы говоря – вот он, я. Такой, какой есть.

И она узнала меня. А чего еще я хотел? Странно было бы, если нет.

-Аэльди, возлюбленная звезда моя…

Острожный шаг навстречу. Лютню я положил у входа, что так и остался широко раскрытым.

-Варлок,- эхом откликнулась она, так же осторожно ступая ко мне.

За ее спиной я увидел беспомощно лежащего на полу, в центре сплетения сложной, намертво запечатленной в плите пола многоугольной фигуре, человека. Вернее, вампира, того самого, за кем я явился сюда.

-Скажи – почему?..

Она недоговорила, и я ясно видел боль в застывших глазах цвета льда.

-Судьба.- Я невесело улыбнулся, осторожно беря ее руки в свои.

Аэльди чуть вздрогнула, увидев не скрытую перчаткой ладонь.

У меня никогда прежде не было настолько костлявой – будто рука скелета – кисти. О когтях я и вообще молчу.

Подняла взгляд, с какой-то странной мольбой вцепившись мне в лицо взглядом, будто искала на нем что-то.

Искала, и не находила ответа.

-Ты стал рабом Ийрелла.

Она не спрашивала – утверждала, будто решаясь на что-то, тщетно уговаривая себя.

Я даже догадывался на что.

Да, пожалуй, такое развитие событий было бы лучшим для всех.

-Да.

Я и не отрицал. К чему отрицать очевидное?

Равно как и оттягивать неизбежное.

-Так освободи же меня.

Немного помолчав, заглянул в ее глаза я.

-Да.

Она отвела взгляд, мягко высвобождая из моих рук свои ладошки.

Вот уже загорелись слепящим светом ее воздетые к потолку руки, вот - еще минута – и я умру, сброшу ненавистное, навязанное мне иго.

Но моя надежда была разрушена, а только-только замаячившая на горизонте свобода вновь упорхнула в неведомые дали, когда невесть откуда взявшаяся рука обрушила на затылок погрузившейся в заклинание Аэльди тяжелую глиняную бутылку. И, потеряв сознание, она безвольно упала прямо мне на руки.

«Ссадина,- облегченно выдохнул я, осторожно дотронувшись до ее головы,- то только ссадина. Но он заплатит мне за то, что осмелился ударить тебя!»

Ибо я прекрасно знал, кому принадлежала это рука.

-Сбежать решил, трус? Но я не позволю тебе это сделать, не надейся!

На лице, шагнувшего в круг света от факела на стене, воина, была написана сильнейшая ярость. Можно сказать, бешенство.

Но в ответ встретил он вместо спокойного безразличия точно такую же ярость.

-Да как ты посмел поднять руку на нее!

Дотоле склонившись над ней, я поднял голову, готовый убивать.

-А так и смел, Варлок! Помни, Господин приказал мне доставить тебя в его цитадель живым и невредимым, и я сделаю это!

-А вот и нет!

Ярость окончательно багряной пеленой застила мне глаза, когда я, аккуратно положив свою возлюбленную на пол, очертя голову кинулся на него.

Опомнился я от боли, уже на полу, с жестоко заломленной рукой, и яростным шепотом Дериала на ухо:

-Ты стал навеки рабом Ийрелла, ну когда ж ты, наконец, осознаешь это? И уж изволь в таком случае, начать подчинятся Его приказам. Ты понял это?

-Да катись ты в Бездну со своим Ийреллом!

Прошипел я, безуспешно пытаясь вырваться.

Куда уж там! Хватка у воина была стальной, а на такие слова он еще сильнее заломил мне руку, чудом только не вывернув ее из суставов.

Эх, если бы мне была моя магия…

Я взвыл, силясь сдержать рвущийся на свободу крик, до крови прокусив губу.

-Тебе добавить или хватит?

Ласково осведомился Дериал, чуть ослабляя хватку.

-Да…- чуть слышно прошептал я, неожиданно растеряв весь свой пыл.

-Вот и отлично.

Он слез с меня, по всей видимости, направляясь к упырю.

Силы не оставили меня. Кое-как я сел, преодолевая боль в руке и головокружение.

И вдруг до ужаса захотелось крови.

Причем так, что сознание вновь оставило меня, и очнулся я уже тянясь удлинившимися клыками к шее до сего момента лежащей неподалеку Аэльди.

В ужасе я отпрянул, потрясенно прижимая руку ко рту.

-Вот молодец,- послышался рядом ехидный голос воина,- сначала всячески отрицает свой новый статус – и тут же рвется испить крови любимой женщины! Ну, прямо умница, ничего не скажешь!

-Заткнись!- вскричал было я, но голос предательски сорвался, заставляя меня на середине фразы зайтись в раздирающим горло кашле.

-Лучше уж поделись своей кровью с этим упырем, а то он совсем никакой.

Дождавшись, пока мой кашель смолкнет, распорядился рыцарь.

-А у самого-то что – нету?

Раздраженно спросил я, заранее зная уже, что выполню его полупросьбу-полуприказ. Просто потому что не хочу повторно испытывать на себе его терпение.

Будь проклята эта Судьба, поставившая меня в подчинение всяким там… темным!

-Я не хочу тратить ее на всяких там кровососов.

-А мою – что, можно тогда?

Неожиданно вспылил я, с трудом поднимаясь на ноги и медленно продвигаясь. к сидящему рядом с лежащем с звездой упырю.

-А ты тоже кровосос, тебя не жалко.- Лениво протянул воин смеряя меня изучающем взглядом.- Кстати, перчатки-то отдай.

-На, подавись ими,- вытащив одну из-за пояса, и стянув другую с руки, я поочередно кинул их в лицо воина.

И каждый раз он их ловко ловил, лишая меня этого маленького удовольствия.

Сел на пол рядом с Реньерком, с неохотой закатав рукав рубашки. Подумав, легонько провел когтем по коже на внутренней стороне запястья, в опасной близости от вен.

Кровь послушно потекла черным потоком из пореза, пролившись частично на пол, частично на лицо безвольно лежащего вампира.

Все так же продолжая внутренне морщится от творимого мною, прижал запястье ко рту упыря, остальное же от сделал сам, мгновенно вцепившись клыками в руку, жадно хлебая мою кровь.

И до чего я только докатился? Вот, уже добровольно пою своей кровью всяких там… кровососов, пребывая в шаге от того, чтобы самому не вцепится в чью-нибудь глотку.

Краем глаза покосился на лежащую у входа в камеру Аэльди, внутренне поеживаясь.

Да уж…

-Кто вы?

Вампир неожиданно открыл глаза, нехотя отрываясь от моего запястья.

-Временно твои хозяева,- ослепительно улыбнулся ему Дериал,- а теперь пошли, мы и так изрядно здесь нашумели.

И с этими словами, он, встав, направился к выходу, аккуратно переступив через тело моей возлюбленной.

-Это правда, господин?- Реньерк недоуменно посмотрел мне в глаза.

-Да.

Я тоже встал, пусть и сильно покачиваясь. От руки – той самой, пострадавшей от воина - тянулась дергающаяся боль, голова немного кружилась от дикого голода.

-Похоже, мы с тобой несколько нашумели, и старым путем протии нам вряд ли удастся,- вернувшийся с импровизированной разведки воин был собран и серьезен, вот только чуть уловимый сивушный запах от него внушал некоторые подозрения.

-Скажи,- вдруг спросил я совсем не то, что собирался,- а чем ты там в караулке занимался, что тюрьму искать стал в самый последний момент?

-Ну,- мне показалось, или воин действительно смутился? Чудны дела твои, Светлый!- пил в основном, а что?

-Да так,- уклонился я,- кстати, я знаю, где неподалеку отсюда расположен подземный ход из замка…

-Так что ж ты раньше молчал!- подпрыгнул от удивления воин.- Тогда может мне и не пришлось эту дрянь литрами хлебать!

Я отвел взгляд, стараясь, чтоб в моем голосе не промелькнули предательские оправдательные нотки:

-Я просто не знал, где он на поверхность выходит.


1 ПОЛЫНЬ. Она не дает существовать рядом с собой нечисти. Полынь обладает силой отгонять и выгонять нечисть. Также эта трава очень помогает путникам в дальней дороге. Она предохраняет от нападения злодеев и ограждает от наваждений Тьмы.
БАЗИЛИК. Эта трава, как и полынь, используется в изгнании нечистой силы с древних времен. Она использовалась и используется при окуривании жилища, при выгоне злой силы, ее используют и при приготовлении благовоний. Для окуривания берутся высушенные веточки, с которых вы сняли семена. Семена базилика обладают тоже мощным действием против сил зла.


2 Плектр – разновидность медиатора. Имеет вид незамкнутого кольца, надеваемого при игре на щипковом инструменте на палец.


Похожие:

До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconДорогие земляки! Уважаемые гости!
Подольского района в новых границах и определения курса дальнейшего развития территории. Неизменным остался наш главный принцип:...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconО могуществе разума или о человеческой свободе
До того же, каким образом и каким путем должен быть разум (Intellectus) совершенствуем и, затем, какие заботы должно прилагать к...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того icon  Спать отчего-то не хотелось. То ли усталости не было, то ли еще...
То узор причудливый от теней деревьев на потолке увижу, и сон как-то сам уступает место живому интересу. А то и вовсе настанет жуткая...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconСимвол любви гармонии и счастья в семье в народе называли ладинец...
С боку по кругу великого коло изображен орнамент узелковой вязи рысича и рубежника которые придают дополнительные охранные свойства...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconПочем вот эту мне сдашь? спросила я у конюха
Но в принципе, сильно в глаза они не бросались. Я похлопала лошадь по спине. Вроде, смирная. Ну, и прекрасно. Наездницей я была плохой,...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconThe vampire from Linkin Park
Ему было скучно, да к тому же после сумасшедшей вечеринки, длившейся всю ночь, неимоверно хотелось спать. Он ежеминутно зевал, лениво...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconВремя клонилось к ночи, и поднимался ночной бриз. Старый рыбак уже...
Раны саднили, хотелось спать, и этот жалобный визг! О, как же хотелось быть милосердным и отпустить эту скользкую жалкую добычу!...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconАвторы: Kuka Bazeda, Elika
Ей всё ещё хотелось спать, и надо было чем-то взбодриться. Уже допивая кофе, Кэтрин ткнула кнопку монитора в надежде успеть послушать...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconБогородичен, но не могу уснуть, хотя в сон клонит. Хотелось бы понять,...
Не сплю, так не сплю. Тянется это давно. Сначала я не спала, потому что тревога большая не давала спать. А сейчас что? Кстати, таблетки...
До одури хотелось спать. Глаза слипались, и приходилось прилагать неимоверные усилия, дабы не свалится с неторопливой рысью бредущей лошади. И все из-за того iconЛюди смогут добиться своих целей, но только в том случае, если будут...
Пассивное отношение к происходящему не приведет, конечно, к негативным событиям, только встанет единственная проблема вы можете упустить...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
litcey.ru
Главная страница